• Пробки 2
  • Погода
  • Возможность: помочь иркутским общественникам с исследованием возле перехода у МузтеатраМузтеатра
  • Рейтинг: самые популярные ролики года в российском YouTubeYouTube
  • Крупнейшие киносети отказываются брать в прокат фильм «Елки 8»8»

Главная > Герои 29.10.2021 12:12

Пророчество о школе № 19 и «Приют бездомных романтиков»: гуляем по городу с поэтом Артемом Морсом

Екатерина Балагурова

Екатерина Балагурова

0 Читать комментарии
Пророчество о школе № 19 и «Приют бездомных романтиков»: гуляем по городу с поэтом Артемом Морсом - Верблюд в огне

Фото: Алена Шатуева / «Верблюд в огне»

В рубрике «Мой Иркутск» горожане выбирают несколько важных для себя мест и рассказывают о них нашему журналисту. Наш сегодняшний герой — поэт Артем Морс.


Артем Морс родился в Красноярском крае, но с раннего детства живет в Иркутске. Вырос в микрорайоне Юбилейный, учился в школах № 4 и № 19, окончил филологический факультет ИГУ. Начал писать стихи в последнем классе школы, после окончания вуза работал корректором и журналистом, сейчас — сотрудник Иркутского художественного музея. Артем Морс рассказал, какие его стихи стали пророческими, как в юности ему проколол ухо отец и какое место в городе, по его мнению, отражает суть Иркутска.

1.

Родной дом

Родной дом

Юбилейный, 32

Мы с семьей переехали сюда, когда мне было примерно три года. Получается, Иркутск нельзя назвать моей родиной, но вся сознательная жизнь началась и проходит именно здесь.

Наша квартира на втором этаже. Вот даже сейчас видно, как сушится белье на балконе. У меня обычная семья: папа — инженер, мама — по образованию педагог, есть брат и сестра. По характеру мама более мягкая, отец строже. Родители всех нас всегда поддерживали, дома не было каких-то жестких запретов или наказаний.

Моя любовь к книгам тоже зародилась в семье, у нас всегда была большая библиотека. Помню, в 10 лет я подошел к полке, взял первую попавшуюся книгу и открыл ее на случайной странице. Оказалось, это томик Пастернака. Там было стихотворение, которое просто перевернуло мое сознание. Я тогда стоял с книгой в руках и думал: «Как такое можно выразить словами?» Сейчас уже и не помню, какое это было стихотворение, но Пастернака страшно люблю до сих пор.

Мы стоим около дома, и здесь все мне очень родное. Напротив мой детский сад, в нем мы с моим лучшим другом Ромой ели песок на спор. Его дом в двух минутах от моего, нужно просто спуститься с горки. Невозможно посчитать, сколько раз за свою жизнь я ходил этой дорогой. Мы с Ромой росли вместе — ходили в садик, потом в школу, вместе заливали горку у дома и катались с нее — и дружим до сих пор.

Здесь, в Юбилейном, мы избегали все дорожки, облазили все дворы и гаражи. Вот там, через дорогу, где сейчас новостройки, раньше был пустырь, и мы постоянно там носились. Я приходил домой, оставлял вещи и сразу шел гулять. Так проходило детство.

До девятого класса учился в местной школе, идти до нее пять минут. Хорошо помню свой подростковый возраст, он пришелся на 90-е годы. Я был неформалом со всеми вытекающими — слушал русский рок, считал, что я не такой, как все, не раз был избит местными гопниками во дворе. Носил все черное — джинсовку, рваные штаны, ботинки. Помню, как в 14 лет подошел к отцу с сережкой в руках. Сказал, что хочу проколоть ухо. Было 31 августа, это мамин день рождения, мы как раз отмечали с семьей. Папа сказал: «Без проблем, сейчас только выпью для храбрости». Сделал это и пошел за иголкой. Проколол мне ухо сам — я был очень рад.

Я уехал отсюда в 17 лет, когда поступил в университет. Стал жить с дядей, очень хотелось свободы. Иногда приезжаем сюда с семьей. Чувствую здесь себя комфортно, но нет ощущения, что это мой любимый район в городе. Скорее, это уже то, что прожито.

2.

Школа № 19

Школа № 19

Лермонтова, 279

В эту школу я перешел в девятом классе. Очень быстро обрел здесь друзей — компанию ребят-неформалов. Мы дружили параллелью, нас было около 10 человек. Тогда мы мало думали об учебе, нас объединяла любовь к музыке. Слушали рок, носили рваные джинсы (в нашей школе не было строгой формы), вместе начинали курить, иногда пропускали уроки, почти всегда гуляли после школы. Тогда же, в старших классах, со мной случилась первая любовь, первые действительно глубокие и сильные чувства. Вообще, когда я перешел в 19-ю школу, мой мир сильно расширился.

Именно в то время я начал писать стихи. Конечно, сейчас я понимаю, что их невозможно назвать хорошими. Это было что-то очень мрачное. Сейчас помню только одну строку: «Кровью расписана старая лестница». Но тогда мне казалось это глубоким и важным. Мы даже пытались создать свою музыкальную группу и наложить на мои стихи музыку. Но как-то все быстро заглохло.

В школе у меня была очень хорошая учительница по русскому языку и литературе, Лариса Николаевна Козлова. По-моему, она до сих пор здесь работает. Думаю, именно она привила мне уже осознанную любовь к литературе. Она дала нам очень хорошие знания, но при этом позволяла нам, подросткам, оставаться собой, выбирать самим. Помню, однажды Лариса Николаевна задала нам выучить на выбор стихотворение Марины Цветаевой. А я не сделал этого. Но не растерялся — вместо Цветаевой прочитал у доски стихотворение «Падаль» Бодлера, которое помнил наизусть, потому что оно звучало в одной из моих любимых песен. Там строки: «Полуистлевшая, она, раскинув ноги, / Подобно девке площадной, / Бесстыдно брюхом вверх лежала у дороги, / Зловонный выделяя гной». Получил пятерку. До сих пор не знаю, поняла ли учитель, в чем дело. Скорее всего, просто мне подыграла.

Про школу у меня тоже есть стихотворение, которое оказалось пророческим. В нем есть строка «увидеть огни школы, где мы уже никогда не будем». В 2016 году здание, в котором мы учились, полностью снесли. На его месте теперь стоит новое с таким же номером. Но внешне ничего общего эта школа с местом, где мы учились, не имеет. Когда я узнал о сносе, ужасно расстроился. Приехал тогда сюда постоять, проститься внутренне.

С одноклассниками мы поддерживаем общение до сих пор. Конечно, уже далеко не со всеми. К сожалению, теперь встречаемся не только по радостным поводам — двое моих близких друзей из параллели уже ушли из жизни, на проводы все вместе собирались. Многое меняется, но воспоминания о школе все равно остаются навсегда. Это было важное время.

3.

Бывшее здание факультета филологии и журналистики ИГУ

Бывшее здание факультета филологии и журналистики ИГУ

Чкалова, 2

Я учился здесь на филолога с 1998 по 2003 год. Когда в школе я начал писать стихи, начал думать, куда можно идти, чтобы развиваться. Самое близкое и понятное, что пришло в голову — филфак. Поступил на бюджет. Думал, что мы будем заниматься творчеством, и сначала сильно разочаровался, потому что это оказалось не так. Никакого творчества у нас по программе не было, зато были горы теории лингвистики и огромные списки для чтения по литературе. Мои одногруппники, как оказалось, не были особо творческими. Они не писали стихи и, что было особенно горько, вообще не хотели говорить о литературе вне пар.

Но я быстро нашел себе компанию людей, которые писали стихи и прозу, это были студенты-журналисты. Среди них была активистка-третьекурсница Инга Седова, она организовала «Приют бездомных романтиков» — творческое пишущее сообщество, встречи которого проходили в ее комнате в общежитии №10 в Университетском. Мы все встречались там и днем, и ночью, читали друг другу свои стихи, обсуждали их. Много вместе гуляли по набережной после пар. Вспоминаю это время с большим теплом. Сейчас Инга живет в Подмосковье, мы до сих пор поддерживаем общение.

На филфаке мне дали очень хорошее образование. Я понял это, когда на втором курсе, параллельно с ИГУ, поступил на заочку в Литературный институт имени Горького в Москве. Я поехал туда как раз за творческой составляющей — там учились действительно пишущие люди. Были пары, где мастера разбирали наше творчество, учили писать. А в остальном те же горы теории по русскому и литературе. После нашего филфака ИГУ я знал всю программу отлично, к сессиям почти не готовился. Мне достаточно было просто повторить лекции, чтобы сдать экзамен на «отлично». Даже старославянский язык.

Еще на филфаке я встретил свою жену, вместе уже 20 лет. Мы учились в одной группе, она тоже филолог-литературовед. Она лучший человек, который встретился мне в жизни. Семья — это вообще самое дорогое, что у меня есть.

4.

Памятник Александру III

Памятник Александру III

С этим местом связано очень многое в моей жизни. Вместо памятника Александру III раньше был шпиль. Мы с друзьями часто собирались около него и шли гулять по набережной. Общались, выпивали, проводили здесь очень много времени. Я люблю это место и считаю его сердцем нашего города, здесь для меня сосредоточена самая суть Иркутска.

Об этом месте у меня есть стихотворение. Оно родилось в ответ на просьбу. Я довольно часто публично читаю свои стихи, и на одной из таких встреч лет 10 назад одна женщина спросила: «Артем, почему у вас нет стихов про Иркутск? Вы же иркутянин. Почему вы не описываете свой город?» И я подумал, что она права и надо как-то свой город уважить. Попробовать осмыслить это и наложить на стихи.

У меня была задача отразить конкретное место — памятник Александру III и Верхнюю набережную, остров Юность. Я хотел, чтобы любой человек, который был в Иркутске хоть раз, понимал, откуда ведет повествование лирический герой. По-моему, это удалось. Я писал стихотворение около двух лет — никак не мог придумать конец, последние четыре строки. Дописал однажды ночью, они просто наконец-то пришли ко мне как будто из ниоткуда. Это мой личный вклад в энергию моего города и этого места. Пусть он и незримый, неосязаемый, но очень важный для меня.

5.

Улица Ярослава Гашека

Улица Ярослава Гашека

Это одно из моих любимых мест в городе. Всегда, когда есть возможность пройти по такой улице, выберу ее. На центральных дорогах все время движение, шум. А потом ты сворачиваешь на Гашека, Бабушкина или, например, Богдана Хмельницкого — и тишина. Здесь свои закоулочки, подворотни, деревянные домики. Это какая-то очаровывающая тишина и старина.

Я много жил в Москве, понял, что это совсем не мой город. Он высасывает абсолютно всю энергию, силы. Там нездоровые цены на жилье, услуги. Ты зарабатываешь много денег, но в итоге тратишь еще больше. Много раз был в Петербурге и понял, что там невозможно жить из-за климата.

Конечно, в нашем городе много проблем. Много вопросов о том, почему он, вместо того чтобы становиться лучше, вязнет в каком-то болоте. Но Иркутск очень дорог моему сердцу. Здесь свой провинциальный уют, красивая архитектура, история. Я очень люблю гулять один и смотреть на все это. На улицах Иркутска я чувствую себя своим, в них для меня есть особенное тепло.

Комментариев 0

Искры 16.11.2021 14:32

Иркутск называют «городом падающих самолетов». В чем причины и как это исправить?

Диана Полякова

Автор Диана Полякова

0 Читать комментарии

Недавно под Иркутском разбился Ан-12, погибли девять человек. Город вновь стали называть местом падающих самолетов. Некоторые иркутяне связывают частые авиакатастрофы с близостью аэропорта к центру — из-за этого после крушения Ан-12 даже прошли пикеты за перенос авиаузла. «Верблюд» попытался разобраться, действительно ли в Иркутске чаще, чем в других городах, происходят крушения самолетов, в чем причины и как это исправить.


Что случилось?

3 ноября в районе села Пивовариха близ Иркутска при заходе на посадку потерпел крушение грузовой самолет Ан-12. Он принадлежал белорусской авиакомпании «Гродно», летел по маршруту Кепервеем — Якутск — Иркутск. Самолет перевозил продукты на Чукотку и возвращался в аэропорт базирования. На борту находились девять человек, в том числе пять членов экипажа и четыре человека, сопровождающих груз, — все погибли. Среди них были граждане Белоруссии, Украины и России.

Фото: Правительство Иркутской области

Как сообщил «Интерфакс» со ссылкой на источник, катастрофу мог спровоцировать ледяной дождь. «Первичные данные — в том числе об этом свидетельствует то, что удалось понять из первичного анализа самописца, — говорят в пользу версии об обледенении руля высоты при попытке захода на второй круг», — приводит его слова издание. При этом известно, что упавший Ан-12 эксплуатировался с 1968 года.

Авиакатастрофы в Иркутске
за последние 30 лет


Год

1994

1997

 2001

 2006

2011

2021

Самолет

 Ту-154

  Ан-124

 Ту-154

А310

Ми-8

 Ан-12

Число жертв

125 человек

   72 человека

145 человек

125 человек

   2 человека

 9 человек

Спустя неделю после падения самолета в Иркутске активисты вышли на пикеты к зданию правительства области — они требовали перенести аэропорт за город. «За последние 20 лет в зоне снижения/набора высоты Иркутского аэропорта разбились 13 самолетов. Взлетно-посадочная полоса расположена таким образом, что любой следующий взлет или посадка могут стать фатальными», — приводит их слова издание «Сибирьмедиа».

Активисты считают, что о переносе аэропорта «чиновники в очередной раз поговорят и забудут». По словам одного из участников, после пикета у одного из них «начались проблемы», поэтому они боятся выглядеть «оппозиционерами» и отказываются от комментариев СМИ. «Мы не оппозиционеры и вообще не имеем никакого отношения к политике, мы просто хотим спокойно жить, не боясь, что на нас свалится самолёт», — рассказал один из участников пикета изданию.

«Верблюд» посчитал, что за последние 30 лет в Иркутске или рядом с ним произошло шесть авиакатастроф с погибшими: Ту-154 в 1994 году — 125 жертв, Ан-124 в 1997 году — 72 жертвы, Ту-154 в 2001 году — 145, А310 в 2006 году — 125, Ми-8 в 2011 году — двое, недавнее крушение Ан-12 — девять. Для сравнения: в Хабаровске за тот же период случились три крушения самолетов, в Красноярске — одно.

Фото: Глеб Осокин / Википедия

Что не так с иркутским аэропортом?

Первоначально площадка для посадки самолетов в Иркутске появилась на Левом берегу в 1925 году, а на нынешнем месте, в районе Красных казарм, аэродром создали в 1933 году. Сейчас от центра города аэропорт отделяют всего около пяти километров. Вопрос его переноса за пределы города начали обсуждать еще в советские годы и продолжают по сей день.

Проект строительства нового аэропорта разработали в 2010 году, но его не согласовало Министерство обороны РФ. В 2014 году президент России Владимир Путин поручил перенести объект за город, однако с того момента власти региона так и не смогли согласовать подходящий участок под строительство.

В октябре 2021 года на встрече с руководителем Федерального агентства воздушного транспорта Александром Нерадько губернатор Иркутской области Игорь Кобзев заявил, что проект 2010 года планируют доработать и сейчас власти региона занялись этим.

Для переноса аэропорта сейчас рассматривают две площадки — деревню Позднякова и местность Ключевая Падь. Ранее для первой уже создавали проект, но он не прошел экспертизу. Власти региона планируют определиться с местом будущего строительства до конца года. Согласовать новый проект хотят до 2025 года, чтобы войти в федеральную программу «Развитие транспортной инфраструктуры» и начать строительство. По словам Кобзева, уже нашлись несколько соинвесторов.

🛫

Как развивался аэропорт Иркутска в 2000-х


2008

удлинили взлетно-посадочную полосу до 3563 метров

2009

открыли новое здание терминала внутренних авиалиний

2010

разработали проект нового аэропорта

2015

передали аэропорт в областную собственность

2016

завершили реконструкцию «взлетки» спустя 12 лет

Параллельно с разговорами о переносе не раз обсуждали вопрос о необходимости глобальной модернизации аэропорта. По факту осовременивать объект на протяжении многих лет удавалось небольшими частями. Так, в 2008 году взлетно-посадочную полосу удлинили до 3563 метров, что позволило увеличить число принимаемых судов. В 2009 году открылось обновленное современное здание терминала внутренних авиалиний (международный терминал по-прежнему находится в здании 1938 года постройки). В 2015 году ОАО «Международный аэропорт Иркутск» передали из федеральной собственности в областную — это было сделано, чтобы привлекать инвесторов для развития авиаузла. В 2016 году завершили реконструкцию взлетно-посадочной полосы, которая длилась 12 лет.

В 2016–2017 годах экс-губернатор области Сергей Левченко вел переговоры с холдингом «Новапорт» Романа Троценко в качестве инвестора. ФАС дважды предупреждала главу региона о незаконности выбора партнера без конкурса. В 2018 году власти привлекли к развитию действующего аэропорта госкорпорацию «Ростех». Предполагалось, что ее дочерняя компания построит новый терминал, который объединит международные и внутренние линии. В августе даже торжественно заложили камень на месте будущего здания, но дальше этого дело не сдвинулось. В июле 2020 года ФАС оштрафовала Сергея Левченко на 30 тысяч рублей за выбор инвестора без конкурса.

Фото: Правительство Иркутской области

В 2020 году уже новое правительство региона признавало, что до 2024 года еще необходимо провести реконструкцию рулежных дорожек и светосигнального оборудования, построить площадку для обработки судов противообледенительной жидкостью, новый аэровокзальный комплекс международных и внутренних авиалиний, привокзальную площадь и подъездные дороги, а также возвести перрон и очистные сооружения. На эти работы требуется 16,3 миллиарда рублей.

В чем причина частых авиакатастроф?

Если в массовом сознании авиакатастрофы связаны исключительно с расположением и состоянием аэропорта, то в реальности все менее однозначно. Однако совсем отрицать роль авиаузла нельзя. Так, например, в трагедии 2006 года, когда пассажирский лайнер А-310 выкатился за пределы ВПП (взлетно-посадочной полосы) и загорелся, главную роль сыграла небольшая полоса безопасности — расстояние от «взлетки» до ближайших построек, писали СМИ. Для сравнения: когда в аэропорту Домодедово за ВВП выехал Ил-62, выполнявший рейс из Триполи, он без помех уехал на полкилометра. Самолет получил повреждения, но пожара не последовало.

Кроме того, иркутский аэропорт находится в зоне частых туманов — влияют высота в 500 метров над уровнем моря и близость водохранилища. Туманы препятствуют хорошему обзору. Об этом рассказал «Верблюду» экс-начальник отдела авиатранспорта министерства жилищной политики, энергетики и транспорта Иркутской области Александр Арфаниди. Однако он отметил, что конкретную причину крушений самолетов назвать сложно.

Тем не менее эксперты сходятся во мнении, что переносить аэропорт необходимо. Начальник производственно-диспетчерской службы иркутского аэропорта Евгений Еловский в 2016 году рассказывал изданию «ИркСиб», что такой объект должен находиться в 30–40 километрах от города и больше всего подходит участок в деревне Позднякова: «Позднякова не попадает в нашу туманную зону и там нет застойной низкой облачности, как у нас. Кроме того, площадка находится в 45 км от города, что, с одной стороны, безопасно для жителей, а с другой — дает возможность для дальнейшего развития, строительства».

По мнению Александра Арфаниди, переносить аэропорт необходимо в ближайшее время. «На мой взгляд, чем дольше затягивать, тем менее удобоваримо можно разрешить этот вопрос. Потому что площадки рассматриваются давно и долго, а жизнь не стоит на месте и эти земли застраиваются», — сказал «Верблюду» эксперт.

Есть и другое мнение о причинах авиакатастроф в Иркутске. Как рассказал «Верблюду» действующий пилот одной из авиакомпаний, это никак не связано с аэропортом, что подтверждается расследованиями авиационных происшествий. Но при этом специалист признает, что в аэропорту Иркутска есть свои сложности и особенности. К ним относятся нестандартный угол наклона глиссады (траектории снижения авиасудна) и градиент полосы (полоса находится под уклоном). Собеседник отметил, что в связи с этим в некоторых авиакомпаниях действуют ограничения: неопытных пилотов не допускают к посадке в Иркутске.

«»

«Да, постройка нового аэропорта со стандартным углом наклона глиссады и меньшим градиентом упростили бы посадку, однако, повторю, что ни одно авиационное происшествие в Иркутске прямо или косвенно не было вызвано особенностями аэропорта», — отметил специалист.

Также он считает, что нужно построить новый аэропорт, но тот факт, что делать это нужно за чертой города, связывает исключительно с тем, что в центре нет для него места: «Лично я был бы рад постройке нового современного аэропорта и как пилот, и как иркутянин. Это и новая железнодорожная ветка для электричек, и новое многополосное шоссе, развязки, улучшение всей транспортной инфраструктуры. Я за постройку нового аэропорта с современной полосой и терминалом. В городе он находится или посреди поля — на безопасность полетов влияния не оказывает никакого».

Фото: Правительство Иркутской области

❗️

Что может быть причинами частых авиакатастроф в Иркутске


  • Небольшая полоса безопасности иркутского аэропорта
  • Расположение «взлетки» в зоне частых туманов
  • Слабая система управления безопасностью полетов в региональных авиакомпаниях

Как прокомментировал «Верблюду» начальник отдела по связям с общественностью аэропорта «Иркутск» Клим Куликов, расположение и состояние аэропорта никак не связано с авиакатастрофами. «За эти 30 лет только один самолет упал в аэропорту, это было в 2006 году, но там признали причиной авиакатастрофы техническую неисправность самолета. Расположение, работа аэропорта к этому делу и ни к одной из авиакатастроф отношения не имеют. Всегда есть заключение, где указана причина крушения. И нет ни одного случая, где сказали бы: „Вот в этой авиакатастрофе виноват аэропорт“. Везде были технические неисправности или ошибки экипажа», — считает Клим Куликов.

По мнению пилота, беседовавшего с «Верблюдом», сократить число авиакатастроф помогут расследования уже случившихся происшествий, выявление факторов риска и принятие мер для сокращения этих рисков: «В авиакомпаниях есть система управления безопасностью полетов (СУБП). Она жестко регламентирована и приносит свои плоды. С 2006 года статистика поменялась в лучшую сторону. Имеют место катастрофы в небольших компаниях — подозреваю, что там с СУБП не все так хорошо. Выход — усилить надзор за всеми эксплуатантами, а не только за самыми крупными».

Ничего не нашлось

Попробуйте как-нибудь по-другому