• Пробки 2
  • Погода
  • В России запретили продавать более 60 моделей телефонов SamsungSamsung
  • Возможность: помочь иркутскому сервису доставки веганской еды «О, мой нут!»нут!»
  • Фонд кино требует через суд 84 млн рублей с авторов фильма «Ампир V»V»

Главная > Герои 20.09.2021 16:18

Арт-ликбез: как блогерка из Иркутска нескучно рассказывает о классическом искусстве

Алина Анисимова

Алина Анисимова

0 Читать комментарии
Арт-ликбез: как блогерка из Иркутска нескучно рассказывает о классическом искусстве - Верблюд в огне

Фотографии: Алена Аманмахова / «Верблюд в огне»

Иркутянка Анастасия Сосновская — автор популярного блога об искусстве «Артликбез». Она пишет заметки и делает видео о художниках, картинах, их историях. Суммарно в соцсетях ее читают и смотрят почти 200 тысяч человек. «Верблюд» поговорил с арт-блогеркой о том, как интересно рассказывать об искусстве, где брать темы и почему в России все сложно с приобщением к культуре.


У вас в одном только «Инстаграме» 156 тысяч подписчиков — это почти четвертая часть населения Иркутска. При этом немногие знают, что вы иркутянка. Расскажите немного о себе и о том, как начали вести блог.

Семь лет назад у меня родилась дочь, тогда как раз набирал популярность «Инстаграм». Большую часть дня я проводила лежа в постели, потому что кормила ребенка грудью. Тогда же установила себе «Инстаграм» и пыталась понять, почему все его смотрят. Там нашла блог Анастасии Постригай, искусствоведа из Москвы.

Оказалось, что искусство может быть интересным и востребованным, что у него есть своя аудитория. Подумала: почему бы мне тоже не начать вести блог? Написала пару заметок и неожиданно для себя получила большой отклик. В основном, конечно, читали друзья и знакомые.

Меня так вдохновили комментарии «Давай, жги дальше!», «Интересно продолжение», что сначала публиковала по три поста в день. Потом стала писать реже, но не могла бросить, настолько затянуло. Блог подрастал, и я поняла, что можно предлагать подписчикам мероприятия. Проводила разные марафоны, запустила свой курс. Постепенно блог стал не просто хобби, а тем, что меня кормит. И нужно было вкладываться в рекламу, писать лучше и самой очень много учиться.

Почему выбрали для себя именно тему искусства?

Я окончила Иркутское художественное училище. По специальности я графический дизайнер, искусство меня всегда интересовало. Еще со школы появилась любовь к живописи.

Историю искусств в училище преподавали скучно. Но однажды наш преподаватель заболела и ее буквально на одну пару подменила Лариса Павловна Берначук. Тема была нудная — архитектура Киевской Руси. Казалось бы, что там рассказывать? Но мы слушали с открытыми ртами и не заметили, как пара закончилась. После этого я стала погружаться в тему искусства, которой увлекаюсь до сих пор.

На ваш взгляд, обязательно ли иметь диплом искусствоведа, для того чтобы писать об искусстве?

Думаю, что нет. Наличие специального образования — это палка о двух концах. С одной стороны, искусствоведы — профессионалы, они знают такие нюансы, которые мне не даны. Они проделали большую академическую работу, и она чувствуется. С другой стороны, такой подход лишает свежести восприятия. Человек мыслит шаблонами, так, как его научили, и непредвзятого взгляда уже не получается.

Из всех соцсетей, пожалуй, больше всего искусствоведов можно встретить в «Инстаграме». Авторов много, но далеко не всех хочется читать. В основном они пишут довольно скучные вещи. Ты читаешь их пару раз, а потом перестаешь. Поэтому отсутствие диплома, может, и неправильно, но дает свежесть восприятия, которую можно передать дальше.

У вас узнаваемый стиль: рассказываете истории о картинах и художниках легко и с юмором. Не упрекают в том, что слишком упрощаете?

Нет, такого нет. Думаю, если бы меня читали искусствоведы, то, наверное, закидали бы тапками. Но они меня не читают. Во всяком случае, я их не вижу в комментариях. Наверное, те, кому нужен более академический подход, уходят к другим авторам. Каким-то образом мне удалось собрать в блоге очень корректную аудиторию. У меня никогда нет хейта. Очень редко бывает, что кто-то приходит с невнятной претензией, его обычно остальные критикуют, и все прекращается.

Какие темы популярны у читателей вашего блога? Бывает, что какая-то история «выстреливает» вопреки ожиданиям?

Темы могут быть абсолютно разные. Не имеет значения, рассказываешь ты о христианстве, античной мифологии или жизни художника. Интерес зависит от того, как подашь тему, найдешь ли острую нотку, за которую человек зацепится и ему захочется дочитать до конца.

Недавно у меня вышли сторис, где я предложила на выбор три темы. Первая — достаточно кровавая, про христианских мучеников, вторая — про Страшный суд. Третья тема — непонятная, просто взяла ее из головы: детали на картинах. Я была абсолютно уверена, что ее никто не выберет. Но за нее проголосовало большинство.

«»

Вместо хайповых тем про кровь, ужасы и неразделенную любовь люди выбрали что-то спокойное. Для меня загадка, почему так. Видимо, все настолько устали от кликбейта и хайпа в интернете.

Сколько времени занимает подготовка материала? С какими источниками обычно работаете?

Если знаю тему и нужно просто собрать материал, например для лекции, то понадобится 9–10 часов. При подготовке с нуля может уйти неделя, причем придется сидеть с утра до вечера.

Прежде всего, я опираюсь на базовое образование. Зачастую рассказываю о сюжетах из античности или Библии, поэтому работаю с первоисточниками. Затем ищу информацию в интернете, потому что темы настолько узкие, что пойти и купить книгу — сложно. Плюс бывает много разных точек зрения по тому или иному вопросу, с ними тоже знакомлюсь.

Перепроверять надо все. Пару раз, когда брала материалы из интернета, я попадала в неловкие ситуации. Ты можешь быть уверен в чем-то, а потом все оказывается по-другому.

Книги об искусстве почти не покупаю. У меня есть, конечно, дома Гумбрехт (Ханс Гумбрехт, историк культуры. — Прим. ред.). Недавно взяла неплохую биографию Кранаха Старшего (Лукас Кранах Старший, немецкий художник начала XVI века. — Прим. ред.).

Перечитываю античную мифологию в разных изложениях, и это очень интересно. Первоисточники читать тяжело, потому что ритм и стиль изложения нам непривычны. Недавно вышел трехтомник Стивена Фрая, где он пересказывает древнегреческие мифы. Пишет с юмором, его интересно перечитывать. Тот же Николай Кун хоть и считается классиком, но его «Легенды и мифы Древней Греции» написаны настолько сухо, читать невозможно.

У вас есть благотворительные проекты — расскажите немного о них. Что вам это дает?

Первым был проект с Ивано-Матренинской детской больницей в 2017 году. Когда я с ребенком попала туда, обнаружила, что мамы и дети постоянно в телефонах и не общаются друг с другом. Захотелось предложить какую-то альтернативу. Мы договорились с главврачом и поставили полки с книгами в четырех отделениях, где дети лежат долго. Эти полки до сих пор стоят. Более того, люди приносят книги из дома и пополняют их.

В прошлом году поддержала акцию книжного магазина «Кукуля». Смысл в том, что выбираешь книгу себе и покупаешь еще одну для детей, которые лежат в больнице. К сожалению, отклик был небольшой. Тогда я разместила у себя сторис «50 рублей на книжку». За четыре часа мы собрали 70 тысяч рублей и укомплектовали книгами два больничных отделения.

После этой истории у меня появилась внутренняя потребность создавать библиотеки для детей. Не у всех семей есть возможность покупать хорошие книги. Так появилась мини-библиотека в отделении «Сбера» на «Чайке». В ближайшее время откроются еще три в банковских отделениях в Иркутске, Тулуне и Усть-Куте. Буду рада, если в маленьких поселках тоже появятся такие библиотеки, где дети смогут бесплатно взять новые книги.

Вы много путешествовали, побывали в известных музеях Европы. Какие эмоции возникают, когда видите оригинал картины или скульптуры?

Несколько лет назад я поехала в Италию: Рим — Флоренция — Болонья. И случайно оказалась в Равенне. Когда увидела мозаики шестого века, я начала плакать. Они относятся к Византийскому искусству, которого осталось очень мало. Мозаики были потрясающие.

Для меня поездка в Европу была как полет на Луну. Казалось, что она существует в какой-то параллельной реальности. Все картины, которые видела до этого в учебниках, в интернете, они где-то там, куда невозможно добраться. Поэтому, первый раз оказавшись в Европе, я испытала эйфорию.

Через пару лет я остановилась в Вене у знакомых. Всегда любила Густава Климта (австрийский художник. — Прим. ред.), знаю его биографию, ранние и поздние работы. В начале своей карьеры он расписывал Музей истории искусств, раньше я видела эти работы в интернете. Оказавшись в Вене, обошла весь музей, но не подумала, что росписи находятся здесь. Шла по парадной лестнице к выходу, подняла глаза и увидела их. И опять давай плакать. Потому что это история про то, как сбываются мечты.

В своем блоге вы преимущественно рассказываете о классическом искусстве. В то время как у обывателя гораздо больше вопросов, как понимать современных художников. Почему не пишете про современный арт?

Для того чтобы понимать современное искусство, из него надо выйти. До тех пор, пока мы находимся внутри процесса, мы не можем его адекватно оценивать. То, что сейчас происходит вокруг него, — это попытка разобраться, как это работает, что хорошо, а что плохо, что ценно, а что нет.

Если оглянуться на 100 лет назад, то выяснится, что художников было очень много, а известными остались единицы. Более того, многих из них сильно критиковали, не выставляли, не покупали, а сейчас они общепризнанные мэтры. Их работы стоят таких денег, что даже не продаются, потому что это слишком большая ценность.

«»

Мне кажется, пока очень рано говорить о современном искусстве. Можно попробовать в нем разбираться, любить или не любить, но говорить о нем по-взрослому, я считаю, преждевременно.

Современное искусство настолько другое в подходе, техниках и самом способе выражения мысли автора, что это отдельная вселенная. В нее надо специально погружаться. Я не хочу, потому что эстетически и визуально современное искусство меня не привлекает.

Сейчас все говорят про NFT. Как считаете, цифровое искусство — временное явление в поп-культуре или за этим будущее?

Думаю, что цифровое искусство уже попало в историю как новая ступень развития, прорыв, которого раньше не было. Другой вопрос, останется ли NFT с нами навсегда или это просто временная история. Но я считаю, что пока горячо, в этот поезд надо прыгать тем, кто хочет заработать.

Непонятно, будет ли это дальше работать. Как с цифровой валютой: кто вовремя зашел, тот снял основные сливки. Мне кажется, с NFT-токенами будет то же самое. Эрмитаж правильно делает, что начал продавать собственные цифровые произведения. Сейчас эти возможности открываются и надо ими пользоваться.

Важно ли современному человеку разбираться в искусстве?

Огромное количество людей в нем ничего не понимают и нормально живут. Вот есть пять вкусов: кислый, сладкий, соленый, горький, острый. Когда человек разбирается в искусстве, он получает дополнительный вкус, может разнообразить свой мир.

Искусство как лакмусовая бумажка истории. В нем всегда отражается то, что происходит в обществе. Вроде бы читаешь о сюжете картины, а открывается целый пласт информации. Когда мы соприкасаемся с искусством, часто испытываем эмоциональное потрясение, открываем для себя новые грани привычных вещей.

Еще есть интеллектуальное удовольствие, когда смотришь и понимаешь, что изображено. Если видишь знакомый сюжет, уже не пройдешь мимо. Это похоже на разгадывание ребусов: увидеть, понять о чем история, считать все символы-подсказки.

На ваш взгляд, приобщение к искусству — задача семьи, школы или государства?

Все, что касается культуры, может развиваться только в условиях нормальной экономики. Когда люди не думают, на что будут завтра жить и как прокормить ребенка, только тогда высвобождается место для культуры.

Поэтому у нас в 1990-х музеи стояли пустые, никто не ходил в Третьяковку. А в 2010-х там появились очереди. Пока базовые потребности не будут закрыты, ничего не поможет: ни государственные программы, ни школьные программы, ни родительское стремление. У человека должно освободиться место в голове, в душе, чтобы подумать о чем-то еще.

В Европе люди постоянно ходят по выставкам, посещают оперу, театры, музеи, у них в библиотеках много посетителей. Потому что они могут себе это позволить. У нас, когда народ работает в три смены, денег не хватает, какие могут быть музеи? И в этом отношении в Москве и Санкт-Петербурге ситуация всегда лучше, потому что денег у людей больше.

«Верблюд в огне» благодарит за помощь в организации съемок Иркутский областной художественный музей имени В. П. Сукачева.

Комментариев 0

Загрузка...

Еда 30.04.2021 21:45

Интерактивная карта. Где есть и пить в Иркутске по версии «Верблюда»

Верблюд в огне

Автор Верблюд в огне

0 Читать комментарии

В начале апреля мы вместе с En+ Group запустили проект «Лучшее в Иркутске»: собрали жюри из экспертов в ресторанной индустрии и попросили их выбрать самые яркие и качественные гастропроекты в Иркутске. Рассказываем и показываем на карте, что у нас получилось.


При поддержке En+ Group

Коротко о том, что и зачем мы сделали

В Иркутске каждый год становится все больше заведений: кафе, баров и ресторанов. Но до сих пор в городе не было хорошей рекомендательной системы — непонятно, куда идти и что посоветовать гостям из других городов. Мы решили исправить ситуацию.

Мы составили лонг-лист из 70 проектов, а затем попросили жюри оценить их по шести критериям — концепция, интерьер и атмосфера, сервис, маркетинг, команда, еда и/или напитки (подробно о них, членах жюри и самом проекте можно прочитать здесь). В конце мы отобрали 44 классных заведения, набравших больше всего баллов.


Классные заведения — это какие?

Это места, в которых хорошо без преувеличения примерно все. Интерьер должен быть продуманным, стильным и работающим на идею кафе, маркетинг — понятным, дружелюбным и эффективным, еда и напитки — очевидно, безумно вкусными, а концепция — интересной, небанальной, отличающей место от того, что представляют собой большинство российских заведений.

Поэтому в наш рейтинг не попали многие кафе и рестораны, которые давно работают в Иркутске, — кто-то вяло вел соцсети, другие давно перестали работать над кухней или ничего не рассказывали о команде. Надеемся, что со временем это изменится.


А как их найти?

По нашей карте (прокрутите чуть ниже) и на отдельной страничке «Лучшее в Иркутске», которую мы запустим в мае. А еще проекты, которые получили высокую оценку, можно узнать по яркой наклейке на дверях, с надписью «Лучшее в Иркутске».

Рекомендательная система будет обновляться — наша редакция будет следить за новыми проектами и добавлять их на карту, а всё, что закроется, оттуда сразу исчезнет.


А теперь — карта

Перед вами карта Иркутска, на которой расположены лучшие заведения по версии «Верблюда». Все места мы поделили на 4 категории — кафе, рестораны, бары и кофейни. У каждого заведения есть своя карточка, которая открывается по клику на иконку, — в ней вы найдете краткое описание и контакты.

И кое-что еще: мы не стали наносить на карту все заведения сетей, попавших в наш рейтинг, а выбрали только одно-два лучших места. Например, у Cake Home 12 точек в Иркутске, но на карте вы найдете только локацию на 3 июля. Это сделано для того, чтобы на ней было проще ориентироваться. На наше мнение о других филиалах сети это не влияет — вы найдете нашу фирменную наклейку во всех Cake Home.

И пара слов от жюри

Иван Вильчинский

программный директор радио MCM, член жюри проекта «Лучшее в Иркутске»

С моей точки зрения, любые премии и рейтинги, которые поощряют лучших, являются стимулом для развития. Это как топливо. Заведения могут получить обратную связь и убедиться в том, что они всё делают правильно — или нет.

Оценка — дело всегда очень сложное: ты берешь на себя ответственность. При этом оценка всегда субъективна. Ты же не суперфуди, ты любитель — есть определенные вкусовые пристрастия, которые уже сложились. Особенно сложным для меня в проекте оказался критерий «маркетинг», потому что он у заведений может идти через блогеров, через какие-то другие каналы. А для меня маркетинг — это качество еды. Это что вкусного я хочу здесь съесть вновь. Поэтому отделять маркетинг от еды мне было очень сложно.

В Иркутске не так много заведений, в которые мне хотелось бы возвращаться. Но перспективы есть. У меня есть ощущение, что рано или поздно мы получим актуальные заведения. По индустрии очень сильно ударила пандемия — сейчас всё, что касается индустрии гостеприимства, находится в состоянии I will survive.


Лера Трошина

Соосновательница The Library Bar, член жюри проекта «Лучшее в Иркутске»

Подобные проекты, безусловно, важны: они дают встряску и мотивацию заведениям. Другой вопрос — насколько премии и рейтинги адекватны. Судить должны люди-профессионалы, подкованные в плане современной гастрономии.

Есть одна мною любимая фраза: «Народу много, людей мало». Она шикарно подходит к состоянию индустрии гостеприимства в Иркутске. Концептуальные достойные заведения можно пересчитать по пальцам одной руки. В основном же в городе — места для набития желудка с плохим сервисом, отсутствием идеи, внутреннего наполнения. Иркутску просто не хватает хорошего продукта.


En+ Group — энерго-металлургическая компания, объединяющая крупнейшие гидростанции Сибири и алюминиевые заводы, и мировой лидер по производству низкоуглеродного алюминия. Холдинг активно участвует в социальной жизни регионов, где живут его сотрудники, — строит медицинские центры, парки отдыха, детские спортивные и культурные объекты, реализует образовательные программы и развивает волонтерское движение, помогая сохранять уникальность Байкала.

Ничего не нашлось

Попробуйте как-нибудь по-другому