• Пробки 2
  • Погода
  • Журналисты не смогут наблюдать за подсчетом голосов по поправкам в КонституциюКонституцию
  • В Иркутске строят отель. Раньше на его месте была деревянная усадьбаусадьба
  • У иркутского бизнесмена украли маски на 30 млн рублей. Его приковали к батарее и избилиизбили

Главная > Тренды 07.08.2019 15:23

Байкальский модернизм. Пять архитектурных шедевров позднего СССР в Иркутске

Лев Шевченко

Лев Шевченко

0Комментариев

Байкальский модернизм. Пять архитектурных шедевров позднего СССР в Иркутске - Верблюд в огне

Иркутск известен, прежде всего, своей деревянной архитектурой: к 2018 году в городе выявлено почти 500 памятников деревянного зодчества. Но здесь также существовала самобытная школа брутализма. В отличие от проблемы деревянного зодчества, вопрос сохранения послевоенной архитектуры в Иркутске пока не поднимался, хотя в других странах признана значимость этой эпохи. По просьбе «Верблюда в огне» исследователь архитектуры Лев Шевченко объяснил, какие послевоенные здания представляют наибольшую ценность и почему для их сохранения нужно действовать прямо сейчас.


Послевоенный модернизм (интернациональный стиль, брутализм — его подвиды) уже десятилетие набирает популярность в Европе и в европейской части России. Во многих европейских столицах (например Лондоне или Бухаресте) выходят путеводители по архитектуре модернизма.

Москвичи тоже постепенно отвыкли называть позднесоветские постройки «серыми коробками» и теперь сходят с ума от брежневских архитектурных шедевров вроде Нового Арбата или Даниловского рынка. В 2019 году у историков архитектуры Анны Броновицкой и Николая Малинина вышло второе издание путеводителя по московскому модернизму 1955-1991 годов, а годом ранее эти же авторы выпустили подобную книгу об Алма-Ате (именно советской Алма-Ате, ее самобытном модернизме с исламскими нотками). В Москве активно развивается проект 1931.center, посвященный авангардному довоенному жилью, а в Новой Третьяковке и на ВДНХ проходят модернистские выставки, затрагивающие не только архитектурную эстетику оттепели, но также кино и живопись.

В то же время, все еще сильны стереотипы представлений об Иркутске как городе сугубо дореволюционной архитектуры — милых особнячков и деревянных построек. Озабоченность активистов и градозащитников состоянием деревянной архитектуры в Иркутске понятна: ветхие здания разрушаются, а тот ремонт, который намерено делать государство, немыслим для памятников архитектуры. Например, в Доме офицеров деревянные перекрытия планировали заменить на бетонные, что уничтожит аутентику сооружения. Активистам, которые занимаются спасением архитектуры из дерева, удалось привлечь внимание горожан к этой теме.

К постройкам советского времени такого внимания нет, хотя в городе немало достойных зданий этого периода. Прежде всего, речь о брутализме архитектора Владимира Павлова (1938-2010). Необходимо пробудить к ним интерес: проводить экскурсии по объектам, еще не утратившим оригинальный облик, устраивать выставки.

Пока это никто не делает, «Верблюд» рассказывает о самых важных постройках Павлова в Иркутске.

ДОМА ИРГИРЕДМЕТА
НА УЛИЦЕ ГОРЬКОГО

1964-65

Пока по всей стране — от Карпат до Тихого океана — строились одинаковые хрущевки, для иркутского НИИ благородных и редких металлов и алмазов Павлов спроектировал два необычных куба в четыре этажа.


Глядя на старое фото домов Иргиредмета, никогда не скажешь, что они стоят в СССР, а не где-то в Японии или Англии. Все решения этого жилья предвосхищают тенденции, которые пришли на запад Союза несколькими годами позже.


Вместо первого этажа — опоры-ноги (по заветам французского архитектора Ле Корбюзье), чтобы дом не занимал землю и по ней можно было ходить; широкие ленточные окна; дерево в наружной облицовке. Планировка тоже отличается от принятой в типовой пятиэтажке: это изолированные комнаты с выходом на лоджии-террасы.

ДОМ-КОРАБЛЬ

1978

Это тоже жилой дом, но от домов Иргиредмета его отделяют почти два десятилетия. В доме-корабле на проспекте Маршала Жукова сразу виден фирменный почерк Павлова. Идеи, примененные на Горького, архитектор развил в цветовых решениях, широких лоджиях, вертикалях — и дополнил тенденциями зодчества 1970-х. Так в Иркутск пришел постмодернизм.


Марк Меерович

Архитектор

«Идея архитектора Владимира Азариевича Павлова по созданию подобного дома была для того времени не просто необычной — она являлась революционной для гражданского проектирования. Сейчас мы много говорим, что общественные пространства очень важны. Особенно в условиях Сибири, когда 6 месяцев в году скверы, улицы и дворы завалены снегом. 50 лет назад Владимир Азариевич и его коллеги выдвинули предложение: сформировать круглогодично эксплуатируемое общественное пространство, не зависящее от капризов природы, и расположить его в самом доме».


Как и дома Иргиредмета, «корабль» отличается от своих ровесников. Здесь нет привычных лестничных клеток и унылых подъездов. Двери квартир выходят на галереи-балконы (по замыслу архитектора, местные жители могли здесь проводить досуг), соединенные между собой лестницами. На каждый третий этаж выходит лифт, размещенный в отдельной башне вне корпуса. На первом этаже, как и было запланировано, работает магазин.

Изначально Павлов собирался построить три блока дома-корабля, но был реализован лишь один, наименьшей этажности. В советское время сложные проекты воплощали неохотно — они требовали дополнительных ресурсов.

ДОМ КУЛЬТУРЫ ПРОФСОЮЗОВ

1970

Павлов строил не только жилые здания. Один из его проектов общественных зданий — Дом культуры профсоюзов (улица Декабрьских событий, 102). За 50 лет (ДК открыли в 1970 году) объект несколько раз менял название — от Дома культуры до ночного клуба и скалодрома.

Здание, известное сейчас жителям Иркутска как «Панорама», — переработанный типовой проект ДК, которые сотнями строили в СССР. 


Расположение города в сейсмоопасной зоне давало иркутским архитекторам преимущество переделывать типовые проекты по специальным требованиям, чем и воспользовался Павлов.


Благодаря сейсмоопасности ДК получился особо брутальным: — для усиления конструкции архитектор использовал бетонные стойки, придававшие зданию особую тяжеловесность. Правда, до нас этот брутальный шедевр дошел в неудовлетворительном виде — часть облицовки закрыта алюминиевыми панелями, уничтожен массивный козырек над входом, территория запущена, декоративный бассейн стоит пустой.

ОБЩЕЖИТИЯ НАЦИОНАЛЬНОГО ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОГО ТЕХНИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

1987

С 1970-х годов Павлов вместе с архитекторами Станиславом Григорьевым и Валерием Афанасьевым разрабатывали проекты студенческих общежитий. Первый такой комплекс начали строить на Нижней набережной по проекту 1977 года, но закончили лишь в 1998 году. Сейчас там офис «Газпрома», общежитие Пединститута и жилье. Другой комплекс — общежитие Иркутского национального исследовательского технического университета на Игошина — закончили еще в 1987 году.

В проекте студенческих общежитий явно использованы идеи дома-корабля на Жукова — те самые скосы и сетка вертикальных и горизонтальных членений. Но это не многоквартирные дома, а в «общагах» лоджии ни к чему: вместо них архитекторы применили эффектные сотовые панели в чередовании с ленточным остеклением. Важно и удачное расположение — здания стоят на берегу реки и похожи на рукотворные горы среди открытого пространства.

ОБЛАСТНОЙ МУЗЫКАЛЬНЫЙ ТЕАТР ИМЕНИ ЗАГУРСКОГО

1989

Как полагается крупному областному центру, в послевоенное время Иркутск получил собственный театр — монументальное здание. Его построили к 1989 году в довольно неудачном месте: для расчистки площадки под театр снесли десятки старинных деревянных домов, — однако место особо популярным у горожан не стало (типичная для советского модернизма история).

Архитектура ушла от характерного павловского стиля к традиционному образу советских модернистских театров. Это массивное здание, облицованное травертином. За прошедшие 30 лет оно практически не изменилось — все на месте, появились лишь новые окна и кондиционеры, а площадь заросла травой.


Что нужно предпринять для сохранения памятников модернизма

Портфолио Владимира Павлова не ограничивается названными объектами. Среди других его творений в Иркутске — проекты гостиниц «Русь» и «Академическая», микрорайонов Первомайского, Солнечного, Университетского, а также пяти школ.

У всех построек Павлова сейчас есть общие проблемы — несоответствие благоустройства первоначальному замыслу архитекторов, плачевное состояние фасадов и территории общественных зданий и самовольное остекление лоджий в жилых домах.

С каждым годом эти проблемы усугубляются — дает о себе знать качество советских стройматериалов и равнодушие городских властей к облику зданий. Нужно спешить: еще несколько лет — и мы потеряем архитектуру, которую можно считать мировым наследием.

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите одновременно
клавиши «Ctrl» и «Enter»

Загрузка...

Комментариев 0

Искры 15.05.2020 17:03

Глазами местных: путеводитель по району Ново-Ленино и его культовым местам

Александр Бондарев

Автор Александр Бондарев

3Комментариев

Ново-Ленино — один из самобытных районов Иркутска, а ещё и самых часто упоминаемых в медиа и соцсетях. Специально для «Верблюда» филолог Александр Бондарев написал авторский путеводитель по району, где он живёт. Вас ждут болота, роща, стройка и сортировка, а также культовый рынок с «Боярышником».


Посещение Ново-Ленино — сомнительное мероприятие. Жизнь не заставит никто не поедет. Но если вам нравится мысль, что рейтинги пространств иллюзорны, то прочувствовать это лучше в том месте, чей социальный рейтинг крайне низок. Поездка в Ново-Ленино подходит идеально. Но не оттого, что вас будут поджидать яркие впечатление или ужасы, лабиринты фавел или современный город. Нет, в Ново-Ленино вы увидите категорию среднего. Такое принято называть словами «обычно», «нормально», «так себе», «не то чтобы, но не так уж плохо». А «среднее» лучше всего рушит вымышленные иерархии в нашем сознании.

В общем, вот вариант маршрута для тех, кто никогда не был в Ново-Ленино, среди иркутян таких много. Выбор остановок субъективен, как и любой выбор.

Ново-Ленинские болота

Звучит абсурдно и жутковато, но мне нравится. Болота в городах редки. Здесь они находятся в самом начале Ново-Ленина, до въезда. Это низина, которая относится к пойме Иркута. Место издревле мало на что годилось, разве что карасей ловить. Но красиво. В конце 19 века болота пересекла Транссибирская магистраль, а в 80-х годах 20 века — объездная дорога.

Днём в любое время года низину заливает солнце, на горизонте стоят без движения товарняки. Идеальный пейзаж для фильмов про апокалипсис. Особенно в морозы. Болота всегда были домом для огромного количества птиц, в основном чаек и уток, но и редких, краснокнижных. Местные уверены, что болота давно носят какой-то важный природоохранный статус, но он присвоен им лишь 31 октября 2019 года.

Птицы вместо Ленина красуются на новой вывеске, встречающей гостей Ленинского округа, но никакого сохраняющего птиц статуса у болот нет. Поэтому некоторые болота отсыпают для неизвестных индустриальных нужд. Спешите посетить, пока ещё есть что. Дважды приходилось видеть, как дорогу пересекает утка с утятами, — из болота с одной стороны дороги в болото на другой стороне. Водители останавливаются, лица у всех счастливые. Впрочем, это редкость, не рассчитывайте.

Роща и бесцеремонные белки

Роща — это роща на остановке «Роща». В прошлом место было крайне опасным, но сейчас там уютный парк для прогулок с детьми.

В Иркутске принято ездить кормить белок на курорт Ангара. Грызуны там сытые, привередливые, всё подряд есть не станут, только кедровые орешки и обычно после уговоров и соблазнений. В Новоленинской роще всё иначе. Как истинные обитатели спального района, местные белки не брезгуют семечками любого формата. Их не надо искать, они сами перекроют вам путь и недвусмысленно намекнут на желание что-нибудь съесть.

Белки могут легко добраться до вашей руки по брюкам, подраться между собой, заглянуть в объектив камеры, которую вы зачем-то выставили вместо ладони с орешками. В общем, «им нужна ваша одежда и мотоцикл», ибо существа совершенно бесцеремонные. Не пугливые — на радость детям.  

Сортировка и «Старший сын» Вампилова

Станция Иркутск-сортировочный находится за рощей с белками. В ней нет ничего интересного — это обычное советское здание вокзала, мост, разветвлённая сеть путей, проводов и запах креозота. Ценителям типового индустриального пейзажа должно понравиться.

Я вас приглашаю туда потому, что станция и район отметились в истории литературы. С большой долей вероятности, это то самое место, куда провожали девушек Сильва и Бусыгин в пьесе Александра Вампилова «Старший сын». И откуда потом не могли уехать обратно. Если вы не читали, то это Боярский и Караченцов из одноимённого фильма. В тексте район называется Ново-Мыльниково. За право им быть обычно спорят станция Мельниково и Ново-Ленино.

У Ново-Ленина больше аргументов. Во-первых, удалённость достаточная, чтобы застрять на пару дней, а во-вторых, описанное в пьесе смешение частного сектора и малоэтажной застройки как раз типично для этой части Ново-Ленина. До сих пор. Так что давайте просто объявим это «доказанным исследователями фактом». Пьесы Вампилова сейчас очень популярны в европейских театрах, так что прогулку по этим местам можно считать приобщением к мировой литературе.

Стройка и ее тени

Сейчас уже мало кто помнит этот топоним, хотя в 90-х и начале нулевых он существовал наравне с официальным названием остановки «Кинотехникум». Рядом с ней красовался советский долгострой — бетонный каркас с непристойными надписями, поросший полынью. Стройка.

Место было обителью наркоманов. Если вы проходили мимо, то от темноты отделялась тень, которая следовала за вами, а потом отбирала деньги и меховую шапку. Телефон не трогали, потому что тогда мобильная связь ещё не распространилась. Впрочем, подобное могло случиться в любом месте.

Сейчас кинотехникум превратился в филиал ВГИК, а на месте стройки находится единственный крупный ТЦ «Европарк». Загляните, возможно, вам интересно, как выглядит молл в спальном районе.

Рынок с «Боярышником»

К несчастью, если произнести слово «боярышник» в Иркутске, то никто не подумает про возможность купить полезные для сердца плоды. Речь о том самом злосчастном месте на улице Баумана и о киоске, где продавалась техническая спиртовая жидкость.

В ночь на 18 декабря 2016 года в партии жидкого концентрата, предназначенного для ванн, вместо этанола оказался метанол. Это привело к смерти 76 человек. Тогда страна внезапно обнаружила, что «Боярышник» никто не использует для ванн, полиция накрыла цех по его производству, а городские власти «увидели», что рынок незаконный.

Его грозились снести, но в реальности перенесли на 200 метров по той же улице. Рынок обещали сделать цивилизованным, с туалетами. Но не сделали. Временно вернули на прежнее место, а перед началом строительства новой дороги убрали немного в сторону. В результате переносов часть владельцев киосков разорилась и закрылась, теперь их осталось совсем немного.

До трагедии к месту было сложное отношение. Как любой стихийный рынок, он обрастал кафе, местами для нелегалов и ночными покупателями дешевого этанола. Но местные жители его по большей части любили, сочувствуя предпринимателям. Сейчас здесь, как и раньше, можно попросить привезти нужный товар, сэкономив время и деньги на поездку в центр. А ещё вам всегда честно ответят на вопрос о свежести продуктов. Нельзя обманывать людей, которых видишь каждый день.

Павильон с овощами и фруктами на Баумана

В этом павильоне нет уникальной продукции, оптовые базы для всех одни и те же. Мне хотелось привезти вас в район новостроек — для демонстрации размеров поселения. Потому что в том месте, где район заканчивается, начинается новое Ново-Ленино. Новейшее. Тот эффект, когда, выходя за границы старого города, вы попадаете в мир небоскребов. Только здесь вы из мира хрущевских пятиэтажек перенесетесь в мир 1215-этажных домов.

Сначала я хотел обозначить место «взрослой» поликлиникой, которая так и осталась одна, несмотря на то что к ней приписали огромную «опухоль» в виде пустыря, застроенного многоэтажками. Из-за этого в электронной записи есть не только очередь, но и лист ожидания из желающих записаться в очередь. В результате поход к какому-нибудь специалисту может быть отсрочен на два месяца. Это учит планировать свою жизнь и смерть. Следом за ней стоит новая «детская» поликлиника. Её много раз анонсировали, ею отчитывались местные депутаты и чиновники, но она пока не открылась.

Но потом я вспомнил про чудесных предприимчивых ребят, которые стали пригонять к поликлинике микроавтобус и продавать бабушкам (их в поликлинике много) свежие овощи и фрукты по низкой цене. Бабушки были счастливы — удобно, недорого, да ещё и продавцы терпимы к капризам, хотя и молоды. Очень скоро они стали достопримечательностью. Можно было увидеть выстроенную из бабушек в пустоту очередь. Зрелище странное и забавное. Вскоре пустота заполнялась автомобилем и начиналась торговля. Сейчас они стали отдельным павильоном в том же самом месте. Хорошая история.


Выезжать из Ново-Ленина рекомендую по 20-му Советскому переулку на объездную дорогу и домой. Весь маршрут можно совершить в обратном порядке, так вы получите бонусом эпический вид на новостройки с горы и более удобный доступ к болотам.

Ничего не нашлось

Попробуйте как-нибудь по-другому