• Пробки 2
  • Погода
  • Оперштаб Приангарья не учитывает в статистике бессимптомных больных COVID-19COVID-19
  • «А как вы проводите вечер?»: ангарский депутат выложил фото ванны с шампанскимшампанским
  • Россияне оценили экологию в городах: иркутскую воду назвали лучшейлучшей

Главная > Тренды 07.08.2019 15:23

Байкальский модернизм. Пять архитектурных шедевров позднего СССР в Иркутске

Лев Шевченко

Лев Шевченко

0 Читать комментарии
Байкальский модернизм. Пять архитектурных шедевров позднего СССР в Иркутске - Верблюд в огне

Иркутск известен, прежде всего, своей деревянной архитектурой: к 2018 году в городе выявлено почти 500 памятников деревянного зодчества. Но здесь также существовала самобытная школа брутализма. В отличие от проблемы деревянного зодчества, вопрос сохранения послевоенной архитектуры в Иркутске пока не поднимался, хотя в других странах признана значимость этой эпохи. По просьбе «Верблюда в огне» исследователь архитектуры Лев Шевченко объяснил, какие послевоенные здания представляют наибольшую ценность и почему для их сохранения нужно действовать прямо сейчас.


Послевоенный модернизм (интернациональный стиль, брутализм — его подвиды) уже десятилетие набирает популярность в Европе и в европейской части России. Во многих европейских столицах (например Лондоне или Бухаресте) выходят путеводители по архитектуре модернизма.

Москвичи тоже постепенно отвыкли называть позднесоветские постройки «серыми коробками» и теперь сходят с ума от брежневских архитектурных шедевров вроде Нового Арбата или Даниловского рынка. В 2019 году у историков архитектуры Анны Броновицкой и Николая Малинина вышло второе издание путеводителя по московскому модернизму 1955-1991 годов, а годом ранее эти же авторы выпустили подобную книгу об Алма-Ате (именно советской Алма-Ате, ее самобытном модернизме с исламскими нотками). В Москве активно развивается проект 1931.center, посвященный авангардному довоенному жилью, а в Новой Третьяковке и на ВДНХ проходят модернистские выставки, затрагивающие не только архитектурную эстетику оттепели, но также кино и живопись.

В то же время, все еще сильны стереотипы представлений об Иркутске как городе сугубо дореволюционной архитектуры — милых особнячков и деревянных построек. Озабоченность активистов и градозащитников состоянием деревянной архитектуры в Иркутске понятна: ветхие здания разрушаются, а тот ремонт, который намерено делать государство, немыслим для памятников архитектуры. Например, в Доме офицеров деревянные перекрытия планировали заменить на бетонные, что уничтожит аутентику сооружения. Активистам, которые занимаются спасением архитектуры из дерева, удалось привлечь внимание горожан к этой теме.

К постройкам советского времени такого внимания нет, хотя в городе немало достойных зданий этого периода. Прежде всего, речь о брутализме архитектора Владимира Павлова (1938-2010). Необходимо пробудить к ним интерес: проводить экскурсии по объектам, еще не утратившим оригинальный облик, устраивать выставки.

Пока это никто не делает, «Верблюд» рассказывает о самых важных постройках Павлова в Иркутске.

ДОМА ИРГИРЕДМЕТА
НА УЛИЦЕ ГОРЬКОГО

1964-65

Пока по всей стране — от Карпат до Тихого океана — строились одинаковые хрущевки, для иркутского НИИ благородных и редких металлов и алмазов Павлов спроектировал два необычных куба в четыре этажа.


Глядя на старое фото домов Иргиредмета, никогда не скажешь, что они стоят в СССР, а не где-то в Японии или Англии. Все решения этого жилья предвосхищают тенденции, которые пришли на запад Союза несколькими годами позже.


Вместо первого этажа — опоры-ноги (по заветам французского архитектора Ле Корбюзье), чтобы дом не занимал землю и по ней можно было ходить; широкие ленточные окна; дерево в наружной облицовке. Планировка тоже отличается от принятой в типовой пятиэтажке: это изолированные комнаты с выходом на лоджии-террасы.

ДОМ-КОРАБЛЬ

1978

Это тоже жилой дом, но от домов Иргиредмета его отделяют почти два десятилетия. В доме-корабле на проспекте Маршала Жукова сразу виден фирменный почерк Павлова. Идеи, примененные на Горького, архитектор развил в цветовых решениях, широких лоджиях, вертикалях — и дополнил тенденциями зодчества 1970-х. Так в Иркутск пришел постмодернизм.


Марк Меерович

Архитектор

«Идея архитектора Владимира Азариевича Павлова по созданию подобного дома была для того времени не просто необычной — она являлась революционной для гражданского проектирования. Сейчас мы много говорим, что общественные пространства очень важны. Особенно в условиях Сибири, когда 6 месяцев в году скверы, улицы и дворы завалены снегом. 50 лет назад Владимир Азариевич и его коллеги выдвинули предложение: сформировать круглогодично эксплуатируемое общественное пространство, не зависящее от капризов природы, и расположить его в самом доме».


Как и дома Иргиредмета, «корабль» отличается от своих ровесников. Здесь нет привычных лестничных клеток и унылых подъездов. Двери квартир выходят на галереи-балконы (по замыслу архитектора, местные жители могли здесь проводить досуг), соединенные между собой лестницами. На каждый третий этаж выходит лифт, размещенный в отдельной башне вне корпуса. На первом этаже, как и было запланировано, работает магазин.

Изначально Павлов собирался построить три блока дома-корабля, но был реализован лишь один, наименьшей этажности. В советское время сложные проекты воплощали неохотно — они требовали дополнительных ресурсов.

ДОМ КУЛЬТУРЫ ПРОФСОЮЗОВ

1970

Павлов строил не только жилые здания. Один из его проектов общественных зданий — Дом культуры профсоюзов (улица Декабрьских событий, 102). За 50 лет (ДК открыли в 1970 году) объект несколько раз менял название — от Дома культуры до ночного клуба и скалодрома.

Здание, известное сейчас жителям Иркутска как «Панорама», — переработанный типовой проект ДК, которые сотнями строили в СССР. 


Расположение города в сейсмоопасной зоне давало иркутским архитекторам преимущество переделывать типовые проекты по специальным требованиям, чем и воспользовался Павлов.


Благодаря сейсмоопасности ДК получился особо брутальным: — для усиления конструкции архитектор использовал бетонные стойки, придававшие зданию особую тяжеловесность. Правда, до нас этот брутальный шедевр дошел в неудовлетворительном виде — часть облицовки закрыта алюминиевыми панелями, уничтожен массивный козырек над входом, территория запущена, декоративный бассейн стоит пустой.

ОБЩЕЖИТИЯ НАЦИОНАЛЬНОГО ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОГО ТЕХНИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

1987

С 1970-х годов Павлов вместе с архитекторами Станиславом Григорьевым и Валерием Афанасьевым разрабатывали проекты студенческих общежитий. Первый такой комплекс начали строить на Нижней набережной по проекту 1977 года, но закончили лишь в 1998 году. Сейчас там офис «Газпрома», общежитие Пединститута и жилье. Другой комплекс — общежитие Иркутского национального исследовательского технического университета на Игошина — закончили еще в 1987 году.

В проекте студенческих общежитий явно использованы идеи дома-корабля на Жукова — те самые скосы и сетка вертикальных и горизонтальных членений. Но это не многоквартирные дома, а в «общагах» лоджии ни к чему: вместо них архитекторы применили эффектные сотовые панели в чередовании с ленточным остеклением. Важно и удачное расположение — здания стоят на берегу реки и похожи на рукотворные горы среди открытого пространства.

ОБЛАСТНОЙ МУЗЫКАЛЬНЫЙ ТЕАТР ИМЕНИ ЗАГУРСКОГО

1989

Как полагается крупному областному центру, в послевоенное время Иркутск получил собственный театр — монументальное здание. Его построили к 1989 году в довольно неудачном месте: для расчистки площадки под театр снесли десятки старинных деревянных домов, — однако место особо популярным у горожан не стало (типичная для советского модернизма история).

Архитектура ушла от характерного павловского стиля к традиционному образу советских модернистских театров. Это массивное здание, облицованное травертином. За прошедшие 30 лет оно практически не изменилось — все на месте, появились лишь новые окна и кондиционеры, а площадь заросла травой.


Что нужно предпринять для сохранения памятников модернизма

Портфолио Владимира Павлова не ограничивается названными объектами. Среди других его творений в Иркутске — проекты гостиниц «Русь» и «Академическая», микрорайонов Первомайского, Солнечного, Университетского, а также пяти школ.

У всех построек Павлова сейчас есть общие проблемы — несоответствие благоустройства первоначальному замыслу архитекторов, плачевное состояние фасадов и территории общественных зданий и самовольное остекление лоджий в жилых домах.

С каждым годом эти проблемы усугубляются — дает о себе знать качество советских стройматериалов и равнодушие городских властей к облику зданий. Нужно спешить: еще несколько лет — и мы потеряем архитектуру, которую можно считать мировым наследием.

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите одновременно
клавиши «Ctrl» и «Enter»

Комментариев 0

Загрузка...

Искры 06.10.2020 17:24

Гигантские торшеры и горка-вигвам: как изменились общественные пространства Иркутска в 2020 году

Екатерина Зырянова

Автор Екатерина Зырянова

0 Читать комментарии

В 2020 году в Иркутске благоустраивают 17 общественных пространств. Ряд готовых объектов горожане уже успели оценить, а на некоторых работы активно продолжаются, несмотря на минусовые температуры по ночам. «Верблюд» прогулялся по новым местам для отдыха вместе с урбанистом Фёдором Т. и оценил, как меняется облик города.


🔨

Работы по благоустройству города идут по федеральному проекту «Формирование комфортной городской среды». Причем 2020-й стал рекордсменом по объему финансовых средств: Иркутск получил 1,4 млрд рублей — столько денег не было в 20182019 гг. и не планируется выделять в 2021 году. Во многом это связано с тем, что в следующем году Иркутск отметит 360-летие.

Бульвар Гагарина

Наиболее заметные изменения произошли на бульваре Гагарина. На променаде от памятника Александру III до улицы Красного Восстания заменили тротуарную плитку, поставили новое освещение и скамейки. Судя по всему, авторы проекта местами вдохновлялись эпохой социальной дистанции здесь есть лавочки на одного человека. На пересечении с улицей Красного Восстания появилось новое общественное пространство с необычными навесами из дерева и поликарбоната. Тут же установили стол для пинг-понга, а еще велопарковку.


Федор Т.,

общественный деятель

Конструкции на бульваре Гагарина симпатичные, выглядят достойно. Нельзя не отметить, как они установлены, — весь крепеж скрытый. Моё уважение. Фонари выглядят так, как и должно выглядеть освещение в городской среде, — незаметно. Но! Такие же светильники установлены в районе Космического проезда, и света они не дают. Если устанавливать их через каждый метр, будет нормально. А здесь получилось такое интимное освещение. Не тот свет, который должен быть в городе, тем более в парковой зоне.

Мне очень понравилось, что начали появляться скамеечки на одного. Впервые я увидел подобные в Москве. Это хорошо, но я бы одиночные стулья ставил немного под углом, чтобы два человека могли сидеть и разговаривать друг с другом.

Классно, что здесь нормальная велопарковка. Обычно их делают какими-то диковинными и пользоваться ими невозможно, а иногда и опасно. Логика создателей бывает примерно такая: «Будьте любезны, ставьте велосипед передним колесом. А, у вас широкая вилка? Велосипед дорогой? Не влезает? Ну, не пользуйтесь нашими парковками, до свидания». А здесь всё правильно можно парковать транспорт за раму.

В целом мне всё нравится, а имеющиеся недочеты можно легко исправить.

Бульвар Постышева

На променаде от улицы Коммунистической до улицы Дальневосточной, где любят гулять горожане со всего района, обновили пешеходные дорожки, заменили скамейки. Новинкой для Иркутска стали фонари, стилизованные под огромные торшеры. Их дополняют разноцветные наземные светильники.


Федор Т.,

общественный деятель

У человека со вкусом эти настольные лампы не вызовут радости — китч и безвкусица. Хотя такие объекты могут быть в городе. Например, на бульваре Гагарина стоит подобный светильник. Но он там один, и в этом его сила. А здесь их слишком много, и это неправильно. Чай с мёдом вкуснее, чем без него. Но литровая банка за раз — это перебор. Вместо одного декоративного элемента мы имеем кучу фонарей, которые производят странное впечатление и к тому же слабо светят. Понятно, что люди, которые всё это ставили, действовали из лучших побуждений. Но если у тебя нет вкуса, пожалуйста, не распределяй бюджетные деньги!

Скамейки такие же, как на бульваре Гагарина. На тех сидеть неплохо. На рейках написаны стихи, оценивать их я не буду, но то, как они заверстаны, конечно, стоит рассмотреть. Стихи верстают с выключкой по левому краю. Левый край ровный, правый — рваный. Делать это по центру — неправильно. Дизайнеры из типографий и чиновники этого не знают. Симметрия им кажется естественной и красивой.

Земля на бульваре выше уровня грунта, она никак не укреплена. Очевидно, что в дождь всё потечет вниз, на асфальт. Деревья — в ветрянке. Выглядят уродливо. Я разговаривал с людьми из комитета городского обустройства, они мне сказали, что знают: нужно красить спилы деревьев под цвет коры, нельзя использовать зелёную краску, и списывают всё на подрядчика.

Лисихинский парк

Здесь также обновили освещение, создали новую сеть внутренних дорожек и разноплановые зоны отдыха. Отличительной чертой стала детская игровая площадка из природных материалов. Доминантой выступает комплекс в виде высокого вигвама со скалодромом и горкой-трубой. Подобный детский городок появился в Иркутске впервые.


Федор Т.,

общественный деятель

Наконец до мэрии дошло, что детская площадка должна быть нейтральных цветов, все наелись вырвиглазного. Здесь должны быть видны дети и они должны видеть других детей, а не одни окрашенные трубы. Объектам нужно растворяться в среде, а не кричать «Мы есть!»

Вообще впервые я увидел подобную конструкцию три года назад в столице, где-то в новостройках ПИКа (девелоперская и строительная компания со штаб-квартирой в Москве. — Прим. ред.). Затем такие объекты начали появляться по всей стране. Скоро они заполонят всё, и это печально. На самом деле это тоже штампованное. Хочется отразить «иркутскость», хочется, чтобы появлялись индивидуальные площадки, но существуют проблемы с их сертифицированием.

Все объекты приглушенных цветов — если красный, то он не кричит, что он красный. Это правильно. Хотя я не понимаю, что красный цвет должен транслировать. Если хотели отразить идентичность Лисихи, стоило красить в мягкий оранжевый.

Скамейки типичный ФСИН-дизайн. Грубо. Некоторые скамейки с красными металлическими элементами, а рядом точно такие же с черными. Это странновато.

Одна дорожка с мощением плиткой разрывается дорожкой с асфальтовым покрытием. Может быть, это велодорожка, не знаю. В парке их можно было сделать, хотя лучше снаружи.

Освещение разноцветное некоторые люди будут в восторге. Но вечером глаз выколи.

Парк Парижской коммуны

Этот парк долгое время оставался полузаброшенным символом советской эпохи в Иркутске. При этом он является местом многовековых захоронений и памятником археологии федерального значения. В 2020 году его облагораживают впервые за многие годы. Здесь благоустраивают аллеи, ставят освещение, информационные стенды, создают спортивные и детские площадки, место для проведения массовых мероприятий. «Верблюд» застал работы в самом разгаре. Например, освещение, по словам строителей, подключат только к концу этой недели.


Федор Т.,

общественный деятель

В парке Парижской коммуны я был один раз, и то далеко не заходил, потому что было ощущение какой-то заброшенности. Сейчас смотрю — и кажется, что за территорию берутся. Мне нравится, что здесь используется камень — габионы. Дерево, металл, камень — это те материалы, которые у нас в Сибири нужно применять.

Минус — стоят те же фонари, которые были на предыдущих объектах. Они, повторюсь, светят очень плохо. Это не фонарь, это символ фонаря.

По всей видимости, в декоре сцены используются какие-то пластиковые элементы, поликарбонат, хотя его использование в отделке запрещено в Иркутске. Можно было взять материал, который не создает ощущение дешевизны.

Я слышал, что раскрашивать сцену могли простые горожане. И совершенно точно можно было обойтись без серпов с молотами. Хотите сделать отсылку к прошлому сделайте это без прямой символики. Вот спутник нарисован это очень хорошо: его придумали мы, и это слово вошло во все языки мира.

Сквер в Топкинском

В 2020 году продолжили благоустройство сквера в микрорайоне Топкинский. Это нечастая практика для отдаленных районов Иркутска. В 2019 году здесь сформировали участок, уложили тротуарную плитку, обустроили газоны, зоны отдыха, установили инсталляцию в виде куба. В этом году поставили освещение и малые архитектурные формы декоративные столбики с подсветкой. Планируется, что в 2021 году от сквера перенесут торговые павильоны и киоски, сделают дополнительные парковочные карманы через дорогу.


Федор Т.,

общественный деятель

Я недавно видел куб в Топкинском, и до середины он был заполнен мусором — крышки, бутылки, банки, фантики. Может быть, это потому что рядом с ним нет урн? Форма предмета подталкивает человека взаимодействовать с ней соответствующим образом. Например, был скандал, когда какой-то гражданин сел на памятник Оскара Уайльда, — мемориал выглядит как диванчик.

На Поленова стоит емкость для сбора крышек сетчатая металлическая конструкция в виде сердца. Авторы куба подобную идею не закладывали, и чтобы в него не сбрасывали мусор, нужно организовать урну ближе к тому месту, где человек сидит.

Территория вокруг в сдержанных тонах — мне это очень нравится. Но на фоне торчат киоски — табак, выпечка, Союзпечать, — всё в разных цветах и формах, которые ни с чем не вяжутся. Если хотелось отобразить Топкинский как район контрастов, то это получилось. Если идея была «Мы на краю города, но тоже стремимся какой-то культуре», то это всё нужно снести или обустроить иначе. Сейчас это кусок порнографии.

Опять те самые фонари. Они же совсем не светят! Такое ощущение, что мэрия украла вагон фонарей и сейчас не знает, куда их пристроить.

За сквером видна арка на ней реклама, которой 30 лет. А мы пытаемся говорить про паспорта фасадов, дизайн-код города. 20 метров в сторону и всё уже как будто бы не имеет отношения к тому, чем занимается комитет городского обустройства.

Сквер в переулке МОПРа

Продолжается обустройство сквера по проекту молодых архитекторов, объект еще не закончен. Уже готовы дорожки, установлены скамейки, выполнено озеленение. В проекте есть арт-объект, который будет выполнять функцию скамьи и велопарковки одновременно.


Федор Т.,

общественный деятель

Когда ничего не было и что-то появилось — это хорошо, но недостатки есть. При проектировании дорожек сквера не были учтены маршруты, по которым люди будут ходить. Они будут вытаптывать грунт, и такие тропинки уже есть.

Хорошо, что взрослые деревья сохранили, их даже попытались как-то вписать в пространство. Но когда ведутся строительные работы, деревья должны быть защищены деревянными щитами. Вы когда-нибудь видели, чтобы в Иркутске так делали? Березу сломали — и ветку обратно в нее вставили. И жаль, что оставили клены. Они должны быть уничтожены, потому что выглядят как промежуточная стадия между деревом и кустом. Клен нужно заменять на культурные посадки. Свежие кустарники посадили редковато. Они никак не огорожены, и это значит, собаки их зальют или изломают.

На газоне похоронено очень много строительного мусора. Грунт выше уровня дорожек. Ребята из Горзеленхоза могут говорить всё, что угодно, мол, осядет, — ничего подобного, это стечёт вместе с дождями, будет забивать ливневку и разводить грязь.

Мебель установлена почему-то под наклоном. Скамейки неудобные, хлипкие, спинка почти под прямым углом, долго не посидишь. Еще проблема: они не создают уюта над ними нет фонаря, сзади не защищены кустарником, деревом, ни тени, ни ощущения безопасности.

Фонари тоскливые. Они создают световое пятно в центре, но освещение недостаточное.

Благоустройство набережной реки Ушаковки

В 2019 году начали реконструировать берег реки Ушаковки, там прошли подготовительные работы — были демонтированы старые бетонные конструкции, оставшиеся от рынка, уложен асфальт, установлены скамейки. В 2020 году работы продолжились — здесь установили цветное покрытие и освещение. Предполагается, что эта территория будет использоваться как роллердром.


Федор Т.,

общественный деятель

Нужно понимать, что это не конец работ на Ушаковке. Город таким образом застолбил территорию, которая раньше была диким рынком. Он дает понять: «Это мое, и я за этим буду следить». Оценивать то, что здесь есть сейчас, сложно. Дураку полработы не показывают.

Мне очень греет душу, что конструкции деревянные, аккуратные и покрашены в белый цвет. Возможно, лампочки очень красиво светятся вечером. Но здесь нет деревьев, кустарников. Чтобы эту территорию хоть как-то оживить, может, был смысл поставить какие-то флаги.

Лучше вернуться к территории через год или три, когда всё обживется, появятся кусты и будет понятно, как эта территория совмещается с другими. Сейчас тут оценивать нечего.

Сквер на улице Степана Разина

Самый незаконченный объект из числа облагораживаемых в 2020 году в Иркутске находится на пересечении улиц Степана Разина и Чкалова. Эту территорию решили посвятить дружбе Иркутска и его немецкого города-побратима Пфорцхайма. По замыслу дизайнеров, тут должны появиться мостик арочного типа, символизирующий дружественные связи городов, а также скульптура от известного немецкого мастера Рене Дантеса.

Работы, судя по инфостенду, начались 25 июня, а должны были завершиться 15 сентября. Однако до сих пор (фото сделаны в начале октября) на объекте ничего не готово.


Федор Т.,

общественный деятель

Про этот строящийся сквер сложно что-то говорить, кроме того, что строительный мусор скидывают туда, куда потом насыпят землю. И потом мы удивляемся: что у нас с зеленью не так?

Ничего не нашлось

Попробуйте как-нибудь по-другому