• Пробки 2
  • Погода
  • Мэрия: на Конном построят концертный залзал
  • В Иркутске умер воспитанник детского дома: следователи проводят проверкупроверку
  • РБК: Власти выделят почти 1,6 млрд рублей на выявление опасных учащихсяучащихся

Главная > Герои 05.07.2021 18:39

Экотуризм, лопаты и 500 километров дорог: как работает Большая байкальская тропа

Екатерина Балагурова

Екатерина Балагурова

0 Читать комментарии
Экотуризм, лопаты и 500 километров дорог: как работает Большая байкальская тропа - Верблюд в огне

Коллаж: Евгения Власова / «Верблюд в огне». Фотографии предоставлены ББТ

В конце прошлого года наши читатели назвали главным экопроектом 2020-го Большую байкальскую тропу — организацию, которая прокладывает пешеходные дороги вокруг великого озера. Последние несколько лет она существовала во многом за счет президентских грантов, но в 2021-м заявку команды отклонили и существование ББТ оказалось под угрозой. «Верблюд» рассказывает, как вообще появилась организация, чем она занимается и как работает в условиях сократившего финансирования.


Идея и команда

Как некоммерческая организация Большая байкальская тропа появилась в 2004 году, хотя работу начала годом раньше. Название отсылает к появившейся еще в 1970-е идее проложить кольцевую тропу вокруг озера. Это и есть главное, чем занимается организация, — она строит новые пешеходные туристические дороги вокруг Байкала и поддерживает в хорошем состоянии старые.

Каждый год организация проводит около 20 проектов — волонтеры с командой выезжают в районы Иркутской области, Бурятии и в другие регионы, где не только строят тропы, но еще и очищают родники от мусора, помогают убираться жителям деревень, удаляют со скал надписи, оставленные туристами.

В команде проекта 12 человек. Учредитель и президент НКО — Елена Чубакова, также в ББТ работают исполнительный директор, специалист по строительству троп и работе с волонтерами, SMM-специалист, бухгалтер, контент-менеджер и шесть руководителей отделов.

Большая байкальская тропа в цифрах


280

22

6300

500

летних проектов

зимних проекта

волонтеров участвовали в проектах ББТ

километров троп проложили вокруг Байкала


Роман Михайлов

Бригадир летних проектов, руководитель отдела развития ББТ

Я пришел в Большую байкальскую тропу в 2013 году через друзей, одногруппников из Ангарска. Мне было 26 лет. Мы встречались по четвергам: тусили, пили чай, делились новостями и готовились к летним выездам на Байкал. Так и затянуло. Понравилось ездить на Байкал для дела, а не просто туристом. В 2017-м, когда мы выиграли первый серьезный президентский грант, меня взяли в штат.

Мы продвигаем принципы экологического туризма. Для наших волонтеров важно качественно познакомиться с территорией, а не просто посмотреть на Байкал из окна поезда. Экотуризм — это внесение вклада в развитие местных сообществ и территорий. Если турист приезжает на Байкал и живет в пятизвездночном отеле, хозяин которого — москвич, это не экотуризм. Экотуризм — это когда ты останавливаешься у местной бабушки, покупаешь у нее пирожки, потом идешь к дедушке-соседу и покупаешь у него овощи, а еще берешь у местного гида экскурсию на его лодке. Ты вкладываешься в местность, а не финансируешь то, что и так забирает у территории бюджет. Наши волонтеры еще круче — они своим трудом делают вклад в территорию, поддерживают инфраструктуру для экотуризма. Цель нашей организации — сохранить природу Байкала с помощью гармоничного взаимодействия человека с природой.

Как устроены выезды

В основном выезды проходят летом, каждый занимает в среднем 10-14 дней. В команде от десяти человек: три организатора (бригадир, его помощник и переводчик-аниматор для коммуникации с иностранцами) и волонтеры. Участие в проектах ББТ для добровольцев платное, например, в прошлом году летний выезд стоил 4000 рублей. В сумму входит проезд от Иркутска до места работы, продукты, культурная программа, инструменты, палатка.

Любой выезд начинается с офиса. Здесь волонтеры знакомятся с бригадиром, забрасывают еду в рюкзаки и отправляются в путь. В какие-то места команду может довезти автомобиль, где-то ББТ приходится заказывать дополнительный транспорт — например катер, — а куда-то можно дойти только пешком. Далее участники разбивают палаточный лагерь, оргкомитет проводит инструктаж, объясняет правила работы, технику безопасности и план.

Подъем в лагере всегда в 8 утра, хотя дежурные встают раньше и готовят завтрак. После ужина — культурная программа: игры, песни у костра, разговоры. В десятидневном выезде предусмотрен один выходной, когда добровольцы могут сходить в небольшой поход, посмотреть на достопримечательности.

Работают волонтеры по шесть часов в день — три часа до обеда и три после. За день 10-14 человек могут проложить 40-60 метров новой тропы или расчистить 200-300 метров старой. Завершающий этап — маскировка следов строительства: волонтеры убирают с земли все корешки, камни, лишнюю землю и утаптывают полотно тропы. Добровольцы используют кирки, лопаты, секаторы, иногда могут понадобиться даже бензопилы.

В 2021 году ББТ запланировала на лето восемь проектов. Три из них — обслуживание существующей тропы от Листвянки до Большого Голоустного, еще два — расчистка коридора и строительство новой тропы в Байкальском заповеднике, а один станет инклюзивным — люди с ограниченными возможностями здоровья будут красить заборы, сортировать мусор, полоть траву и помогать с мелкими хозяйственными работами. Наконец, на Олхинском плато волонтеры будут облагораживать старые тропы. Зарегистрироваться на проекты ББТ можно на сайте.

Кризис

С 2017-го по 2020 год ББТ выигрывала президентские гранты и почти целиком существовала на эти деньги. Но в этом году схема сломалась.

«»

— Неправильно говорить, что нам не дали финансирование, как давали его раньше, — говорит Роман. — Мы именно не выиграли, честно и справедливо. Как всегда, написали заявку на огромный грант, но в этот раз пошли ва-банк — увеличили сумму почти вдвое. В 2020-м мы получили грант на 12 миллионов рублей, в этот раз просили 22 миллиона. И недобрали 1,8 балла до проходного порога. Это совсем немного, и если бы сумма гранта была меньше, нашу заявку бы одобрили.

Вся команда ББТ понимала риски, но надеялась на лучшее. Новость привела всех в растерянность: «Ты думаешь, что у тебя впереди полтора года, которые заняты работой. Но в один миг все отменяется, а впереди неизвестность». Когда стало известно, что проект не получил денег, три человека уволились, а остальные ушли в неоплачиваемый отпуск на два месяца.

Первую половину года команда искала новый источник финансирования. Удалось выиграть президентский грант на август — около трех миллионов рублей потратят на организацию образовательного экологического лагеря в Большом Голоустном. Будет 80 участников, четыре дня теории по экологии и шесть дней практики на тропе.

Еще ББТ открыли сборы на сайте фонда «Нужна помощь» и на «Добро Mail.ru». Во втором случае деньги просили на расчистку родника в Эхирит-Булагатском районе, но набрали всего 115 из 400 тысяч, проект перенесли на осень. Кроме того, в этом году впервые за все время ББТ удалось договориться с частичным финансированием от ФГБУ «Заповедное Прибайкалье» — команде выделяет 380 тысяч рублей.

Денег принесла и продажа старого офиса. «Раньше мы арендовали разные помещения, часто переезжали. В 2014-м провели фандрайзинговую кампанию и на собранные средства купили свое помещение — тесный офис без окон на цокольном этаже, зато свой и в центре города. А в 2018-м один из банков сделал для ББТ пожертвование на шесть миллионов, которые потратили на новый офис на Южной. Помещение на Ленина удалось продать за 1,4 миллиона рублей», — рассказывает Роман.

А еще пришлось повысить оргвзнос для волонтеров — теперь средняя стоимость выезда достигает 10 тысяч летом и 25 тысяч зимой.

«Организовать проект для 15 человек на 14 дней стоит около 500 тысяч рублей, — объясняет Роман. — Один комплект инструментов стоит около 30 тысяч, одна палатка — шесть-семь тысяч. Даже если 12 участников внесут по 10 тысяч, получится 120 тысяч, а еще 380 нам придется довложить самим».


Роман Михайлов

Бригадир летних проектов, руководитель отдела развития ББТ

Мы правда были в тяжелой ситуации. Люди планируют лето с зимы, а мы обычно публиковали планы выездов в декабре. В этот раз не могли — ждали, получим грант или нет. А когда поняли, что реализовать эти идеи вряд ли удастся, сели в яму — у нас не было плана отступления. В итоге мы очень долго не открывали набор, потому что искали финансирование. Открыли запись в конце весны, поэтому записались очень мало волонтеров — многие уже просто расписали свое лето. В прошлом году в наших проектах поучаствовало 386 человек, а на это лето пока записались меньше 40.

Опыт со срывом гранта был для нас полезен, хотя повторять его не хочется. Мы перестанем сидеть на грантовой игле. Финансирование у организации должно быть диверсифицировано — гранты, спонсорские и частные пожертвования, акты договоров услуг, продажа сувенирки. Вот так, по кусочкам надо строить бюджет. Теперь мы это знаем, осталось научиться это делать.


Подписывайтесь на телеграм-канал «Верблюда в огне»!

Комментариев 0

Загрузка...

Еда 30.04.2021 21:45

Интерактивная карта. Где есть и пить в Иркутске по версии «Верблюда»

Верблюд в огне

Автор Верблюд в огне

0 Читать комментарии

В начале апреля мы вместе с En+ Group запустили проект «Лучшее в Иркутске»: собрали жюри из экспертов в ресторанной индустрии и попросили их выбрать самые яркие и качественные гастропроекты в Иркутске. Рассказываем и показываем на карте, что у нас получилось.


При поддержке En+ Group

Коротко о том, что и зачем мы сделали

В Иркутске каждый год становится все больше заведений: кафе, баров и ресторанов. Но до сих пор в городе не было хорошей рекомендательной системы — непонятно, куда идти и что посоветовать гостям из других городов. Мы решили исправить ситуацию.

Мы составили лонг-лист из 70 проектов, а затем попросили жюри оценить их по шести критериям — концепция, интерьер и атмосфера, сервис, маркетинг, команда, еда и/или напитки (подробно о них, членах жюри и самом проекте можно прочитать здесь). В конце мы отобрали 44 классных заведения, набравших больше всего баллов.


Классные заведения — это какие?

Это места, в которых хорошо без преувеличения примерно все. Интерьер должен быть продуманным, стильным и работающим на идею кафе, маркетинг — понятным, дружелюбным и эффективным, еда и напитки — очевидно, безумно вкусными, а концепция — интересной, небанальной, отличающей место от того, что представляют собой большинство российских заведений.

Поэтому в наш рейтинг не попали многие кафе и рестораны, которые давно работают в Иркутске, — кто-то вяло вел соцсети, другие давно перестали работать над кухней или ничего не рассказывали о команде. Надеемся, что со временем это изменится.


А как их найти?

По нашей карте (прокрутите чуть ниже) и на отдельной страничке «Лучшее в Иркутске», которую мы запустим в мае. А еще проекты, которые получили высокую оценку, можно узнать по яркой наклейке на дверях, с надписью «Лучшее в Иркутске».

Рекомендательная система будет обновляться — наша редакция будет следить за новыми проектами и добавлять их на карту, а всё, что закроется, оттуда сразу исчезнет.


А теперь — карта

Перед вами карта Иркутска, на которой расположены лучшие заведения по версии «Верблюда». Все места мы поделили на 4 категории — кафе, рестораны, бары и кофейни. У каждого заведения есть своя карточка, которая открывается по клику на иконку, — в ней вы найдете краткое описание и контакты.

И кое-что еще: мы не стали наносить на карту все заведения сетей, попавших в наш рейтинг, а выбрали только одно-два лучших места. Например, у Cake Home 12 точек в Иркутске, но на карте вы найдете только локацию на 3 июля. Это сделано для того, чтобы на ней было проще ориентироваться. На наше мнение о других филиалах сети это не влияет — вы найдете нашу фирменную наклейку во всех Cake Home.

И пара слов от жюри

Иван Вильчинский

программный директор радио MCM, член жюри проекта «Лучшее в Иркутске»

С моей точки зрения, любые премии и рейтинги, которые поощряют лучших, являются стимулом для развития. Это как топливо. Заведения могут получить обратную связь и убедиться в том, что они всё делают правильно — или нет.

Оценка — дело всегда очень сложное: ты берешь на себя ответственность. При этом оценка всегда субъективна. Ты же не суперфуди, ты любитель — есть определенные вкусовые пристрастия, которые уже сложились. Особенно сложным для меня в проекте оказался критерий «маркетинг», потому что он у заведений может идти через блогеров, через какие-то другие каналы. А для меня маркетинг — это качество еды. Это что вкусного я хочу здесь съесть вновь. Поэтому отделять маркетинг от еды мне было очень сложно.

В Иркутске не так много заведений, в которые мне хотелось бы возвращаться. Но перспективы есть. У меня есть ощущение, что рано или поздно мы получим актуальные заведения. По индустрии очень сильно ударила пандемия — сейчас всё, что касается индустрии гостеприимства, находится в состоянии I will survive.


Лера Трошина

Соосновательница The Library Bar, член жюри проекта «Лучшее в Иркутске»

Подобные проекты, безусловно, важны: они дают встряску и мотивацию заведениям. Другой вопрос — насколько премии и рейтинги адекватны. Судить должны люди-профессионалы, подкованные в плане современной гастрономии.

Есть одна мною любимая фраза: «Народу много, людей мало». Она шикарно подходит к состоянию индустрии гостеприимства в Иркутске. Концептуальные достойные заведения можно пересчитать по пальцам одной руки. В основном же в городе — места для набития желудка с плохим сервисом, отсутствием идеи, внутреннего наполнения. Иркутску просто не хватает хорошего продукта.


En+ Group — энерго-металлургическая компания, объединяющая крупнейшие гидростанции Сибири и алюминиевые заводы, и мировой лидер по производству низкоуглеродного алюминия. Холдинг активно участвует в социальной жизни регионов, где живут его сотрудники, — строит медицинские центры, парки отдыха, детские спортивные и культурные объекты, реализует образовательные программы и развивает волонтерское движение, помогая сохранять уникальность Байкала.

Ничего не нашлось

Попробуйте как-нибудь по-другому