• Пробки 0
  • Погода
  • Иркутский гид попал под лавину на Шпицбергене. Двое туристов из его группы погиблипогибли
  • Житель аварийного общежития ИВВАИУ: «Пишут, что мы отказались от договоров социального найма. Это ложь»ложь»
  • Во время чемпионата мира по бенди в Иркутске запретят продавать алкоголь. Это коснется стадионов и дворцов спортаспорта

Герои 19.09.2019 04:00

«Берестяная грамота»: как иркутский предприниматель открыл мастерскую по производству берестяных изделий

Екатерина Фалалеева

Екатерина Фалалеева

0Комментариев

«Берестяная грамота»: как иркутский предприниматель открыл мастерскую по производству берестяных изделий - Верблюд в огне

Центрами берестяного промысла в России считаются Вологодская, Нижегородская, Архангельская, Томская область и Якутия — в интернете именно эти регионы чаще всего упоминаются в немногочисленных материалах о бересте. Хотя Иркутская область в их числе не упоминается, уже 12 лет в Иркутске работает мастерская, где знают, как сделать из непослушного природного материала изящную шкатулку или хлебницу с символикой города.

Инженера по образованию Петра Богданова привлекла идея соединения народного промысла и современных технологий по обработке бересты. Ему удалось с нуля построить бизнес по изготовлению берестяных изделий, в удачные месяцы — продавать их на 500 тыс. рублей, отправляя товары в Канаду и Финляндию, и открыть собственный магазин в Китае. Особенности работы с материалом подглядели у томичей, а оборудование сконструировали иркутские специалисты. О том, какие необычные заказы выполняла мастерская, как организован экспорт сувениров и какие изделия особенно любят китайские потребители, Богданов, руководящей компанией «Берестяная грамота», рассказал «Верблюду».


От мишек и матрешек к бересте

После окончания Политеха по инженерной специальности (городской электротранспорт) Петру Богданову удалось устроиться только простым электриком и «работать в сапогах и в масле» — по его словам, в середине 1990-х рабочих мест для инженеров не было. Торговать сувенирами для иностранцев предложил друг Евгений (фамилию Богданов называть отказался, ссылаясь на нежелание приятеля, — они до сих пор общаются. — Ред.). Они учились вместе в Политехе первые два курса, затем Евгений перевелся на факультет иностранных языков. Еще студентом он помогал местным художникам продавать картины иностранцам, а после и сам продавал туристам сувениры.

Для общения с иностранными покупателями Богданову пришлось срочно подтянуть английский язык: школьных и студенческих знаний явно не хватало. Петр купил кассету с уроками и пошел на курсы, а разговорный язык практиковал с покупателями. В итоге, общаясь на английском языке, Богданов за день заработал свою месячную зарплату и на следующий день не вышел на работу.

В 1990-е в регион в основном приезжали японские и европейские туристы. «Английский и впоследствии японский языки я освоил через „не могу“, потому что способности к языкам у меня нет, но желание продать и заработать все перевесило», — вспоминает Богданов.

В те же годы, по крайней мере в Иркутской области, закрылись многие геологические институты (например Сосновгеология) и на их базе организовывались небольшие мастерские, где изготавливали сувениры и украшения из чароита, нефрита, лазурита и других камней. Богданов и его компаньон закупали эти изделия, а также заказывали у мастеров по дереву мишек и матрешек, — все это хорошо продавалось.

В начале 2000-х вместе с новым партнером Владимиром Плужниковым Богданов открыл сувенирную лавку в Тальцах. В 2003 году Богданов собрал большую коллекцию сувенирных матрешек, заказав у мастеров со всей страны разнообразные экземпляры, от миниатюрных до метровых, и на деньги от продажи сувениров организовал выставку, насчитывающую 700 матрешек. Он объяснил, почему хотел сделать из продажи матрешек настоящее шоу: «Мне никогда не было интересно заниматься перепродажей. Хотелось чего-то большего. В какой-то момент я заметил, что люди начали покупать однотипную продукцию, и работать мне стало скучновато».

Тогда предприниматель обратил внимание на бересту, которой к тому времени уже немного занимался «Я узнал, что 80% берестяных изделий делается в Томской области, в городе Асино (120 км от Томска). В советское время там был лесопромышленный комплекс. В 1990-е он разорился, и люди возродили народный промысел, традиционный для местных татар. Производство было массовое, но Томск не туристический город, логично было экспортировать за территорию области», — рассказывает Богданов. Спрос был огромный: когда предприниматель захотел купить партию изделий, ему ответили, что товара на всех не хватает. «Я очень удивился, что в век рыночной экономики пришел с деньгами за покупкой, а меня отправили ждать своей очереди», — вспоминает предприниматель. Богданов воспринял это событие не как досадную проволочку, а как возможность — и понял, что нужно самому производить изделия из бересты. В 2007 году вместе с новым партнером Мариной Добрыниной (предыдущий занялся другим бизнесом) Богданов отправился в Асино. Добрынина закончила медицинский институт по специальности «провизор» и работала в аптеке, потом потеряла работу, и Богданову захотелось ей помочь. «Вдвоём бизнесом заниматься веселее», — объясняет он.

Оборудование с нуля

В Асино местные мастера разъяснили Богданову технологию изготовления сувениров. Берестяным промыслом, по его словам, занимается «весь город», и технология известна не только узкому кругу специалистов. К тому же приезжих из Иркутска не считали конкурентами. Предлог для общения и погружения в тему Богданов придумал простой: объяснил, что хочет купить партию товара. Инженерное образование помогло быстро разобраться с основными моментами производства.

Первую партию сырья предприниматели купили у томских заготовителей. Заготовка сырья и изготовление берестяных сувениров — два разных бизнеса, и Богданов решил заниматься только вторым. Собирают бересту раз в год, весной, в период сокодвижения. Самый крупный регион-заготовитель — Томская область. Килограмм бересты стоит 100 — 200 руб, а ее цена зависит от урожая бересты, ее качества, толщины, количества сучков, способности расслаиваться и т. д. В последние 2 года предприниматели покупали килограмм бересты за 150 рублей.

Летом 2007 года Богданов и Добрынина заработали на продаже сувениров и решили вложить заработанные деньги в свое новое дело — производство берестяных изделий. Стартовые инвестиции составили около 80 тыс. рублей: основные расходы были на пресс для тиснения изображений на бересте (60 тыс. рублей) и сырье (20 тыс. рублей).

Инструменты для обработки бересты купить крайне трудно. Модели существующих прессов, с которыми работал Богданов, дают только точечное приложение силы, а для тиснения не бересте нужно равномерное распределение давления на большую площадь клише. Предприниматели решили попробовать изготовить оборудование здесь, в Иркутске, и обратились в местную компанию «Энерпред», которая занимается в основном изготовлением гидравлических изделий для железных дорог. Существующий гидравлический пресс специалисты компании специально переоборудовали для нужд мастерской. Именно этим прессом в «Берестяной грамоте» пользуются уже 12 лет (позже появился еще один). Сначала управлять прессом можно было только вручную, а спустя год установили маслостанцию. Она обошлась в 100 тыс. рублей, зато позволила перевести часть работы в автоматический режим. Клише для изделий с самого начала разрабатывал иркутский художник Константин Антипин, на аутсорсе. «Берестяная грамота» получает от художника полностью готовое клише: дизайнер разрабатывает макет в Corel Draw, по которому затем фреза автоматически вырезает клише из металла.

Поначалу помещения для производства берестяных изделий у предпринимателей не было, заготовки на оборудовании они делали на дому, а затем передавали изделия работникам, которые так же, у себя дома доводили продукт до готовности: морили, тонировали, склеивали детали.


Дмитрий Шатов

Мастер по изготовлению сувениров из бересты

Я работаю на производстве 4 месяца, пришел сюда вслед за женой. Мне нравится, что это уникальный опыт: работе с берестой по интернету не научишься. Береста — тот материал, который надо понять. Это не бумага, которая всегда ведет себя одинаково, здесь даже один небольшой кусок с одного дерева в разных местах может быть отличным по толщине, мягкости, структуре поверхности. И все эти особенности нужно учесть перед тем, как вырезать форму для изделия. Я делаю полный цикл работы — от раскроя до склеивания и финальной обработки. Самое интересное — шлифовка: проводишь войлоком, изображение становится более объемным, и изделие преображается.

Вопрос с реализацией товара встал сразу: бизнес начали осенью, а основной сбыт сувениров приходится на летние месяцы. Чтобы избежать сезонности спроса, партнеры разработали две концепции: Марина Добрынина предложила отправиться в Москву и найти там точки сбыта, а Богданов — создать сайт и вести продажу онлайн. Концепция Богданова оказалась более эффективной: Добрынина пробыла в Москве месяц, сняла торговое место на рынке «Вернисаж», где идет оптовая торговля сувенирами и изделиями народных промыслов. Но ей не удалось в короткие сроки заключить договоры с оптовыми продавцами сувениров. На это понадобилось бы больше времени и усилий, которые предприниматель не готова была потратить. В то же время, онлайн-магазин оправдал ожидания: спрос появился, заказы пошли со всей страны. Разработка первого сайта обошлась Богданову в 30 тыс. рублей. К концу 2009 года предприниматели сняли небольшое помещение на улице Горького и расширили штат, передав работу по тиснению на прессе новому сотруднику. Через 5 лет мастерская переехала в одно из помещений фабрики «Узоры» на ул. Октябрьской революции, где работает до сих пор.

В поисках финансирования

Богданов утверждает, что местные власти в Иркутске часто идут навстречу малому бизнесу. Компания пользовалась различными субсидиями: в 2012 году по программе по трудоустройству инвалидов Центра занятости населения (за каждое организованное рабочее место давали около 80 тыс. рублей, и Богданов взял на работу трех человек с ограниченными возможностями). За 250 тыс. рублей купили лазерный гравер, чтобы резать и гравировать березовую фанеру — основу для многих изделий. Это позволило увеличить ассортимент продукции вдвое.

Еще один пресс также удалось приобрести по субсидии, только уже Центра поддержки предпринимательства. Он обошелся в 150 тыс. рублей и был сделан с нуля иркутской компанией «Гидравлические насосы». В 2015 году возникла потребность в обновлении сайта компании, разработка стоила предпринимателям около 100 тыс. рублей, сумму выплачивали поэтапно, по 20 — 25 тыс. рублей. Недавно с помощью Центра поддержки экспорта начали переводить сайт на английский язык.

Чего не хватает малому и среднему бизнесу в нашей стране, так это практики «частного инвестирования», уверяет Богданов. Ставки по кредитам в банках невыгодные, и прибегать к этому способу займа предприниматель не намерен. Он хотел бы найти заинтересованного инвестора, готового рискнуть и вложиться в развитие «Берестяной грамоты» на условиях получения в дальнейшем процентов с прибыли компании. В случае, если проект не приносит прибыли, инвестор по условиям договора не предъявляет претензий, — именно такую модель хотел бы реализовать Богданов. «Рисковать должны оба, а не только предприниматель», — убежден он. Отсутствие инвестиций сильно тормозит развитие бизнеса. В частности, «Берестяной грамоте» это мешает в полной мере реализовывать свои идеи, — брать кредит предприниматель принципиально не хочет, а поиски инвесторов пока не увенчались успехом.

«Грамота» в чисоа

45% себестоимость продукции — стоимость материалов, 15% — заработная плата (помимо руководителей, работают 5 сотрудников. В их обязанности входит изготовление продукции, сбор и отправка заказов), 10% — реклама и иные расходы, 30% — прибыль. Выручка, по словам Богданова, сезонная и составляет от 100 тыс. рублей. до 500 тыс. рублей в месяц. От 70% до 90% прибыли возвращается в оборот предприятия.

Российские покупатели

У компании — около 1 тыс. наименований продукции. Стоимость изделий колеблется от 50 до 2 тыс. рублей, говорит Богданов. «Берестяная грамота» работает на рынке B2B, где оптовыми покупателями выступают торговые точки по туристическим направлениям: например Байкал и Золотое кольцо. Спрос по регионам неровный. Например, берестяные изделия хорошо продаются на севере (Магаданская область), Дальнем Востоке, есть клиенты в Москве и Санкт-Петербурге, но, например, в Ростовской области, Краснодарском крае совсем не понимают этот материал и сувениры из бересты не закупают. Чем это обусловлено, предприниматели затрудняются ответить.

Другой крупный канал сбыта продукции — корпоративные клиенты (компания делала бизнес-сувениры для ОАО «Алроса», «МТС», Японского центра при Торгово-промышленной палате Восточной Сибири, русско-французского общества «ФРАНСИБ»), сувенирную продукцию для фестивалей и других мероприятий, фирменную посуду для ресторанов. Определенная часть продаж идет через розничную торговлю в собственном магазине «Берестяной грамоты», который работает непосредственно на производстве. Для подарков покупают в основном берестяные хлебницы (2 тыс. рублей), туеса (200 — 300 рублей) и шкатулки (80 — 900 рублей), популярностью пользуются фляги (250 рублей) и стопки (80 рублей), оплетенные берестой с рисунком, мелкие сувениры — магниты, зеркальца, зажигалки (от 50 рублей).

Еще одно направление работы — отделочные материалы (берестяными панелями можно отделать стены и мебель). Компания гордится уникальным заказом, который недавно выполнила: к традиционному якутскому празднику Ысыах изготовили 40 берестяных панелей размером 1×1,5 м, общая стоимость заказа составила 550 тыс. рублей. На проект в Якутии ушло 100 кг бересты, заказ выполнили за 60 дней. Панелями отделали внутренние стены большой юрты. Таким образом, заказчик спровоцировал изобретение нового продукта, который «Берестяная грамота» готова включить в постоянный ассортимент. Стоимость одной такой панели сейчас — 10 тыс. рублей, но при усовершенствовании технологии и стабильных заказах стоимость можно было бы снизить. Богданов озвучивает интересную идею интерьерного решения для бара или ресторана: отделка барной стойки, стен берестяными панелями и посуда из бересты. Заведения с подобным интерьером предприниматель не встречал и считает, что бизнес-идея могла бы стать успешной.

Ставка на экспорт

Богданов убежден, что в Иркутской области из-за небольшого рынка вести бизнес, ориентированный на местных, сложно и не перспективно. По его мнению, в Сибири, если занимаешься производством, нужно ориентироваться на экспорт в другие регионы и страны, — вот к чему нужно стремиться. Изделия «Берестяной грамоты» отправлялись в Канаду, Ирландию, США, Германию, Францию, Финляндию — это была как продукция из имеющегося ассортимента, так и изделия на заказ. Из-за рубежа, по словам Богданова, в основном заказывают изделия с символикой России, в частности Байкала, — для русских магазинов или, например, культурных центров. Однажды финны заказали изделия с собственной символикой, и это было очень нетипично. Был интересный заказ из Франции (сделка не состоялась по ряду причин): французская кондитерская хотела заказать коробки для тортов из бересты.

Одним из самых перспективных каналов сбыта предприниматель видит Китай: страна, которая в последние десятилетия сделала поразительный скачок в развитии экономики (и увеличении потребительского рынка), уверенно идет к тому, чтобы стать крупнейшей экономикой мира. Богданов замечает, что первые заказы из Китая начали появляться 3 — 5 лет назад, когда в стране созрел средний класс (150 — 200 млн человек с заработной платой не ниже 85 тыс. рублей). «Мы все прекрасно видим, как сейчас этот средний класс приезжает к нам в качестве туристов и просит „завернуть пару килограммов русской экзотики“, то есть активно покупает местные товары», — рассказывает Богданов.

Богданов отмечает особую предприимчивость китайских бизнесменов: они учат русский язык, сканируют русскоязычный интернет на предмет интересного сотрудничества и сами выходят на потенциальных партнеров. Так случилось и с «Берестяной грамотой» — китайский предприниматель Юй Ваньхуэй первым обратился к Богданову 3 года назад. На руку сыграло развитие беспошлинных зон приграничной торговли, которые привлекают как отечественных, так и зарубежных владельцев бизнеса. Так, например, в Манчжурии, крупнейшем Евроазиатском транспортном узле Китая, в последние годы увеличивается количество торговых площадей, открытых в рамках свободных экономических зон. Китайский предприниматель наладил контакт с Богдановым благодаря своему племяннику, который учился в Иркутске и знает русский язык. Первую закупку сделали на 500 тыс. рублей. Особое предпочтение китайцы отдают картинам маслом на бересте (у отечественных покупателей этот товар не пользуется таким спросом). Возможно, дело в том, что средний класс Китая ориентируется в потребительских привычках на средний класс Европы и США, где картины маслом являются предметом интерьера. Следующая закупка уже составила 1,2 млн рублей., а в этом году в Китай отправился товар на сумму 700 тыс рублей. Снижение суммы сделки Богданов объясняет тем, что его компания не может обеспечить короткие сроки изготовления и доставки товаров, которые требует покупатель, поэтому часть сувенирной продукции китайцы заказали у другого поставщика.

Опыт с первой сделкой показал Богданову, как следует вести диалог с партнером, чтобы не упустить выгодный контракт. Тогда Богданов назвал слишком короткий срок поставки товара. В итоге сроки были пропущены, а китайцы остались недовольны. «Они спросили меня, зачем же я назвал даты, к которым не успел подготовить товар. Я честно ответил, что боялся потерять сделку. Тогда у нас состоялся открытый разговор, в ходе которого я понял, что для китайского бизнесмена важнее личный контакт и доверие, а не официальные бумаги. Поэтому теперь мы максимально честны друг с другом», — рассказывает Боганов. При этом официальный международный контракт был заключен. Партнеры 3 года назад открыли в Манчжурии фирменный магазин «Маргарита», в котором представлены изделия иркутской мастерской. Основные покупатели — туристы, в основном из южных провинций Китая.

Территория свободной торговли

Инициатором развития зон приграничного экономического сотрудничества является Китай, который с середины 90-х целенаправленно ведет политику в этом направлении. На сегодняшний день действует около полутора десятков таких зон: на границе со странами Центральной и Юго-Восточной Азии, Монголией и Россией. Российско-Китайская приграничная зона свободной торговли в Манчжурии была официально открыта в 2017 году. На территории зоны покупатели могут приобрести товар на 8 тыс юаней (72,2 тыс. рублей), которые освобождены от импортных пошлин. Упрощение таможенных процедур и введение зон беспошлинной торговли позволило увеличить объем товарооборота: в июле 2019 года был зафиксирован исторический рекорд по количеству таможенных оформлений за месяц, а приграничную зону посетили более 23 тыс. человек, что в 5,2 раза больше, чем за аналогичный период в прошлом году.

Богданов отмечает особенности ведения дел с китайскими партнерами: скорость работы и принятия решений у них гораздо выше, чем в России, а любая поставленная задача будет решена в любом случае. Например, когда организовывали поставку первой партии, китайцы буквально все сделали сами: нашли русского таможенного брокера из Читы, заказали в России транспортную компанию по доставке в Манчжурию. Отследили весь процесс производства и улетели вместе с товаром, разгрузив его у себя. «Мы не смогли за столь короткий срок предоставить им все эти услуги», — признается Богданов.

Богданов дорожит хорошими взаимоотношениями с китайским партнером. За годы сотрудничества деловые отношения переросли в приятельство: иногда партнеры проводят совместные ужины, на одном из таких китайцы угощали иркутян блюдами, которые приготовили сами, — традиционными пельменями и отварной говядиной. Богданов пока не успел устроить ответный ужин: «К моему стыду, надо признать, что нам не удалось угостить наших китайских партнёров. Я, правда, второпях пригласил их к себе, познакомил со своей мамой и угостил сдобными булочками с повидлом и кофе с молоком», — рассказывает бизнесмен.

Пока это единственный крупный китайский заказчик, и Богданов ищет новых партнеров. Одним из перспективных способов выхода на китайский рынок он видит WeChat — популярную в Китае платформу с широким функционалом: от общения до проведения денежных транзакций и подтверждения личности при пересечении границы. Предприниматель хочет открыть в приложении магазин и выйти на огромное количество потенциальных покупателей, но для этого ему необходимо зарегистрировать компанию на территории КНР. Сейчас Богданов продумывает свои шаги в этом направлении и подсчитывает затраты: для регистрации юридического лица в Китае ему необходимо 150 тыс. рублей и еще столько же — для открытия и продвижения интернет-магазина в WeChat. Денег пока нет, надежный специалист тоже не найден.

Самому организовать экспорт сложно. В первую очередь, не хватает специалистов и консультантов, рассказывает Богданов. Например, подходящий таможенный брокер нашелся только в Чите. Специалисты, которые работают в Иркутске, «заточены» на крупный экспорт: лес, газ, нефть. Брокер отвечает за транспортировку товара от Иркутска до Манчжурии, заполняет коды товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности (ТН ВЭД), от которых зависят ставки импортной и экспортной пошлины. Брокер гарантирует прохождение таможенного контроля и доставку груза заказчику. Интересно, что в перечне кодов ТН ВЭД в принципе нет бересты. Сейчас продукция «Берестяной грамоты» проходит таможенный контроль по нескольким кодам, например «древесина и изделия из нее», «декоративные изделия из дерева» и др. Проблем с прохождением российско-китайской границы никогда не возникало, но, например, в Финляндию товар однажды не прошел, хотя несколько раз до этого все было в порядке. Недоразумение случилось и на израильской границе: таможенники перенесли берестяную продукцию в категорию товаров с более высоким налогообложением, и предпринимателю пришлось заплатить штраф за «неправильно» оформленные документы. Такие ситуации происходят потому, что у берестяных изделий нет собственного кода товарной номенклатуры и их можно отнести сразу к нескольким категориям (или вообще ни к одной). Но отечественные предприниматели не спешат подавать заявку на присвоение кода новому продукту. Не стал делать этого и Богданов, потому что, по его мнению, чиновники тут же обложили бы товар налогом, а каким — неизвестно.

Береста Байкала

В 2017 году партнеры разделились: Марина Добрынина создала компанию «Береста Байкала» и взяла на себя часть оптовых клиентов и розничный магазин, где внедрила систему учета товаров по штрих-кодам и бонусную программу для покупателей, а Богданов стал дальше развивать интернет-торговлю, экспорт и новые направления (например изготовление берестяных панелей). Правда, разделение отчасти условное, ведь компаньоны по-прежнему работают в одном помещении и на одном оборудовании, помогают друг другу и иногда делают совместные проекты.

Большая часть заказов у предпринимателей — оптовые, но Марина Добрынина хотела бы «подтянуть» розницу. Большая часть продаж идет через магазин, который расположен прямо в мастерской (остальные продажи — через сайт). «Розничные клиенты — это в основном туристы либо местные, которые едут в гости в другие регионы или за границу, — говорит Добрынина.— Береста — это исконно русский материал, поэтому его очень охотно берут в качестве подарка для друзей-иностранцев». В розничной торговле предпринимательницу привлекает и простота в организации продаж, и прямое взаимодействие с клиентами. «Экспорт — это слишком трудоемко, одно составление бумаг чего стоит. Мне это совершенно неинтересно».

Богданов, напротив, видит потенциал именно в экспорте, а розничная и даже оптовая внутренняя торговля кажется ему не особо перспективной: «Рынок в России сжимается. Покупательская способность только падает. Мы должны искать клиента за пределами России, в странах, более благополучных экономически». Несмотря на разницу во взглядах и типах ведения бизнеса, предприниматели по-прежнему остаются компаньонами, работают под одной крышей и имеют примерно одинаковый объем заказов.


Марина Добрынина

Руководитель компании «Береста Байкала»

Сейчас я развиваю розницу и ввожу новое направление — сувениры из кожи. Ниша свободна: в сувенирных лавках кожаных сувениров не много, в основном, это кожгалантерея, но изделий с символикой нет. Фонд поддержки предпринимательства Иркутской области помог с написанием бизнес-плана. Период окупаемости — 3 года, в принципе, меня это устраивает, хотя понятно, что будут отклонения от плана, ведь я еще не очень точно представляю, сколько буду продавать. В первую очередь нужно приобрести специальное оборудование для изготовления клише и пресс для тиснения по коже. Минимальная сумма инвестиций для запуска нового направления — от 350 тыс. до 400 тыс. рублей. Первые изделия планирую выпустить уже в этом году. Это будут мешочки, брелоки, подвески. Поначалу отшивать кожаные изделия будут здесь, на фабрике «Узоры», но в следующем году я хочу приобрести швейные машины, чтобы делать это уже не на аутсорсе. Я решила сосредоточиться на местных покупателях, как оптовых, так и розничных, хотя клиенты из других регионов тоже есть.

Береста в тренде

Предприниматели гордятся тем, что в последние 2 — 3 года благодаря расширению ассортимента, четкой работе интернет-магазина и увеличению клиентской базы им удалось значительно снизить сезонность бизнеса: берестяные изделия покупают теперь круглый год, а не только летом. Правда, всплески покупательской активности все же остались: продажи увеличиваются в июне — августе, а также в декабре — марте, в сезон праздников. Весной и осенью основными крупными покупателями остаются корпоративные клиенты.

За один месяц мастерская может произвести 30 берестяных панелей размером 1,5 м на 1,5 м или 15 тыс. магнитов или брелоков из бересты. Ежегодно компаньоны закупают 1,5 тонны сырья. Береста продается листами 30×50 см, в килограмме сырья около 15 таких листов. Часть партии приходит из Томской области, но «Берестяная грамота» предпочитает работать с местными заготовителями — бересту покупают в Большом Голоустном, а также в Улан-Удэ. Иногда небольшая часть закупок делается у красноярских и новосибирских заготовителей. Богданов отмечает, что если 5 — 10 лет назад абсолютным лидером в заготовке бересты были томичи, а найти сырье в ближайших регионах было практически нереально, то последние несколько лет ситуация немного поменялась: к сбору бересты подключились местные заготовители. Стоит полагать, что роль в этом процессе сыграл стабильный спрос «Берестяной грамоты», а также индивидуальных мастеров.

Магазинам продавать берестяные сувениры выгодно, спрос большой. По словам Богданова, накрутка сувенирных магазинов на оптовую цену составляет не менее 80%. Поэтому заказов у компании всегда хватает, при этом на рынке еще и остается некоторый дефицит товара. Это позволяет предпринимателю диктовать свои условия продажи: оптовые партии продаются только по предоплате 100%, компания не отдает товары на реализацию. Богданов признается: ему приходится контролировать количество клиентов, чтобы не допустить ситуации, в которой компания перестала бы справляться с заказами: «Бывает, что фирмы гибнут не от недостатка, а от переизбытка клиентов, не успевая обрабатывать запросы, теряя репутацию и заказчиков. Поэтому мы очень аккуратно даем рекламу в интернете и прекращаем ее, как только набирается достаточное количество заказов».

Сейчас рентабельность компании находится на уровне 20% — 30% для опта и 50% — для розницы (30% от всех продаж). Предприниматель хотел бы повысить эти показатели, но увеличение объемов производства и снижение закупочной цены предполагают большие расходы, которые компания пока не готова понести. Основными направлениями развития бизнеса предприниматель видит модернизацию технологии производства и увеличение продаж на китайском рынке. Вложения Богданов ищет у инвесторов, и пока безуспешно. Это проблема, которую Богданов пытается решить последние несколько лет. «Получится найти инвестора — замечательно, а если нет, то будем справляться собственными силами», — не теряет оптимизма предприниматель. Он говорит, что если не удастся найти инвестора, компания будет расти так же медленно, «как и все в России», но трудности его вряд ли смущают.

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите одновременно
клавиши «Ctrl» и «Enter»

Загрузка...

Комментариев 0

21.02.2020 19:06

На экс-главу Листвянки завели дело из-за незаконной гостиницы на Байкале. Ее построили, когда мэр был под домашним арестом

Андрей Блинов

Автор Андрей Блинов

0Комментариев

В феврале силовики задержали главу Листвянки Александра Шамсудинова — по версии следствия, он выдал незаконное разрешение на строительство жилого дома на Байкальской природной территории. Мэра отстранили от должности, сейчас он под подпиской о невыезде. Шамсудинов рассказал «Верблюду» о причинах задержания и объяснил, почему он не согласен с обвинениями.

По версии Следственного комитета и прокуратуры, в 2017 году Шамсудинов незаконно выдал разрешение на строительство дома площадью более 1400 кв.м² в центральной экологической зоне Байкальской природной территории. Вместо того, чтобы построить дом, собственник возвел трехэтажную гостиницу. 14 февраля следствие возбудило уголовное дело о превышении полномочий, сейчас мужчина находится под подпиской о невыезде.

Экс-глава Листвянки рассказал «Верблюду», что в 2017 году пытался прекратить строительство гостиницы — чиновник заметил, что на месте будущего дома появилась крупная строительная площадка с котлованом. Администрация сообщила об этом в прокуратуру. «Стройка была прекращена в 2017 году, был запрет прокуратуры. Здание построили в мое отсутствие, а пришли ко мне: „вот, вы выдали разрешение“. Я давал разрешение на строительство жилого дома, стройку мы прекратили, когда там начали возводить этот объект, в мое отсутствие объект был построен, и мне предъявляют сейчас претензии», — рассказал собеседник «Верблюда».

Отсутствие, упомянутое Шамсудиновым, — домашний арест, под который его поместили 22 апреля 2018 года в рамках уголовного дела из-за незаконной выдачи разрешений на строительство домов. В ноябре 2019 года суд прекратил уголовное дело за истечением сроков давности. Шамсудинов уверен — уголовные дела связаны с тем, что он начал задавать много неудобных вопросов.

«Я офицер МВД, в этом поселке я работал 25 лет, у меня здесь семья, дети выросли и мне не безразлично, что тут с поселком будет происходить. Те, кто отстранили меня от должности — товарищи, поставленные мне сверху, — обливают меня грязью. Потому что пришел и начал интересоваться всякими моментами: Что сделано? Как деньги потратили бюджетные? Почему так случилось? Почему это не сделали? Вопросов неудобных много начал задавать, ну вот опять здесь», — поделился собеседник «Верблюда».

Почему администрация запрещала строительство?

По словам Шамсудинова, еще в октябре 2016 года прокуратура запретила главам поселений выдавать разрешения на строительство домов в экологической зоне Байкальской природной территории. Администрации поселков отказывали местным в строительстве, что возмущало жителей.

«Мы отказывали, и люди стали возмущаться. Депутаты потребовали разъяснений от прокуратуры. Зампрокурора Андрей Некрасов разъяснил, что 643 постановление (постановление правительства №643 Об утверждении перечня видов деятельности, запрещенных в центральной экологической зоне Байкальской природной территории“), не включает запрет о строительстве индивидуальных жилых домов. В марте 2017 года это разослали всем главам по Иркутской области. Пришло разъяснение Минприроды о том, что экологическая экспертиза для возведения жилых домов не требуется. С марта 2017 года, я, и все главы по Байкалу, начали выдавать разрешения на строительство», — рассказал собеседник «Верблюда».

Разъяснение для жителей Голоустненского, Большереченского и Листвянского муниципальных образований по-прежнему опубликовано на портале Иркутского района. В нем говорится, что выдавать разрешения возможно, если будущие постройки соответствуют градостроительной документации — генеральному плану, правилам землепользования и застройки.

Шамсудинов рассказал, что администрация Листвянки отправляла в надзорные органы все разрешения, которые он подписывал. «Они всё это видели, вопросов никаких не возникало. В 2018 году возбуждают уголовные дела, сажают меня под домашний арест, несмотря на разъяснение прокуратуры — всё, запрет, мы превысили полномочия», — подчеркнул собеседник «Верблюда».

20 февраля мужчина отправил обращение в СМИ (есть в распоряжении редакции), в котором он попросил врио губернатора Иркутской области Игоря Кобзева вмешаться в ситуацию. «Врио губернатора Кобзев, человек, который носил большие погоны, должен разобраться в ситуации, читает чью-то лживую справку, о том, что виной незаконным постройкам на Байкале — Шамсудинов, и не вникает в суть и не проверяет факты», — написал он в обращении.

Александр Шамсудинов был избран на пост мэра Листвянки 18 сентября 2016 года, за него проголосовали 57,67% избирателей. С 1993 по 2014 год он был сотрудником главного управления МВД по Иркутской области (начал как милиционер конвойной службы и закончил начальником дежурной смены). С декабря 2015 по сентябрь 2016 года он был председателем думы Листвянского муниципалитета.

Ничего не нашлось

Попробуйте как-нибудь по-другому