• В Листвянке теперь запрещена звуковая рекламареклама
  • На теплых озерах появится пост спасательной службыслужбы
  • Возможность: обсудить творчество Стругацких на встрече книжного клубаклуба

Главная > Искры 07.01.2022 08:30

25 лучших материалов «Верблюда» в 2021 году

Катерина Зырянова

Катерина Зырянова

0 Читать комментарии
25 лучших материалов «Верблюда» в 2021 году - Верблюд в огне

Иллюстрация: Игорь Герасимов / «Верблюд в огне»

В 2021 году редакция «Верблюда в огне» выпустила более 270 материалов: интервью, репортажей, экспериментов, разборов, фотоматериалов и один большой мультимедийный проект. Наши авторы ездили на практически безлюдное побережье Байкала для встречи с учеными, ходили с собакой по иркутским кафе, искали с известными горожанами их любимые места, встречались с олимпийским призером и писали об этом и многом другом. Показываем, каким был год глазами «Верблюда».


Январь


Фото: Алена Аманмахова / «Верблюд в огне»

5 историй жителей Приангарья, взявших собак с улицы и из приюта

Один из самых трогательных текстов прошлого года. «Верблюд» поговорил с иркутянами и ангарчанкой о том, почему они выбрали собак из приюта или с улицы, с какими сложностями столкнулись и что получили взамен. Бонус — совершенно умилительные фото.

Февраль


Коллаж: Евгения Власова / «Верблюд в огне»

Архитектурный треш как символ эпохи. Что такое капиталистический романтизм и где искать его в Иркутске

В последние пару лет в архитектуре появилось новое слово «капром», объединяющее пеструю и аляповатую архитектуру 1990-х и 2000-х годов. Вадим Палько специально для «Верблюда» побеседовал с автором термина, архитектором Даниилом Веретенниковым, — получился капромантический тур по Иркутску.

Коллаж: Евгения Власова / «Верблюд в огне»

Фото: Артем Моисеев / «Верблюд в огне»

«Если ничего не изменится, можно закрывать бизнес». Монолог предпринимателя, установившего виселицу у здания правительства

Интервью с одним из главных медиагероев прошлого года в Иркутской области — общественником и представителем бизнеса из Усолья-Сибирского Михаилом Ожигановым. В 2021-м его неоднократно штрафовали и задерживали из-за пикетов против повышения налогов и введения QR-кодов. В феврале мы поговорили с ним о том, что подвигло его на первую акцию с виселицей у здания правительства области.

Март


Фото: Алена Шатуева / «Верблюд в огне»

Подлежит сносу: как и куда переселяют жильцов из аварийных домов в Иркутске

В Иркутске более 300 домов признаны аварийными и подлежат сносу. В этих «деревяшках» живут больше восьми тысяч человек, и всех их должны расселить. Часто этот вопрос сопровождается массой сложностей — вместе с двумя иркутянками, мэрией и юристом разбирались в проблемах переселенцев и возможных решениях.

Фото: Алена Шатуева / «Верблюд в огне»

Фото: Алена Аманмахова / «Верблюд в огне»

«Коляска никогда не была для меня якорем»: как тиктокерша из Иркутска ломает стереотипы об инвалидности

В 2021-м TikTok стал самым популярным сервисом в интернете, опередив даже Google. Кажется, пора привыкнуть, что эта соцсеть меняет нашу реальность прямо сейчас. В этом интервью узнали, как TikTok изменил жизнь иркутянки Марии Литвинцевой, которая почти 10 лет передвигается в инвалидной коляске.

Фото: Алена Аманмахова / «Верблюд в огне»

Эксперимент: редакция тестирует 6 дог-френдли заведений Иркутска

Наш автор Яна Шутова и ее спаниель Боря прогулялись по шести дог-френдли кафе города, чтобы выяснить, как там на самом деле относятся к посетителям с собаками. Посмотрите, какие вышли теплые и милые снимки.

Фото: Алена Аманмахова / «Верблюд в огне»

Апрель


Фото: Артем Моисеев / «Верблюд в огне»

«В регионах всё время пытаются оправдаться». Алексей Пивоваров — о провинции, самоцензуре и непредсказуемой России

В прошлом году «Верблюду» удалось взять эксклюзивное интервью у Алексея Пивоварова — известный журналист приезжал в Иркутскую область, чтобы снять фильм о проблемах Байкала. Поговорили о том, как живут регионы в современной России, можно ли работать прессе, когда всех вокруг объявляют иноагентами, и зачем в 2021 году выпускать фильм о криминальных авторитетах.

Май


Фото: Артем Моисеев / «Верблюд в огне»

«Нам не нужно стремиться к Голливуду». Критик Антон Долин — о цензуре, стримингах и новых лицах русского кино

Еще одна важная беседа — на этот раз с российским кинокритиком Антоном Долиным. О буме стримингов и отечественных сериалов, методах цензуры, региональном кинематографе и о том, почему Россия никогда не дорастет до уровня Голливуда, но это не страшно.

Фото: Артем Моисеев / «Верблюд в огне»

Фото: Алена Шатуева / «Верблюд в огне»

«Сдайте его в интернат, родите себе другого». Как живут и учатся дети с аутизмом в Иркутске

2021-й стал первым годом работы специального класса для детей с расстройствами аутистического спектра (РАС). Его открытия родители добивались три года, и в нем всего восемь учеников, хотя в общей сложности в регионе около шести тысяч детей с аутизмом. Важный и непростой текст о проблемах семей, где воспитываются дети с РАС.

Июнь


Фото: Алена Шатуева / «Верблюд в огне»

Гопники, неформалы и кино как партизанская война: гуляем по Иркутску с режиссером Юрием Яшниковым

В июне мы запустили новую рубрику «Мой Иркутск», в которой известные горожане выбирают важные для себя места, гуляют по ним с нашим журналистом и рассказывают о воспоминаниях, связанных с этими локациями. Первым героем стал режиссер Юрий Яшников. Почитайте также о прогулках с телеведущей Натальей Ветровой, программным директором MCM Иваном Вильчинским, фотографом Евгением Михайловым.

Фото: Алена Шатуева / «Верблюд в огне»

Фото: Артем Моисеев / «Верблюд в огне»

Пространство для выставок и залы без дверей: как театр «Новая драма» превращается в центр современного искусства

В минувшем году крупнейший в городе независимый театр «Новая драма» обрел новый дом и обосновался в восстановленном доме-памятнике на Кожова, 38. Показываем, как выглядит пространство, которое хотят превратить в центр современного искусства.

Июль


Коллаж: Евгения Власова / «Верблюд в огне»

Экотуризм, лопаты и 500 километров дорог: как работает Большая байкальская тропа

2021 год стал сложным не только для малого и среднего бизнеса, но и для некоммерческих организаций. Так, Большая байкальская тропа, которая прокладывает пешеходные дороги вокруг великого озера, почти лишилась финансирования и ее существование оказалось под угрозой. «Верблюд» узнал, почему так вышло и как ББТ выживает в новых условиях.

Коллаж: Евгения Власова / «Верблюд в огне»

Август


Коллаж: Олег Бородин / «Верблюд в огне»

Фото: как изменился Иркутск из-за дыма

Этим летом, как и пару лет назад, Приангарье вновь топило и затягивало дымом. Показываем, как выглядел Иркутск в смоге и с «высокой водой».

Сентябрь


Фото: Алена Шатуева / «Верблюд в огне»

Эксперимент «Верблюда»: тестируем «Пушкинскую карту» в музеях и театрах Иркутска

В сентябре начала работать «Пушкинская карта». С ее помощью россияне от 14 до 22 лет получают 3000 рублей на билеты в музеи, театры, концертные залы. Самый молодой автор «Верблюда» Александр Дядюра решил проверить, как действует этот проект в Иркутске. Спойлер: не обошлось без провалов.

Фото: Алена Шатуева / «Верблюд в огне»

Фото: Алена Аманмахова / «Верблюд в огне»

Как в Иркутске возвращают к жизни дома-памятники. 5 удачных примеров

Иркутяне привыкли ругать город за небрежное отношение к памятникам деревянной архитектуры — многие дома находятся в аварийном состоянии, горят или попадают под снос. Однако есть удачные примеры. «Верблюд» собрал пять историй домов, которые бережно отреставрировали и сделали функциональными в современном городе.

Фото: Алена Аманмахова / «Верблюд в огне»

Арт-ликбез: как блогерка из Иркутска нескучно рассказывает о классическом искусстве

В Иркутске живет блогерка Анастасия Сосновская, которая интересно рассказывает о классическом изобразительном искусстве. Ее читают и смотрят далеко за пределами региона: суммарная аудитория составляет около 200 тысяч человек. Мы встретились с Анастасией и поговорили о том, как она выбирает темы, ведет благотворительные проекты и почему в России все сложно с приобщением к культуре.

Фото: Алена Аманмахова / «Верблюд в огне»

Фото: Алена Аманмахова / «Верблюд в огне»

«Лучше бы шли борщи варить». Иркутские феминистки — об активизме и равноправии

Монологи трех иркутских фем-активисток о том, что именно они делают для города, с каким негативом сталкиваются и как гендерные стереотипы мешают жить всем — и женщинам, и мужчинам.

Октябрь


Фото: Артем Моисеев / «Верблюд в огне»

Зал единоборств вместо танцпола и раздевалки вместо чиллаута. Как теперь выглядит бывший «Мегаполис»

В Иркутске, кажется, окончательно ушла клубная эпоха — в октябре на месте легендарного «Мегаполиса» открылся спортивно-досуговый центр ИГУ. Показываем, как здание восстанавливали из руин и как теперь выглядит знакомый многим танцпол.

Фото: Артем Моисеев / «Верблюд в огне»

Коллаж: Евгения Власова / «Верблюд в огне»

Фото: как бы выглядел 130-й квартал без уродливой рекламы

Название материала говорит само за себя — жмите, чтобы посмотреть наш небольшой «фотошопный» эксперимент.

Фотографии: Артем Моисеев / «Верблюд в огне»

«Хорошо стреляют все. Побеждает тот, кто лучше справится с волнением». История Артема Черноусова — олимпийского призера из Иркутска

Этим летом 25-летний иркутянин, стрелок из пневматического пистолета Артем Черноусов в паре с Виталиной Бацарашкиной завоевал серебряную медаль Олимпийских игр в Токио. Корреспондент «Верблюда» встретилась со спортсменом и узнала, какой путь он преодолел до своей первой медали, как намерен развивать спорт в Иркутске и о чем нужно думать, чтобы стрелять «в пупочек».

Фотографии: Артем Моисеев / «Верблюд в огне»

Ноябрь


Фото: Артем Моисеев / «Верблюд в огне»

Нейтринный телескоп Baikal-GVD: прошлое, настоящее, будущее

Самый масштабный проект «Верблюда» в 2021 году (а возможно, и за всю историю издания), номинант общероссийской премии «Редколлегия». В ноябре мы рассказали и показали, как работают ученые с нейтринным телескопом Baikal-GVD — в проекте мирового масштаба на Байкале. Даже если вы далеки от науки, стоит кликнуть хотя бы ради умопомрачительных видов озера с высоты птичьего полета.

Фото: Алена Аманмахова / «Верблюд в огне»

Почему молодежь уезжает из Иркутска? Известные горожане обсудили на круглом столе «Верблюда»

Впервые «Верблюд» организовал общественную дискуссию. Вместе с известными горожанами обсудили, почему большинство уезжающих из Иркутской области — это люди до 30 лет и что могло бы удержать молодежь в регионе.

Фото: Алена Аманмахова / «Верблюд в огне»

Коллаж: Олег Бородин / «Верблюд в огне»

Иркутск называют «городом падающих самолетов». В чем причины и как это исправить?

В ноябре под Иркутском разбился Ан-12, погибли девять человек. Город вновь стали называть местом падающих самолетов. Мы попытались разобраться, действительно ли в Иркутске чаще, чем в других городах, происходят авиакатастрофы, в чем причины и как это исправить.

Декабрь


Фото: Алена Шатуева / «Верблюд в огне»

«Ребята, он живой»: как в Иркутске и области работают добровольческие поисковые отряды

Большой текст о том, как в Иркутской области работает добровольческое поисковое движение, одно из самых активных по стране. Внутри — памятка о том, что нужно знать каждому, чтобы не потеряться.

Фото: Алена Шатуева / «Верблюд в огне»

Фото: Алена Аманмахова / «Верблюд в огне»

Обугленные стены и дверь на потолке: как выглядит первый в Иркутске центр современного искусства «Огонь»

В конце декабря в Иркутске открылся центр современного искусства «Огонь». Это уникальная история о том, как буквально за два месяца коллектив энтузиастов сделал ремонт в обгоревшем доме-памятнике и открыл первую выставку.


Еще больше интересного — в телеграм-канале «Верблюда в огне»!

Комментариев 0

Разбор «Верблюда» 30.05.2022 12:10

Солнечные пятна и телескопы высотой с многоэтажку: как работает обсерватория в Листвянке

Таня Мелентьева

Автор Таня Мелентьева

0 Читать комментарии

Знали, что Иркутская область — это один из научных центров России? Рядом с нами находятся большое число астрофизических обсерваторий, причем посмотреть на огромные телескопы могут не только ученые, но и любой желающий. В регионе развивается научный туризм, и в совместном проекте с Tele2 «Верблюд» расскажет о самых интересных локациях.

Первой стала ближайшая к Иркутску обсерватория — она находится рядом с туристическим центром Байкала, в горах, на окраине поселка Листвянка. Наш корреспондент побывала на установке и узнала, в какой телескоп можно увидеть Солнце своими глазами и почему ездить в обсерваторию увлекательнее, чем кататься на колесе обозрения.


Партнерский проект

Что можно увидеть в обсерватории

Девять утра. Иркутск спешит на работу и учебу, а мы — на Байкал. Всего полтора часа дороги отделяют нас от места, где живет настоящая наука. За это время мы должны добраться до Байкальской астрофизической обсерватории Института солнечно-земной физики.

Даже в будни в поселке полно туристов. Пожилые, вооружившись палками для сканди-ходьбы, не спеша гуляют вдоль набережной. У самой кромки Байкала, сидя прямо на гальке, отдыхают пары с детьми. У причала люди с катеров зазывают на экскурсии по озеру. Мы проезжаем мимо — наша конечная остановка находится в самом конце Листвянки.

Поворачиваем на узкую улочку, по обе стороны заключенную в ряды деревянных домов. В советские годы на этой территории был пустырь и вся она принадлежала Институту солнечно-земной физики. Но в 1990-е часть земли перешла в частную собственность, и теперь здесь находится индивидуальная застройка.

Проехав по крутой дороге в гору, мы добираемся до обсерватории. Туристы в ожидании экскурсии устроились на скамейках рядом с бирюзовым макетом Урана. Здесь нас встречает экскурсовод  Вячеслав, астроном-любитель. По образованию он HR-менеджер. В 2009 году мужчина купил свой первый телескоп, и его затянула наука о звездах.


История Байкальской обсерватории началась еще в 1960-е годы. Тогда у ученых была большая нужда в инструментах, с помощью которых можно было бы исследовать Солнце. Изначально обсерваторию хотели построить на Ушканьих островах. Там были идеальные климатические условия — прозрачный воздух, много солнечных дней. Однако для строительства больших проектов нужна была инфраструктура, а острова находятся в центре озера, в 12 километрах от берега. Поэтому свой выбор физики остановили на Листвянке.

«Сейчас мы находимся на втором ярусе обсерватории. Всего их три», — рассказывает Вячеслав. Здесь установок нет. Только административный корпус, пристройки, возле которых паркуются «Газели» и «буханки», и большой купол с нарисованными звездами — будущий мини-планетарий. Раньше, когда еще не изобрели «цифру», тут была также фотолаборатория. Теперь этот домик используют как склад, а под его крышей живет кот.

Ученые в обсерватории находятся только днем, ночуют здесь сторожа и гиды, которые проводят вечерние экскурсии. В среднем, на установке работают 70–80 человек. Непосредственно в Листвянке трудятся инженеры, электрики и те ученые, которые имеют дело с оборудованием. Остальные работают из иркутского академгородка.

Вячеслав предлагает спуститься на первый ярус. Путь лежит через узкую тропинку, по одну сторону усаженную цветущим ярко-розовым багульником. Дорога приводит к металлической лестнице с узорами в виде солнц. За ней нас встречают три башни — телескопы высотой с трехэтажный дом. Еще один инструмент спрятался выше, за деревьями.

Эти устройства способны во всех деталях рассмотреть Солнце. Одни регистрируют магнитные поля звезды, другие позволяют наблюдать небесное тело через разные фильтры. Однако посмотреть своими глазами можно только в один телескоп, который находится в дальней башне. Остальные аппараты наблюдают Солнце через специальные камеры.

Заходим внутрь дальней башни и поднимаемся к телескопу по винтовой лестнице. Наверху в полутьме нас ждет аппарат, будто сошедший со страниц учебника астрономии, — белоснежная труба, старые часовые механизмы и метровые ручки для подвода. Вячеслав просит одного из туристов открыть купол — для этого мужчина крутит специальный штурвал, и в башню врывается ослепительный солнечный свет. Сегодня нам повезло с погодой, и мы сможем разглядеть детали на диске звезды. Но наблюдать мы будем не в старый телескоп, а в новый, который прикреплен прямо к корпусу своего предшественника.


Смотреть на Солнце в обычный телескоп нельзя — это крайне опасно для зрения. Для наблюдений звезды на устройстве должен быть специальный фильтр, который пропускает ничтожный процент света. Именно такой установлен здесь.

В окуляре — красный диск. Первые несколько секунд можно увидеть только яркое пятно. Но после того как глаз привыкает к этой картинке, становятся видны пятна в центре и волокна на самом краю диска. Последние — это протуберанцы, подсказывает Вячеслав. Они представляют собой гигантские (больше, чем Земля!) выплески раскаленного газа.

Пока вся группа по очереди наблюдает Солнце, экскурсовод рассказывает о звезде — о циклах ее активности и интересных образованиях на поверхности. Также он показывает один из раритетных снимков, сделанных во время максимума солнечной активности.

Теперь нам предстоит подняться на самую верхнюю точку обсерватории — к Большому солнечному вакуумному телескопу. По ухабистой лесной дороге нас везет белая «Газель». Вдоль тропы можно встретить макеты Сатурна, его спутников и кометы — это часть большого квеста для детей, которые посещают установку.

На третьем ярусе обсерватории нас ждет исполин — белый телескоп, чем-то напоминающий циркуль. Его высота — 29 метров. «В 70-е годы на этом месте была скала, ее взорвали. Из того, что осталось, сделали насыпь, на которой мы сейчас стоим. Этот телескоп строили восемь лет, еще три года настраивали», — рассказывает Вячеслав. По его словам, у устройства такое большое увеличение, что он может детально рассмотреть пятирублевую монетку, находящуюся на расстоянии 10-15 километров.


В привычном понимании «посмотреть на Солнце» через этот телескоп не получится — ученые снимают его спектр. Получается примерно такая же картинка, как если бы пучок света пропустили через призму. Благодаря этим данным физики могут изучать процессы в атмосфере звезды.

Мы поднимаемся ко входу в башню телескопа, рядом на площадке стоит инсталляция — диск Солнца, напоминающий гонг. Это еще одна часть квеста для детей. Нас запускают внутрь здания. Впереди — восемь пролетов, лестницы с каждым разом становятся все круче и круче. На середине пути даже стоит стул — вероятно, для тех, кому такая нагрузка далась непросто.

Наконец, мы добираемся до самой вершины телескопа и подходим прямо к главному зеркалу. Отсюда открывается панорамный вид на Байкал, от которого захватывает дух, — горы, лес и бесконечная гладь озера, сливающаяся с небом. Если присмотреться, здесь можно даже разглядеть дно озера сквозь кристально прозрачную воду. Такого не увидеть даже на колесе обозрения, расположенном в поселке.

Увиденным хочется непременно поделиться. Достаю телефон и начинаю записывать видео: снимаю озеро с высоты птичьего полета и футуристичное зеркало телескопа. Как оказалось, в обсерватории хорошо ловит только Tele2, поэтому я и другие абоненты оператора смогли сразу отправить классные кадры друзьям и коллегам. Остальным туристам приходится отложить шеринг «на потом».

Насладившись видом, мы снова спускаемся вниз. В завершение экскурсии Вячеслав рассказывает гостям о других научных установках в Иркутской области и Бурятии — на некоторых из них также могут побывать туристы.

Научный туризм: что это такое и кто занимается этим в Иркутске

Экскурсия на Байкальскую обсерваторию — это пример того, что такое научный туризм. «В каком-то смысле, такие познавательные туры были и раньше, но только в области архитектуры, культуры и истории. Сейчас же стали популярны естественно-научные направления — физика, химия, геология, астрономия, биология», — рассказывает астроном, директор компании «Звездный десант» Михаил Меркулов.

А рассказать и показать, как живет серьезная наука на Байкале, есть где — на южном побережье озера работает больше десятка обсерваторий. Такой концентрацией исследовательских астрофизических центров мы обязаны климату и количеству солнечных дней — в среднем, по 210-240 в год.

В Приангарье научным туризмом занимается коллаборация из трех компаний — «Солнечный ветер», принадлежащий Институту солнечно-земной физики, «Звездный десант», который основали ученые Сергей Язев, Дмитрий Семенов и Михаил Меркулов, а также туроператор «Наука Тур — Байкал». Они работают в симбиозе — институт дает доступ к своим обсерваториям, ученые готовят лекторов, а менеджеры помогают организовать поездки.

Как правило, гидами на просветительских турах выступают люди с научным образованием — ими нередко становятся педагоги или сотрудники институтов. Специальная подготовка — это обязательное условие для лекторов, подчеркивает Михаил. На экскурсиях люди часто задают сложные вопросы, а грамотный ответ может дать только человек, который проходил специальное обучение.

«»

«Одна история, когда человек просто поглазел на установку и все. Мы работаем на то, чтобы человек ушел от нас заряженный, узнал новое и заинтересовался наукой. Особенно хочется, чтобы дети загорелись этим и пошли работать физиками, — в институтах сейчас катастрофически не хватает специалистов», — размышляет Михаил.

По его словам, перед научным туризмом в области стоит не только просветительская задача. Помимо этого, астрономы хотят, чтобы Иркутск ассоциировался с передовой наукой и космосом у горожан и жителей других регионов. «Мы хотим, чтобы у людей, которые работают в науке, было чувство, что с Иркутском важно и нужно сотрудничать. Что здесь есть крутые установки, на которых работают даже другие страны», — говорит Меркулов.

В научном туризме заинтересованы не только астрономы-энтузиасты, но и целые институты. Во-первых, просветительская деятельность часто привлекает молодых специалистов и они приходят работать в местные обсерватории. Во-вторых, быть на слуху — выгодно. Так организации становятся заметнее и могут привлечь грантовую поддержку или инвестиции на исследования.

Сами сотрудники обсерваторий тоже не против иногда взаимодействовать с туристами и ответить на их вопросы. Бывало также, что работники присоединялись к экскурсиям — например, чтобы понаблюдать небесные объекты в телескоп. Ведь сейчас ученые смотрят на космические тела через экран компьютера и не работают с оптикой годами.

Как добраться до обсерватории в Листвянке

Байкальская обсерватория находится у мыса Лиственничный и обозначена на любых онлайн-картах. Добраться до нее можно либо на машине, либо на маршрутке №526 Иркутск — Листвянка. Автобус отходит от городского автовокзала.

Если вы решили ехать на общественном транспорте, то вам придется немного прогуляться. От гостиницы «Маяк» до входа в обсерваторию нужно пройти 1,5 километра. Попасть в обсерваторию и подняться на установки можно только в сопровождении экскурсоводов. Перед посещением обязательно нужно позвонить в «Наука Тур — Байкал» или «Солнечный ветер» и договориться об экскурсии.

Еще один важный момент — это связь. Обсерватория находится в отдаленном месте, и, если вам важно оставаться в онлайне всегда, продумайте этот момент заранее. Единственный оператор, у которого здесь есть устойчивый сигнал, — это Tele2. К нему подключены все экскурсоводы и работники.

Что еще можно посмотреть из научного в Листвянке

На противоположном конце Листвянки есть еще одно место для научного туризма — Байкальский музей СО РАН. Там можно прогуляться по дендропарку или заглянуть на экскурсии. Узнаете больше о Байкале и познакомитесь поближе с эндемиками озера.

В мае музей открыл новую программу «Тайны байкальских глубин». Это виртуальная экскурсия — туристы, надев VR-шлем, погружаются на дно озера и узнают, как живут его обитатели.


Tele2 — оператор мобильных услуг, который работает в 68 регионах, включая Иркутскую область. Его услугами пользуется 47,5 миллионов человек. Компания обладает широкой зоной покрытия в регионе и позволяет оставаться на связи даже в отдаленных уголках области. Ознакомиться с картой покрытия можно на сайте оператора.

Ничего не нашлось

Попробуйте как-нибудь по-другому