• Пробки 2
  • Погода
  • Журналисты не смогут наблюдать за подсчетом голосов по поправкам в КонституциюКонституцию
  • В Иркутске строят отель. Раньше на его месте была деревянная усадьбаусадьба
  • У иркутского бизнесмена украли маски на 30 млн рублей. Его приковали к батарее и избилиизбили

Главная > Практика 28.11.2019 16:18

Без границ: иркутяне с инвалидностью — о своей активной жизни

Екатерина Балагурова

Екатерина Балагурова

0Комментариев

Без границ: иркутяне с инвалидностью — о своей активной жизни - Верблюд в огне

3 декабря мир отмечает День инвалидов. Иркутяне с инвалидностью рассказали «ВЕРБЛЮДУ», чем они живут и с какими трудностями сталкиваются.


Екатерина Никифорова

чемпионка Европы по прыжкам в длину (2018), член сборной России Сурдлимпийских игр по легкой атлетике 2021, заслуженный мастер спорта

инвалид по слуху

— Я родилась здоровой, ходила в обычный детский сад. В 3 года по неизвестным причинам потеряла слух. Помню, как это было страшно: вдруг совсем ничего не слышать. Я училась в обычной школе, читала по губам, пыталась что-то услышать через слуховой аппарат. Были моменты недопонимания с другими детьми, нехорошие слова в мою сторону, насмешки. Одноклассники делились примерно пополам: те, кто ко мне относился хорошо и помогал во всем, и остальные. Со временем я привыкла и приняла себя такой. А сейчас мечтаю о том, чтобы все школы были инклюзивными, без границ между людьми.

С раннего детства я занималась спортом. Ходила на плавание, танцы. В большой спорт пришла 5 лет назад, тогда мне было 17 лет. В группе по легкой атлетике занимались и здоровые, и слабослышащие люди: подростки и взрослые. Уже через год после начала тренировок я выполнила норматив мастера спорта международного класса, прыгала с шестом. Потом стала многократной чемпионкой России, заняла 2 место на Сурдлимпиаде и стала чемпионкой по прыжкам в длину на Чемпионате Европы. Сейчас готовлюсь к Сурдолимпиаде 2021: тренируюсь 6 раз в неделю, по 2-3 часа в день. Занимаюсь бегом с барьерами, прыжками в длину и бегом на 200 метров. С шестом больше не прыгаю.

Фото предоставлено героем

Считаю себя абсолютно здоровым человеком. Я плохо слышу, при этом живу полноценно, в свое удовольствие. Независима от чужих мнений, сама преодолеваю трудности. И всем, у кого есть проблемы со здоровьем, советую не обращать внимания на мнение других. Будьте смелыми и независимыми. Не прячьтесь от общества, а наоборот, старайтесь быть среди людей.


Диана Пахомова

визажист

инвалид по слуху

— Я родилась в семье, где родители тоже имеют инвалидность. Мама у нас слабослышащая, а папа совсем глухой. До трех лет я была здоровой, а потом переболела отитом и частично потеряла слух. Однако у меня не возникло особых проблем во взаимодействии с другими людьми. Конечно, было недопонимание с одноклассниками, иногда смеялись надо мной или просто раздражались, потому что я недослышиваю. Я всегда понимала, что отличаюсь от других и что рано или поздно окружающие это примут. В школе всегда сидела только на первой парте, чтобы лучше слышать учителя. И всегда были те, кто давал переписать из своей тетради то, что я не услышала. Вообще за возможность учиться в общеобразовательной школе я очень благодарна своим бабушке с дедушкой: они много занимались со мной дома, и я успешно осваивала программу.

Параллельно училась в художественной школе. Участвовала в выставках, занимала призовые места. Там никаких проблем из-за слуха не было. А уже после школы, в 19 лет, я пришла в спорт и выполнила норматив мастера спорта по прыжкам с шестом. Я занималась в группе глухих и слабослышащих, там мы все были на равных, никаких косых взглядом и упреков. Затем окончила с красным дипломом Училище олимпийского резерва, а сейчас учусь в Университете физической культуры, спорта, молодежи и туризма на заочном отделении. Еще поступала в ИГУ на эколога, но не потянула высшую математику.

Фото предоставлено героем Фотограф Анастасия Бортник

Я работаю визажистом, бровистом в салоне красоты. Выбрала такую профессию, чтобы помогать создавать красоту всем людям: и здоровым, и с нарушениями слуха. Я для них друг и очень большая поддержка. Красивыми хотят быть все, но не все могут объяснить, что именно хотят увидеть на своем лице. Я знаю жестовый язык, говорю со всеми на равных. У меня есть и здоровые клиенты, и инвалиды. Тем, кто приходит впервые, я сразу говорю, что у меня есть проблема со слухом. Предупреждаю, что могу чего-то не услышать, делать ошибки в речи, неправильно ставить ударение в словах. Прошу говорить громче или повторять несколько раз. Все относятся с пониманием. С свободное время я много читаю, увлекаюсь психологией и хожу в спортивный зал.

Я живу полноценной жизнью, инвалидность мне не мешает. Я просто приняла себя такой: в мире есть не только здоровые люди, и так случилось, что я в числе тех, кто имеет ограничение в здоровье. Но я все равно хочу быть только собой.

Действительно сложно тем, кто совсем ничего не слышит. Им нужны сурдопереводчики, чтобы элементарно сходить в банк или в поликлинику. А я слышу и говорю, просто к моей речи нужно привыкнуть, она отличается от речи человека с хорошим слухом. Сначала многим кажется, что я говорю с акцентом. Еще реальная трудность для глухих и слабослышащих — возможность учиться и работать. Ни в колледжах, ни в университетах нашего города нет жестового языка. А нам это очень облегчило бы жизнь. Знаю многих ребят, которые вынуждены уезжать в другие города, чтобы получать образование.


Алиса Поступинская

тату-мастер

нет левого предплечья

— У меня врожденная физиологическая особенность — нет части руки. В первом классе меня из-за этого дразнили: дети в этом возрасте не понимают, что человеку обидно, а что нет. Конечно, одноклассница без руки вызывала у всех большой интерес. Но спустя время одноклассники начали меня защищать и отстаивать перед учениками других классов, которым тоже стало интересно меня подразнить. Из-за своей особенности я была агрессивным ребенком и не любила знакомиться: от детей всегда поступало много вопросов, были обидные шутки, прозвища, — просто потому что я не такая, как они. К счастью, чем старше я становилась, тем меньше внимания окружающие уделяли моей особенности. Сейчас уже все понимают, что в жизни бывает всякое и ничего удивительного во мне нет.

Моя профессия напрямую связана с работой руками: я тату-мастер, и очень люблю свое дело. Методом проб и ошибок я изобрела подходящий мне метод работы.

Фото предоставлено героем

Всегда говорю себе: «У меня всего лишь нет левого предплечья, а есть люди, которые живут без всех четырех конечностей». Конечно, я не могу водить автомобиль на механике, не могу играть на скрипке, не могу играть как профессионал на фортепиано и гитаре, но меня это не останавливает. Я вожу автомобиль с автоматической коробкой передач, могу сыграть несложную мелодию на синтезаторе, побренчать на укулеле. Так даже интересней: приходится постоянно придумывать, как выполнить задачу, решение которой, казалось бы, возможно только с помощью двух рук. Например, я знаю несколько способов завязать шнурки одной рукой. Единственное, за что я реально переживаю, так это за спину. Увы, из-за проблемы с рукой у меня искривление позвоночника. Из-за неравномерной нагрузки на тело с каждым годом я становлюсь всё «кривее». Многое мне даётся с трудом, обычно я прошу помощи у своего молодого человека. Поэтому у меня есть большая мечта — бионический протез.


Вячеслав Верхотуров

студент, спортсмен

нет левой руки

— В 9 лет я заигрался и случайно задел сетку около трансформатора. Меня ударило током, напряжение было 6 тыс. вольт. Врачи ампутировали руку. Принял нового себя адекватно и осознанно, насколько это вообще было возможно. Что случилось, то случилось. Помогали и поддерживали братья и сестры — я тогда жил в детском доме.

Одноклассники сначала разглядывали, дразнили. Было морально тяжело. Но потом я подрос и стал давать отпор. Да и сейчас люди реагируют не всегда адекватно, особенно дети: делают удивленные лица, показывают пальцем. Поэтому я считаю, что школы должны быть общими для всех, чтобы ребята привыкали к миру с разными и людьми. Когда вижу презрение на лицах прохожих, реагирую на него безразличием.

Иногда уже не замечаю, что у меня есть какое-то ограничение. Друзья и близкие тоже привыкли, мы спокойно шутим на эту тему. Сложновато только с работой: из-за инвалидности мне отказали уже несколько работодателей. Хочу, чтобы государство как-то помогало нам с работой. А еще не хватает спортзалов, оборудованных для инвалидов.

Фото предоставлено героем

Мое спасение от любых неприятностей и тяжелых мыслей — спорт: хожу в CrossFit 6 раз в неделю. Когда тренируюсь, я доказываю себе и другим, что нет ничего невозможного. Если наберу достаточно опыта и навыков, стану тренером. Спорт — это, помимо хорошей физической формы и дисциплины, новые знакомства людьми.

Я думаю, что мы, люди с ограниченными возможностями, ничем не хуже здоровых людей. А в чем-то даже лучше. Например, благодаря травме и жизни в детском доме у меня развилась очень большая настойчивость, стремление к лучшей жизни и сила воли. Я уверен, что не нужно стесняться и бояться выходить в общество, если ты чем-то отличаешься от других. Каждый день доказывай самому себе, что ты реально достоин этой жизни.


Дарья Проскурина

фрилансер

артрит (поражение всех суставов)

— Я болею с трех лет. К боли привыкла, обычно не говорю о ней. Уже просто не знаю, каково это — когда ничего не болит. Другой, полностью здоровой, себя уже не помню.

Я училась в обычной школе, окончила ее с золотой медалью. С осуждением со стороны других детей я сталкивалась иногда в начальных классах и очень часто — в подростковом возрасте. Тогда было сложнее всего. Сейчас иногда попадаются люди, которые надо мной смеются, но таких немного.

За последние два года мне сделали две операции по замене суставов. Я стала гораздо лучше ходить, даже попробовала самостоятельно жить в большом городе — Санкт-Петербурге. Но планирую вернуться в Иркутск: мне тяжело жить одной, потому что движения ограниченные.

У меня интересная полноценная жизнь, много друзей и три высших образования: юрист, переводчик в сфере юриспруденции и предприниматель. По последней специальности я проработала 2,5 года. Мы с другом покупали готовый бизнес — бар, первые месяцы сами же там работали — официантами. И, кстати, надо мной ни разу никто из гостей не посмеялся. В мае 2019 года бар закрыли: упал поток клиентов, мы не стали копить долги. Теперь работаю на фрилансе, пишу курсовые и другие работы для студентов.

Фото предоставлено героем

У инвалидов большая проблема с поиском работы. Я искала ее, когда окончила юрфак, но меня никуда не взяли. Но для меня главная проблема, связанная с инвалидностью, — это отсутствие личной жизни.

Как бы ни было трудно, я приняла себя и стала себе нравиться. То, что люди смотрят на меня, смеются или обсуждают, — это их проблемы, не мои. Жаль, что родители не объясняют детям, что не все люди одинаковые. Именно из таких не очень воспитанных детей вырастают потом смеющиеся над инвалидами взрослые.

Я не расцениваю себя как особенного человека, я такая же, как все. У меня есть свои цели, планы. Я привыкла надеяться на себя, поэтому мне не нужна поддержка со стороны. Думаю, каждый из нас вправе жить обычной жизнью и не считать, что кто-то нам что-то должен.


Светлана Мухтанова

серебрянная чемпионка по настольному теннису на Парасибириаде 2019, чемпионка Иркутской области по дартс и теннису

не ходит

— В 16 лет я попала в ДТП, получила тяжелую травму и больше не смогла ходить. Конечно, первое время было тяжело. Помогали родители, брат, родственники и друзья.

Помню, как стала выезжать на улицу в коляске. Это было ужасное чувство. Видела постоянную жалость в глазах от всех проходящих мимо людей. Кто-то просто отводил взгляд. Но постепенно я привыкла, стала улыбаться людям. И люди стали улыбаться в ответ. В последнее время общество стало толерантно относиться к инвалидам. Еще 10 — 20 лет назад я постоянно сталкивалась с раздражением людей. Сегодня это бывает крайне редко. Обычно мне встречаются хорошие и позитивные люди.

Инвалидность не мешает мне вести полноценную жизнь. Я работаю дистанционно в рекламном агентстве, делаю задания на компьютере. Еще делаю украшения. Проблемы, конечно, есть. Самая большая из них — отсутствие доступной среды. Надеюсь, когда-нибудь в нашей стране при строительстве домов и дорог будут учитывать потребности всех граждан. Я вижу, что есть улучшения, но по-прежнему очень много магазинов и домов, даже поликлиник, где нет пандусов. В автобус вообще невозможно заехать самой. Еще хотелось бы регулярно проходить медицинскую реабилитацию и получить от государства реальную помощь с жильем, например льготную ипотеку.

Фото: Иркутская Региональная Ассоциация некоммерческих организаций инвалидов «Прибайкалье»

Жить мне помогает спорт. Я занималась всегда: и здоровая, и в коляске. Когда получила инвалидность, вступила в местное Общество инвалидов и стала выезжать с ними на соревнования. Каждое утро делаю гимнастику.

Я знаю, как тяжело из здорового человека стать инвалидом. Совет тем, с кем это тоже случилось: не замыкайтесь, выходите на улицу. Знакомьтесь с людьми с такой же проблемой, как у вас, — в общении многое узнаешь. И нужно обязательно найти дело: спорт, рукоделие, работу. Вступить в клубы, общества инвалидов своего города. Улыбайтесь и радуйтесь каждому дню. Того, что случилось, уже не изменить, а вот настоящее — в наших руках.

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите одновременно
клавиши «Ctrl» и «Enter»

Загрузка...

Комментариев 0

Искры 15.05.2020 17:03

Глазами местных: путеводитель по району Ново-Ленино и его культовым местам

Александр Бондарев

Автор Александр Бондарев

3Комментариев

Ново-Ленино — один из самобытных районов Иркутска, а ещё и самых часто упоминаемых в медиа и соцсетях. Специально для «Верблюда» филолог Александр Бондарев написал авторский путеводитель по району, где он живёт. Вас ждут болота, роща, стройка и сортировка, а также культовый рынок с «Боярышником».


Посещение Ново-Ленино — сомнительное мероприятие. Жизнь не заставит никто не поедет. Но если вам нравится мысль, что рейтинги пространств иллюзорны, то прочувствовать это лучше в том месте, чей социальный рейтинг крайне низок. Поездка в Ново-Ленино подходит идеально. Но не оттого, что вас будут поджидать яркие впечатление или ужасы, лабиринты фавел или современный город. Нет, в Ново-Ленино вы увидите категорию среднего. Такое принято называть словами «обычно», «нормально», «так себе», «не то чтобы, но не так уж плохо». А «среднее» лучше всего рушит вымышленные иерархии в нашем сознании.

В общем, вот вариант маршрута для тех, кто никогда не был в Ново-Ленино, среди иркутян таких много. Выбор остановок субъективен, как и любой выбор.

Ново-Ленинские болота

Звучит абсурдно и жутковато, но мне нравится. Болота в городах редки. Здесь они находятся в самом начале Ново-Ленина, до въезда. Это низина, которая относится к пойме Иркута. Место издревле мало на что годилось, разве что карасей ловить. Но красиво. В конце 19 века болота пересекла Транссибирская магистраль, а в 80-х годах 20 века — объездная дорога.

Днём в любое время года низину заливает солнце, на горизонте стоят без движения товарняки. Идеальный пейзаж для фильмов про апокалипсис. Особенно в морозы. Болота всегда были домом для огромного количества птиц, в основном чаек и уток, но и редких, краснокнижных. Местные уверены, что болота давно носят какой-то важный природоохранный статус, но он присвоен им лишь 31 октября 2019 года.

Птицы вместо Ленина красуются на новой вывеске, встречающей гостей Ленинского округа, но никакого сохраняющего птиц статуса у болот нет. Поэтому некоторые болота отсыпают для неизвестных индустриальных нужд. Спешите посетить, пока ещё есть что. Дважды приходилось видеть, как дорогу пересекает утка с утятами, — из болота с одной стороны дороги в болото на другой стороне. Водители останавливаются, лица у всех счастливые. Впрочем, это редкость, не рассчитывайте.

Роща и бесцеремонные белки

Роща — это роща на остановке «Роща». В прошлом место было крайне опасным, но сейчас там уютный парк для прогулок с детьми.

В Иркутске принято ездить кормить белок на курорт Ангара. Грызуны там сытые, привередливые, всё подряд есть не станут, только кедровые орешки и обычно после уговоров и соблазнений. В Новоленинской роще всё иначе. Как истинные обитатели спального района, местные белки не брезгуют семечками любого формата. Их не надо искать, они сами перекроют вам путь и недвусмысленно намекнут на желание что-нибудь съесть.

Белки могут легко добраться до вашей руки по брюкам, подраться между собой, заглянуть в объектив камеры, которую вы зачем-то выставили вместо ладони с орешками. В общем, «им нужна ваша одежда и мотоцикл», ибо существа совершенно бесцеремонные. Не пугливые — на радость детям.  

Сортировка и «Старший сын» Вампилова

Станция Иркутск-сортировочный находится за рощей с белками. В ней нет ничего интересного — это обычное советское здание вокзала, мост, разветвлённая сеть путей, проводов и запах креозота. Ценителям типового индустриального пейзажа должно понравиться.

Я вас приглашаю туда потому, что станция и район отметились в истории литературы. С большой долей вероятности, это то самое место, куда провожали девушек Сильва и Бусыгин в пьесе Александра Вампилова «Старший сын». И откуда потом не могли уехать обратно. Если вы не читали, то это Боярский и Караченцов из одноимённого фильма. В тексте район называется Ново-Мыльниково. За право им быть обычно спорят станция Мельниково и Ново-Ленино.

У Ново-Ленина больше аргументов. Во-первых, удалённость достаточная, чтобы застрять на пару дней, а во-вторых, описанное в пьесе смешение частного сектора и малоэтажной застройки как раз типично для этой части Ново-Ленина. До сих пор. Так что давайте просто объявим это «доказанным исследователями фактом». Пьесы Вампилова сейчас очень популярны в европейских театрах, так что прогулку по этим местам можно считать приобщением к мировой литературе.

Стройка и ее тени

Сейчас уже мало кто помнит этот топоним, хотя в 90-х и начале нулевых он существовал наравне с официальным названием остановки «Кинотехникум». Рядом с ней красовался советский долгострой — бетонный каркас с непристойными надписями, поросший полынью. Стройка.

Место было обителью наркоманов. Если вы проходили мимо, то от темноты отделялась тень, которая следовала за вами, а потом отбирала деньги и меховую шапку. Телефон не трогали, потому что тогда мобильная связь ещё не распространилась. Впрочем, подобное могло случиться в любом месте.

Сейчас кинотехникум превратился в филиал ВГИК, а на месте стройки находится единственный крупный ТЦ «Европарк». Загляните, возможно, вам интересно, как выглядит молл в спальном районе.

Рынок с «Боярышником»

К несчастью, если произнести слово «боярышник» в Иркутске, то никто не подумает про возможность купить полезные для сердца плоды. Речь о том самом злосчастном месте на улице Баумана и о киоске, где продавалась техническая спиртовая жидкость.

В ночь на 18 декабря 2016 года в партии жидкого концентрата, предназначенного для ванн, вместо этанола оказался метанол. Это привело к смерти 76 человек. Тогда страна внезапно обнаружила, что «Боярышник» никто не использует для ванн, полиция накрыла цех по его производству, а городские власти «увидели», что рынок незаконный.

Его грозились снести, но в реальности перенесли на 200 метров по той же улице. Рынок обещали сделать цивилизованным, с туалетами. Но не сделали. Временно вернули на прежнее место, а перед началом строительства новой дороги убрали немного в сторону. В результате переносов часть владельцев киосков разорилась и закрылась, теперь их осталось совсем немного.

До трагедии к месту было сложное отношение. Как любой стихийный рынок, он обрастал кафе, местами для нелегалов и ночными покупателями дешевого этанола. Но местные жители его по большей части любили, сочувствуя предпринимателям. Сейчас здесь, как и раньше, можно попросить привезти нужный товар, сэкономив время и деньги на поездку в центр. А ещё вам всегда честно ответят на вопрос о свежести продуктов. Нельзя обманывать людей, которых видишь каждый день.

Павильон с овощами и фруктами на Баумана

В этом павильоне нет уникальной продукции, оптовые базы для всех одни и те же. Мне хотелось привезти вас в район новостроек — для демонстрации размеров поселения. Потому что в том месте, где район заканчивается, начинается новое Ново-Ленино. Новейшее. Тот эффект, когда, выходя за границы старого города, вы попадаете в мир небоскребов. Только здесь вы из мира хрущевских пятиэтажек перенесетесь в мир 1215-этажных домов.

Сначала я хотел обозначить место «взрослой» поликлиникой, которая так и осталась одна, несмотря на то что к ней приписали огромную «опухоль» в виде пустыря, застроенного многоэтажками. Из-за этого в электронной записи есть не только очередь, но и лист ожидания из желающих записаться в очередь. В результате поход к какому-нибудь специалисту может быть отсрочен на два месяца. Это учит планировать свою жизнь и смерть. Следом за ней стоит новая «детская» поликлиника. Её много раз анонсировали, ею отчитывались местные депутаты и чиновники, но она пока не открылась.

Но потом я вспомнил про чудесных предприимчивых ребят, которые стали пригонять к поликлинике микроавтобус и продавать бабушкам (их в поликлинике много) свежие овощи и фрукты по низкой цене. Бабушки были счастливы — удобно, недорого, да ещё и продавцы терпимы к капризам, хотя и молоды. Очень скоро они стали достопримечательностью. Можно было увидеть выстроенную из бабушек в пустоту очередь. Зрелище странное и забавное. Вскоре пустота заполнялась автомобилем и начиналась торговля. Сейчас они стали отдельным павильоном в том же самом месте. Хорошая история.


Выезжать из Ново-Ленина рекомендую по 20-му Советскому переулку на объездную дорогу и домой. Весь маршрут можно совершить в обратном порядке, так вы получите бонусом эпический вид на новостройки с горы и более удобный доступ к болотам.

Ничего не нашлось

Попробуйте как-нибудь по-другому