• Пробки 0
  • Погода
  • Следственный комитет поможет героине «Верблюда» получить медицинский протезпротез
  • Экспонаты фильма ужасов. «Первый канал» рассказал о трех разваливающихся бараках в ИркутскеИркутске
  • Сын губернатора Иркутской области вызван на допрос в прокуратурупрокуратуру
  • 7 декабря в Иркутске пройдет акция «Сдай пакет»пакет»
  • В Братске врач приехала на вызов к грудному ребенку и стала гуглить информацию о лечениилечении

Практика 28.11.2019 16:18

Без границ: иркутяне с инвалидностью — о своей активной жизни

Екатерина Балагурова

Екатерина Балагурова

0Комментариев

Без границ: иркутяне с инвалидностью — о своей активной жизни - Верблюд в огне

3 декабря мир отмечает День инвалидов. Иркутяне с инвалидностью рассказали «ВЕРБЛЮДУ», чем они живут и с какими трудностями сталкиваются.


Екатерина Никифорова

чемпионка Европы по прыжкам в длину (2018), член сборной России Сурдлимпийских игр по легкой атлетике 2021, заслуженный мастер спорта

инвалид по слуху

— Я родилась здоровой, ходила в обычный детский сад. В 3 года по неизвестным причинам потеряла слух. Помню, как это было страшно: вдруг совсем ничего не слышать. Я училась в обычной школе, читала по губам, пыталась что-то услышать через слуховой аппарат. Были моменты недопонимания с другими детьми, нехорошие слова в мою сторону, насмешки. Одноклассники делились примерно пополам: те, кто ко мне относился хорошо и помогал во всем, и остальные. Со временем я привыкла и приняла себя такой. А сейчас мечтаю о том, чтобы все школы были инклюзивными, без границ между людьми.

С раннего детства я занималась спортом. Ходила на плавание, танцы. В большой спорт пришла 5 лет назад, тогда мне было 17 лет. В группе по легкой атлетике занимались и здоровые, и слабослышащие люди: подростки и взрослые. Уже через год после начала тренировок я выполнила норматив мастера спорта международного класса, прыгала с шестом. Потом стала многократной чемпионкой России, заняла 2 место на Сурдлимпиаде и стала чемпионкой по прыжкам в длину на Чемпионате Европы. Сейчас готовлюсь к Сурдолимпиаде 2021: тренируюсь 6 раз в неделю, по 2-3 часа в день. Занимаюсь бегом с барьерами, прыжками в длину и бегом на 200 метров. С шестом больше не прыгаю.

Фото предоставлено героем

Считаю себя абсолютно здоровым человеком. Я плохо слышу, при этом живу полноценно, в свое удовольствие. Независима от чужих мнений, сама преодолеваю трудности. И всем, у кого есть проблемы со здоровьем, советую не обращать внимания на мнение других. Будьте смелыми и независимыми. Не прячьтесь от общества, а наоборот, старайтесь быть среди людей.


Диана Пахомова

визажист

инвалид по слуху

— Я родилась в семье, где родители тоже имеют инвалидность. Мама у нас слабослышащая, а папа совсем глухой. До трех лет я была здоровой, а потом переболела отитом и частично потеряла слух. Однако у меня не возникло особых проблем во взаимодействии с другими людьми. Конечно, было недопонимание с одноклассниками, иногда смеялись надо мной или просто раздражались, потому что я недослышиваю. Я всегда понимала, что отличаюсь от других и что рано или поздно окружающие это примут. В школе всегда сидела только на первой парте, чтобы лучше слышать учителя. И всегда были те, кто давал переписать из своей тетради то, что я не услышала. Вообще за возможность учиться в общеобразовательной школе я очень благодарна своим бабушке с дедушкой: они много занимались со мной дома, и я успешно осваивала программу.

Параллельно училась в художественной школе. Участвовала в выставках, занимала призовые места. Там никаких проблем из-за слуха не было. А уже после школы, в 19 лет, я пришла в спорт и выполнила норматив мастера спорта по прыжкам с шестом. Я занималась в группе глухих и слабослышащих, там мы все были на равных, никаких косых взглядом и упреков. Затем окончила с красным дипломом Училище олимпийского резерва, а сейчас учусь в Университете физической культуры, спорта, молодежи и туризма на заочном отделении. Еще поступала в ИГУ на эколога, но не потянула высшую математику.

Фото предоставлено героем Фотограф Анастасия Бортник

Я работаю визажистом, бровистом в салоне красоты. Выбрала такую профессию, чтобы помогать создавать красоту всем людям: и здоровым, и с нарушениями слуха. Я для них друг и очень большая поддержка. Красивыми хотят быть все, но не все могут объяснить, что именно хотят увидеть на своем лице. Я знаю жестовый язык, говорю со всеми на равных. У меня есть и здоровые клиенты, и инвалиды. Тем, кто приходит впервые, я сразу говорю, что у меня есть проблема со слухом. Предупреждаю, что могу чего-то не услышать, делать ошибки в речи, неправильно ставить ударение в словах. Прошу говорить громче или повторять несколько раз. Все относятся с пониманием. С свободное время я много читаю, увлекаюсь психологией и хожу в спортивный зал.

Я живу полноценной жизнью, инвалидность мне не мешает. Я просто приняла себя такой: в мире есть не только здоровые люди, и так случилось, что я в числе тех, кто имеет ограничение в здоровье. Но я все равно хочу быть только собой.

Действительно сложно тем, кто совсем ничего не слышит. Им нужны сурдопереводчики, чтобы элементарно сходить в банк или в поликлинику. А я слышу и говорю, просто к моей речи нужно привыкнуть, она отличается от речи человека с хорошим слухом. Сначала многим кажется, что я говорю с акцентом. Еще реальная трудность для глухих и слабослышащих — возможность учиться и работать. Ни в колледжах, ни в университетах нашего города нет жестового языка. А нам это очень облегчило бы жизнь. Знаю многих ребят, которые вынуждены уезжать в другие города, чтобы получать образование.


Алиса Поступинская

тату-мастер

нет левого предплечья

— У меня врожденная физиологическая особенность — нет части руки. В первом классе меня из-за этого дразнили: дети в этом возрасте не понимают, что человеку обидно, а что нет. Конечно, одноклассница без руки вызывала у всех большой интерес. Но спустя время одноклассники начали меня защищать и отстаивать перед учениками других классов, которым тоже стало интересно меня подразнить. Из-за своей особенности я была агрессивным ребенком и не любила знакомиться: от детей всегда поступало много вопросов, были обидные шутки, прозвища, — просто потому что я не такая, как они. К счастью, чем старше я становилась, тем меньше внимания окружающие уделяли моей особенности. Сейчас уже все понимают, что в жизни бывает всякое и ничего удивительного во мне нет.

Моя профессия напрямую связана с работой руками: я тату-мастер, и очень люблю свое дело. Методом проб и ошибок я изобрела подходящий мне метод работы.

Фото предоставлено героем

Всегда говорю себе: «У меня всего лишь нет левого предплечья, а есть люди, которые живут без всех четырех конечностей». Конечно, я не могу водить автомобиль на механике, не могу играть на скрипке, не могу играть как профессионал на фортепиано и гитаре, но меня это не останавливает. Я вожу автомобиль с автоматической коробкой передач, могу сыграть несложную мелодию на синтезаторе, побренчать на укулеле. Так даже интересней: приходится постоянно придумывать, как выполнить задачу, решение которой, казалось бы, возможно только с помощью двух рук. Например, я знаю несколько способов завязать шнурки одной рукой. Единственное, за что я реально переживаю, так это за спину. Увы, из-за проблемы с рукой у меня искривление позвоночника. Из-за неравномерной нагрузки на тело с каждым годом я становлюсь всё «кривее». Многое мне даётся с трудом, обычно я прошу помощи у своего молодого человека. Поэтому у меня есть большая мечта — бионический протез.


Вячеслав Верхотуров

студент, спортсмен

нет левой руки

— В 9 лет я заигрался и случайно задел сетку около трансформатора. Меня ударило током, напряжение было 6 тыс. вольт. Врачи ампутировали руку. Принял нового себя адекватно и осознанно, насколько это вообще было возможно. Что случилось, то случилось. Помогали и поддерживали братья и сестры — я тогда жил в детском доме.

Одноклассники сначала разглядывали, дразнили. Было морально тяжело. Но потом я подрос и стал давать отпор. Да и сейчас люди реагируют не всегда адекватно, особенно дети: делают удивленные лица, показывают пальцем. Поэтому я считаю, что школы должны быть общими для всех, чтобы ребята привыкали к миру с разными и людьми. Когда вижу презрение на лицах прохожих, реагирую на него безразличием.

Иногда уже не замечаю, что у меня есть какое-то ограничение. Друзья и близкие тоже привыкли, мы спокойно шутим на эту тему. Сложновато только с работой: из-за инвалидности мне отказали уже несколько работодателей. Хочу, чтобы государство как-то помогало нам с работой. А еще не хватает спортзалов, оборудованных для инвалидов.

Фото предоставлено героем

Мое спасение от любых неприятностей и тяжелых мыслей — спорт: хожу в CrossFit 6 раз в неделю. Когда тренируюсь, я доказываю себе и другим, что нет ничего невозможного. Если наберу достаточно опыта и навыков, стану тренером. Спорт — это, помимо хорошей физической формы и дисциплины, новые знакомства людьми.

Я думаю, что мы, люди с ограниченными возможностями, ничем не хуже здоровых людей. А в чем-то даже лучше. Например, благодаря травме и жизни в детском доме у меня развилась очень большая настойчивость, стремление к лучшей жизни и сила воли. Я уверен, что не нужно стесняться и бояться выходить в общество, если ты чем-то отличаешься от других. Каждый день доказывай самому себе, что ты реально достоин этой жизни.


Дарья Проскурина

фрилансер

артрит (поражение всех суставов)

— Я болею с трех лет. К боли привыкла, обычно не говорю о ней. Уже просто не знаю, каково это — когда ничего не болит. Другой, полностью здоровой, себя уже не помню.

Я училась в обычной школе, окончила ее с золотой медалью. С осуждением со стороны других детей я сталкивалась иногда в начальных классах и очень часто — в подростковом возрасте. Тогда было сложнее всего. Сейчас иногда попадаются люди, которые надо мной смеются, но таких немного.

За последние два года мне сделали две операции по замене суставов. Я стала гораздо лучше ходить, даже попробовала самостоятельно жить в большом городе — Санкт-Петербурге. Но планирую вернуться в Иркутск: мне тяжело жить одной, потому что движения ограниченные.

У меня интересная полноценная жизнь, много друзей и три высших образования: юрист, переводчик в сфере юриспруденции и предприниматель. По последней специальности я проработала 2,5 года. Мы с другом покупали готовый бизнес — бар, первые месяцы сами же там работали — официантами. И, кстати, надо мной ни разу никто из гостей не посмеялся. В мае 2019 года бар закрыли: упал поток клиентов, мы не стали копить долги. Теперь работаю на фрилансе, пишу курсовые и другие работы для студентов.

Фото предоставлено героем

У инвалидов большая проблема с поиском работы. Я искала ее, когда окончила юрфак, но меня никуда не взяли. Но для меня главная проблема, связанная с инвалидностью, — это отсутствие личной жизни.

Как бы ни было трудно, я приняла себя и стала себе нравиться. То, что люди смотрят на меня, смеются или обсуждают, — это их проблемы, не мои. Жаль, что родители не объясняют детям, что не все люди одинаковые. Именно из таких не очень воспитанных детей вырастают потом смеющиеся над инвалидами взрослые.

Я не расцениваю себя как особенного человека, я такая же, как все. У меня есть свои цели, планы. Я привыкла надеяться на себя, поэтому мне не нужна поддержка со стороны. Думаю, каждый из нас вправе жить обычной жизнью и не считать, что кто-то нам что-то должен.


Светлана Мухтанова

серебрянная чемпионка по настольному теннису на Парасибириаде 2019, чемпионка Иркутской области по дартс и теннису

не ходит

— В 16 лет я попала в ДТП, получила тяжелую травму и больше не смогла ходить. Конечно, первое время было тяжело. Помогали родители, брат, родственники и друзья.

Помню, как стала выезжать на улицу в коляске. Это было ужасное чувство. Видела постоянную жалость в глазах от всех проходящих мимо людей. Кто-то просто отводил взгляд. Но постепенно я привыкла, стала улыбаться людям. И люди стали улыбаться в ответ. В последнее время общество стало толерантно относиться к инвалидам. Еще 10 — 20 лет назад я постоянно сталкивалась с раздражением людей. Сегодня это бывает крайне редко. Обычно мне встречаются хорошие и позитивные люди.

Инвалидность не мешает мне вести полноценную жизнь. Я работаю дистанционно в рекламном агентстве, делаю задания на компьютере. Еще делаю украшения. Проблемы, конечно, есть. Самая большая из них — отсутствие доступной среды. Надеюсь, когда-нибудь в нашей стране при строительстве домов и дорог будут учитывать потребности всех граждан. Я вижу, что есть улучшения, но по-прежнему очень много магазинов и домов, даже поликлиник, где нет пандусов. В автобус вообще невозможно заехать самой. Еще хотелось бы регулярно проходить медицинскую реабилитацию и получить от государства реальную помощь с жильем, например льготную ипотеку.

Фото: Иркутская Региональная Ассоциация некоммерческих организаций инвалидов «Прибайкалье»

Жить мне помогает спорт. Я занималась всегда: и здоровая, и в коляске. Когда получила инвалидность, вступила в местное Общество инвалидов и стала выезжать с ними на соревнования. Каждое утро делаю гимнастику.

Я знаю, как тяжело из здорового человека стать инвалидом. Совет тем, с кем это тоже случилось: не замыкайтесь, выходите на улицу. Знакомьтесь с людьми с такой же проблемой, как у вас, — в общении многое узнаешь. И нужно обязательно найти дело: спорт, рукоделие, работу. Вступить в клубы, общества инвалидов своего города. Улыбайтесь и радуйтесь каждому дню. Того, что случилось, уже не изменить, а вот настоящее — в наших руках.

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите одновременно
клавиши «Ctrl» и «Enter»

Загрузка...

Комментариев 0

Искры 18.11.2019 14:51

«Даже по дороге на Хобой они искали стрип-клуб»: иркутские гиды — о работе с иностранными туристами

Екатерина Фалалеева

Автор Екатерина Фалалеева

0Комментариев

В Прибайкалье всё больше туристов из-за границы: в 2018 году Иркутскую область? посетили 295 тыс. иностранцев — на 84 тыс. больше, чем годом ранее. В целом к нам приезжают более 1,5 млн. туристов ежегодно: в летний сезон многие экскурсоводы работают без выходных. «ВЕРБЛЮД» поговорил с иркутскими гидами о том, как работается с зарубежными гостями, какие вопросы они задают и в какие комичные ситуации попадают.


Фото: Шатуева Алёна

Марина Знаменская

работает гидом два года

«Показываю группе вьетнамцев карту Байкала, а они спрашивают: „А где Крым?“»

— Типичный день гида — проснуться рано утром, приехать в гостиницу, забрать туристов, отвезти их в Листвянку, пробыть там с ними весь день и вернуть обратно. Листвянка — самое популярное направление. Программа такая: Тальцы, Байкальский музей, подъемник на обзорную площадку к Камню Черского, рынок с обязательным поеданием рыбы и разбором, где пелядь, а где — нет. Перед возвращением в Иркутск — прогулка по Байкалу на катере или пешком вдоль берега.

Все хотят попробовать омуля — результат PR-кампаний наших туристических агентств. И в Листвянке эта рыба продается — хотя вылов запрещен. Я говорю туристам, что сейчас нужно восстанавливать популяцию омуля, поэтому если уж решили купить рыбу у нарушителей закона, возьмите только одну — на пробу.

Американцы, особенно пенсионеры, всегда очень восторженные, постоянно говорят: «Вау! Супер!» Европейцы сдержанные и, я бы сказала, довольно бережливые: с ними и с нашими соотечественниками работать комфортнее всего. Азиаты, наоборот, расточительные. И им не всегда есть дело до культуры, к сожалению. Иногда мне кажется, часть туристов из Азии выполняют программу: сходить к определенным достопримечательностям, съесть рыбу, сфотографировать березку — всё для галочки.

Туристы иногда задают самые странные, неожиданные вопросы. Показываю группе вьетнамцев карту Байкала, а они спрашивают: «А где Крым?» Еще они всё время искали стрип-клуб, даже по дороге на Хобой просили выяснить у водителя, где тут стриптиз. Я говорила: «Зачем вам это? Вот Байкал, прекрасная природа…» Они отвечали: «Мы так отдыхаем».

Другой случай: экскурсия по Иркутску для американцев преклонного возраста. Я что-то рассказываю, меня прерывают на полуслове и спрашивают: «Скажите, а у вас в городе вообще диетическую колу продают?»


127

туроператоров.

529

объектов размещения: гостиницы, хостелы, базы отдыха и санатории.

5339,1

млн рублей —
объем платных услуг в туристско-рекреационной сфере за 9 месяцев 2019 года: на 7,1% больше, чем год назад.

17,4%

рост объема туристических услуг за 9 месяцев 2019 года по сравнению с тем же периодом предыдущего года.


Самые популярные места отдыха — территории, прилегающие к озеру Байкал.

Основные туристские потоки движутся по направлениям: Иркутск — пос. Листвянка — КБЖД — Култук — Утулик — Байкальск и Иркутск — Малое море — остров Ольхон.

Источник: Отчет Агентства по туризму

Фото: Шатуева Алёна

Дарья Филиппова

с детства хотела путешествовать и получать за это деньги

«Многим хочется увидеть настоящую жизнь, пообщаться с бабушкой»

— В детстве я говорила: когда вырасту, хочу работать Дмитрием Крыловым, — путешествовать и получать за это деньги. Так и сложилось: уже 8 лет рассказываю туристам о нашем крае. Постоянное расширение кругозора, знакомства с людьми из разных точек мира, трансляция любви к родной земле — вот что я люблю в профессии. А основной минус — необходимость всегда быть открытой к общению. Мне нужно хотя бы пару часов тишины в день, а в турах этого нет — особенно когда селят в одной комнате с туристами и персоналом.

Работа гида сплетена из массы самых разных моментов: мы куда-то едем, я все время что-то рассказываю, едим, танцуем ёхор, нюхаем чабрец, целуем лед, общаемся с шаманами, штурмуем гору. Один день не похож на другой.

Зимний туризм на Байкале

По словам руководителя агентства по туризму Иркутской области Екатерины Сливиной, в этом году впервые местные туроператоры продали больше турпакетов на зиму, чем на лето: «Раньше к нам приезжали в основном летом, причем в короткий период: активность начиналась с середины июля — и до 15 августа. За четыре года произошел кардинальный переворот туристического сезона на Байкале: очень сильно „выстрелила“ зима».

Я веду группы туристов, в основном, из Европы, Индии и Таиланда. Индусы — шумные и благодарные слушатели. От нашей природы им в хорошем смысле срывает голову, а история и культура не так уж интересны. Тайцы обычно делятся на два лагеря: одним интересны селфи и сувениры, другие беседуют о смыслах и энергиях, медитируют. Европейцы в целом соответствуют стереотипам: педантичные немцы, эмоциональные итальянцы и так далее. Из Австралии и Новой Зеландии чаще всего приезжают милые старички, искренние и душевные. Американцы часто не знают вообще ничего и задают вопросы типа «как долго на корабле плыть от Москвы до Байкала». Стандартные вопросы — про омуля, среднюю зарплату и устройство быта. Еще о том, правда ли у нас все много пьют и медведи ходят по улицам.

Вне стандартной программы туристы часто просят отвести их на центральный рынок, в позную, посмотреть старые «деревяшки»: дома, подъезды, даже дачи. Многим хочется увидеть настоящую жизнь, пообщаться с бабушкой, сходить в гости к местным, посидеть в аутентичном баре.

Фото: Шатуева Алёна

Сергей Лаговчин

бывший переводчик, работает экскурсоводом с 2007 года

«Кинулся к крапиве со словами: „О, у вас растет конопля!“ Схватил — и заорал благим матом»

— Бывает, программу составляют туроператоры в Москве или в Германии. Они плохо знают наш регион и могут пообещать туристам ледовую переправу на Ольхон, когда она уже закрыта. Отдуваться приходится нам, гидам: обычно я говорю, что у Байкала свой характер, и прошу понять это.

Немцы проявляют живой интерес ко всему, что касается народов Сибири и Байкала, у них всегда много вопросов. Спрашивают, когда сезон грибов, когда ловят рыбу в Байкале, про тюрьмы Сибири, один раз даже спросили, почему заборы разной высоты.

При этом европейцы ищут у нас в тайге привычный комфорт. Был такой случай: с парой швейцарцев и немцем мы поехали «за экзотикой» на электричке в Слюдянку. Там планировалась ночевка. Пожилой швейцарец никак не мог поверить, что в Слюдянке нет отеля, хотя бы трехзвездочного. Мы спорили час. Он заставил меня вызвать таксиста и допрашивал его (я переводил). В итоге нашли турбазу с душем. Но многие едут сюда за экстримом, например прокатиться по байкальскому льду с юга на север. В одной из таких экспедиций мы встретили пожилую англичанку, которая две недели пешком шла от Култука до Нижнеангарска. Она рассказала, что это была мечта всей ее жизни, и отказалась взять у нас еду, потому что хотела преодолеть весь путь без помощи. Мы увидели эту даму в конце ее путешествия, и выглядела она бодро и счастливо.

Все без исключения просят сводить их на рынок. Обычно покупают шапки, варежки, носки, копченую рыбу. И много водки. Замечу, что немцы пьют больше нас, сибиряков. Бросается в глаза желание все попробовать, везде побывать, получить как можно больше впечатлений. Этим летом в группе из 25 человек был особенно шустрый турист, немец преклонного возраста, который поспевал везде: объявил себя спецом по бане — и ошпарил себе руку. Потом кинулся к крапиве со словами: «О, у вас растет конопля!» Схватил ее — и заорал благим матом».


Игорь Коваленко

председатель Сибирской Байкальской Ассоциации Туризма

— Потенциал развития туристической индустрии в регионе большой, но есть ряд обстоятельств, затрудняющих быстрый рост: высокие налоги для владельцев турбизнеса, что формирует высокую стоимость услуг (следовательно, сильно снижается внутренний туризм, а иностранцы часто высказывают недоумение по поводу несоответствия цены и качества), далекая от совершенства инфраструктура, отсутствие четкой стратегии развития, несовершенное законодательство. Последнее касается и природоохранной деятельности, и организации рабочих мест.

Фото: Шатуева Алёна

Сергей Донской

Работает в туризме с 1990-х

«Многие туристы не до конца осознают размеры и мощь Байкала»

— По моим наблюдениям, в 1990-е туристы прибывали в основном группами, больше всего было немцев и японцев. Были также цепочки американских и австралийских групп. Сейчас всё изменилось: меньше групп, больше — индивидуальных туристов, а по численности на первое место давно вышли китайцы. Только немцы как приезжали большими туристическими поездами, так и продолжают. Редко слышен американский акцент.

На мой взгляд, большинство туристов не до конца осознают размеры и мощь Байкала. Всё встает на свои места, когда они пройдутся по великому озеру или попадут в шторм. Для меня самые необычные места на Байкале — Бухта Песчаная и ее окрестности, а также мыс Рытый. Там потрясающая энергетика!

Всегда веселит, когда иностранцы, приезжая в нашу зиму, одеваются, мягко скажем, не по погоде и говорят: «Мы знаем, что такое холод, но мы не представляли, что может быть так холодно». Некоторые запросы туристов удивляют: однажды меня просили показать сохранившиеся строения лагерей ГУЛАГа на БАМе.

Самый забавный случай произошел в иркутском трамвае. Было время, когда местные жители пенсионного возраста ездили на трамваях бесплатно. Мои пожилые туристы захотели побывать на рынке, и я им предложил прокатиться на общественном транспорте, воспользовавшись льготой. Пришлось попросить их помолчать несколько остановок, чтобы кондуктор не догадался, что это иностранцы. Всё прошло хорошо: кондуктор просто посмотрел на моих гостей, а те любовались городом в окно и улыбались. Когда мы вышли на рынке, надо было видеть восторг этих взрослых людей от того, что они проехались на трамвае бесплатно!

Фото: Шатуева Алёна

Анастасия Осипова

Показывает китайцам Байкал и Иркутск

«У китайских туристов всегда хорошее настроение»

— Поток гостей из Китая резко увеличился года 4 назад, когда там на местной версии шоу «Голос» спели трогательную песню о Байкале. Теперь люди хотят побывать здесь и выложить в соцсети селфи с Байкала. А еще в Китае есть легенда о пастухе, который пас овец на Байкале, поэтому практически каждый турист мне говорит: «Ты знаешь, что Байкал раньше был китайским?» И добавляют: слово «Байкал» созвучно китайскому словосочетанию, которое переводится как «Северное море».

Больше всего туристов в июле и августе, когда в китайских школах каникулы. В это время одновременно в очереди на паром может оказаться 5 — 6 китайских групп по 20 — 30 человек. Это плохо: обычно туристы приезжают всего на 5 — 6 дней и дорога на Ольхон отнимает значительную часть времени.

Китайцы любят Россию, русских, уважительно относятся к культуре и истории. Они не снобы, приятные и общительные, с ними легко договориться. У них всегда хорошее настроение. Туристы всегда интересуются бытом, спрашивают, кто главный в семье (думают, что женщины). Задают и стереотипные вопросы типа «Перед тем как выйти на улицу зимой, ты пьешь водку?»

Заядлым путешественникам не нравится однообразие: они хотят вау-экскурсий, а у нас же все обычно: природа, катание на корабле, омуль. Я с иронией объясняю, что русские не особо хороши в коммерции. При этом китайцы редко просят отвезти их куда-то вне стандартной программы. Лишь однажды у меня был случай, когда просили показать военную технику и покатать на танках. Покупают мед, шоколад, конфеты и водку. Еще они в последние годы полюбили гиалуроновую кислоту и серию косметики «Бабушка Агафья».

Запомнился один диалог. В конце путешествия китаец подошел ко мне и спросил: «Ты правда здесь живешь и видишь это каждый день? Ты правда ешь эту еду каждый день?» Он, вероятно, думал, что я приезжаю сюда проводить туры. Я сказала: «Да»,  — на что он ответил: «Ты самый счастливый человек на свете».

Ничего не нашлось

Попробуйте как-нибудь по-другому