• Пробки 2
  • Погода
  • Журналисты не смогут наблюдать за подсчетом голосов по поправкам в КонституциюКонституцию
  • В Иркутске строят отель. Раньше на его месте была деревянная усадьбаусадьба
  • У иркутского бизнесмена украли маски на 30 млн рублей. Его приковали к батарее и избилиизбили

Главная > Герои 18.06.2019 12:35

Бизнес на игле: зачем предпринимательница восстанавливает Тельминскую швейную фабрику

Екатерина Фалалеева

Екатерина Фалалеева

0Комментариев

Бизнес на игле: зачем предпринимательница восстанавливает Тельминскую швейную фабрику - Верблюд в огне

Когда-то известная на всю страну Тельминская фабрика, снабжавшая армию сукном еще во время войны с Наполеоном, с 2011 года закрыта. В феврале 2013 года пожар уничтожил треть крыши здания. В 2014 году его приобрела предпринимательница Анна Репина: она увидела в фабрике потенциал для развития своего пошивочного производства в Усолье.

После многолетних раздумий, что делать с фабрикой и где искать деньги на ее восстановление, Репина в апреле 2019 года запустила краудфандинговую кампанию для сбора 2,6 млн рублей на ремонт крыши. После того как будут собраны деньги и сделан ремонт, она планирует открыть на территории фабрики многофункциональное пространство. Кроме производства, там будут располагаться ремесленные мастерские и музей.

«Верблюд в огне» записал монолог Репиной и попросил экспертов оценить перспективность идеи.


Предпринимательство — это у нас семейное. Родители занимаются бизнесом с 1993 года, и я с 16 лет помогала им с магазином одежды: вела учет, отбирала товар, организовывала реализацию, участвовала в выставках, продавала. У моей 11-летней дочери тоже есть свой маленький бизнес: она делает слаймы и продает их через инстаграм. Она сама его придумала, со мной практически не советуется. Подходит к делу серьезно: разрабатывает рецепты, думает над упаковкой, участвует в выставках и очень жалеет, что пока нельзя открыть ИП.

Окончив университет в 2005 году, я 5 лет проработала в банке. Но в 2010 году, после первого декрета, решила заниматься текстилем. Тогда же запустила в Усолье свой первый магазин — «Ягода». Он быстро стал популярным. Благодаря прямой связи с поставщиками в нем был интересный ассортимент при невысоких ценах: одежда хорошего качества стоила в среднем на 30% дешевле, чем в Иркутске. Поэтому к нам приезжали из всех ближайших городов — Черемхова, Свирска, Иркутска, Ангарска. Мне всегда нравилось одевать женщин, я искренне рада, если они уходят довольные покупками. Поэтому и сейчас часто работаю с клиентами в зале.

Я 6 лет назад училась в Пекинском институте экономики и менеджмента, изучала язык и китайскую экономику. Тогда меня поразила готовность китайских предпринимателей начинать новые проекты. Пока русские думают, стоит ли открывать свой бизнес, долго рассчитывают, когда же они получат первый миллион, китайцы просто приступают к работе. В 2014 году я вернулась домой, сознавая, что пора начинать производство, — не могут же все бизнесы строиться на купле-продаже.

Запуск швейного цеха и покупка фабрики

Тогда текстильного производства не осталось, за исключением небольших ателье. Поиски производственной площадки привели меня к Тельминской фабрике, и в 2014 году я купила это здание на личные средства. Годом ранее там был пожар, но здание 200 лет назад построено на совесть. Есть возможности для развития: хорошая локация, рядом федеральная трасса. А еще сильная энергетика, которая рождает чувство сопричастности важным событиям. История фабрики впечатляет: судя по архивным документам, средние обороты достигали миллиардов рублей в нынешних ценах. Удивительная мощь для нашей глубинки. Возможность восстановления фабрики эксперты нескольких лицензированных строительных фирм оценили как весьма вероятную. Но тогда не было денег на ремонт и понимания, что делать с такой большой фабрикой (ее площадь 3,5 тыс. кв. м).

История фабрики

Тельминская мануфактура была основана в 1731 году. Во время войны с Наполеном и в Первую мировую войну фабрика отправляла сукно на фронт, в Великую Отечественную войну здесь шили военную форму для солдат. Фабрика выполняла заказы Минобороны РФ вплоть до недавнего времени: предприятие закрылось в 2011 году по неизвестным причинам.

Ребрендинг нашей марки произошел 3 года назад. Новый логотип полгода разрабатывали с дизайнером, тщательно продумали позиционирование и обозначили аудиторию. Магазин стал называться «Anna Fresa». Позже изменили на «Anna Freza» — поскольку покупатели произносили именно так. Чтобы вникнуть в процесс изготовления одежды, нужно узнать, как шьются разнообразные изделия. Во время второго декрета я записалась на портновские курсы. Этот опыт мне очень пригодился: например, я понимаю, что жакет не может стоить дешевле 3-4 тыс. рублей.

Когда ребенок подрос, появилась возможность реализовать идею о производстве. Мой муж-управленец Алексей Репин на время оставил работу и подключился ко мне. В апреле прошлого года мы запустили пошивочное производство в Усолье. Это было сложно: одно дело, когда ты занимаешься готовыми изделиями, и совсем другое, когда делаешь все с нуля. Но постепенно все стабилизировалось, очень помогло, что собралась команда, дополнившая мои компетенции.

В штате есть человек, который разрабатывает дизайн моделей, технолог, швеи. В Усолье, как и в Тельме, швейная фабрика закрылась, но кадры остались. Они стали работать у нас. Молодежь без опыта мы беремся обучать. Сейчас наш ассортимент практически полностью составляют изделия собственного производства, а закупки прекратились.

В бизнесе были и неудачи. Например, мы открыли торговую точку в ангарском ТЦ «Фестиваль» и специально для этого сделали ребрендинг, но проработали недолго, потому что доходы не покрывали затраты на аренду. Похожая ситуация позже сложилась в павильоне в иркутском «Сезоне» (проработали год и закрылись, стало ясно, что модель магазина не работает для нас). Еще был договор с «Комсомоллом», в котором мы оставили кучу денег, даже не открывшись, потому что начались проблемы с вводом здания в эксплуатацию.

Не стоит идти по пути открытия новых торговых точек. Лучше вложиться в качество продукции, чем накручивать цену на товар ради аренды квадратных метров. Люди стали гораздо меньше ходить по магазинам, покупают одежду онлайн, например через Wildberries (интернет-магазин или маркетплейс, напрямую сотрудничает с производителями одежды и официальными дистрибьюторами, которые сами формируют ассортимент и цены. — Прим. ред.). Наши товары продаются на нашей странице в инстаграме.

Государство помогает. Производители определенных групп товаров — например текстиля — пользуются налоговыми льготами. Первые 2 года мы не платили налоги. Недавно был подписан закон, где идет речь в том числе о создании и развитии промышленных кластеров. Возможно, появятся дополнительные субсидии для производства.

Содействует нашей работе и Фонд поддержки предпринимательства Иркутской области. Я проходила обучение по программе фонда, а еще мне выделили опытного наставника, который в 26 лет открыл 2 завода. Он помог мне систематизировать мои задумки и создать команду.

Кто занимается восстановлением фабрики

В команде проекта по восстановлению Тельминской фабрики под руководством Репиной трудится 9 человек. Среди них — представители 3-х иркутских вузов: доцент кафедры экономики и управления инвестициями и недвижимостью БГУ Людмила Троицкая, доцент кафедры туризма ИГУ Наталья Панкеева, архитектор и преподаватель ИРНИТУ Виктория Черниговская. Они помогают Репиной своей экспертизой. Над визуальной частью проекта работает архитектор и дизайнер Алексей Журавлев, энергосберегающие технологии (и не только) — инженер Андрей Ильин, есть также финансовый эксперт и 2 координатора краудфандинга. Все они участвуют в проекте на добровольных началах.

Кирпич для фабричной стены

С момента покупки я думала, как вернуть жизнь в фабрику в Тельме. Нужны были деньги для ее восстановления. Модель краудфандинга предложила участница команды Карина Шемарова. Краудфандинг — отличный инструмент для тестирования идеи: если она хороша, люди охотно участвуют в финансировании.

Все же это не просто народное финансирование на благотворительных началах. В сущности, это предзаказ, когда клиент оплачивает услугу, которую он потом получит. По-моему, это самый лучший лот — именной кирпич, который станет частью фабричной стены. Еще один плюс запуска на краудфандинговой площадке — привлечение внимания к проекту людей из других городов и стран. Девушка из Казахстана написала, что идея ее очень тронула, и сделала несколько взносов.

По правилам Boomstarter, собранные средства (минимум 10 тыс.рублей) ежемесячно выводятся автору проекта. Пока эти деньги откладываются на главную цель — восстановление крыши — и не тратятся. С вознаграждениями для спонсоров идет практически индивидуальная работа: например доставка блузок, которые шьются в мастерской Anna Freza, запланирована на август. Ближе к этому времени со всеми спонсорами, выбравшими этот вариант, свяжутся, чтобы узнать размеры и желаемые цвета. Если отправленное изделие не подойдет по размеру, его заменят.

Самый мелкий взнос пока что составлял 68 рублей, самый крупный — 10 тыс.рублей. Со старта проекта мы нарабатывали контент, снимали видео, писали тексты, а теперь готовы активно его развивать. В ближайшем будущем хотим выйти на федеральный уровень и попасть в крупные СМИ. Я уверена, что деньги соберем. Параллельно со сбором денег нам удалось договориться с усольскими предпринимателями, которые занимаются заготовкой древесины. Они готовы снизить стоимость материала для крыши. Возможно, я буду привлекать средства инвесторов, но только тех, кто действительно заинтересован в нашем деле.

Как идет кампания по сбору денег

Проект по восстановлению фабрики запустился на Boomstarter 20 марта и собрал 47 тыс. рублей из необходимых 2,6 млн рублей. Деньги нужны для восстановления крыши, пострадавшей от пожара в 2013 году. В проекте приняли участие 46 спонсоров. Помимо именного кирпича за 500 руб. организаторы предлагают кружку, текстильную сумку, экскурсию в Тельму, футболки и цветные блузки с вшитой винтажной этикеткой Тельминской фабрики. Специальное предложение — трехдневная экскурсия «Золотое кольцо по реке Белой», которая стоит 100 тыс. рублей.

Деньги собираются, чтобы перекрыть 1/3 часть всей крыши площадью 1,2 тыс. м². В смете заложены материалы (брус для стропильной фермы и ее каркасной обвязки, кровельное покрытие, доска для обрешетки, конек, крепеж), работа техники: кран, доставка материала и вывоз мусора. Эти затраты составляют половину суммы. Остальное — монтажные работы.

Тип проекта на Boomstarter — «до цели». Это значит, что он не будет закрыт, пока не соберется нужная сумма. Перед публикацией на Boomstarter все проекты проходят модерацию. Модераторы не оценивают, способен ли автор завершить проект. «Мы считаем, что отклик участников — это самый лучший показатель жизнеспособности проекта», — говорится на сайте площадки.

Мультифункциональная фабрика

В здании бывшей Тельминской мануфактуры раньше был раскроечный цех, он занимал 1,5 тыс. кв. м. Сейчас для раскроя такого объема достаточно электронной раскроечной линии, которой нужно меньше 50 м².

Как использовать остальные площади, когда деньги будут найдены и пройдет ремонт? Их могут арендовать ремесленники. В местной администрации предоставили данные о ремесленниках: оказалось, их немало. Например, в Тельме живет талантливый скульптор Иван Зуев. В Тельме, Усолье и близлежащих поселениях есть мастера по вышивке, резьбе по дереву, гончарному, кузнечному делу. Со многими ведутся переговоры, приглашаем переехать на нашу площадку. Районная администрация обещала финансово поддержать ремесленников, чтобы они могли оборудовать свое рабочее место и начать трудиться в нашем парке.

АРТЕМ БЕЛОМЕСТНЫХ, НАЧАЛЬНИК ОТДЕЛА ИНВЕСТИЦИОННОЙ ПОЛИТИКИ АДМИНИСТРАЦИИ УСОЛЬСКОГО РАЙОНА:

Мы ожидаем, что фабрика станет достопримечательностью, которая увеличит турпоток, будут созданы рабочие места для жителей Тельмы. Точное число зависит от мощности швейного производства, которое запустит Репина.

ЛЮДМИЛА ТРОИЦКАЯ, ДОЦЕНТ КАФЕДРЫ ЭКОНОМИКИ И УПРАВЛЕНИЯ ИНВЕСТИЦИЯМИ И НЕДВИЖИМОСТЬЮ БГУ

По опыту работы с проектом «Иркутские кварталы» (проект регенерации исторического центра в Иркутска. — Прим. ред.) могу заключить, что соединение ремесла, мастер-классов, презентации, производства и продаж очень эффективна. Людям это интересно. Поэтому пришла идея сделать нечто подобное в Тельме.

Люди творят, но реализовывать свою продукцию для них затруднительно. Переезд на площадку даст им возможность найти покупателей. На территории фабрики будут проходить фестивали, чтобы ремесленники могли не только продать свой товар, но и представить его потенциальным партнерам. Покупатели найдутся: у нас совершенно свободен сегмент сувениров — не китайский ширпотреб с надписью «Иркутск», а качественный продукт, созданный вручную и с душой. Русская деревня хранит массу талантов. Люди готовы работать.

Формат рынка как торговой площадки с арендодателем и павильонами перестает работать. Пространство должно быть креативным, многофункциональным, тогда затраты на его содержание окупятся. По сути, по тем же принципам устроен 130-й квартал, но в большей мере — арт-завод «Доренберг». Это выстраивание единого пространства с различными направлениями, а не просто торговые точки.


Студенты под руководством Черниговской разработали планировку поселка с площадками для ярмарок, мероприятий, со сценой, с пристанью и деревянным променадом. Мы презентовали этот проект на «Байкал Бизнес Форуме» в мае 2019 года. Конечно, его еще нужно дорабатывать, делать техническую документацию, но тельминская администрация одобрила проект. Еще мы планируем сделать музей при фабрике, экспонаты для него уже собираем. Для мастеров мы хотим внедрить «производство за стеклом», когда посетители смогут воочию наблюдать, как трудятся ремесленники.

Сама фабрика и комплекс зданий вокруг нее, в частности храм Казанской Божьей матери, — уникальные исторические сооружения. К комплексу относится и каскад искусственных прудов: напор воды вращал колесо, расположенное внутри фабрики, а оно приводило в движение чесальные машины. Это целая инженерная система, есть на что посмотреть. Фабрика может приносить деньги не только за счет производства, но и за счет туризма. Я понимаю, что сразу толпы не будет, но постепенно турпоток обязательно появится, если сформировать интересное разноплановое пространство, о каком мы мечтаем. Основа у нас есть — наша богатейшая история. Надо ее причесать, упаковать и продать. Через 5 лет я вижу фабрику как исторический индустриальный парк, который будут посещать 15 тыс. человек в год.

Анатолий Казакевич, предприниматель, организатор путешествий и экспедиций, туристических рекреационных проектов

Создание дополнительных экскурсионных объектов рядом с Иркутском напрямую влияет на развитие туристической отрасли. Это увеличивает продолжительность отдыха туристов в Иркутске. Таких объектов очень не хватает. Но делать их надо только на мировом уровне, другой для въездного туриста не нужен. Также фабрика может помочь организовывать экспорт демонстрируемых товаров. Но товары нужны исключительные: то, что есть только здесь, и высокого уровня качества.


Мария Ким, предприниматель,
сооснователь бренда INSPIRE

Идея швейного производства в России однозначно перспективна. Мы тоже сталкивались с нехваткой мощностей и искали хорошие фабрики по пошиву в Иркутской области, но не нашли. Нужно понимать, что с Китаем конкурировать очень тяжело. Чтобы быть востребованными на рынке, необходимо:

— иметь постоянные точки сбыта,
— шить современные модели (некоторые фабрики до сих пор шьют устаревшие),
— вести хороший маркетинг,
— участвовать в профильных выставках,
— быстро и профессионально реагировать на запросы потенциальных клиентов,
— качественно и в срок выполнять работу,
— учитывать, что крупные компании при сдаче не в срок могут отказаться от изделий,
— быть готовым к отсрочке оплаты в 60 дней (так работает масс-маркет);
— обучать персонал нон-стоп, так как специалистов на рынке труда очень мало.

Проект Тельминской фабрики симпатичный, но я думаю, что реализовать его будет непросто.

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите одновременно
клавиши «Ctrl» и «Enter»

Загрузка...

Комментариев 0

Искры 15.05.2020 17:03

Глазами местных: путеводитель по району Ново-Ленино и его культовым местам

Александр Бондарев

Автор Александр Бондарев

3Комментариев

Ново-Ленино — один из самобытных районов Иркутска, а ещё и самых часто упоминаемых в медиа и соцсетях. Специально для «Верблюда» филолог Александр Бондарев написал авторский путеводитель по району, где он живёт. Вас ждут болота, роща, стройка и сортировка, а также культовый рынок с «Боярышником».


Посещение Ново-Ленино — сомнительное мероприятие. Жизнь не заставит никто не поедет. Но если вам нравится мысль, что рейтинги пространств иллюзорны, то прочувствовать это лучше в том месте, чей социальный рейтинг крайне низок. Поездка в Ново-Ленино подходит идеально. Но не оттого, что вас будут поджидать яркие впечатление или ужасы, лабиринты фавел или современный город. Нет, в Ново-Ленино вы увидите категорию среднего. Такое принято называть словами «обычно», «нормально», «так себе», «не то чтобы, но не так уж плохо». А «среднее» лучше всего рушит вымышленные иерархии в нашем сознании.

В общем, вот вариант маршрута для тех, кто никогда не был в Ново-Ленино, среди иркутян таких много. Выбор остановок субъективен, как и любой выбор.

Ново-Ленинские болота

Звучит абсурдно и жутковато, но мне нравится. Болота в городах редки. Здесь они находятся в самом начале Ново-Ленина, до въезда. Это низина, которая относится к пойме Иркута. Место издревле мало на что годилось, разве что карасей ловить. Но красиво. В конце 19 века болота пересекла Транссибирская магистраль, а в 80-х годах 20 века — объездная дорога.

Днём в любое время года низину заливает солнце, на горизонте стоят без движения товарняки. Идеальный пейзаж для фильмов про апокалипсис. Особенно в морозы. Болота всегда были домом для огромного количества птиц, в основном чаек и уток, но и редких, краснокнижных. Местные уверены, что болота давно носят какой-то важный природоохранный статус, но он присвоен им лишь 31 октября 2019 года.

Птицы вместо Ленина красуются на новой вывеске, встречающей гостей Ленинского округа, но никакого сохраняющего птиц статуса у болот нет. Поэтому некоторые болота отсыпают для неизвестных индустриальных нужд. Спешите посетить, пока ещё есть что. Дважды приходилось видеть, как дорогу пересекает утка с утятами, — из болота с одной стороны дороги в болото на другой стороне. Водители останавливаются, лица у всех счастливые. Впрочем, это редкость, не рассчитывайте.

Роща и бесцеремонные белки

Роща — это роща на остановке «Роща». В прошлом место было крайне опасным, но сейчас там уютный парк для прогулок с детьми.

В Иркутске принято ездить кормить белок на курорт Ангара. Грызуны там сытые, привередливые, всё подряд есть не станут, только кедровые орешки и обычно после уговоров и соблазнений. В Новоленинской роще всё иначе. Как истинные обитатели спального района, местные белки не брезгуют семечками любого формата. Их не надо искать, они сами перекроют вам путь и недвусмысленно намекнут на желание что-нибудь съесть.

Белки могут легко добраться до вашей руки по брюкам, подраться между собой, заглянуть в объектив камеры, которую вы зачем-то выставили вместо ладони с орешками. В общем, «им нужна ваша одежда и мотоцикл», ибо существа совершенно бесцеремонные. Не пугливые — на радость детям.  

Сортировка и «Старший сын» Вампилова

Станция Иркутск-сортировочный находится за рощей с белками. В ней нет ничего интересного — это обычное советское здание вокзала, мост, разветвлённая сеть путей, проводов и запах креозота. Ценителям типового индустриального пейзажа должно понравиться.

Я вас приглашаю туда потому, что станция и район отметились в истории литературы. С большой долей вероятности, это то самое место, куда провожали девушек Сильва и Бусыгин в пьесе Александра Вампилова «Старший сын». И откуда потом не могли уехать обратно. Если вы не читали, то это Боярский и Караченцов из одноимённого фильма. В тексте район называется Ново-Мыльниково. За право им быть обычно спорят станция Мельниково и Ново-Ленино.

У Ново-Ленина больше аргументов. Во-первых, удалённость достаточная, чтобы застрять на пару дней, а во-вторых, описанное в пьесе смешение частного сектора и малоэтажной застройки как раз типично для этой части Ново-Ленина. До сих пор. Так что давайте просто объявим это «доказанным исследователями фактом». Пьесы Вампилова сейчас очень популярны в европейских театрах, так что прогулку по этим местам можно считать приобщением к мировой литературе.

Стройка и ее тени

Сейчас уже мало кто помнит этот топоним, хотя в 90-х и начале нулевых он существовал наравне с официальным названием остановки «Кинотехникум». Рядом с ней красовался советский долгострой — бетонный каркас с непристойными надписями, поросший полынью. Стройка.

Место было обителью наркоманов. Если вы проходили мимо, то от темноты отделялась тень, которая следовала за вами, а потом отбирала деньги и меховую шапку. Телефон не трогали, потому что тогда мобильная связь ещё не распространилась. Впрочем, подобное могло случиться в любом месте.

Сейчас кинотехникум превратился в филиал ВГИК, а на месте стройки находится единственный крупный ТЦ «Европарк». Загляните, возможно, вам интересно, как выглядит молл в спальном районе.

Рынок с «Боярышником»

К несчастью, если произнести слово «боярышник» в Иркутске, то никто не подумает про возможность купить полезные для сердца плоды. Речь о том самом злосчастном месте на улице Баумана и о киоске, где продавалась техническая спиртовая жидкость.

В ночь на 18 декабря 2016 года в партии жидкого концентрата, предназначенного для ванн, вместо этанола оказался метанол. Это привело к смерти 76 человек. Тогда страна внезапно обнаружила, что «Боярышник» никто не использует для ванн, полиция накрыла цех по его производству, а городские власти «увидели», что рынок незаконный.

Его грозились снести, но в реальности перенесли на 200 метров по той же улице. Рынок обещали сделать цивилизованным, с туалетами. Но не сделали. Временно вернули на прежнее место, а перед началом строительства новой дороги убрали немного в сторону. В результате переносов часть владельцев киосков разорилась и закрылась, теперь их осталось совсем немного.

До трагедии к месту было сложное отношение. Как любой стихийный рынок, он обрастал кафе, местами для нелегалов и ночными покупателями дешевого этанола. Но местные жители его по большей части любили, сочувствуя предпринимателям. Сейчас здесь, как и раньше, можно попросить привезти нужный товар, сэкономив время и деньги на поездку в центр. А ещё вам всегда честно ответят на вопрос о свежести продуктов. Нельзя обманывать людей, которых видишь каждый день.

Павильон с овощами и фруктами на Баумана

В этом павильоне нет уникальной продукции, оптовые базы для всех одни и те же. Мне хотелось привезти вас в район новостроек — для демонстрации размеров поселения. Потому что в том месте, где район заканчивается, начинается новое Ново-Ленино. Новейшее. Тот эффект, когда, выходя за границы старого города, вы попадаете в мир небоскребов. Только здесь вы из мира хрущевских пятиэтажек перенесетесь в мир 1215-этажных домов.

Сначала я хотел обозначить место «взрослой» поликлиникой, которая так и осталась одна, несмотря на то что к ней приписали огромную «опухоль» в виде пустыря, застроенного многоэтажками. Из-за этого в электронной записи есть не только очередь, но и лист ожидания из желающих записаться в очередь. В результате поход к какому-нибудь специалисту может быть отсрочен на два месяца. Это учит планировать свою жизнь и смерть. Следом за ней стоит новая «детская» поликлиника. Её много раз анонсировали, ею отчитывались местные депутаты и чиновники, но она пока не открылась.

Но потом я вспомнил про чудесных предприимчивых ребят, которые стали пригонять к поликлинике микроавтобус и продавать бабушкам (их в поликлинике много) свежие овощи и фрукты по низкой цене. Бабушки были счастливы — удобно, недорого, да ещё и продавцы терпимы к капризам, хотя и молоды. Очень скоро они стали достопримечательностью. Можно было увидеть выстроенную из бабушек в пустоту очередь. Зрелище странное и забавное. Вскоре пустота заполнялась автомобилем и начиналась торговля. Сейчас они стали отдельным павильоном в том же самом месте. Хорошая история.


Выезжать из Ново-Ленина рекомендую по 20-му Советскому переулку на объездную дорогу и домой. Весь маршрут можно совершить в обратном порядке, так вы получите бонусом эпический вид на новостройки с горы и более удобный доступ к болотам.

Ничего не нашлось

Попробуйте как-нибудь по-другому