• В МЧС назвали самую вероятную причину пожара в центре ИркутскаИркутска
  • На Ольхоне пройдет фестиваль серфингасерфинга
  • В Иркутске состоится литературный фестиваль «День Ч»Ч»

Главная > Искры 21.03.2022 17:02

«Мир меняется, и прежним он не будет». Как иркутский бизнес работает в условиях санкций, блокировок соцсетей и скачков валют

Верблюд в огне

Верблюд в огне

0 Читать комментарии
«Мир меняется, и прежним он не будет». Как иркутский бизнес работает в условиях санкций, блокировок соцсетей и скачков валют - Верблюд в огне

Фото: Алена Шатуева / «Верблюд в огне»

За последние три недели наша реальность стремительно меняется — с российского рынка уходят иностранные компании, ценники в магазинах обновляются каждый день, а некоторые соцсети теперь доступны только через VPN. «Верблюд» узнал, как иркутский бизнес адаптируется к новым реалиям и что ждет общепит, блогосферу и ретейл в ближайшем будущем.


Мария Моисеева

владелец сети пекарен «Цех»

За последние недели критичных проблем с поставками у нас не возникло, все наше стратегическое сырье — мука, сахар, сливки, масло, яйца — российского производства и в широком доступе. Но есть и импортные позиции, с которыми сейчас непросто, — на них большой спрос и рост цены. Поэтому планируем по максимуму замещать импорт местным продуктом, но полностью перейти на российское сырье невозможно, нет аналогов по соотношению цена — качество.

Цены на сырье выросли в размере от 10% до 70%, причем больше всего подорожало кофейное зерно. Мы не будем идти по пути краткосрочной выгоды, экономить и переходить на более дешевую робусту, а пойдем по пути оптимизации расходов, чтобы удержать цену напитков для гостей максимально долго. Будем искать поставщиков с более низкими ценами и работать с локальными производителями. Также будем контролировать расход химии для уборки и расходных материалов, упаковки.

Поток гостей у нас остался на прежнем уровне, много постоянников, для которых кофе с круассаном — это уже традиция, способ порадовать себя в это нелегкое время. Сокращать команду мы не планируем, бариста, пекари и повара — это самый сильный ресурс, которым мы обладаем. Говорить о том, как обстоят дела на кадровом рынке общепита, пока рано — прошло слишком мало времени с момента потрясений. Сейчас многие компании ушли в режим ожидания, чтобы понять, как двигаться дальше, расширять ли штат к высокому весенне-летнему сезону или оставить все как есть.

Фото: Алена Аманмахова / «Верблюд в огне»

Мне кажется, сейчас будут закрываться нежизнеспособные концепции, заведения с «неясной» идеей, аудиторией и продуктом. Закроются и те, кто вовремя не сократил затраты, не пересмотрел рецепты с дорогим сырьем, не оптимизировал штатное расписание сотрудников, не поднял цены на продукцию и работал в убыток — в целом, не уделил должного внимания всем изменениям. Сейчас люди будут выбирать проверенные заведения, которым доверяют. В условиях, когда бюджет на еду вне дома и развлечения крайне ограничен, люди боятся экспериментов, больше ходят в привычные любимые места и выбирают те блюда и напитки, которые не приготовить дома.


Евгений Жарковский

совладелец бара Moralist

У нас всегда был небольшой процент импорта в баре, в основном у нас пиво от российских производителей. Раньше мы работали с пивоварнями из Москвы, Санкт-Петербурга и Жуковского, но во время первой волны коронавируса постепенно начали переходить на локальный продукт. Тогда посмотрели на цены топовых (в том числе российских) пивоварен и поняли, что спрос на них начнет падать, — люди не готовы отдавать такие большие деньги. Мы скооперировались с местными пивоварами и заполнили холодильники их продукцией. Сейчас 80% нашего бара — это иркутский продукт.

Стоимость пива растет постоянно — как правило, повышается два-три раза в год. Мы пока держим цены, несмотря на то что в декабре 2021 года поставщики подняли ценник на 15%. Но мы не хотим повышать стоимость, наоборот, планируем ввести лоупрайс.

Фото слева: Алена Аманмахова / «Верблюд в огне». Справа: matt-palme / unsplash

За последние недели весомой просадки по посетителям мы не заметили. Если она и есть, то, скорее всего, связана с тем, что всем барам разрешили работать и люди пока знакомятся с другими местами. Скажутся ли на нашем баре блокировки некоторых соцсетей, пока сказать сложно. Наш бизнес — это бизнес с лицом. Мы лично знакомы со всеми гостями, на нашей клубной карте указан мой номер, на который можно позвонить в любое время суток. Мы завязаны на общении и держимся за свой постоянный круг гостей, которые не особо смотрели наш «Инстаграм» (21 марта компания Meta, в которую входят «Инстаграм» и «Фейсбук», признана в России экстремистской организацией, мы обязаны указывать это по закону — Прим. ред.), — они могут лично спросить, как у нас дела.


Артем Протасов

гендиректор кофейной компании Atlas

Проблем с поставками у нас не было, но мы будем поднимать стоимость своей продукции. Примерно 80% себестоимости наших товаров — это сырье, цена на него формируется из долларовой цены на зеленое кофейное зерно. Кофе мы покупаем за валюту, поэтому цена на товары будет расти пропорционально падению рубля, — на данный момент сырье уже на 55% дороже, чем было в начале февраля.

Покупателей меньше у нас не стало, наоборот, спрос, как это бывает во время кризиса, значительно вырос — в два-три раза. Но мы понимаем, что это ненадолго. Однако я уверен, что розничное потребление кофе будет развиваться. Несмотря на то что цены на зерно росли в последнее время (ранее это было связано с ростом цен на сырье на кофейной бирже, а сейчас — с валютными колебаниями), кофе остается недооцененным продуктом.

Фото: Atlas

Ранее себестоимость чашки кофе дома была 30 рублей, сейчас это 60–70 рублей. По такой цене люди смогут позволить себе чашку классного напитка, зерно для которого собрали в Эфиопии или Кении. В сравнении, бокал хорошего импортного вина, который сейчас вырастет минимум на 50%, будет стоить 300–400 рублей, — это уже удовольствие не для всех. А вот чашка вкусного кофе останется доступна каждому, даже если доллар будет по 150 рублей.


Иван

(имя изменено)

представитель иркутской сети зоомагазинов

Цены растут, импортные корма дорожают пропорционально росту валюты. Переоценка продукции происходит очень часто, поставщики каждый раз накидывают по 10–20%. В первую очередь подорожала ветеринарная продукция — большинство лечебных кормов производится за границей, несмотря на то что заводы брендов есть на территории России. На отечественные корма тоже поднимается ценник, так как многие производственные линии у них не российские, даже упаковка.

Дефицит кормов есть, он связан как с поставками, так и с ажиотажным спросом. Люди поняли, что все меняется, и начали скупать все про запас. В московском регионе за неделю были месячные продажи, у нас — за две недели. Сметают со складов все, и поставщики просто не успевают подвозить. А логистика в нашем регионе тяжелая, мы находимся в неудобном транспортном кластере, до нас многое не доезжает, продукция идет либо с Дальнего Востока, либо из Центрального региона.

Фото: Алена Аманмахова / «Верблюд в огне»

Как дальше будут обстоять дела с поставками импортных кормов, точно сказать нельзя. От нас как от зоомагазина это не зависит — такие вопросы решаются в Федерации зообизнеса России и на саммитах.

Сейчас у людей начали сдавать нервы и многие покупатели ведут себя некорректно и выплескивают свое недовольство на сотрудников зоомагазинов. Вплоть до того, что ругаются матом на продавцов и плюют на них. Мир меняется, и прежним он не будет. Мы таких кризисов не проходили, прецедентов не было. Но мы продолжаем работать, впадать в истерику не стоит.


Никита Матвеев

владелец магазина спортивного питания «Батин маркет»

С теми товарами, которые поставлялись в Россию официально, проблем нет — склады у поставщиков, эксклюзивных представителей и крупных магазинов, как наш, полные. Но завозится ли везде товар в полном объеме — пока такой информации нет. Отдельные товары, которые, например, ввозились через iHerb, оказались дефицитными (25 февраля онлайн-магазин iHerb приостановил доставку товаров в Россию. — Прим. ред.). У нас такие были, и по ним в последние недели был максимальный спрос.

Цены на продукцию местных производителей поднялись на 15–40%, а стоимость зарубежных товаров увеличилась в полтора-два раза. Причем в маленьких магазинах все дорожает быстрее — продукции в запасе у них немного, и они вынуждены поднимать стоимость, чтобы пополнить склад по новым ценникам. У нас склад побольше, поэтому одно время мы даже продавали товар по цене ниже, чем у поставщиков.

Большая часть спортпита — это импортные товары. Если их будут завозить какими-то обходными путями и они будут доступны по цене, то останутся на прилавках. Но ассортимент уже постепенно начал меняться — какие-то товары выбывают, приходится искать аналоги. Не для всех товаров они есть. Отечественная индустрия пока не настолько развита, чтобы предлагать альтернативу.

Фото: Getty Images

На прилавках спортпита в основном фармацевтические препараты и белковые продукты. Все сырье для первой категории товаров выпускают в Китае, даже если производитель в США или Европе. В теории заменить американские добавки на российские можно, но на это нужно время. «Молочка» же — различные белки, которые являются самым ходовым товаром, — производятся по всему миру (кроме Китая), есть даже в России. Но мощностей отечественных заводов не хватает, спрос стал выше предложения, и местные производители начали повышать цену на свое сырье.

Говорить о будущем нашей индустрии пока сложно. Я пока выполняю свою привычную работу — продаю товары и закупаю новые, если цены позволяют. Ситуация прояснится только через два-три месяца, сейчас большинство поставщиков и производителей находятся в подвешенном состоянии.


Сергей Тарасов

креативный директор ресторанных проектов

Инфополе занято сейчас одним вопросом. После 24 февраля аккаунты наших заведений замолчали — как, собственно, и всех вокруг. Высказываться на темы текущей ситуации от лица бизнеса не слишком уместно. Мы решили, что аккаунты наших заведений останутся тихой гаванью и будут местом, куда люди могут прийти и увидеть хоть что-то стабильное, доброе и теплое.

Предприниматели сейчас сконцентрировались на других вопросах, соцсети по приоритету стоят на десятом месте. Многие пытаются спасти бизнес, переформатировать или адаптировать к нынешним реалиям. Но иногда кризис — это начало чего-то нового, могут появиться свежие открытия.

После блокировки «Инстаграма» (21 марта компания Meta, в которую входят «Инстаграм» и «Фейсбук», признана в России экстремистской организацией, мы обязаны указывать это по закону — Прим. ред.) мы попробовали перевести коммуникацию на другие площадки. Если у проекта был телеграм-канал, продолжили общение там, но новые каналы открывать не решились. «Телеграм» — это в первую очередь мессенджер. Во «ВКонтакте» пока охваты маленькие, да и аудитория не перешла — у многих в эту соцсеть возвращаться нет никакого желания. В «Инстаграме» (21 марта компания Meta, в которую входят «Инстаграм» и «Фейсбук», признана в России экстремистской организацией, мы обязаны указывать это по закону — Прим. ред.) просмотры упали примерно вполовину. В соцсети остаются те, кто освоил VPN.

Фото: Алена Шатуева / «Верблюд в огне»

Сейчас хочется осмотреться и не открывать каналы там и сям. Пока непонятно, какая именно площадка станет основной. Маркетинг в соцсетях развивать будет сложно, но желание людей общаться никуда не исчезнет — всем хочется делиться и потреблять контент.

В ближайшее время во многих сферах произойдет перестановка. Те, кто оказался не готов или не смог адаптироваться к переменам, возможно, исчезнут. Тяжело сейчас придется малому бизнесу, например бьюти-мастерам. Ресторанному бизнесу будет проще уведомить о переходе на новую площадку. Примерно половина наших гостей — это постоянные клиенты, мы можем физически разместить объявления в меню или на баннерах о своих новых площадках для общения.


Артемий Бронников

блогер-миллионник в «ТикТоке»

Последние недели — это бесконечные эмоциональные качели. После 24 февраля я решил не публиковать развлекательный контент. И дело не только в том, что юмористические видео сейчас неуместны, но и в том, что я с психологической точки зрения не могу найти на это ресурс. Просто не могу себе позволить быть веселым и вести «нормальную жизнь» в этих условиях.

Я не политизирую свой блог с точки зрения правых и виноватых, но говорю людям, чтобы они обратили внимание на происходящее. Среди зрителей сейчас есть две полярные категории. Одни рады, что я, имея большую аудиторию, обращаю внимание на ситуацию в мире. Другие говорят, что я не разбираюсь в политике и не должен ничего выкладывать, что мое дело — «быть смешным» и помогать подписчикам «не грустить». Есть ощущение, что не все люди грустят, — в депрессивном состоянии сейчас находится только определенный слой людей, которые осознают, какие нас ждут экономические и психологические последствия.

С рекламодателями сейчас тяжело — у меня было намечено три проекта на март, все они были приостановлены по разным причинам. Одни бренды уходят, другие не понимают, какие шаги предпринимать в данной экономической ситуации. Также у меня сейчас висят два отснятых партнерских проекта, которые я не могу опубликовать из-за ограничений «ТикТока».

Ситуация с блокировками соцсетей неприятная, но она научила блогерское сообщество не хранить яйца в одной корзине, а параллельно развивать аккаунты в международных и российских соцсетях. Кроме того, есть ощущение, что людям с большой аудиторией сейчас дали «жвачку», чтобы мы отвлеклись от повестки и начали заниматься вопросом, как перегонять аудиторию на другие ресурсы.

Я продолжаю вести «Инстаграм» (21 марта компания Meta, в которую входят «Инстаграм» и «Фейсбук», признана в России экстремистской организацией, мы обязаны указывать это по закону — Прим. ред.). Судя по охватам, довольно большое количество людей остается в соцсети, — у кого-то он работает через Wi-Fi, у кого-то через VPN. С «ТикТоком» сложнее — на платформу можно публиковать видео обходными путями, но авторов пугают блокировками, поэтому мало кто идет на этот шаг. «Телеграм» пока не приспособлен для органического роста аккаунтов, так как нет системы рекомендаций. Во «ВКонтакте» переходить совсем не хочется, но есть ощущение, что за этим будущее (хотя, скорее, это шаг назад).

Блогинг не умрет, но новых авторов будет меньше. Блогеры с небольшой аудиторией, которые пришли только за деньгами, отпадут. Возможно, у некоторых пропадет мотивация, потому что индустрия сейчас в непонятном положении, — нужно быстро адаптироваться и искать новые пути.

Я сейчас думаю в сторону контента международного формата. Это очень перспективная история, не зависящая от языка автора, политической и экономической ситуации в мире. В ближайшем будущем я буду продолжать снимать для русской аудитории и уходить из сферы не намерен. У меня были мысли о переезде в начале марта, когда активно ходил слух о введении военного положения в стране. Но я искренне не хочу покидать Россию и вижу свое будущее в стране, которая говорит на русском языке.

Комментариев 0

Тренды 18.04.2022 12:00

Что такое Индекс качества жизни (объясняем в картинках) и почему в Иркутске жить хорошо

Яна Шутова

Автор Яна Шутова

0 Читать комментарии

Представьте, что любой город России можно, как во многих интернет-магазинах, «добавить к сравнению» и посмотреть, как он выглядит на фоне остальных. Много ли в нем людей, работающих по 50 часов в неделю? Достаточно ли фруктов и овощей они едят? Пользуются ли электромобилями и есть ли у них в пешей доступности школа? Для ответа на эти вопросы госкорпорация ВЭБ.РФ вместе с партнерами разработала информационно-аналитическую систему «Индекс качества жизни в городах России»: на конкретных цифрах можно увидеть, чем отличаются наши города.

«Верблюд» в картинках объясняет, как индекс может пригодиться вам в повседневной жизни. А еще мы нашли в базе данных Иркутск и проверили, как он оценен по разным параметрам — от уровня благоустройства до work-life balance у его жителей.


Партнерский материал

Кому нужен Индекс ВЭБа

В Иркутске широко известен проект арт-вечеринок «Без бокала нет Шагала». Люди собираются в приятной атмосфере, чтобы продегустировать хорошее вино и написать собственную (возможно, первую в жизни) картину. Пять лет назад «Шагал» начинался с вечеринки для друзей в винном погребе, а сегодня это большой проект с франшизой в 15 городах России. Каждый раз, открываясь в новом месте, владельцу бизнеса Светлане Давыдовой приходится проводить глубокий анализ незнакомого города.

«Когда мы рассматриваем открытие очередной франшизы, я обращаю внимание на ряд критериев. Например, сколько в городе компаний, которые работают в сфере креативных индустрий. Кто бы что ни говорил, наличие конкурентов — это хорошо. Потому что если в городе нет конкурентов, то нам самим придется „раскачивать“ аудиторию. Так, например, было в Южно-Сахалинске, где люди привыкли после работы идти домой и смотреть телевизор», — рассказывает Светлана Давыдова.

«»

«Очень важно знать, есть ли в городе музеи, кинотеатры, галереи и охотно ли туда ходят. Количество объектов общественного питания — тоже важный показатель. Когда город живет, у него высокий потребительский коэффициент, как следствие — высокий уровень сервиса. В случае с „Шагалом“ кафе и рестораны — это еще и площадки для проведения мероприятий».

Эти и другие важные показатели городов предпринимателям теперь не нужно выискивать самостоятельно. Они есть в открытом доступе Индекса качества жизни. Имея все данные под рукой (от уровня доходов населения до количества коворкингов), Светлана Давыдова может быстро оценить ситуацию: так, в Самаре в три раза меньше точек общепита на душу населения, чем в Иркутске, а кемеровчане посещают культурные события в два раза чаще иркутян.

«»

«По данным Индекса качества жизни ВЭБ.РФ, Иркутск входит в топ-20 лучших городов России по девяти показателям. Это обеспеченность врачами, высокая доступность спортивных объектов, пешая доступность школ, достаточное число кафе и ресторанов, обилие зеленых зон и ряд других», — рассказал руководитель блока аналитики и маркетинга группы ВЭБ.РФ Андрей Самохин.

В базу данных включены 115 городов России, и каждый оценен примерно по 250 показателям. Такой инструмент интересен не только предпринимателям, но и обычным горожанам. Для многих семей Индекс ВЭБа может стать ориентиром в решении повседневных вопросов: где провести отпуск, в какой город поступать учиться. С помощью удобной таблицы можно за пару кликов узнать, что иркутяне в среднем стоят на остановке 8,5 минут, что здесь каждый пятый ведет здоровый образ жизни и что у 90% жителей школа находится в 20-минутной шаговой доступности.

Индекс качества жизни — это независимое исследование, поэтому его результаты могут дать пищу для размышлений представителям городской власти. Цифры дают четкое понимание, какие отрасли нуждаются в реформах и эффективных решениях, а какие являются конкурентными преимуществами Иркутска. Сейчас администрация города заключила контракт с компанией Strategy Partners Group на разработку Стратегии социально-экономического развития Иркутска до 2036 года.

«Результаты исследования Индекса качества жизни будут направлены в Strategy Partners Group для использования в работе, поскольку Индекс качества жизни имеет конкретное практическое применение», — пояснили в мэрии.

Как устроен Индекс качества жизни

Ядро концепции — это потребности обычного человека. Индекс учитывает все аспекты, влияющие на повседневную жизнь российской семьи, а это более 250 разных показателей. Из них складывается детальный портрет населенного пункта. По этим критериям можно сопоставить его с другими российскими или зарубежными городами.

Что это дает? Во-первых, позволяет четко разглядеть конкурентные преимущества города, а лучшие практики — тиражировать на всю страну. Во-вторых, увидеть в городе «слабые места» и превратить их в точки роста. Индекс создан не для того, чтобы ранжировать города, а чтобы изучить потребности жителей. Это не рейтинг, а практический инструмент анализа.

Есть пять ключевых принципов, с учетом которых формируется Индекс качества жизни.

  • Человекоцентричность. Все города рассматриваются изнутри, с позиции простого человека и его ценностей.

Иркутяне удовлетворены своей жизнью на 5,61 балла из 10. Чтобы выяснить это, респондентам задавали вопрос: «Вообразите лестницу со ступеньками от 0 до 10. Самая верхняя — это лучшая для вас жизнь, самая нижняя — наихудшая. Где вы сейчас находитесь?»

  • Функциональность. Сильные и слабые стороны места легко проявить, если сравнить его с другими российскими или зарубежными городами по отдельным направлениям.

Уровень обеспеченности врачами и средним медицинским персоналом у нас значительно выше, чем по России: в Иркутске на 10 тысяч жителей приходится 104 сотрудника, а в других городах — около 80.

  • Интеграция с другими индексами. Показатели анализа — точно такие же, как в других российских и международных индексах. За основу взята структура ОЭСР (Организации экономического сотрудничества и развития) — по ней проанализировано 650 городов из 38 стран.

В Иркутске доступ к паркам и лесам в пешей доступности имеет 79-80% населения.

  • Институционализация. В России насчитывается 1117 городов и качество жизни в них разительно отличается. Индекс ВЭБа может использоваться как общий знаменатель для национальной системы оценки и в то же время — как инструмент сопоставления с международными стандартами.

Как минимум среднее образование имеют 90,7% иркутян (в возрасте от 25 до 64 лет), в Мадриде — только 75,2%.

  • Регулярность. Жизнь не стоит на месте, поэтому Индекс обновляется ежегодно.

По данным на 2021 год, в Иркутске 9,56% жителей посвящают работе более 50 часов в неделю.

По каким критериям оценивали города

Индекс ВЭБа складывается из 12 направлений, которые больше всего влияют на качество жизни людей: это доход и работа, жилищные условия, здоровье, образование, мобильность, благоустройство, экология, безопасность, общество, работа и отдых, гржданские права, удовлетворенность. Что из этого может пригодиться нам в повседневной жизни?

Жилищные условия. Сколько стоит сегодня квадратный метр жилья, много ли в городе новостроек, высокая ли там ипотечная ставка и сколько однокомнатных квартир можно снять на одну зарплату — этими вопросами в первую очередь задается человек, переезжающий в другой город.

Лидируют по обеспеченности жильем Владикавказ (1,44 комнаты на человека), Краснодар (1,36) и Вологда (1,33). Любопытно, что жилье в российских городах почти в два раза новее, чем в среднем по городам стран ОЭСР (59% домов, построенных после 1980 года, против 30%).

Доход и работа. Этот критерий включает в себя и разнообразие вакансий, и уровень безработицы, и число патентных заявок, и даже количество краудфандинговых проектов в отдельно взятом городе.

Самые высокие зарплаты получают в Магадане, Сургуте и Новом Уренгое (≈1,3–1,6 млн рублей в год). Это сопоставимо с восточноевропейскими странами (Чехия, Словакия, Польша). Быстрее всего работу можно найти в Казани и Белгороде (5 месяцев), а вот во Владикавказе на это уйдет почти год.

Работа и отдых. Этот показатель справедливо выделен в отдельную категорию. Чтобы понять, как жители городов восстанавливают силы, исследователи подсчитали количество музеев, кинотеатров и галерей, оценили кафе, бары и рестораны, обратили внимание на туристическую привлекательность городов.

В среднем 13,1 часа тратит на свой отдых и восстановление (включая ночной сон) житель российского города, работающий полный день. Если оценить культурную жизнь по 10-балльной шкале, то средняя оценка по России составит 5,6. В лидерах — Казань (7,5), Тюмень (7,4) и Екатеринбург (7,3)

Здоровье. Чтобы оценить уровень здоровья, в 115 российских городах подсчитали среднюю продолжительность жизни, количество ЗОЖников, выяснили объем овощей и фруктов в рационе граждан, изучили пешую доступность спортивных объектов и поликлиник.

Выяснилось, что Махачкала — лидер по продолжительности жизни среди российских городов (79 лет). В среднем по России — 73 года.

Только 46% российских горожан считают свое здоровье хорошим или очень хорошим. Это меньше, чем в зарубежных городах.

Образование. На этот критерий влияет множество показателей: доступность школ, учебные результаты школьников, состояние образовательной инфраструктуры, результаты ЕГЭ, доля горожан с высшим образованием.

Между прочим, 59% взрослых горожан в России имеют высшее образование. Это значительно выше, чем в ОЭСР (46%).

Самыми образованными городами можно назвать Воронеж, Брянск и Казань. А вот по удобству расположения школ в числе лидеров Иркутск: 93% проживают в 20-минутной пешей доступности (это на 14% выше общероссийского показателя).

Мобильность. Этот параметр очень хорошо демонстрирует ситуацию с транспортом в конкретном городе. Учитывается соотношение легковых машин и численности населения, наличие каршеринговых сервисов, выделенных велодорожек и зарядных станций для электромобилей, средний возраст автобусов и троллейбусов, время на дорогу до работы, а также число ДТП с общественным транспортом.

Как выяснилось, 13% жителей городов России хотели бы добираться до работы или учебы на велосипедах или самокатах (сейчас это делают 4%).

Благоустройство. Именно городская среда зачастую становится решающим фактором в выборе города для жизни. Из чего она складывается? Из плотности жилой застройки, количества зеленых зон и набережных, городской иллюминации и эстетичной рекламы.

Не может не радовать тот факт, что более 80% населения российских городов живет в пешей доступности от парков и скверов. По мнению самих жителей, наиболее красивые и ухоженные города — это Грозный (94%), Ставрополь (91%) и Ханты-Мансийск (88%)

Как Иркутск оценили в Индексе ВЭБа

По данным Индекса качества жизни, Иркутск входит в топ-20 лучших городов России по девяти показателям. Самые сильные стороны — это жилищные условия (64,83), благоустройство (63,14), образование (63,99), доход и работа (52,67).

Иркутск часто называют студенческим городом — он является магнитом для молодежи из Бурятии, Забайкалья, Приморского и Красноярского краев. Один из многих факторов — количество вузов и ссузов в области креативных специальностей. По этому показателю Иркутск значительно обгоняет города своего кластера (Владивосток, Казань, Екатеринбург, Красноярск, Хабаровск и другие).

«»

«Я приехал в Иркутск в 2019 году из Забайкальского края. Хотел поступать в суворовское училище в Чите, но старший брат посоветовал ехать в Иркутск, так как здесь много перспектив», — рассказывает Егор Бальжинимаев, студент третьего курса Института архитектуры, строительства и дизайна ИРНИТУ.

Егор поступил в иркутский политех на специальность «Теплогазоснабжение и вентиляция». «Когда я в первый раз приехал в Иркутск, у меня рот открылся. Увидел остров Конный и буквально влюбился с первого взгляда. После университета я решил остаться здесь. Я уже понимаю, где буду жить и работать. Есть несколько компаний, куда можно будет устроиться инженером, а жить хочу в Университетском, мне нравится этот район. Еще один плюс Иркутска — это спортивная база. Здесь хорошая школа каратэ, я планирую в будущем не просто тренироваться, но и преподавать», — говорит Егор.

«По данным Индекса качества жизни, в Иркутске высокая доступность спортивных объектов и сооружений — 78% жителей города проживают от них в 15 минутах пешком, в то же время в среднем по стране этот показатель равен 65%», — рассказывает главный управляющий директор, руководитель блока аналитики и маркетинга группы ВЭБ.РФ Андрей Самохин.

Средняя годовая зарплата в Иркутске в прошлом году составляла 623,5 тысячи рублей в год, тогда как по России — примерно 545 тысяч. По количеству патентных заявок и научных публикаций наш город в три раза обгоняет остальные российские города. Эти и другие факторы создают благоприятную среду для ведения бизнеса.

«У Иркутска все хорошо по сравнению с городами в средней части России, — подтверждает предприниматель Светлана Давыдова, основатель проекта „Без бокала нет Шагала“. — В средней полосе (Самара, Воронеж, Смоленск) очень низкие зарплаты, наши арт-вечера стоят там дешевле всего. Для клиента 1500-1800 рублей за мероприятие — это потолок. Сибирские города (Тюмень, Иркутск, Новосибирск) более платежеспособны и привлекательны для туристов, поэтому сервис и бизнес здесь развивается стремительнее».

Отдыху и уходу за собой иркутяне посвящают недостаточно времени: вместе с ночным сном выходит меньше 12 часов. На общение времени тоже не хватает: более 40% иркутян признались, что хотели бы видеться с близкими чаще, чем удается. Возможно, по этим причинам оценка удовлетворенности своей жизнью составляет 5,61 баллов из возможных 10. Еще два направления, по которым Иркутск отстает от других российских городов, — это мобильность (36,07) и экология (42,97). В городе отмечается изношенность общественного транспорта и довольно высокий комплексный индекс загрязнения атмосферы (3,67 балла, что в два раза больше среднероссийского показателя).

«Несмотря на то что в Иркутске есть своя гидроэлектростанция, его нельзя назвать городом чистой энергии. ГЭС обеспечивает электроэнергией не город, а Иркутский алюминиевый завод, а город питается от Ново-Иркутской ТЭЦ. Она работает на угле, поэтому у нас такие показатели [загрязненности] атмосферы, — объясняет Иван Крылов, представитель благотворительного экологического фонда „Подари планете жизнь“. — Кроме того, в Иркутске в предместьях Рабочее и Марата до сих пор много домов, отапливаемых от котельных».

В то же время, как отмечает руководитель блока аналитики и маркетинга группы ВЭБ.РФ Андрей Самохин, город находится на высоких позициях по площади, отведенной под парки и зеленые зоны, — в Иркутске это 42% от территории города, а в среднем по России — 27%. По степени вовлеченности жителей в экологические проекты, программы и инициативы Иркутск (12%) тоже выделяется на фоне общероссийского (9%) показателя.

«»

«За последнее время в городе значительно развилась инфраструктура для раздельного сбора мусора. Экотакси у нас уже принимает больше 60 (!) фракций, в том числе тетрапаки. В Иркутске сейчас, по-моему, рекордное количество мини-заводов по переработке отходов», — отмечает экоактивист Иван Крылов.

Еще два года назад все вторсырье из Иркутска вывозили в другие регионы, а сейчас в городе из макулатуры производят картон, туалетную бумагу и утеплитель эковата, говорит Крылов. Как минимум четыре предприятия в городе делают из отслуживших шин резиновую плитку и покрытия. Пластик идет на производство тротуарной плитки, а под Иркутском из бывших бутылок, пакетов и прочего пластика производят домашнюю утварь (ведра, тазики, горшки), мусорные пакеты, стеновые панели из ПВХ. Эти практики берут себе на заметку другие города.


Еще больше интересного — в телеграм-канале «Верблюда в огне»!

Ничего не нашлось

Попробуйте как-нибудь по-другому