• 11 июня в Иркутске откроется кинотеатр под открытым небомнебом
  • Власти потратят почти миллиард рублей на флаги и гербы для российских школшкол
  • В иркутском кинотеатре пройдет обсуждение аниме «Призрак в доспехах»доспехах»

Главная > Искры 03.02.2021 13:57

Архитектурный треш как символ эпохи. Что такое капиталистический романтизм и где искать его в Иркутске

Вадим Палько

Вадим Палько

1 Читать комментарии
Архитектурный треш как символ эпохи. Что такое капиталистический романтизм и где искать его в Иркутске - Верблюд в огне

Коллаж: Евгения Власова/«Верблюд в огне». Фотографии: Артем Моисеев/«Верблюд в огне»

В русский язык уверенно входит термин «капром» — «капиталистический романтизм». Под ним понимают постсоветскую архитектуру 1990-х и 2000-х годов — пеструю, необузданную, часто нелепую и безвкусную. «Верблюд в огне» побеседовал с автором термина и сооснователем телеграм-канала «Клизма романтизма», архитектором-градопланировщиком Даниилом Веретенниковым. Недавно он побывал в Иркутске и поделился впечатлениями о самых ярких представителях местного капрома, а также рассказал, почему подобную архитектуру все-таки стоит ценить.


Что такое капром

Хотя термин «капром» появился относительно недавно, он успешно прижился среди людей, интересующихся развитием городской среды, и стал синонимом всевозможных архитектурных грехов: неумелого обращения с классическими элементами, неуместного сочетания отделочных материалов и многих других спорных решений. Однако сам автор этого термина замечает, что сейчас теоретическая база для понимания капрома как стиля и направления только разрабатывается; в нынешнем же виде это понятие гораздо шире.

«»

«Мы говорим, что капром — это не определенный стиль, а целый период в истории постсоветской культуры. То есть капром — это все, что строилось в постсоветских странах начиная с распада СССР до конца 2000-х: не важно, с колоннами оно, каких-то хай-тековских форм или вообще в стиле деконструктивизма, — это всё равно капром. Просто есть более интересные представители, более яркие и показательные, а есть менее яркие. Но сейчас приходит понимание, что какие-то стилистические определения ему давать все-таки придется», — рассказывает Веретенников.

Отдельный вопрос — границы исторического периода существования капрома в России. Отправная точка, как правило, не вызывает споров — это 1991 год; в качестве же верхней планки Веретенников называет 2008 год — дату всемирного экономического кризиса, который ощутимо задел Россию.

«Это очень дискуссионная рамка, которая тоже обсуждается. Просто на архитектурном материале хорошо видно, как что-то в конце 2000-х начинает меняться. Мы это связывали с финансовым кризисом, который сильно повлиял на финансовую отрасль. Тогда было отменено много крупных проектов в Петербурге, в Москве. С тех пор романтики и пафоса в архитектуре поубавилось», — продолжает он.

Другую возможную причину завершения эпохи капиталистического романтизма называет соавтор Веретенникова по каналу «Клизма романтизма» Александр Семенов: тот считает, что в угасании капрома велика роль вмешательства властных структур в процесс формирования облика городов. Например, в Санкт-Петербурге это было особенно заметно после прихода к власти губернатора Валентины Матвиенко. Помимо этого, в те же годы в российских городах начали усиливаться градозащитные механизмы по сохранению исторических центров городов.

«Когда мы говорим о других городах России, я настаиваю, что эти рамки могут быть пересмотрены. Если в городе появляются свои исследователи, они могут предложить свои рамки для этого. Мы знаем города России, где до сих пор могут появляться здания в том же духе, что и в 1990-е годы, подобная архитектура там почти не изменилась. В Кирове, например, недавно построили Детский космический центр, его формы совершенно капромовские», — вспоминает Веретенников.

Капромантический тур по Иркутску

Несмотря на безудержное разнообразие российской архитектуры 1990-х и 2000-х годов, в капроме все-таки можно выделить несколько основных, наиболее распространенных архитектурных приемов: отсылки к классической архитектуре, элементы деконструтивизма и «что-то вроде периферийного понимания хай-тека», рассказывает Веретенников. Именно по этим признакам очень просто узнать некоторые иркутские здания, большинство из которых возведено как раз в обозначенные исследователями годы.

Гостиница «Европа»

Дата строительства: 2005 год

Адрес: ул. Байкальская, 69

Даниил Веретенников

«Это здание определенно из тех, которые останутся символом своей эпохи, ведь подобное могло случиться только в эпоху капрома и больше никогда. Посмотрите на трехколонные портики — в советское время такое и представить было нельзя. Портик с нечетным количеством колонн — это такая большая архитектурная шалость. Закос под строгую классику, но автор при этом вольно ее интерпретировал. Купол, обилие декора. В иркутском ландшафте это здание смотрится очень ярко — и в этом явно была цель его создателей, ведь привлечение внимания — одна из главных задач, которую ставили перед собой архитекторы капиталистического романтизма. Тогда персональное пожелание заказчика вдруг стало важнее общегородского пространства, поэтому ни о каком ансамбле и сочетаемости не задумывались. Думали только о том, как сделать постройку поярче, заявить о себе погромче».

Бывший ночной клуб «Акула»

Даты строительства: 20042005 гг.

Адрес: Бульвар Гагарина, 9

Даниил Веретенников

«Очень яркий объект капрома. Я говорил, что пока еще нет конкретного круга, палитры приемов, инструментов капромовской архитектуры, но туда определенно войдет зеркальное тонированное остекление — этот яркий признак эпохи. Интересно, что такое стекло повсюду очень быстро возненавидели, — оно было востребовано, например, в Петербурге, очень недолго: вошло в моду где-то в середине 1990-х и резко вышло из нее в конце 2000-х. Благодаря этому стеклу можно очень точно датировать здания, по крайней мере в Москве и Петербурге. Теперь же в столицах даже сформировалось нечто вроде негласного запрета на зеркальное стекло, но в регионах его еще могут до сих пор использовать.

Еще замечу: в годы расцвета архитекторы-капромантье считали, что чем больше стекла будет на фасадах, тем современнее оно будет выглядеть. В целом, для капрома характерно объединение современного и традиционного исторического. Поэтому часто наличие стекла уравновешивается каким-то классическим ордером (порядок использования определенных элементов в соответствующей архитектурно-стилевой обработке. — Прим. ред.). Такое мы видим и здесь: купол и другие заигрывания с классикой, причем очень вольные, — есть, например, имитация пилястр».

Торговый центр «Рублев»

Дата строительства: 2006 год

Адрес: ул. Чехова, 19

Даниил Веретенников

«Это тоже интересный пример, но здесь складывается впечатление, будто кто-то пытался аккуратничать. Поскольку это исторический центр, тут будто бы было желание вписаться в исторический контекст, но при этом за счет отделочных материалов указать, что это не старое здание, а новое. Из характерного для капрома — сочетание вентфасада с вольной работой с ордером. Постройка получилась не очень качественной и контекстуальной, но она хотя бы особенно ярко о себе не заявляет, нет кричащих форм. Архитектор явно не хотел сильно навредить месту».

Торговый центр «Пассаж»

Даты строительства: 20022013 гг.

Адрес: ул. Литвинова, 17,

Даниил Веретенников

«Мне этот объект очень понравился. Он решен без каких-то деталей, мелочей, такими крупными мазками, четкими линиями. Опять же, снова цветное тонированное остекление, снова ордер с отсылками к классике — тот же фронтон. Другой вход — те же элементы, полукруглый лучковый фронтон, но кое-что по-другому скомпоновано. Типичная капромовская вещь».

Дом сотрудников ВСЖД

Даты строительства: 20022009 гг.

Адрес: ул. Марата, 1, 3, 5

Даниил Веретенников

«Крупный объект, который перетягивает на себя внимание на перекрестке, настоящий, очень яркий символ своей эпохи. Обратите внимание на уже знакомые приемы: опять вентфасад, а акцент композиции — это портик наверху, у которого снова нестандартные постмодернистские три колонны на сторону».

Пенсионный фонд

Дата строительства: 2008 год

Адрес: ул. Декабрьских Событий, 92

Даниил Веретенников

«С точки зрения “эстетической нормативности”, это здание лучше предыдущих и архитекторы скажут, что здесь есть определенный вкус, поэтому в контексте капрома это здание менее интересно. Из занятного и смешного здесь только кубик наверху, на котором написано ПФР, — это капромовская деталь: «дом, который заявляет о себе». В Петербурге такое здание отнесли бы к такому архитектурному приему с шуточным названием «стаканизм». Он возник из-за того, что в советское время ленинградским архитекторам нельзя было строить ничего круглого, а в годы капрома они, истосковавшись по округлым формам и изогнутым линиям, как с цепи сорвались и стали строить такие стеклянные округлые “стаканы”».

Лицей № 36

Дата строительства: 2002 год

Адрес: ул. Профсоюзная, 3

Даниил Веретенников

«Супер классное здание, мне очень нравится, особенно характерно для капрома. Оно блестящее, зеркальное, всё из себя постмодернистское. Вспоминается наша лекция под названием «10 кругов архитектурного ада», в которой мы пытались разложить свойства капрома в виде 10 кругов; здесь можно запросто половину из них найти: это и «шляпка», и зеркальное остекление, и контрастные формы, и иронический ордер — намеки на классику, и сочетание совершенно разных отделочных материалов, что в советскую эпоху считалось моветоном. Подобное могло появиться только в эпоху капрома».

Корпус пригородных касс железнодорожного вокзала

Дата реконструкции: 2004 год

Адрес: Челнокова, 1 (южный корпус)

Даниил Веретенников

«Это часть популярного явления эпохи капрома — мы называем его „капрометирование“: когда берется дореволюционное или советское здание, которое переоформляется в соответствии с новым вкусом. Реконструкцию под капром производили, когда хотели сделать здание «более веселеньким», более запоминающимся. Это такая борьба постсоветских жителей с безликой, как им кажется, модернистской архитектурой XX века».

Гостиница History

Дата строительства: 2020 год

Адрес: улица 3 июля, 26

Даниил Веретенников

«Безусловно, очень интересная, яркая постройка. Абсолютно классная, безвкусная, страшная штука, которую обязательно надо сохранять. Не в каждом городе такое есть: и колонны по оси, и часы, всё в каких-то детальках. Это такое цыганское барокко, мне нравится, я вообще люблю плохую архитектуру. Думаю, автору проекта просто было интересно и весело заниматься рисованием этого. По поводу даты постройки — да, здание позднее, но все-таки повторю, что иркутские исследователи могут прийти к выводу, что это здание можно отнести к капрому».

Что делать с капромом

Даниил Веретенников уверен, что каким бы капром ни был, его нужно не прятать, сносить и реконструировать, а сохранять.

«Внимание к капрому — это ключ к исследованию регионального архитектурного разнообразия. После централизованного контроля над архитектурной сферой в советские годы, в стране в 1990-е годы расцвели региональные школы с яркой индивидуальностью. Нижегородская архитектура того времени — это одно, казанская архитектура эпохи Шаймиева — совсем другое», — рассказывает он.

Веретенников замечает, что сейчас в архитектуру возвращается централизация, которая уводит города от разнообразия. В этом смысле одна из особенностей объектов эпохи капиталистического романтизма заключается в ее способности хранить и транслировать как особенности местных микростилей, так и дух неповторимого периода истории всего постсоветского пространства, когда было возможно всё.

«»

«Возможность строить что угодно и заказывать это какому угодно, пусть даже не очень хорошему архитектору, — подобное могло происходить только тогда, — говорит Веретенников. — Получается, треш — это значимое явление эпохи, это ее символ. Как бы ни было грустно от этой мысли любителям хорошей, качественной архитектуры, но нам придется признать, что для истории в будущем самым значимым символом того периода рубежа веков станет именно капром».

Комментариев 1

Аватар vspgim

0

Иронический ордер у вас - это ионический?

08.02.2021 13:12

Ответить

Тренды 18.04.2022 12:00

Что такое Индекс качества жизни (объясняем в картинках) и почему в Иркутске жить хорошо

Яна Шутова

Автор Яна Шутова

1 Читать комментарии

Представьте, что любой город России можно, как во многих интернет-магазинах, «добавить к сравнению» и посмотреть, как он выглядит на фоне остальных. Много ли в нем людей, работающих по 50 часов в неделю? Достаточно ли фруктов и овощей они едят? Пользуются ли электромобилями и есть ли у них в пешей доступности школа? Для ответа на эти вопросы госкорпорация ВЭБ.РФ вместе с партнерами разработала информационно-аналитическую систему «Индекс качества жизни в городах России»: на конкретных цифрах можно увидеть, чем отличаются наши города.

«Верблюд» в картинках объясняет, как индекс может пригодиться вам в повседневной жизни. А еще мы нашли в базе данных Иркутск и проверили, как он оценен по разным параметрам — от уровня благоустройства до work-life balance у его жителей.


Партнерский материал

Кому нужен Индекс ВЭБа

В Иркутске широко известен проект арт-вечеринок «Без бокала нет Шагала». Люди собираются в приятной атмосфере, чтобы продегустировать хорошее вино и написать собственную (возможно, первую в жизни) картину. Пять лет назад «Шагал» начинался с вечеринки для друзей в винном погребе, а сегодня это большой проект с франшизой в 15 городах России. Каждый раз, открываясь в новом месте, владельцу бизнеса Светлане Давыдовой приходится проводить глубокий анализ незнакомого города.

«Когда мы рассматриваем открытие очередной франшизы, я обращаю внимание на ряд критериев. Например, сколько в городе компаний, которые работают в сфере креативных индустрий. Кто бы что ни говорил, наличие конкурентов — это хорошо. Потому что если в городе нет конкурентов, то нам самим придется „раскачивать“ аудиторию. Так, например, было в Южно-Сахалинске, где люди привыкли после работы идти домой и смотреть телевизор», — рассказывает Светлана Давыдова.

«»

«Очень важно знать, есть ли в городе музеи, кинотеатры, галереи и охотно ли туда ходят. Количество объектов общественного питания — тоже важный показатель. Когда город живет, у него высокий потребительский коэффициент, как следствие — высокий уровень сервиса. В случае с „Шагалом“ кафе и рестораны — это еще и площадки для проведения мероприятий».

Эти и другие важные показатели городов предпринимателям теперь не нужно выискивать самостоятельно. Они есть в открытом доступе Индекса качества жизни. Имея все данные под рукой (от уровня доходов населения до количества коворкингов), Светлана Давыдова может быстро оценить ситуацию: так, в Самаре в три раза меньше точек общепита на душу населения, чем в Иркутске, а кемеровчане посещают культурные события в два раза чаще иркутян.

«»

«По данным Индекса качества жизни ВЭБ.РФ, Иркутск входит в топ-20 лучших городов России по девяти показателям. Это обеспеченность врачами, высокая доступность спортивных объектов, пешая доступность школ, достаточное число кафе и ресторанов, обилие зеленых зон и ряд других», — рассказал руководитель блока аналитики и маркетинга группы ВЭБ.РФ Андрей Самохин.

В базу данных включены 115 городов России, и каждый оценен примерно по 250 показателям. Такой инструмент интересен не только предпринимателям, но и обычным горожанам. Для многих семей Индекс ВЭБа может стать ориентиром в решении повседневных вопросов: где провести отпуск, в какой город поступать учиться. С помощью удобной таблицы можно за пару кликов узнать, что иркутяне в среднем стоят на остановке 8,5 минут, что здесь каждый пятый ведет здоровый образ жизни и что у 90% жителей школа находится в 20-минутной шаговой доступности.

Индекс качества жизни — это независимое исследование, поэтому его результаты могут дать пищу для размышлений представителям городской власти. Цифры дают четкое понимание, какие отрасли нуждаются в реформах и эффективных решениях, а какие являются конкурентными преимуществами Иркутска. Сейчас администрация города заключила контракт с компанией Strategy Partners Group на разработку Стратегии социально-экономического развития Иркутска до 2036 года.

«Результаты исследования Индекса качества жизни будут направлены в Strategy Partners Group для использования в работе, поскольку Индекс качества жизни имеет конкретное практическое применение», — пояснили в мэрии.

Как устроен Индекс качества жизни

Ядро концепции — это потребности обычного человека. Индекс учитывает все аспекты, влияющие на повседневную жизнь российской семьи, а это более 250 разных показателей. Из них складывается детальный портрет населенного пункта. По этим критериям можно сопоставить его с другими российскими или зарубежными городами.

Что это дает? Во-первых, позволяет четко разглядеть конкурентные преимущества города, а лучшие практики — тиражировать на всю страну. Во-вторых, увидеть в городе «слабые места» и превратить их в точки роста. Индекс создан не для того, чтобы ранжировать города, а чтобы изучить потребности жителей. Это не рейтинг, а практический инструмент анализа.

Есть пять ключевых принципов, с учетом которых формируется Индекс качества жизни.

  • Человекоцентричность. Все города рассматриваются изнутри, с позиции простого человека и его ценностей.

Иркутяне удовлетворены своей жизнью на 5,61 балла из 10. Чтобы выяснить это, респондентам задавали вопрос: «Вообразите лестницу со ступеньками от 0 до 10. Самая верхняя — это лучшая для вас жизнь, самая нижняя — наихудшая. Где вы сейчас находитесь?»

  • Функциональность. Сильные и слабые стороны места легко проявить, если сравнить его с другими российскими или зарубежными городами по отдельным направлениям.

Уровень обеспеченности врачами и средним медицинским персоналом у нас значительно выше, чем по России: в Иркутске на 10 тысяч жителей приходится 104 сотрудника, а в других городах — около 80.

  • Интеграция с другими индексами. Показатели анализа — точно такие же, как в других российских и международных индексах. За основу взята структура ОЭСР (Организации экономического сотрудничества и развития) — по ней проанализировано 650 городов из 38 стран.

В Иркутске доступ к паркам и лесам в пешей доступности имеет 79-80% населения.

  • Институционализация. В России насчитывается 1117 городов и качество жизни в них разительно отличается. Индекс ВЭБа может использоваться как общий знаменатель для национальной системы оценки и в то же время — как инструмент сопоставления с международными стандартами.

Как минимум среднее образование имеют 90,7% иркутян (в возрасте от 25 до 64 лет), в Мадриде — только 75,2%.

  • Регулярность. Жизнь не стоит на месте, поэтому Индекс обновляется ежегодно.

По данным на 2021 год, в Иркутске 9,56% жителей посвящают работе более 50 часов в неделю.

По каким критериям оценивали города

Индекс ВЭБа складывается из 12 направлений, которые больше всего влияют на качество жизни людей: это доход и работа, жилищные условия, здоровье, образование, мобильность, благоустройство, экология, безопасность, общество, работа и отдых, гржданские права, удовлетворенность. Что из этого может пригодиться нам в повседневной жизни?

Жилищные условия. Сколько стоит сегодня квадратный метр жилья, много ли в городе новостроек, высокая ли там ипотечная ставка и сколько однокомнатных квартир можно снять на одну зарплату — этими вопросами в первую очередь задается человек, переезжающий в другой город.

Лидируют по обеспеченности жильем Владикавказ (1,44 комнаты на человека), Краснодар (1,36) и Вологда (1,33). Любопытно, что жилье в российских городах почти в два раза новее, чем в среднем по городам стран ОЭСР (59% домов, построенных после 1980 года, против 30%).

Доход и работа. Этот критерий включает в себя и разнообразие вакансий, и уровень безработицы, и число патентных заявок, и даже количество краудфандинговых проектов в отдельно взятом городе.

Самые высокие зарплаты получают в Магадане, Сургуте и Новом Уренгое (≈1,3–1,6 млн рублей в год). Это сопоставимо с восточноевропейскими странами (Чехия, Словакия, Польша). Быстрее всего работу можно найти в Казани и Белгороде (5 месяцев), а вот во Владикавказе на это уйдет почти год.

Работа и отдых. Этот показатель справедливо выделен в отдельную категорию. Чтобы понять, как жители городов восстанавливают силы, исследователи подсчитали количество музеев, кинотеатров и галерей, оценили кафе, бары и рестораны, обратили внимание на туристическую привлекательность городов.

В среднем 13,1 часа тратит на свой отдых и восстановление (включая ночной сон) житель российского города, работающий полный день. Если оценить культурную жизнь по 10-балльной шкале, то средняя оценка по России составит 5,6. В лидерах — Казань (7,5), Тюмень (7,4) и Екатеринбург (7,3)

Здоровье. Чтобы оценить уровень здоровья, в 115 российских городах подсчитали среднюю продолжительность жизни, количество ЗОЖников, выяснили объем овощей и фруктов в рационе граждан, изучили пешую доступность спортивных объектов и поликлиник.

Выяснилось, что Махачкала — лидер по продолжительности жизни среди российских городов (79 лет). В среднем по России — 73 года.

Только 46% российских горожан считают свое здоровье хорошим или очень хорошим. Это меньше, чем в зарубежных городах.

Образование. На этот критерий влияет множество показателей: доступность школ, учебные результаты школьников, состояние образовательной инфраструктуры, результаты ЕГЭ, доля горожан с высшим образованием.

Между прочим, 59% взрослых горожан в России имеют высшее образование. Это значительно выше, чем в ОЭСР (46%).

Самыми образованными городами можно назвать Воронеж, Брянск и Казань. А вот по удобству расположения школ в числе лидеров Иркутск: 93% проживают в 20-минутной пешей доступности (это на 14% выше общероссийского показателя).

Мобильность. Этот параметр очень хорошо демонстрирует ситуацию с транспортом в конкретном городе. Учитывается соотношение легковых машин и численности населения, наличие каршеринговых сервисов, выделенных велодорожек и зарядных станций для электромобилей, средний возраст автобусов и троллейбусов, время на дорогу до работы, а также число ДТП с общественным транспортом.

Как выяснилось, 13% жителей городов России хотели бы добираться до работы или учебы на велосипедах или самокатах (сейчас это делают 4%).

Благоустройство. Именно городская среда зачастую становится решающим фактором в выборе города для жизни. Из чего она складывается? Из плотности жилой застройки, количества зеленых зон и набережных, городской иллюминации и эстетичной рекламы.

Не может не радовать тот факт, что более 80% населения российских городов живет в пешей доступности от парков и скверов. По мнению самих жителей, наиболее красивые и ухоженные города — это Грозный (94%), Ставрополь (91%) и Ханты-Мансийск (88%)

Как Иркутск оценили в Индексе ВЭБа

По данным Индекса качества жизни, Иркутск входит в топ-20 лучших городов России по девяти показателям. Самые сильные стороны — это жилищные условия (64,83), благоустройство (63,14), образование (63,99), доход и работа (52,67).

Иркутск часто называют студенческим городом — он является магнитом для молодежи из Бурятии, Забайкалья, Приморского и Красноярского краев. Один из многих факторов — количество вузов и ссузов в области креативных специальностей. По этому показателю Иркутск значительно обгоняет города своего кластера (Владивосток, Казань, Екатеринбург, Красноярск, Хабаровск и другие).

«»

«Я приехал в Иркутск в 2019 году из Забайкальского края. Хотел поступать в суворовское училище в Чите, но старший брат посоветовал ехать в Иркутск, так как здесь много перспектив», — рассказывает Егор Бальжинимаев, студент третьего курса Института архитектуры, строительства и дизайна ИРНИТУ.

Егор поступил в иркутский политех на специальность «Теплогазоснабжение и вентиляция». «Когда я в первый раз приехал в Иркутск, у меня рот открылся. Увидел остров Конный и буквально влюбился с первого взгляда. После университета я решил остаться здесь. Я уже понимаю, где буду жить и работать. Есть несколько компаний, куда можно будет устроиться инженером, а жить хочу в Университетском, мне нравится этот район. Еще один плюс Иркутска — это спортивная база. Здесь хорошая школа каратэ, я планирую в будущем не просто тренироваться, но и преподавать», — говорит Егор.

«По данным Индекса качества жизни, в Иркутске высокая доступность спортивных объектов и сооружений — 78% жителей города проживают от них в 15 минутах пешком, в то же время в среднем по стране этот показатель равен 65%», — рассказывает главный управляющий директор, руководитель блока аналитики и маркетинга группы ВЭБ.РФ Андрей Самохин.

Средняя годовая зарплата в Иркутске в прошлом году составляла 623,5 тысячи рублей в год, тогда как по России — примерно 545 тысяч. По количеству патентных заявок и научных публикаций наш город в три раза обгоняет остальные российские города. Эти и другие факторы создают благоприятную среду для ведения бизнеса.

«У Иркутска все хорошо по сравнению с городами в средней части России, — подтверждает предприниматель Светлана Давыдова, основатель проекта „Без бокала нет Шагала“. — В средней полосе (Самара, Воронеж, Смоленск) очень низкие зарплаты, наши арт-вечера стоят там дешевле всего. Для клиента 1500-1800 рублей за мероприятие — это потолок. Сибирские города (Тюмень, Иркутск, Новосибирск) более платежеспособны и привлекательны для туристов, поэтому сервис и бизнес здесь развивается стремительнее».

Отдыху и уходу за собой иркутяне посвящают недостаточно времени: вместе с ночным сном выходит меньше 12 часов. На общение времени тоже не хватает: более 40% иркутян признались, что хотели бы видеться с близкими чаще, чем удается. Возможно, по этим причинам оценка удовлетворенности своей жизнью составляет 5,61 баллов из возможных 10. Еще два направления, по которым Иркутск отстает от других российских городов, — это мобильность (36,07) и экология (42,97). В городе отмечается изношенность общественного транспорта и довольно высокий комплексный индекс загрязнения атмосферы (3,67 балла, что в два раза больше среднероссийского показателя).

«Несмотря на то что в Иркутске есть своя гидроэлектростанция, его нельзя назвать городом чистой энергии. ГЭС обеспечивает электроэнергией не город, а Иркутский алюминиевый завод, а город питается от Ново-Иркутской ТЭЦ. Она работает на угле, поэтому у нас такие показатели [загрязненности] атмосферы, — объясняет Иван Крылов, представитель благотворительного экологического фонда „Подари планете жизнь“. — Кроме того, в Иркутске в предместьях Рабочее и Марата до сих пор много домов, отапливаемых от котельных».

В то же время, как отмечает руководитель блока аналитики и маркетинга группы ВЭБ.РФ Андрей Самохин, город находится на высоких позициях по площади, отведенной под парки и зеленые зоны, — в Иркутске это 42% от территории города, а в среднем по России — 27%. По степени вовлеченности жителей в экологические проекты, программы и инициативы Иркутск (12%) тоже выделяется на фоне общероссийского (9%) показателя.

«»

«За последнее время в городе значительно развилась инфраструктура для раздельного сбора мусора. Экотакси у нас уже принимает больше 60 (!) фракций, в том числе тетрапаки. В Иркутске сейчас, по-моему, рекордное количество мини-заводов по переработке отходов», — отмечает экоактивист Иван Крылов.

Еще два года назад все вторсырье из Иркутска вывозили в другие регионы, а сейчас в городе из макулатуры производят картон, туалетную бумагу и утеплитель эковата, говорит Крылов. Как минимум четыре предприятия в городе делают из отслуживших шин резиновую плитку и покрытия. Пластик идет на производство тротуарной плитки, а под Иркутском из бывших бутылок, пакетов и прочего пластика производят домашнюю утварь (ведра, тазики, горшки), мусорные пакеты, стеновые панели из ПВХ. Эти практики берут себе на заметку другие города.


Еще больше интересного — в телеграм-канале «Верблюда в огне»!

Ничего не нашлось

Попробуйте как-нибудь по-другому