• Пробки 2
  • Погода
  • В России запретили продавать более 60 моделей телефонов SamsungSamsung
  • Возможность: помочь иркутскому сервису доставки веганской еды «О, мой нут!»нут!»
  • Фонд кино требует через суд 84 млн рублей с авторов фильма «Ампир V»V»

Главная > Искры 03.02.2021 13:57

Архитектурный треш как символ эпохи. Что такое капиталистический романтизм и где искать его в Иркутске

Вадим Палько

Вадим Палько

1 Читать комментарии
Архитектурный треш как символ эпохи. Что такое капиталистический романтизм и где искать его в Иркутске - Верблюд в огне

Коллаж: Евгения Власова/«Верблюд в огне». Фотографии: Артем Моисеев/«Верблюд в огне»

В русский язык уверенно входит термин «капром» — «капиталистический романтизм». Под ним понимают постсоветскую архитектуру 1990-х и 2000-х годов — пеструю, необузданную, часто нелепую и безвкусную. «Верблюд в огне» побеседовал с автором термина и сооснователем телеграм-канала «Клизма романтизма», архитектором-градопланировщиком Даниилом Веретенниковым. Недавно он побывал в Иркутске и поделился впечатлениями о самых ярких представителях местного капрома, а также рассказал, почему подобную архитектуру все-таки стоит ценить.


Что такое капром

Хотя термин «капром» появился относительно недавно, он успешно прижился среди людей, интересующихся развитием городской среды, и стал синонимом всевозможных архитектурных грехов: неумелого обращения с классическими элементами, неуместного сочетания отделочных материалов и многих других спорных решений. Однако сам автор этого термина замечает, что сейчас теоретическая база для понимания капрома как стиля и направления только разрабатывается; в нынешнем же виде это понятие гораздо шире.

«»

«Мы говорим, что капром — это не определенный стиль, а целый период в истории постсоветской культуры. То есть капром — это все, что строилось в постсоветских странах начиная с распада СССР до конца 2000-х: не важно, с колоннами оно, каких-то хай-тековских форм или вообще в стиле деконструктивизма, — это всё равно капром. Просто есть более интересные представители, более яркие и показательные, а есть менее яркие. Но сейчас приходит понимание, что какие-то стилистические определения ему давать все-таки придется», — рассказывает Веретенников.

Отдельный вопрос — границы исторического периода существования капрома в России. Отправная точка, как правило, не вызывает споров — это 1991 год; в качестве же верхней планки Веретенников называет 2008 год — дату всемирного экономического кризиса, который ощутимо задел Россию.

«Это очень дискуссионная рамка, которая тоже обсуждается. Просто на архитектурном материале хорошо видно, как что-то в конце 2000-х начинает меняться. Мы это связывали с финансовым кризисом, который сильно повлиял на финансовую отрасль. Тогда было отменено много крупных проектов в Петербурге, в Москве. С тех пор романтики и пафоса в архитектуре поубавилось», — продолжает он.

Другую возможную причину завершения эпохи капиталистического романтизма называет соавтор Веретенникова по каналу «Клизма романтизма» Александр Семенов: тот считает, что в угасании капрома велика роль вмешательства властных структур в процесс формирования облика городов. Например, в Санкт-Петербурге это было особенно заметно после прихода к власти губернатора Валентины Матвиенко. Помимо этого, в те же годы в российских городах начали усиливаться градозащитные механизмы по сохранению исторических центров городов.

«Когда мы говорим о других городах России, я настаиваю, что эти рамки могут быть пересмотрены. Если в городе появляются свои исследователи, они могут предложить свои рамки для этого. Мы знаем города России, где до сих пор могут появляться здания в том же духе, что и в 1990-е годы, подобная архитектура там почти не изменилась. В Кирове, например, недавно построили Детский космический центр, его формы совершенно капромовские», — вспоминает Веретенников.

Капромантический тур по Иркутску

Несмотря на безудержное разнообразие российской архитектуры 1990-х и 2000-х годов, в капроме все-таки можно выделить несколько основных, наиболее распространенных архитектурных приемов: отсылки к классической архитектуре, элементы деконструтивизма и «что-то вроде периферийного понимания хай-тека», рассказывает Веретенников. Именно по этим признакам очень просто узнать некоторые иркутские здания, большинство из которых возведено как раз в обозначенные исследователями годы.

Гостиница «Европа»

Дата строительства: 2005 год

Адрес: ул. Байкальская, 69

Даниил Веретенников

«Это здание определенно из тех, которые останутся символом своей эпохи, ведь подобное могло случиться только в эпоху капрома и больше никогда. Посмотрите на трехколонные портики — в советское время такое и представить было нельзя. Портик с нечетным количеством колонн — это такая большая архитектурная шалость. Закос под строгую классику, но автор при этом вольно ее интерпретировал. Купол, обилие декора. В иркутском ландшафте это здание смотрится очень ярко — и в этом явно была цель его создателей, ведь привлечение внимания — одна из главных задач, которую ставили перед собой архитекторы капиталистического романтизма. Тогда персональное пожелание заказчика вдруг стало важнее общегородского пространства, поэтому ни о каком ансамбле и сочетаемости не задумывались. Думали только о том, как сделать постройку поярче, заявить о себе погромче».

Бывший ночной клуб «Акула»

Даты строительства: 20042005 гг.

Адрес: Бульвар Гагарина, 9

Даниил Веретенников

«Очень яркий объект капрома. Я говорил, что пока еще нет конкретного круга, палитры приемов, инструментов капромовской архитектуры, но туда определенно войдет зеркальное тонированное остекление — этот яркий признак эпохи. Интересно, что такое стекло повсюду очень быстро возненавидели, — оно было востребовано, например, в Петербурге, очень недолго: вошло в моду где-то в середине 1990-х и резко вышло из нее в конце 2000-х. Благодаря этому стеклу можно очень точно датировать здания, по крайней мере в Москве и Петербурге. Теперь же в столицах даже сформировалось нечто вроде негласного запрета на зеркальное стекло, но в регионах его еще могут до сих пор использовать.

Еще замечу: в годы расцвета архитекторы-капромантье считали, что чем больше стекла будет на фасадах, тем современнее оно будет выглядеть. В целом, для капрома характерно объединение современного и традиционного исторического. Поэтому часто наличие стекла уравновешивается каким-то классическим ордером (порядок использования определенных элементов в соответствующей архитектурно-стилевой обработке. — Прим. ред.). Такое мы видим и здесь: купол и другие заигрывания с классикой, причем очень вольные, — есть, например, имитация пилястр».

Торговый центр «Рублев»

Дата строительства: 2006 год

Адрес: ул. Чехова, 19

Даниил Веретенников

«Это тоже интересный пример, но здесь складывается впечатление, будто кто-то пытался аккуратничать. Поскольку это исторический центр, тут будто бы было желание вписаться в исторический контекст, но при этом за счет отделочных материалов указать, что это не старое здание, а новое. Из характерного для капрома — сочетание вентфасада с вольной работой с ордером. Постройка получилась не очень качественной и контекстуальной, но она хотя бы особенно ярко о себе не заявляет, нет кричащих форм. Архитектор явно не хотел сильно навредить месту».

Торговый центр «Пассаж»

Даты строительства: 20022013 гг.

Адрес: ул. Литвинова, 17,

Даниил Веретенников

«Мне этот объект очень понравился. Он решен без каких-то деталей, мелочей, такими крупными мазками, четкими линиями. Опять же, снова цветное тонированное остекление, снова ордер с отсылками к классике — тот же фронтон. Другой вход — те же элементы, полукруглый лучковый фронтон, но кое-что по-другому скомпоновано. Типичная капромовская вещь».

Дом сотрудников ВСЖД

Даты строительства: 20022009 гг.

Адрес: ул. Марата, 1, 3, 5

Даниил Веретенников

«Крупный объект, который перетягивает на себя внимание на перекрестке, настоящий, очень яркий символ своей эпохи. Обратите внимание на уже знакомые приемы: опять вентфасад, а акцент композиции — это портик наверху, у которого снова нестандартные постмодернистские три колонны на сторону».

Пенсионный фонд

Дата строительства: 2008 год

Адрес: ул. Декабрьских Событий, 92

Даниил Веретенников

«С точки зрения “эстетической нормативности”, это здание лучше предыдущих и архитекторы скажут, что здесь есть определенный вкус, поэтому в контексте капрома это здание менее интересно. Из занятного и смешного здесь только кубик наверху, на котором написано ПФР, — это капромовская деталь: «дом, который заявляет о себе». В Петербурге такое здание отнесли бы к такому архитектурному приему с шуточным названием «стаканизм». Он возник из-за того, что в советское время ленинградским архитекторам нельзя было строить ничего круглого, а в годы капрома они, истосковавшись по округлым формам и изогнутым линиям, как с цепи сорвались и стали строить такие стеклянные округлые “стаканы”».

Лицей № 36

Дата строительства: 2002 год

Адрес: ул. Профсоюзная, 3

Даниил Веретенников

«Супер классное здание, мне очень нравится, особенно характерно для капрома. Оно блестящее, зеркальное, всё из себя постмодернистское. Вспоминается наша лекция под названием «10 кругов архитектурного ада», в которой мы пытались разложить свойства капрома в виде 10 кругов; здесь можно запросто половину из них найти: это и «шляпка», и зеркальное остекление, и контрастные формы, и иронический ордер — намеки на классику, и сочетание совершенно разных отделочных материалов, что в советскую эпоху считалось моветоном. Подобное могло появиться только в эпоху капрома».

Корпус пригородных касс железнодорожного вокзала

Дата реконструкции: 2004 год

Адрес: Челнокова, 1 (южный корпус)

Даниил Веретенников

«Это часть популярного явления эпохи капрома — мы называем его „капрометирование“: когда берется дореволюционное или советское здание, которое переоформляется в соответствии с новым вкусом. Реконструкцию под капром производили, когда хотели сделать здание «более веселеньким», более запоминающимся. Это такая борьба постсоветских жителей с безликой, как им кажется, модернистской архитектурой XX века».

Гостиница History

Дата строительства: 2020 год

Адрес: улица 3 июля, 26

Даниил Веретенников

«Безусловно, очень интересная, яркая постройка. Абсолютно классная, безвкусная, страшная штука, которую обязательно надо сохранять. Не в каждом городе такое есть: и колонны по оси, и часы, всё в каких-то детальках. Это такое цыганское барокко, мне нравится, я вообще люблю плохую архитектуру. Думаю, автору проекта просто было интересно и весело заниматься рисованием этого. По поводу даты постройки — да, здание позднее, но все-таки повторю, что иркутские исследователи могут прийти к выводу, что это здание можно отнести к капрому».

Что делать с капромом

Даниил Веретенников уверен, что каким бы капром ни был, его нужно не прятать, сносить и реконструировать, а сохранять.

«Внимание к капрому — это ключ к исследованию регионального архитектурного разнообразия. После централизованного контроля над архитектурной сферой в советские годы, в стране в 1990-е годы расцвели региональные школы с яркой индивидуальностью. Нижегородская архитектура того времени — это одно, казанская архитектура эпохи Шаймиева — совсем другое», — рассказывает он.

Веретенников замечает, что сейчас в архитектуру возвращается централизация, которая уводит города от разнообразия. В этом смысле одна из особенностей объектов эпохи капиталистического романтизма заключается в ее способности хранить и транслировать как особенности местных микростилей, так и дух неповторимого периода истории всего постсоветского пространства, когда было возможно всё.

«»

«Возможность строить что угодно и заказывать это какому угодно, пусть даже не очень хорошему архитектору, — подобное могло происходить только тогда, — говорит Веретенников. — Получается, треш — это значимое явление эпохи, это ее символ. Как бы ни было грустно от этой мысли любителям хорошей, качественной архитектуры, но нам придется признать, что для истории в будущем самым значимым символом того периода рубежа веков станет именно капром».

Комментариев 1

Аватар vspgim

0

Иронический ордер у вас - это ионический?

08.02.2021 13:12

Ответить
Загрузка...

Еда 30.04.2021 21:45

Интерактивная карта. Где есть и пить в Иркутске по версии «Верблюда»

Верблюд в огне

Автор Верблюд в огне

1 Читать комментарии

В начале апреля мы вместе с En+ Group запустили проект «Лучшее в Иркутске»: собрали жюри из экспертов в ресторанной индустрии и попросили их выбрать самые яркие и качественные гастропроекты в Иркутске. Рассказываем и показываем на карте, что у нас получилось.


При поддержке En+ Group

Коротко о том, что и зачем мы сделали

В Иркутске каждый год становится все больше заведений: кафе, баров и ресторанов. Но до сих пор в городе не было хорошей рекомендательной системы — непонятно, куда идти и что посоветовать гостям из других городов. Мы решили исправить ситуацию.

Мы составили лонг-лист из 70 проектов, а затем попросили жюри оценить их по шести критериям — концепция, интерьер и атмосфера, сервис, маркетинг, команда, еда и/или напитки (подробно о них, членах жюри и самом проекте можно прочитать здесь). В конце мы отобрали 44 классных заведения, набравших больше всего баллов.


Классные заведения — это какие?

Это места, в которых хорошо без преувеличения примерно все. Интерьер должен быть продуманным, стильным и работающим на идею кафе, маркетинг — понятным, дружелюбным и эффективным, еда и напитки — очевидно, безумно вкусными, а концепция — интересной, небанальной, отличающей место от того, что представляют собой большинство российских заведений.

Поэтому в наш рейтинг не попали многие кафе и рестораны, которые давно работают в Иркутске, — кто-то вяло вел соцсети, другие давно перестали работать над кухней или ничего не рассказывали о команде. Надеемся, что со временем это изменится.


А как их найти?

По нашей карте (прокрутите чуть ниже) и на отдельной страничке «Лучшее в Иркутске», которую мы запустим в мае. А еще проекты, которые получили высокую оценку, можно узнать по яркой наклейке на дверях, с надписью «Лучшее в Иркутске».

Рекомендательная система будет обновляться — наша редакция будет следить за новыми проектами и добавлять их на карту, а всё, что закроется, оттуда сразу исчезнет.


А теперь — карта

Перед вами карта Иркутска, на которой расположены лучшие заведения по версии «Верблюда». Все места мы поделили на 4 категории — кафе, рестораны, бары и кофейни. У каждого заведения есть своя карточка, которая открывается по клику на иконку, — в ней вы найдете краткое описание и контакты.

И кое-что еще: мы не стали наносить на карту все заведения сетей, попавших в наш рейтинг, а выбрали только одно-два лучших места. Например, у Cake Home 12 точек в Иркутске, но на карте вы найдете только локацию на 3 июля. Это сделано для того, чтобы на ней было проще ориентироваться. На наше мнение о других филиалах сети это не влияет — вы найдете нашу фирменную наклейку во всех Cake Home.

И пара слов от жюри

Иван Вильчинский

программный директор радио MCM, член жюри проекта «Лучшее в Иркутске»

С моей точки зрения, любые премии и рейтинги, которые поощряют лучших, являются стимулом для развития. Это как топливо. Заведения могут получить обратную связь и убедиться в том, что они всё делают правильно — или нет.

Оценка — дело всегда очень сложное: ты берешь на себя ответственность. При этом оценка всегда субъективна. Ты же не суперфуди, ты любитель — есть определенные вкусовые пристрастия, которые уже сложились. Особенно сложным для меня в проекте оказался критерий «маркетинг», потому что он у заведений может идти через блогеров, через какие-то другие каналы. А для меня маркетинг — это качество еды. Это что вкусного я хочу здесь съесть вновь. Поэтому отделять маркетинг от еды мне было очень сложно.

В Иркутске не так много заведений, в которые мне хотелось бы возвращаться. Но перспективы есть. У меня есть ощущение, что рано или поздно мы получим актуальные заведения. По индустрии очень сильно ударила пандемия — сейчас всё, что касается индустрии гостеприимства, находится в состоянии I will survive.


Лера Трошина

Соосновательница The Library Bar, член жюри проекта «Лучшее в Иркутске»

Подобные проекты, безусловно, важны: они дают встряску и мотивацию заведениям. Другой вопрос — насколько премии и рейтинги адекватны. Судить должны люди-профессионалы, подкованные в плане современной гастрономии.

Есть одна мною любимая фраза: «Народу много, людей мало». Она шикарно подходит к состоянию индустрии гостеприимства в Иркутске. Концептуальные достойные заведения можно пересчитать по пальцам одной руки. В основном же в городе — места для набития желудка с плохим сервисом, отсутствием идеи, внутреннего наполнения. Иркутску просто не хватает хорошего продукта.


En+ Group — энерго-металлургическая компания, объединяющая крупнейшие гидростанции Сибири и алюминиевые заводы, и мировой лидер по производству низкоуглеродного алюминия. Холдинг активно участвует в социальной жизни регионов, где живут его сотрудники, — строит медицинские центры, парки отдыха, детские спортивные и культурные объекты, реализует образовательные программы и развивает волонтерское движение, помогая сохранять уникальность Байкала.

Ничего не нашлось

Попробуйте как-нибудь по-другому