• Пробки 2
  • Погода
  • В России запретили продавать более 60 моделей телефонов SamsungSamsung
  • Возможность: помочь иркутскому сервису доставки веганской еды «О, мой нут!»нут!»
  • Фонд кино требует через суд 84 млн рублей с авторов фильма «Ампир V»V»

Главная > Герои 14.12.2020 16:16

Истории иркутян, покинувших город, но вернувшихся обратно

Екатерина Зырянова, Екатерина Фалалеева

Екатерина Зырянова, Екатерина Фалалеева

1 Читать комментарии
Истории иркутян, покинувших город, но вернувшихся обратно - Верблюд в огне

Коллаж: Евгения Власова / «Верблюд в огне»

Иркутск — город, который часто любят на расстоянии: многие из родившихся здесь уезжают жить в другие города и страны, и лишь единицы возвращаются. «Верблюд» нашел таких людей и поговорил с ними о любви к Сибири, преимуществах мегаполисов и реакции окружающих на их «камбэк».


Фото предоставлено героиней

Полина Шавёлкина

контент-маркетолог

Я родилась в Иркутске в семье филолога и журналиста, училась в Православной женской гимназии, закончила филологический факультет Иркутского государственного университета. В 2010 году я впервые отправилась в путешествие с родителями в Абхазию и Санкт-Петербург. После этого я поняла, что хочу переехать в северную столицу. Но сразу это сделать не получилось.

В студенчестве я работала на телевидении, но, как сейчас помню, ходила по программному отделу и повторяла: «Хочу быть редактором глянцевого журнала». В 2015 году я узнала, что открыта вакансия главреда журнала «Собака.ru» в Иркутске. Мою кандидатуру согласовала петербургская редакция (мы работали по франшизе), и я вышла на работу буквально на следующий день после того, как получила диплом. Мне безумно нравилось! Я взаимодействовала напрямую с головной редакцией в Петербурге — город задавал стандарты регионам.

Журнал не приносил прибыли, поэтому его закрыли. Вскоре был перезапуск с новым издателем, мы обсуждали возможность сотрудничества, но в итоге я решила переехать в Петербург. У меня была мечта работать в головной редакции, и меня даже рассматривали на должность светского хроникера, но я не смогла быстро переехать и поэтому не попала в «Собаку».

Дальше была трешовая зима в Петербурге — я прилетела практически в никуда и первое время жила у подруги. Каждый день просыпалась и думала, что же сегодня меня ждет. Воспринимала всё по фану, во мне бурлила энергия, всё было в новинку. Я впервые съехала от родителей.

Фото предоставлено героиней

Когда попадаешь в город своей мечты и понимаешь, что можешь выбирать всё — начиная от парня и заканчивая местом работы, — накрывает ощущение свободы, тебя прёт, даже если всё не так уж и благополучно на первый взгляд. Я походила по собеседованиям, посмотрела на то, что предлагает рынок, и в итоге пошла работать в туристическое агентство.

Мне было 25 лет. Я жила в центре Петербурга, всюду был движ, все молодые, с горящими глазами и безумными идеями, — в Иркутске такого нет. Мышление окружающих меня людей кардинально отличалось от того, к чему я привыкла. У иркутян более консервативное восприятие жизни, даже у молодых. А в питерском турагенстве я каждый день слушала истории о том, как одна девчонка улетает в Камбоджу, другая — на Мальдивы. Всё это меня вдохновляло. В маленьком турагентстве я чувствовала себя в центре всей движухи города и в шаге от любой страны мира.

«»

Коллеги могли взять с утра с собой сумку и после рабочего дня в 10 вечера улететь за рубеж. Представьте себе такое после Иркутска, где всё это дорого и недоступно! Сама я один раз так улетела в Сочи на несколько дней, а в другой раз в Иорданию и на Кипр.

Но не всё было так весело, как казалось по моему инстаграму. Работа администратором мне не нравилась, стоять на ногах по 12 часов со сменным графиком было тяжело. Мне платили 23 тыс. рублей в месяц, в свободные дни я подрабатывала копирайтером и корректором. Спустя 3 месяца работы в турагенстве я во время игры в баскетбол растянула связки на ноге и пролежала месяц в гипсе. Осталась без работы, вернулась в Иркутск на месяц.

Очень хотела обратно в Петербург — нашла работу в IT-компании и снова улетела. Это был период, когда мне казалось, что город я наконец «взяла». У меня выросла зарплата, я чувствовала себя как дома, устраивала вечеринки в квартире на Неве, по утрам выходила на пробежку на набережную, могла позволить себе больше обычного. Но как только ты начинаешь ощущать себя победителем, жизнь поворачивается к тебе не той стороной: я много работала и выгорела, мой отдел расформировали, и я вернулась в Иркутск.

Фото предоставлено героиней

Через год я снова была в Петербурге. В какой-то момент шла по центру и поняла, что всё — любовь закончилась. Мои подруги вышли замуж, мою любимую квартиру арендовали другие люди, а сама я поняла, что для самореализации жить в мегаполисе не обязательно.

Мне действительно было очень сложно в Петербурге — психологически и финансово. Я ехала туда с более светлыми представлениями о мире, городе и людях. На деле же Петербург довольно жесткий, а горожане зачастую высокомерны. С работой тоже всё не так просто: приезжие вынуждены пахать и соглашаться на любую работу. Я чувствовала жесткую конкуренцию. Думала, что опыт работы редактором в журнале «Собака» будет бонусом при трудоустройстве в Питере, но оказалось, что многие работодатели о нем даже не слышали. Я приходила на вакансию редактора, и мне предлагали зарплату в 20 тыс. рублей, а в таком городе столько уходит только на съём жилья (я платила 1517 тыс. рублей за комнату).

«»

Ехать зарабатывать нужно не в Петербург, для этого есть Москва. Культурная столица больше подходит для разговоров о возвышенном с бокалом вина под пасмурным небом.

Но в конечном счете все зависит от человека и его желаний. Многие едут в этот город с амбициями, а затем начинают тусить, попадают в атмосферу бесконечного кутежа, и все амбиции куда-то проваливаются. Есть мнение, что в Петербурге все пьют и не особо куда-то торопятся, — и это действительно так. Меня постепенно начал напрягать климат. Я думала, что зима в Иркутске настолько сурова, что никакой дождь меня не опечалит. Но это оказалось не так.

Фото предоставлено героиней

В Петербурге очень сыро, плохо сушатся вещи, волосы, тебя преследует постоянное ощущение сырости. Но это не самый главный минус. Самое тяжелое — жить в сумерках с ноября по февраль. Так как я работаю с текстами и много времени провожу за компьютером, мне было тяжело из-за отсутствия света. Солнца зимой практически нет.

Несмотря на все сложности, мне всегда хотелось новых видов, людей, впечатлений, поэтому я искала их в Петербурге. Я разрывалась между желанием общаться с интеллигентными петербуржцами и родными, душевными иркутянами, которых мне там не хватало. Объединить это было невозможно.

В 2019 году я вернулась из Петербурга в Иркутск, поняла, что мне скучно и хочется чего-то нового. Затем я полгода жила в Новосибирске. Тогда мне было уже не так сложно менять города. Я немногое успела посмотреть: работала няней у приятелей, съездила на горнолыжный курорт Шерегеш, а потом началась пандемия. У Новосибирска нет эстетики, это молодой мегаполис, зато больше возможностей, чем в Иркутске, есть научные кластеры, развита IT-индустрия. Мне странно было слышать от новосибирцев: «Мы не хотим здесь жить, потому что это деревня».

В августе этого года я вновь приехала в Иркутск. Я верю, что если ты уедешь из провинции и вернешься, в любом случае станешь лучше: вырастешь морально, профессионально, откроешь для себя новые пути.

Иркутск за четыре года сильно изменился: теперь здесь другая молодёжь, активно развивается туризм, появляются новые форматы развлекательных заведений. Это здорово. Но иногда становится грустно за город, я считаю, что с такими природными ресурсами он мог бы быть как Красная площадь на открытке.

«»

Я была в Казани, и это один из немногих городов в России, где чувствуется, как люди любят свой город, гордятся им. Подобно тому, как хозяйка на своей кухне заботится о порядке, казанцы берегут свою территорию. Иркутяне же гордятся тем, что живут на Байкале, но о городе так не заботятся.

Сейчас я развиваюсь в сфере маркетинга, хочу заниматься развитием личных брендов. В планах — прокатиться по Европе, поработать удаленно, пожить в южном городе. Возможно, в итоге останусь жить в Иркутске, но сейчас хочу посмотреть мир. Многие решения в будущем будут зависеть от семьи: все-таки дом там, где ты родился.


Фото предоставлено героиней

Яна Островская

Руководитель контактного центра Easy School

Я родилась в Иркутске. Наша семья много путешествовала, и мне всегда хотелось пожить за границей, а в старших классах появилось желание жить самостоятельно, без родителей. В 2014 году я окончила школу и вместе с молодым человеком мы уехали на языковые курсы в Прагу. Трудностей с переездом не было, я внутренне была готова и к тому же была не одна.

Курсы длились год, а после этого я поступила там же в университет. Честно признаться, выбор был не очень осознанный, скорее, я прислушалась к рекомендациям родителей. Учиться не нравилось, потому что специальность «Финансы» оказалась мне не близка. Первый семестр закрыла нормально — нужно было продлить студенческую визу. Она позволяла мне работать на полную ставку, и я устроилась в отель. В университет практически не ходила, учебу забросила и итоговую сессию не сдала.

Наблюдая за ребятами, которые тоже приехали из других стран на учебу, я заметила три модели поведения. Переехавшие в более старшем возрасте и, видимо, более осознанно освоились успешно. Юные ребята вели себя легкомысленно — было видно, что они «дорвались» до свободы (в Чехии частичный легалайз и очень доступны алкоголь и бары). Третья группа, к которой относилась и я, — это те, у кого были какие-то возможности в новой стране, но что-то не срослось. После одного-двух лет жизни в Праге такие ребята уезжали домой.

Фото предоставлено героиней

Назвать Прагу мегаполисом я не могу. В сравнении с Москвой — разница колоссальная. Плотность населения меньше, более размеренная жизнь, почти нет высотной застройки. Там классная транспортная система: есть автобусы, трамваи и троллейбусы, электрички, которые ездят на окраины города и в ближайший пригород. А еще есть лодки, которые перевозят через реку. На все виды транспорта единый проездной. Для студента он обходился в 300 крон (500 руб. по тому курсу, по нынешнему — 900 руб), для взрослых — 1 тыс. крон.

«»

Транспорт ходит по четкому расписанию днем и ночью. Рассчитать время в пути можно в приложении. Я особенно оценила этот момент после Иркутска, где ты вышел на остановку наугад, и как повезет, так и доедешь. Еще одно существенное отличие — практика ограничения въезда легковых автомобилей в центр. Из-за этого там меньше пробок, к тому же автобусы ездят по выделенной полосе.

Я заработала достаточно денег и летом улетела из Праги в Штаты. Туристическую визу на три года оформила еще будучи студенткой, мне ее дали без проблем. Не могу сказать, что отъезд был полностью взвешенным и продуманным шагом. Четкого плана и цели у меня не было. Хотелось просто попробовать пожить в США. Родители меня не поняли, в тот момент нам было трудно общаться. По приезде в Лос-Анджелес устроилась на работу в хостел. Работала неофициально, как и многие ребята, которые приезжают в Штаты и пытаются там обустроиться.

Лос-Анджелес — огромная агломерация маленьких городов, таких как Беверли-Хиллз и Голливуд. Жизнь людей обычно проходит в одной локации — там не принято жить в одном районе, а ездить на работу в другой.

Фото: gettyimages

В Лос-Анджелесе, как и почти везде в США, шикарная дорожная сеть. Это крутая продуманная система, созданная для удобства водителей и пешеходов. Всё продумано до мелочей: начиная от того, под каким именно углом ты будешь въезжать со второстепенной на хайвэй, заканчивая светофорами у въезда на хайвэй и цветами указателей над дорогой, размерами шрифта. И, конечно, идеальное дорожное покрытие даже в отдаленных областях.

В Лос-Анджелесе впечатляет даунтаун, район с офисными зданиями. В нем очень много бездомных, которые устраивают себе жилища прямо на улицах. В некоторых местах появляются целые лагеря, и находиться рядом очень неприятно — постоянно слышишь странные выкрикивания, встречаешь сумасшедших и чувствуешь себя не в безопасности. Пожалуй, это самые яркие впечатления от Лос-Анджелеса, хотя говорить о нем я могла бы еще очень долго.

В США я прожила 4 месяца, хотя изначально думала, что пробуду гораздо дольше: это очень дорогой город, заработать на нормальную жизнь сложно. Денег хватало на съем комнаты и текущие расходы, откладывать не получалось. Это держало в напряжении. В конце осени 2016 года я вернулась в Иркутск на два года.

Фото предоставлено героиней

В 2018 году снова уехала в Прагу. Я хотела все-таки получить высшее образование, а дальше, возможно, найти работу и остаться в Европе насовсем. На этот раз к выбору университета подошла более ответственно. Так как весь мой предыдущий рабочий опыт был связан со сферой сервиса и гостеприимства, я выбрала специальность «Гостиничное дело» в частном университете. За обучение платила сама, поэтому нужно было работать. Полгода я жила почти без выходных, это было очень выматывающе. Еще я четко понимала, что мне нужно от учебы и как я вижу свое дальнейшее развитие. К сожалению, университет меня разочаровал — учиться там дальше не имело смысла.

Вторая попытка переезда была более «взрослая» — я уже ни от чего не убегала и осознанно оставляла в Иркутске друзей, родителей и классных коллег. В Чехии поняла, что те усилия, которые я прикладываю, чтобы жить здесь, того не стоят. И решила вернуться домой.

«»

Наверное, я не узнаю точно, что мои родители на самом деле думали, когда я бросала учебу. У людей старой закалки другой взгляд на то, как должна складываться жизнь, что мы должны делать в определенном возрасте. Возможно, я не оправдала каких-то надежд, которые были у них, когда они отправляли меня на учебу за границу. Но сейчас они, конечно, рады, что я рядом.

Жизнь за рубежом научила меня простой вещи: если хочешь эмигрировать, у тебя должна быть конкретная цель. Например, если стремишься развиваться как профессионал, а в Иркутске достиг потолка.

Переезжать просто ради переезда или потому что там трава зеленее — бессмысленно. Все, что ты накопил в родном городе, придется оставить. А на новом месте заново наращивать социальные контакты, интегрироваться в городскую среду. Поначалу даже банальный поход в магазин за продуктами становится стрессом. В голове должна быть та самая цель — ради чего ты проходишь все эти трудности.

Сейчас я не вижу причин, по которым могла бы переехать из Иркутска. Здесь я счастлива и чувствую себя на своем месте. При этом объективно Иркутск — не самый лучший город для жизни. Я знаю, как может выглядеть город для людей в плане инфраструктуры, здесь же многое делается «на отвали». Зато у нас есть прекрасная сибирская природа и Байкал.

Мне бы хотелось временно пожить где-то в Азии и Скандинавии — надеюсь, в будущем исполню эту мечту. Вообще, я бы советовала всем, у кого есть возможность уехать на время в другую страну, обязательно ее использовать. Это очень хороший опыт.


Фото предоставлено героиней

Елена Стреляева

Флорист

Хоть я и родилась в Иркутске, мне всегда казалось, что это не совсем мой город — стремления были амбициозными, хотелось покорить весь мир, а Иркутск не выглядел подходящим для этого местом. Впервые в Москве я оказалась еще в начальной школе, но по-настоящему ее разглядела позже, когда была в 7 классе: мы с родителями прожили там неделю перед поездкой в Европу и неделю после этого путешествия. Москва предстала такой насыщенной и красивой.

В 2007 году, уже будучи студенткой архитектурного факультета, я заочно поступила в школу флористики в Москве. Быть флористом мечтала лет с пяти. Программа обучения состояла из трех курсов: год длился базовый курс по флористике, два года — начальная ступень для освоения профессии флорист-дизайнер и три года — по программе «Мастер-флорист». Сессии проходили раз в три месяца в формате десятидневных интенсивов и экзаменов. Таким образом, я на протяжении шести лет приезжала в Москву по четыре-пять раз в год. За это время поняла, что мне близок этот город и я хотела бы в нем жить.

В августе 2014 года поехала на чемпионат по флористике и взяла с собой два чемодана вещей — после конкурса планировала остаться насовсем. Я не искала жилье заранее и не строила конкретных планов. В Москве быстро нашла работу — устроилась в «Студию цветов 55» на Рублевском шоссе, которая входит в группу компаний известного ресторатора Аркадия Новикова.

«»

Это был магазин премиум-класса, ориентированный на платежеспособных покупателей. Бывало, заходили и звезды — [Александр] Цекало, [Вера] Глаголева, [Федор] Бондарчук. Мы могли продавать по четыре букета в день, но каждый стоил от 30 тыс. рублей.

Фото предоставлено героиней

Подход к работе кардинально отличался от того, что я видела в иркутских цветочных магазинах. Если у нас стараются использовать любой цветок, чтобы избежать списания, то в московской студии очень трепетно относились к качеству, не допускали брака. Поставки цветов были ежедневные (в Иркутске, как правило, один-два раза в неделю). Букет мы могли собирать и разбирать раза четыре, пока не добивались идеального результата, — с таким строгим подходом я тоже столкнулась впервые.

Работала с утра и до позднего вечера, но это не вызывало негативных эмоций, — я за карьерой и ехала, такой режим мне подходил. В «Студии 55» я пробыла полгода и ушла из-за мизерной зарплаты. В новом цветочном магазине платили больше, по сравнению с Иркутском моя зарплата выросла в три раза.

В бытовом плане первое время приходилось туго: денег особо не было, я снимала комнаты. Позже подруга сдала мне квартиру своего дедушки, и вот тут я почувствовала, что начинаю обосновываться: купила шторы, посуду и всё остальное. По выходным гуляла по центру, встречалась с друзьями. Успела съездить в Чехию и Грецию. Оценила удобство путешествий из Москвы — это гораздо быстрее и дешевле, чем из Иркутска: получить визу совсем просто, и нет этой ужасной разницы во времени.

Фото предоставлено героиней

Через полтора года жизни в Москве я приехала в Иркутск на небольшие каникулы. Здесь встретила друга, с которым мы были уже давно знакомы. Он предложил мне вернуться в Иркутск и начать встречаться. Я согласилась — слетала в Москву, отработала две недели и собрала вещи. В Иркутске мы поженились, но через какое-то время развелись. Тогда я решила снова перебраться в столицу.

Во второй раз переехала в 2018 году. В Иркутске оставила собаку, планировала забрать ее, когда сниму квартиру. Но оказалось, что найти жилье с животным нереально. Подруга позвала жить к себе в дом, который находился далеко за городом, на Щелковском шоссе.

«»

Тогда я на себе почувствовала, что испытывает огромное количество людей, приезжающих в Москву на заработки. Чтобы добраться до работы, я вставала в 4 утра. Около двух часов ехала на электричке до Павелецкого вокзала, оттуда на работу, которая начиналась в 8 часов. Домой возвращалась к полуночи.

Фото предоставлено героиней

Собаку так и не перевезла. Однажды, когда жила в Москве уже полгода, моя собака в Иркутске потерялась. Я сразу же уехала ее искать и нашла через 4 дня. Тогда-то и решила, что, пожалуй, нужно возвращаться домой. Слетала в Москву за вещами и переехала обратно в Иркутск. Близкие ко всем моим переездам и возвращениям отнеслись хорошо, поддерживали в любом решении.

Я люблю Иркутск и область в целом. В городе мне нравится исторический центр. Наш край сильный по энергетике. Меня как флориста вдохновляет сибирская природа. Байкал, Ольхон, Аршан — мои места силы. В Москве, чтобы увидеть лес, нужно далеко ехать, и он там не такой красивый, как здесь.

После опыта переездов я поняла, что географическая привязка не особо важна. Развиваться профессионально и личностно можно везде. Для бизнеса в Иркутске свои преимущества — например, у нас дешевле аренда и рабочая сила. Правда, есть и минусы — дороже закупка материалов, нет такого разнообразия на рынке, а еще в нашем регионе недоступны некоторые госпрограммы, которые есть в столице. Тем не менее я уверена, что в Иркутске тоже можно делать успешный и масштабный бизнес и выйти далеко за пределы области. Что касается флористики, тут есть куда расти — как самой отрасли в целом, так и отдельным специалистам. Я планирую остаться в Иркутске и развиваться в том деле, которое знаю и люблю.

Комментариев 1

Аватар

0

Первая история: слишком одухотворенное описание города, и полнейшей разочарование в нем. Ожидание не совпало с реальностью. Достаточно наивное описание и претензии к объему работы и оплате труда. С таким подходом переезд в любой город будет неудачен и описываться с негативной стороны.Вторая история: абсолютное непонимание цели переезда и отсутствие долгосрочной стратегии.Третья история: нестыковка в том, что девушка жила на щелковском шоссе и не видела леса... Измайловский парк - огромный дикий лес в черте города с прудами, как раз располагается на станции метро измайловская.

17.08.2021 22:31

Ответить
Загрузка...

Еда 30.04.2021 21:45

Интерактивная карта. Где есть и пить в Иркутске по версии «Верблюда»

Верблюд в огне

Автор Верблюд в огне

1 Читать комментарии

В начале апреля мы вместе с En+ Group запустили проект «Лучшее в Иркутске»: собрали жюри из экспертов в ресторанной индустрии и попросили их выбрать самые яркие и качественные гастропроекты в Иркутске. Рассказываем и показываем на карте, что у нас получилось.


При поддержке En+ Group

Коротко о том, что и зачем мы сделали

В Иркутске каждый год становится все больше заведений: кафе, баров и ресторанов. Но до сих пор в городе не было хорошей рекомендательной системы — непонятно, куда идти и что посоветовать гостям из других городов. Мы решили исправить ситуацию.

Мы составили лонг-лист из 70 проектов, а затем попросили жюри оценить их по шести критериям — концепция, интерьер и атмосфера, сервис, маркетинг, команда, еда и/или напитки (подробно о них, членах жюри и самом проекте можно прочитать здесь). В конце мы отобрали 44 классных заведения, набравших больше всего баллов.


Классные заведения — это какие?

Это места, в которых хорошо без преувеличения примерно все. Интерьер должен быть продуманным, стильным и работающим на идею кафе, маркетинг — понятным, дружелюбным и эффективным, еда и напитки — очевидно, безумно вкусными, а концепция — интересной, небанальной, отличающей место от того, что представляют собой большинство российских заведений.

Поэтому в наш рейтинг не попали многие кафе и рестораны, которые давно работают в Иркутске, — кто-то вяло вел соцсети, другие давно перестали работать над кухней или ничего не рассказывали о команде. Надеемся, что со временем это изменится.


А как их найти?

По нашей карте (прокрутите чуть ниже) и на отдельной страничке «Лучшее в Иркутске», которую мы запустим в мае. А еще проекты, которые получили высокую оценку, можно узнать по яркой наклейке на дверях, с надписью «Лучшее в Иркутске».

Рекомендательная система будет обновляться — наша редакция будет следить за новыми проектами и добавлять их на карту, а всё, что закроется, оттуда сразу исчезнет.


А теперь — карта

Перед вами карта Иркутска, на которой расположены лучшие заведения по версии «Верблюда». Все места мы поделили на 4 категории — кафе, рестораны, бары и кофейни. У каждого заведения есть своя карточка, которая открывается по клику на иконку, — в ней вы найдете краткое описание и контакты.

И кое-что еще: мы не стали наносить на карту все заведения сетей, попавших в наш рейтинг, а выбрали только одно-два лучших места. Например, у Cake Home 12 точек в Иркутске, но на карте вы найдете только локацию на 3 июля. Это сделано для того, чтобы на ней было проще ориентироваться. На наше мнение о других филиалах сети это не влияет — вы найдете нашу фирменную наклейку во всех Cake Home.

И пара слов от жюри

Иван Вильчинский

программный директор радио MCM, член жюри проекта «Лучшее в Иркутске»

С моей точки зрения, любые премии и рейтинги, которые поощряют лучших, являются стимулом для развития. Это как топливо. Заведения могут получить обратную связь и убедиться в том, что они всё делают правильно — или нет.

Оценка — дело всегда очень сложное: ты берешь на себя ответственность. При этом оценка всегда субъективна. Ты же не суперфуди, ты любитель — есть определенные вкусовые пристрастия, которые уже сложились. Особенно сложным для меня в проекте оказался критерий «маркетинг», потому что он у заведений может идти через блогеров, через какие-то другие каналы. А для меня маркетинг — это качество еды. Это что вкусного я хочу здесь съесть вновь. Поэтому отделять маркетинг от еды мне было очень сложно.

В Иркутске не так много заведений, в которые мне хотелось бы возвращаться. Но перспективы есть. У меня есть ощущение, что рано или поздно мы получим актуальные заведения. По индустрии очень сильно ударила пандемия — сейчас всё, что касается индустрии гостеприимства, находится в состоянии I will survive.


Лера Трошина

Соосновательница The Library Bar, член жюри проекта «Лучшее в Иркутске»

Подобные проекты, безусловно, важны: они дают встряску и мотивацию заведениям. Другой вопрос — насколько премии и рейтинги адекватны. Судить должны люди-профессионалы, подкованные в плане современной гастрономии.

Есть одна мною любимая фраза: «Народу много, людей мало». Она шикарно подходит к состоянию индустрии гостеприимства в Иркутске. Концептуальные достойные заведения можно пересчитать по пальцам одной руки. В основном же в городе — места для набития желудка с плохим сервисом, отсутствием идеи, внутреннего наполнения. Иркутску просто не хватает хорошего продукта.


En+ Group — энерго-металлургическая компания, объединяющая крупнейшие гидростанции Сибири и алюминиевые заводы, и мировой лидер по производству низкоуглеродного алюминия. Холдинг активно участвует в социальной жизни регионов, где живут его сотрудники, — строит медицинские центры, парки отдыха, детские спортивные и культурные объекты, реализует образовательные программы и развивает волонтерское движение, помогая сохранять уникальность Байкала.

Ничего не нашлось

Попробуйте как-нибудь по-другому