• В МЧС назвали самую вероятную причину пожара в центре ИркутскаИркутска
  • На Ольхоне пройдет фестиваль серфингасерфинга
  • В Иркутске состоится литературный фестиваль «День Ч»Ч»

Главная > Герои 24.01.2020 20:43

Дизайнер Кристина Скобина — об успехе своего бренда ювелирных украшений Sophia

Екатерина Балагурова

Екатерина Балагурова

0 Читать комментарии
Дизайнер Кристина Скобина — об успехе своего бренда ювелирных украшений Sophia - Верблюд в огне

Она начала с мастерской в подвале родительского дома, училась по каталогу, а сегодня ее бренд ювелирных украшений сильно перерос пределы Иркутска. Основатель бренда Sophia, 27-летняя дизайнер Кристина Скобина — об эволюции своего дела, коллекциях, отношении иркутян к ювелирному искусству и планах на развитие.


— С чего началось ваше увлечение? Учились ли вы бизнесу?

— Творчеством я увлекалась всю жизнь, рисовала, а также плела фенечки из бисера — для себя и мамы. О бизнесе никогда подумать даже не могла, мне просто нравилось создавать. Однажды, в 17 лет я сделала маме незатейливую брошку из бархатных лент и пластики. Она надела украшение на работу, и ее коллега захотела такое же купить. Я удивилась, попросила совета у мамы, и решила продать брошку за 300 рублей. На них купила следующие ленточки. На прибыль от следующих брошек приобрела полимерную глину, потом — ювелирный воск и горелку. Начала закладывать свой «технопарк». Долго я вообще не думала ни о какой коммерческой составляющей, меня увлекал сам процесс. Я и сейчас считаю себя технологом ювелирного производства, создателем авторского бренда, дизайнером. Но никак не бизнесменом.

 Всех клиентов искали через знакомых? Никакого продуманного маркетинга?

— Абсолютно никакого. Постепенно у меня образовывалась клиентская база. Я делала украшение, например, маминой подруге, а она приносила его на работу, где такое же просили еще десять человек. Я к ним приезжала со своими наработками, собирала положительные отклики, брала все больше заказов. Сработала теория шести рукопожатий. Сейчас сравниваю свое развитие с типом средневековой мастерской и мастерской Эпохи Возрождения, когда вокруг меня, мастера и идеолога, собралась ресурсная база (техоборудование, набор методов, клиенты).

А потом я решила, что уже плотно засела в хендмейде, приобрела круг заказчиц и хочу заниматься чем-то большим. Меня привлекали металлы и камни, потому что это возможность делать форму с нуля, а не ориентироваться на готовые шаблоны. И в 21 год я решила организовать свою первую выставку. Выйти за рамки, сделать демонстрационный акт — предложить альтернативу, чтобы ее все оценили. Новые материалы, новая концепция.

Что было на той выставке, сколько стоили материалы для украшений?

— На выставке я показала около 50 украшений, готовилась два месяца. Среди них было то, что не практиковалось в нашем городе — например, объемные скульптурные маски с ювелирными эмалями. Все украшения подходили под стиль бохо, с природными и флористическими мотивами. Больше всего было колец. Еще помню эффектные заколки для волос с крупными натуральными камнями из ювелирной бронзы, поддержанные эмалями ручной росписи. Они уже вышли из моды, мы такие сейчас не повторяем. Из металлов использовала серебро и бронзу.

По затратам создание украшений обошлось, примерно, в 100 000 рублей. Эта сумма не была для меня проблемой благодаря заказам. Прибыли с них вполне хватило на создание выставки, а место в галерее «Revoлюция» мне предоставили бесплатно — из симпатии к молодым иркутским авторам. Друзья помогли с монтажом, декором и антуражем выставки — в центре экспозиции мы поставили мотоцикл.

Итог оказался очень хорошим — за один день украшений было продано на 80 000 рублей и в плане клиентов был хороший скачок. Приходили действующие клиенты, звали своих знакомых, был преподавательский состав моего вуза (я окончила кафедру геммологии ИРНИТУ). Я тогда радовалась: «Ну, полмотоцикла оправдали».

С тех пор у меня амбициозное правило: продажи на выставке должны ее окупить. На неделях моды тоже всегда об этом думаю. Это не говорит ни о качестве продукта, ни о грядущем успехе, это мой личный пунктик.

Первая проданная брошь Кристины Скобиной                              
фото @kristinaskobina/instagram

Какой опыт вынесли для себя из той первой выставки?

— Я как неопытный мастер еще не умела рационально расходовать материалы. Где-то была задана излишняя толщина у изделий, тратила лишний металл. Где-то просто были технологические ошибки — до того, как получилось кольцо, было четыре неудавшихся варианта. Сейчас я могу это оценить как очень наивный подход. Ну и совсем тогда не думала о статистике продаж или маркетинге.

Как выбрали название бренда?

— На тот момент меня увлекали христианские апокрифы. И, соответственно, персона Святой Софии. Решение принималось в трамвае, когда я ехала домой верстать полиграфию для выставки. Поняла, что хочу, чтобы это был автономный объект, а не под моей фамилией. Я искала нейтральное название. К тому же, у меня есть младшая сестра София. Два пазла отлично сложились в один.

Ваши украшения созданы в разных стилях и содержат в себе черты многих эпох. Как вы сами определяете стилистику своего бренда?

— Обычно мои украшения подходят под определение contemporary art (современное искусство). Мой бренд — авторское ювелирное искусство. Это означает, у него есть автор: конкретный деятель, который работает в своей стилистике.

Вы начали создавать украшения в совсем юном возрасте. Как учились?

— Практиковала. У меня была настольная книга — каталог «Руты», компании-поставщика ювелирного оборудования. Я ее листала, выделяла интересные моменты. Догадывалась или спрашивала у знакомых, для чего нужна та или иная деталь. Когда понимала, что у меня, например, не получается прополировать тонкие детали для украшения, искала в каталоге, как и чем это нужно делать.

Вуз тоже есть за плечами, но туда я почти не ходила. Ко мне относились лояльно, потому что я была практикующим мастером уже с первого курса. Ювелирное дело — это не академическая дисциплина. В этом отношении я, действительно, самоучка. Здесь всё решает опыт, бессмысленно сидеть за партой.

Понятно, что для вашего бизнеса необходимо большое количество дорогостоящего оборудования. А для него нужно помещение — где вы начинали и как ваша мастерская выглядит сейчас?

Начинала я в подвале родительского дома, где на момент первой выставки было лишь пять работающих инструментов. Остальное оборудование стояло без дела, так как нужны были детали. И лежало много расходников: металлы, камни, заготовки, ювелирные эмали. Из этого помещения родители меня почти выгнали в 2014 году. Я работала, и там постоянно было шумно, грязно, стоял запах дыма. Такова специфика работы. Потом я снимала еще два помещения. Одно в обычном жилом доме, другое — отдельный цех в промышленном районе города.

Постепенно моими заказчиками стали в основном очень взрослые и платежеспособные женщины. Им было нелегко и непонятно приезжать за колье из черных бриллиантов на окраину Иркутска, в не очень презентабельное место. Также из-за недостаточной для мастерской вентиляции в обычных домах начались проблемы с соседями — они жаловались на дым. В итоге, в 2018 году, я арендовала большое помещение на улице Тимирязева, в самом центре города. Теперь в одном строении у нас и производство, и студия бренда, где можно сделать частные изделия и приобрести готовые.

Оборудование я действительно накапливала годами. Причем нужно понимать, что мы постоянно его обновляем. Средний срок жизни бормашины — год-полтора. Количество расходников просто невозможно подсчитать. Сейчас у меня самая лучшая техника, лицензионная и с гарантией. Для меня это реально очень важно, ведь я отвечаю за качество своих украшений. «Технопарк» очень широкий — это может быть как рядовая техника, которую купили в Иркутске, так и итальянская эксклюзивная фирма. Всё индивидуально. На сегодняшний день оборудование в моем помещении стоит около 7 миллионов рублей.

Где покупаете металлы и самоцветы? Сколько на это уходит денег?

— Благородные сплавы, ювелирная бронза или латунь имеются в свободном доступе, продаются в магазинах. Драгоценные металлы — частное дело каждого ювелира. Сумму озвучить не могу. Она во-первых, всегда разная, а, во-вторых, эта частная информация. Ювелирная отрасль в России приравнена к сфере оборота финансов. Многие ее аспекты не могут разглашаться.

Вы сказали, что долгое время не заботились о прибыли. Когда заработала бухгалтерия и случился первый серьезный финансовый успех?

— Мы начали вести бухгалтерию только в 2014 году, потому что за помещение нужно было вносить арендную плату и я взяла в помощники двух мастеров на зарплату. Кроме этого, поток заказов увеличился и потребовалось просчитывать себестоимость изделий. Еще появилась нужда в более дорогом оборудовании, выходящем за сотни тысяч рублей. Так началось ценообразование.

По финансовому успеху не скажу. Я не помню момента, когда заработала, например, первый миллион, потому что он сразу был спущен на оборудование. Почти вся прибыль долго уходила на технику, и сейчас я постоянно что-то докупаю.

Вы начинали с круга знакомых и маминых коллег. Как широко сегодня ваш бренд распространен по миру?

— Это десятки городов России. Я не знаю точного числа магазинов и наших распространителей, это невозможно посчитать. Наши украшения точно есть в Америке, потому что одна из моих постоянных заказчиц из Иркутска переехала туда. Разумеется, вместе с моими украшениями. Там их увидела ее подруга, а у нее — своя сеть салонов красоты. Недолго думая, подруга выставила на витрины мои брендовые украшения, они пользуются успехом. У нас также есть официальный представитель в Казахстане: она распределяет украшения по местным бутикам, осуществляет частную продажу.

В Иркутске есть четыре магазина Sophia, помимо самой мастерской. Мы продаем через интернет, есть частные магазины, часто распространяют стилисты. Они всегда просят флагманские изделия из новых коллекций. Невозможно уже посчитать количество точек, где можно найти бренд Sophia. Но его всегда можно узнать.

Сколько клиентов в Иркутске сегодня обращается к вам напрямую? Сколько изделий, в среднем, вы изготавливаете в месяц?

— Я уже почти не делаю украшения сама, только для постоянных клиенток. Работаю головой: рисую эскизы, занимаюсь организационными процессами. Наблюдаю только цифры в отчетах и не могу назвать даже примерное число наших клиентов. Sophia — давно не частная мастерская.

По количеству украшений — это может быть от тридцати до нескольких сотен изделий в месяц. Например, сейчас мы готовим дорогие штучные вещи, которые я повезу по российским и зарубежным выставкам. А когда мы готовимся к туристическому сезону, делаем в месяц сотни украшений. Их активно покупают люди, которые обслуживают трафик туристов в Иркутске.

Какова средняя стоимость ваших украшений?

— Опять же, нет одной цифры. Всё индивидуально. Средняя стоимость украшений в магазине в Иркутске — 4-7 тысяч рублей. Одно украшение с последней нашей коллекции в среднем стоило 15 000 рублей. То, что повезем сейчас на серию выставок по России, будет стоить от 20 000 рублей.

Можете ли выделить какую-то свою коллекцию как наиболее запоминающуюся, яркую?

Украшения из коллекции «Духи дорог»
фото\sophiaart.ru

— Для меня очень приятной стала коллекция «Духи дорог» в 2017 году, она посвящена эстетике самурайского костюма. Мы презентовали ее на неделе моды в Казахстане. Четверть коллекции была куплена сразу там, четверть — в Москве, столько же — в Санкт-Петербурге и Америке. И лишь немногое вернулось в Иркутск.

У этой коллекции была интересная задача — быть подиумной. А подиум подразумевает под собой всегда нотки бутафории, которая никак не связана с ювелирными изделиями. Бутафория — что-то большое и яркое, ювелирные украшения — маленькие, затейливые. Пришлось трансформировать, разбирать объект на несколько разных. Я продумала эргономику ношения: чтобы и на подиуме красиво, и в частной жизни можно надеть. Помню, были 8-сантиметровые кольца из кожи, серебра и бронзы. Откровенно подиумная вещь. Я была убеждена, что их переплавим после возвращения. Но все они оказались проданы, это очень приятно.

Помню, как девушки-модели только уходили с подиума за кулисы, а к нам уже обращались владельцы магазинов и покупали украшения. Это было крайне неожиданно. Мы даже не все объекты той коллекции успели сфотографировать. Прибыль от коллекции не помню. Всего представили около 90 единиц, стоимость каждой — 20 000 рублей.

В чем сложность работы ювелирного авторского бренда на рынке Иркутска? Есть ли специфика?

— Безусловно. Одна из самых затруднительных для меня задач на сегодня — работа с персоналом в нашем городе. Мне реально проще найти себе компетентного представителя в Москве или Санкт-Петербурге. Это феномен провинции. Сферы роскоши, искусства, дизайна у нас носят прикладной или сугубо коммерческий характер. В маленьких городах, далеких от центра, культурная информация перетекает медленно, и эстетика потребления объектов искусства рождается так же. В итоге культурное отставание Иркутска от Центральной России, по-моему, около трех-пяти лет. Готовых людей с соответствующей комбинацией необходимого опыта нет. Их приходится взращивать, это большое вложение личных ресурсов.

Причем с мастерами проще. С ними я как раз работаю со времен основания бренда, их всему научила. Самая большая проблема — административный состав. Сейчас у меня в команде всего семь человек, остальных я уволила перед Новым годом. Желающих работать в нашей сфере много, реально знающих ювелирное искусство — мало. Я ищу менеджеров на отдельные проекты, личного ассистента. Чтобы работать с этой категорией ценностей, нужен навык.

У вас много конкурентов?

— Если взять ювелирное дело в целом, то много. Наши клиенты могут купить обручальные кольца в «Алмазе», бижутерию в H&M. Но за уникальным авторским украшением они пойдут к нам. Мы можем создать украшение по их пожеланию, эскизу. Такого не будет ни у кого. И здесь нам нет равных в Иркутске. В нашем городе нет никого, кто бы изготавливал объекты дизайна с претензией на международный уровень. У нас уникальное предложение в сфере ценности.

Каковы планы у компании и лично у вас?

— Февраль я проведу в поездках по России — нас пригласили в пять городов для участия в выставках. Потом лечу в Испанию, где в Мадриде пройдут две выставки прикладного дизайна. Потом вернусь в Иркутск и буду много работать над персоналом, обновлять административный состав, интенсивно прорабатывать интернет-торговлю. И есть еще один план: весной открыть на базе нашей компании школу ювелирного мастерства и дизайна. Об этом меня очень давно просят люди, имеющие отношение к дизайну и авторским ювелирным украшениям в Иркутске. Будем повышать уровень образованности в сфере искусства, растить кадры.

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите одновременно
клавиши «Ctrl» и «Enter»

Комментариев 0

Тренды 18.04.2022 12:00

Что такое Индекс качества жизни (объясняем в картинках) и почему в Иркутске жить хорошо

Яна Шутова

Автор Яна Шутова

0 Читать комментарии

Представьте, что любой город России можно, как во многих интернет-магазинах, «добавить к сравнению» и посмотреть, как он выглядит на фоне остальных. Много ли в нем людей, работающих по 50 часов в неделю? Достаточно ли фруктов и овощей они едят? Пользуются ли электромобилями и есть ли у них в пешей доступности школа? Для ответа на эти вопросы госкорпорация ВЭБ.РФ вместе с партнерами разработала информационно-аналитическую систему «Индекс качества жизни в городах России»: на конкретных цифрах можно увидеть, чем отличаются наши города.

«Верблюд» в картинках объясняет, как индекс может пригодиться вам в повседневной жизни. А еще мы нашли в базе данных Иркутск и проверили, как он оценен по разным параметрам — от уровня благоустройства до work-life balance у его жителей.


Партнерский материал

Кому нужен Индекс ВЭБа

В Иркутске широко известен проект арт-вечеринок «Без бокала нет Шагала». Люди собираются в приятной атмосфере, чтобы продегустировать хорошее вино и написать собственную (возможно, первую в жизни) картину. Пять лет назад «Шагал» начинался с вечеринки для друзей в винном погребе, а сегодня это большой проект с франшизой в 15 городах России. Каждый раз, открываясь в новом месте, владельцу бизнеса Светлане Давыдовой приходится проводить глубокий анализ незнакомого города.

«Когда мы рассматриваем открытие очередной франшизы, я обращаю внимание на ряд критериев. Например, сколько в городе компаний, которые работают в сфере креативных индустрий. Кто бы что ни говорил, наличие конкурентов — это хорошо. Потому что если в городе нет конкурентов, то нам самим придется „раскачивать“ аудиторию. Так, например, было в Южно-Сахалинске, где люди привыкли после работы идти домой и смотреть телевизор», — рассказывает Светлана Давыдова.

«»

«Очень важно знать, есть ли в городе музеи, кинотеатры, галереи и охотно ли туда ходят. Количество объектов общественного питания — тоже важный показатель. Когда город живет, у него высокий потребительский коэффициент, как следствие — высокий уровень сервиса. В случае с „Шагалом“ кафе и рестораны — это еще и площадки для проведения мероприятий».

Эти и другие важные показатели городов предпринимателям теперь не нужно выискивать самостоятельно. Они есть в открытом доступе Индекса качества жизни. Имея все данные под рукой (от уровня доходов населения до количества коворкингов), Светлана Давыдова может быстро оценить ситуацию: так, в Самаре в три раза меньше точек общепита на душу населения, чем в Иркутске, а кемеровчане посещают культурные события в два раза чаще иркутян.

«»

«По данным Индекса качества жизни ВЭБ.РФ, Иркутск входит в топ-20 лучших городов России по девяти показателям. Это обеспеченность врачами, высокая доступность спортивных объектов, пешая доступность школ, достаточное число кафе и ресторанов, обилие зеленых зон и ряд других», — рассказал руководитель блока аналитики и маркетинга группы ВЭБ.РФ Андрей Самохин.

В базу данных включены 115 городов России, и каждый оценен примерно по 250 показателям. Такой инструмент интересен не только предпринимателям, но и обычным горожанам. Для многих семей Индекс ВЭБа может стать ориентиром в решении повседневных вопросов: где провести отпуск, в какой город поступать учиться. С помощью удобной таблицы можно за пару кликов узнать, что иркутяне в среднем стоят на остановке 8,5 минут, что здесь каждый пятый ведет здоровый образ жизни и что у 90% жителей школа находится в 20-минутной шаговой доступности.

Индекс качества жизни — это независимое исследование, поэтому его результаты могут дать пищу для размышлений представителям городской власти. Цифры дают четкое понимание, какие отрасли нуждаются в реформах и эффективных решениях, а какие являются конкурентными преимуществами Иркутска. Сейчас администрация города заключила контракт с компанией Strategy Partners Group на разработку Стратегии социально-экономического развития Иркутска до 2036 года.

«Результаты исследования Индекса качества жизни будут направлены в Strategy Partners Group для использования в работе, поскольку Индекс качества жизни имеет конкретное практическое применение», — пояснили в мэрии.

Как устроен Индекс качества жизни

Ядро концепции — это потребности обычного человека. Индекс учитывает все аспекты, влияющие на повседневную жизнь российской семьи, а это более 250 разных показателей. Из них складывается детальный портрет населенного пункта. По этим критериям можно сопоставить его с другими российскими или зарубежными городами.

Что это дает? Во-первых, позволяет четко разглядеть конкурентные преимущества города, а лучшие практики — тиражировать на всю страну. Во-вторых, увидеть в городе «слабые места» и превратить их в точки роста. Индекс создан не для того, чтобы ранжировать города, а чтобы изучить потребности жителей. Это не рейтинг, а практический инструмент анализа.

Есть пять ключевых принципов, с учетом которых формируется Индекс качества жизни.

  • Человекоцентричность. Все города рассматриваются изнутри, с позиции простого человека и его ценностей.

Иркутяне удовлетворены своей жизнью на 5,61 балла из 10. Чтобы выяснить это, респондентам задавали вопрос: «Вообразите лестницу со ступеньками от 0 до 10. Самая верхняя — это лучшая для вас жизнь, самая нижняя — наихудшая. Где вы сейчас находитесь?»

  • Функциональность. Сильные и слабые стороны места легко проявить, если сравнить его с другими российскими или зарубежными городами по отдельным направлениям.

Уровень обеспеченности врачами и средним медицинским персоналом у нас значительно выше, чем по России: в Иркутске на 10 тысяч жителей приходится 104 сотрудника, а в других городах — около 80.

  • Интеграция с другими индексами. Показатели анализа — точно такие же, как в других российских и международных индексах. За основу взята структура ОЭСР (Организации экономического сотрудничества и развития) — по ней проанализировано 650 городов из 38 стран.

В Иркутске доступ к паркам и лесам в пешей доступности имеет 79-80% населения.

  • Институционализация. В России насчитывается 1117 городов и качество жизни в них разительно отличается. Индекс ВЭБа может использоваться как общий знаменатель для национальной системы оценки и в то же время — как инструмент сопоставления с международными стандартами.

Как минимум среднее образование имеют 90,7% иркутян (в возрасте от 25 до 64 лет), в Мадриде — только 75,2%.

  • Регулярность. Жизнь не стоит на месте, поэтому Индекс обновляется ежегодно.

По данным на 2021 год, в Иркутске 9,56% жителей посвящают работе более 50 часов в неделю.

По каким критериям оценивали города

Индекс ВЭБа складывается из 12 направлений, которые больше всего влияют на качество жизни людей: это доход и работа, жилищные условия, здоровье, образование, мобильность, благоустройство, экология, безопасность, общество, работа и отдых, гржданские права, удовлетворенность. Что из этого может пригодиться нам в повседневной жизни?

Жилищные условия. Сколько стоит сегодня квадратный метр жилья, много ли в городе новостроек, высокая ли там ипотечная ставка и сколько однокомнатных квартир можно снять на одну зарплату — этими вопросами в первую очередь задается человек, переезжающий в другой город.

Лидируют по обеспеченности жильем Владикавказ (1,44 комнаты на человека), Краснодар (1,36) и Вологда (1,33). Любопытно, что жилье в российских городах почти в два раза новее, чем в среднем по городам стран ОЭСР (59% домов, построенных после 1980 года, против 30%).

Доход и работа. Этот критерий включает в себя и разнообразие вакансий, и уровень безработицы, и число патентных заявок, и даже количество краудфандинговых проектов в отдельно взятом городе.

Самые высокие зарплаты получают в Магадане, Сургуте и Новом Уренгое (≈1,3–1,6 млн рублей в год). Это сопоставимо с восточноевропейскими странами (Чехия, Словакия, Польша). Быстрее всего работу можно найти в Казани и Белгороде (5 месяцев), а вот во Владикавказе на это уйдет почти год.

Работа и отдых. Этот показатель справедливо выделен в отдельную категорию. Чтобы понять, как жители городов восстанавливают силы, исследователи подсчитали количество музеев, кинотеатров и галерей, оценили кафе, бары и рестораны, обратили внимание на туристическую привлекательность городов.

В среднем 13,1 часа тратит на свой отдых и восстановление (включая ночной сон) житель российского города, работающий полный день. Если оценить культурную жизнь по 10-балльной шкале, то средняя оценка по России составит 5,6. В лидерах — Казань (7,5), Тюмень (7,4) и Екатеринбург (7,3)

Здоровье. Чтобы оценить уровень здоровья, в 115 российских городах подсчитали среднюю продолжительность жизни, количество ЗОЖников, выяснили объем овощей и фруктов в рационе граждан, изучили пешую доступность спортивных объектов и поликлиник.

Выяснилось, что Махачкала — лидер по продолжительности жизни среди российских городов (79 лет). В среднем по России — 73 года.

Только 46% российских горожан считают свое здоровье хорошим или очень хорошим. Это меньше, чем в зарубежных городах.

Образование. На этот критерий влияет множество показателей: доступность школ, учебные результаты школьников, состояние образовательной инфраструктуры, результаты ЕГЭ, доля горожан с высшим образованием.

Между прочим, 59% взрослых горожан в России имеют высшее образование. Это значительно выше, чем в ОЭСР (46%).

Самыми образованными городами можно назвать Воронеж, Брянск и Казань. А вот по удобству расположения школ в числе лидеров Иркутск: 93% проживают в 20-минутной пешей доступности (это на 14% выше общероссийского показателя).

Мобильность. Этот параметр очень хорошо демонстрирует ситуацию с транспортом в конкретном городе. Учитывается соотношение легковых машин и численности населения, наличие каршеринговых сервисов, выделенных велодорожек и зарядных станций для электромобилей, средний возраст автобусов и троллейбусов, время на дорогу до работы, а также число ДТП с общественным транспортом.

Как выяснилось, 13% жителей городов России хотели бы добираться до работы или учебы на велосипедах или самокатах (сейчас это делают 4%).

Благоустройство. Именно городская среда зачастую становится решающим фактором в выборе города для жизни. Из чего она складывается? Из плотности жилой застройки, количества зеленых зон и набережных, городской иллюминации и эстетичной рекламы.

Не может не радовать тот факт, что более 80% населения российских городов живет в пешей доступности от парков и скверов. По мнению самих жителей, наиболее красивые и ухоженные города — это Грозный (94%), Ставрополь (91%) и Ханты-Мансийск (88%)

Как Иркутск оценили в Индексе ВЭБа

По данным Индекса качества жизни, Иркутск входит в топ-20 лучших городов России по девяти показателям. Самые сильные стороны — это жилищные условия (64,83), благоустройство (63,14), образование (63,99), доход и работа (52,67).

Иркутск часто называют студенческим городом — он является магнитом для молодежи из Бурятии, Забайкалья, Приморского и Красноярского краев. Один из многих факторов — количество вузов и ссузов в области креативных специальностей. По этому показателю Иркутск значительно обгоняет города своего кластера (Владивосток, Казань, Екатеринбург, Красноярск, Хабаровск и другие).

«»

«Я приехал в Иркутск в 2019 году из Забайкальского края. Хотел поступать в суворовское училище в Чите, но старший брат посоветовал ехать в Иркутск, так как здесь много перспектив», — рассказывает Егор Бальжинимаев, студент третьего курса Института архитектуры, строительства и дизайна ИРНИТУ.

Егор поступил в иркутский политех на специальность «Теплогазоснабжение и вентиляция». «Когда я в первый раз приехал в Иркутск, у меня рот открылся. Увидел остров Конный и буквально влюбился с первого взгляда. После университета я решил остаться здесь. Я уже понимаю, где буду жить и работать. Есть несколько компаний, куда можно будет устроиться инженером, а жить хочу в Университетском, мне нравится этот район. Еще один плюс Иркутска — это спортивная база. Здесь хорошая школа каратэ, я планирую в будущем не просто тренироваться, но и преподавать», — говорит Егор.

«По данным Индекса качества жизни, в Иркутске высокая доступность спортивных объектов и сооружений — 78% жителей города проживают от них в 15 минутах пешком, в то же время в среднем по стране этот показатель равен 65%», — рассказывает главный управляющий директор, руководитель блока аналитики и маркетинга группы ВЭБ.РФ Андрей Самохин.

Средняя годовая зарплата в Иркутске в прошлом году составляла 623,5 тысячи рублей в год, тогда как по России — примерно 545 тысяч. По количеству патентных заявок и научных публикаций наш город в три раза обгоняет остальные российские города. Эти и другие факторы создают благоприятную среду для ведения бизнеса.

«У Иркутска все хорошо по сравнению с городами в средней части России, — подтверждает предприниматель Светлана Давыдова, основатель проекта „Без бокала нет Шагала“. — В средней полосе (Самара, Воронеж, Смоленск) очень низкие зарплаты, наши арт-вечера стоят там дешевле всего. Для клиента 1500-1800 рублей за мероприятие — это потолок. Сибирские города (Тюмень, Иркутск, Новосибирск) более платежеспособны и привлекательны для туристов, поэтому сервис и бизнес здесь развивается стремительнее».

Отдыху и уходу за собой иркутяне посвящают недостаточно времени: вместе с ночным сном выходит меньше 12 часов. На общение времени тоже не хватает: более 40% иркутян признались, что хотели бы видеться с близкими чаще, чем удается. Возможно, по этим причинам оценка удовлетворенности своей жизнью составляет 5,61 баллов из возможных 10. Еще два направления, по которым Иркутск отстает от других российских городов, — это мобильность (36,07) и экология (42,97). В городе отмечается изношенность общественного транспорта и довольно высокий комплексный индекс загрязнения атмосферы (3,67 балла, что в два раза больше среднероссийского показателя).

«Несмотря на то что в Иркутске есть своя гидроэлектростанция, его нельзя назвать городом чистой энергии. ГЭС обеспечивает электроэнергией не город, а Иркутский алюминиевый завод, а город питается от Ново-Иркутской ТЭЦ. Она работает на угле, поэтому у нас такие показатели [загрязненности] атмосферы, — объясняет Иван Крылов, представитель благотворительного экологического фонда „Подари планете жизнь“. — Кроме того, в Иркутске в предместьях Рабочее и Марата до сих пор много домов, отапливаемых от котельных».

В то же время, как отмечает руководитель блока аналитики и маркетинга группы ВЭБ.РФ Андрей Самохин, город находится на высоких позициях по площади, отведенной под парки и зеленые зоны, — в Иркутске это 42% от территории города, а в среднем по России — 27%. По степени вовлеченности жителей в экологические проекты, программы и инициативы Иркутск (12%) тоже выделяется на фоне общероссийского (9%) показателя.

«»

«За последнее время в городе значительно развилась инфраструктура для раздельного сбора мусора. Экотакси у нас уже принимает больше 60 (!) фракций, в том числе тетрапаки. В Иркутске сейчас, по-моему, рекордное количество мини-заводов по переработке отходов», — отмечает экоактивист Иван Крылов.

Еще два года назад все вторсырье из Иркутска вывозили в другие регионы, а сейчас в городе из макулатуры производят картон, туалетную бумагу и утеплитель эковата, говорит Крылов. Как минимум четыре предприятия в городе делают из отслуживших шин резиновую плитку и покрытия. Пластик идет на производство тротуарной плитки, а под Иркутском из бывших бутылок, пакетов и прочего пластика производят домашнюю утварь (ведра, тазики, горшки), мусорные пакеты, стеновые панели из ПВХ. Эти практики берут себе на заметку другие города.


Еще больше интересного — в телеграм-канале «Верблюда в огне»!

Ничего не нашлось

Попробуйте как-нибудь по-другому