• Пробки 2
  • Погода
  • В центре Тулуна произошла стрельба: убиты три собакисобаки
  • Компания Дерипаски начала строить в Иркутске головной офис за 500 млн рублейрублей
  • Рассказываем, как критики оценили «Время» — новый фильм от автора хоррора «Сплит»«Сплит»

Главная > Искры 10.09.2020 16:22

Фото: кто и как живет на островах в центре Иркутска

Ксения Хабибулина

Ксения Хабибулина

1 Читать комментарии
Фото: кто и как живет на островах в центре Иркутска - Верблюд в огне

Фото: propeller.video / «Верблюд в огне»

Замечали ли вы два острова на Ангаре возле Академического моста? Возле них постоянно курсируют лодки, там расположены дачные постройки, а иногда можно даже разглядеть собак или людей. Но при этом об этих местах практически ничего не известно: записей в архивах крайне мало, а местные жители часто не готовы общаться с чужаками. «Верблюд» узнал всё, что известно об островах, и снял загадочные территории с земли и с квадрокоптера.


Фото: propeller.video / «Верблюд в огне»

Что мы знаем об истории островов

В исторических хрониках оба острова часто упоминаются как место ловли хариуса и ленка. Самый крупный из них — Елизовский. По данным Иркутского краеведческого музея, название он получил в честь некого гражданина Елизова. В начале XX века на острове заготавливали сено, но почти сразу стало ясно, что это провальная затея: во время покоса в начале июля его затапливает, вода мешала снимать сено или уносила уже скошенный урожай.

Город предложил сдавать остров под сенокос частным лицам. В известиях Иркутской городской думы сохранились фамилия и инициалы одного из арендаторов — В. А. Усольцева. Он арендовал остров с 1907 по 1912 год за 88 рублей 10 копеек.

Про остров Кривой (тот, что поменьше) нет и такой информации. Известно только, что 20 июля 1988 года на территории обоих островов образовали садоводческое товарищество «Елизовское».

Как и зачем жить на островах

Участок площадью 11 соток на острове стоит 750 тыс. рублей. При этом на нем нет ни электричества, ни доступа к питьевой воде, ни построек, а добраться до него можно только на лодке с КПП возле Верхней набережной.

Однако, несмотря на сложные условия, многим нравится идея жить на острове в центре города. Семья иркутского фитнес-тренера Ксении Яковлевой приобрела участок в 2007 году из интереса: «У дедушки была лодка, он любил на ней кататься и поэтому посчитал прикольной идеей купить дачу на острове».

Семья приезжала на остров только летом (зимой это невозможно и бессмысленно). На их участке росли малина, алыча, слива и смородина. «Электрогенератор был на два дома: наш и соседский. У них росли овощи: картошка, морковка, свекла, но огород часто затапливало. Вообще, когда воду на ГЭС поднимают, земля (особенно на краю острова) становится как болото», — говорит Ксения.

По ее словам, генератора хватало только на свет: отопление в доме было печное, еду готовили на печи, костре или мангале. Воду привозили в канистрах из города, потому что черпать ее из Ангары опасно.

«Если заехать вглубь острова к маленькому заливчику — там очень классно. Нет людей, тихо. Там ты словно отрезан от социума. Вечером можно выйти посидеть на заливе или даже искупаться. Там ты в центре города, но в уединенном пространстве», — вспоминает Ксения.

Но добираться до дачи на острове физически тяжело: с моторной лодки необходимо снимать мотор на земле, тянуть лодку в заводи, поэтому дедушка Ксении продал участок. Его приобрели знакомые с лодочной станции.

Жители острова неохотно делятся информацией о своем садоводстве, но с восхищением рассказывают, что по их их участку часто гуляют куропатки, подплывают ондатры и утки.

«Нам там нравится! Очень. Правда, когда были молодыми — было очень хорошо, а сейчас уже тяжело. Главная проблема — это отсутствие освещения. У каждого либо переносная электростанция, либо солнечные батареи. Председатель [садоводства] поставил три батареи — у него работает телевизор или холодильник», — рассказал 81-летний житель острова, отказавшийся представиться.

По словам председателя садоводства Виктора Кудашова, он вел переговоры с администрацией города, чтобы провести электричество хотя бы на один участок, но, как выяснилось, на это может потребоваться до 6 млн рублей.

Фото: Алена Шатуева / «Верблюд в огне»

Постоянный риск

В МЧС считают, что жить на островах опасно, — каждый необходимый сброс воды на ГЭС повышает уровень Ангары в черте города и, соответственно, риск затопления этих территорий.

Сотрудники МЧС информируют жителей о предстоящих подъемах уровня воды и рассказывают о возможных последствиях и правилах поведения при угрозе затопления, но местные не всегда открыты к диалогу. По словам спасателей, их предупреждения часто игнорируются, жители редко выходят на контакт.

Более того, некоторые из них обходят запрет на навигацию по Ангаре, который действует с 1 декабря по 1 марта. Жители острова оправдывают себя отсутствием выбора: для кого-то дом на острове — единственное жилье, и отказаться от сообщения с большой землей они просто не могут.

Фото: propeller.video / «Верблюд в огне»

Комментариев 1

Аватар bat

0

Вообще не понятно чего жалуются, знали ведь куда селились

17.09.2020 14:23

Ответить
Загрузка...

Еда 30.04.2021 21:45

Интерактивная карта. Где есть и пить в Иркутске по версии «Верблюда»

Верблюд в огне

Автор Верблюд в огне

1 Читать комментарии

В начале апреля мы вместе с En+ Group запустили проект «Лучшее в Иркутске»: собрали жюри из экспертов в ресторанной индустрии и попросили их выбрать самые яркие и качественные гастропроекты в Иркутске. Рассказываем и показываем на карте, что у нас получилось.


При поддержке En+ Group

Коротко о том, что и зачем мы сделали

В Иркутске каждый год становится все больше заведений: кафе, баров и ресторанов. Но до сих пор в городе не было хорошей рекомендательной системы — непонятно, куда идти и что посоветовать гостям из других городов. Мы решили исправить ситуацию.

Мы составили лонг-лист из 70 проектов, а затем попросили жюри оценить их по шести критериям — концепция, интерьер и атмосфера, сервис, маркетинг, команда, еда и/или напитки (подробно о них, членах жюри и самом проекте можно прочитать здесь). В конце мы отобрали 44 классных заведения, набравших больше всего баллов.


Классные заведения — это какие?

Это места, в которых хорошо без преувеличения примерно все. Интерьер должен быть продуманным, стильным и работающим на идею кафе, маркетинг — понятным, дружелюбным и эффективным, еда и напитки — очевидно, безумно вкусными, а концепция — интересной, небанальной, отличающей место от того, что представляют собой большинство российских заведений.

Поэтому в наш рейтинг не попали многие кафе и рестораны, которые давно работают в Иркутске, — кто-то вяло вел соцсети, другие давно перестали работать над кухней или ничего не рассказывали о команде. Надеемся, что со временем это изменится.


А как их найти?

По нашей карте (прокрутите чуть ниже) и на отдельной страничке «Лучшее в Иркутске», которую мы запустим в мае. А еще проекты, которые получили высокую оценку, можно узнать по яркой наклейке на дверях, с надписью «Лучшее в Иркутске».

Рекомендательная система будет обновляться — наша редакция будет следить за новыми проектами и добавлять их на карту, а всё, что закроется, оттуда сразу исчезнет.


А теперь — карта

Перед вами карта Иркутска, на которой расположены лучшие заведения по версии «Верблюда». Все места мы поделили на 4 категории — кафе, рестораны, бары и кофейни. У каждого заведения есть своя карточка, которая открывается по клику на иконку, — в ней вы найдете краткое описание и контакты.

И кое-что еще: мы не стали наносить на карту все заведения сетей, попавших в наш рейтинг, а выбрали только одно-два лучших места. Например, у Cake Home 12 точек в Иркутске, но на карте вы найдете только локацию на 3 июля. Это сделано для того, чтобы на ней было проще ориентироваться. На наше мнение о других филиалах сети это не влияет — вы найдете нашу фирменную наклейку во всех Cake Home.

И пара слов от жюри

Иван Вильчинский

программный директор радио MCM, член жюри проекта «Лучшее в Иркутске»

С моей точки зрения, любые премии и рейтинги, которые поощряют лучших, являются стимулом для развития. Это как топливо. Заведения могут получить обратную связь и убедиться в том, что они всё делают правильно — или нет.

Оценка — дело всегда очень сложное: ты берешь на себя ответственность. При этом оценка всегда субъективна. Ты же не суперфуди, ты любитель — есть определенные вкусовые пристрастия, которые уже сложились. Особенно сложным для меня в проекте оказался критерий «маркетинг», потому что он у заведений может идти через блогеров, через какие-то другие каналы. А для меня маркетинг — это качество еды. Это что вкусного я хочу здесь съесть вновь. Поэтому отделять маркетинг от еды мне было очень сложно.

В Иркутске не так много заведений, в которые мне хотелось бы возвращаться. Но перспективы есть. У меня есть ощущение, что рано или поздно мы получим актуальные заведения. По индустрии очень сильно ударила пандемия — сейчас всё, что касается индустрии гостеприимства, находится в состоянии I will survive.


Лера Трошина

Соосновательница The Library Bar, член жюри проекта «Лучшее в Иркутске»

Подобные проекты, безусловно, важны: они дают встряску и мотивацию заведениям. Другой вопрос — насколько премии и рейтинги адекватны. Судить должны люди-профессионалы, подкованные в плане современной гастрономии.

Есть одна мною любимая фраза: «Народу много, людей мало». Она шикарно подходит к состоянию индустрии гостеприимства в Иркутске. Концептуальные достойные заведения можно пересчитать по пальцам одной руки. В основном же в городе — места для набития желудка с плохим сервисом, отсутствием идеи, внутреннего наполнения. Иркутску просто не хватает хорошего продукта.


En+ Group — энерго-металлургическая компания, объединяющая крупнейшие гидростанции Сибири и алюминиевые заводы, и мировой лидер по производству низкоуглеродного алюминия. Холдинг активно участвует в социальной жизни регионов, где живут его сотрудники, — строит медицинские центры, парки отдыха, детские спортивные и культурные объекты, реализует образовательные программы и развивает волонтерское движение, помогая сохранять уникальность Байкала.

Ничего не нашлось

Попробуйте как-нибудь по-другому