• Пробки 2
  • Погода
  • Журналисты не смогут наблюдать за подсчетом голосов по поправкам в КонституциюКонституцию
  • В Иркутске строят отель. Раньше на его месте была деревянная усадьбаусадьба
  • У иркутского бизнесмена украли маски на 30 млн рублей. Его приковали к батарее и избилиизбили

Главная > Герои 25.06.2019 12:15

«Футбол — это не про деньги, а про страсть». Иркутский ультрас Иван Попов — о том, почему развалился футбольный клуб «Байкал», а иркутские фанаты не поддерживают «Зенит»

Вячеслав Дворников

Вячеслав Дворников

0Комментариев

«Футбол — это не про деньги, а про страсть». Иркутский ультрас Иван Попов — о том, почему развалился футбольный клуб «Байкал», а иркутские фанаты не поддерживают «Зенит» - Верблюд в огне

Осенью 2015 года футбол был на пике популярности в Иркутске: футбольный клуб «Байкал» только что вышел в Футбольную национальную лигу (ФНЛ) — вторую по значимости лигу в России. В сентябре в Иркутск на кубковый матч приехал сильнейший на тот момент клуб России — московский ЦСКА. Билетов на стадион «Труд», где в итоге собрались 12 тыс. зрителей, было не достать. Но уже в середине сезона у «Байкала» начались проблемы с финансированием. Новый губернатор региона Сергей Левченко тогда, к удивлению общественности, не смог найти достаточно денег для «Байкала», и клуб по окончании сезона потерял профессиональный статус. Зато практически сразу в Иркутске появилась новая команда — «Зенит», которая сейчас играет в третьем по силе дивизионе.


Несмотря на тяжелые времена, «Байкал», играющий только в чемпионате города, по-прежнему пользуется поддержкой ядра активных болельщиков — ультрас. Когда «Байкал» играл в ФНЛ, они ездили за ним по всей стране (на счету одно из лидеров иркутских ультрас Ивана Попова более 30 выездов), скандировали на стадионе, устраивали визуальные акции, рисовали граффити в городе и участвовали в драках с другими ультрас. Особенно принципиальные отношения были с Читой. Дрались жестко: по словам Попова, после одной из драк он частично утратил слух. Правда, сейчас этот накал уже спал.

Иван работает в отделе краеведения библиотеки Молчанова-Сибирского и ходит на каждый матч «Байкала». 

В интервью «Верблюду в огне» Попов рассказал, почему потеря профессионального статуса не сделала игры «Байкала» менее интересными и почему иркутские ультрас не поддерживают «Зенит».

— Ультрас обычно неохотно идут на контакт с журналистами. Почему вы согласились поговорить со мной?

— Ультрас часто ассоциируются с радикалами, ломающими и крушащими все вокруг, но мы ничего запрещенного не делаем. У нас, фанатов «Байкала», всегда на первом месте был футбол, нам важно, чтобы команда жила и играла на высоком уровне. Сейчас у «Байкала» проблемы. Об этом нужно говорить прямо, потому что такие ситуации часто возникают в России. Например, в зоне «Восток» Второго дивизиона (команды третьей по силе лиги поделены на 5 групп по территориальному признаку, клубы из Сибири и Дальнего Востока входят в зону «Восток». — Ред.) постоянный кризис. Команды каждый год расформировываются по одному и тому же сценарию: клубы банкротятся, через год-два возрождаются под другими названиями, и все идет по кругу.

— В чем суть сценария?

Команду спонсирует компания, которую попросила об этом администрация области или города. Не просто так, а как бы в рамках социальной благотворительности. За это компания получает преференции, например по налоговому режиму. Все в плюсе, но по факту никто ни за что не отвечает, — такая система очень нестабильна. Часто у клубов образуются долги. Где-то так живут по 10 лет, где-то — до нового главы региона. При смене власти звено в этой цепи выпадает и приходится договариваться заново. Но чтобы показать заботу о населении и развитии спорта, создаются другие команды.

Банкротства футбольных клубов в России

В России постоянно банкротятся футбольные клубы. Иногда на их месте возникают новые: например, в июне 2019 года правительство Новосибирской области создало новый футбольный клуб «Новосибирск» вместо «Сибири». Финансовые сложности возникают и у именитых команд, игравших в высших лигах: только за последние годы обанкротились пермский «Амкар», «Тосно» из Ленинградской области (сразу после завоевания Кубка России), краснодарская «Кубань», нижегородская «Волга» и другие. Чаще всего они просто исчезают.

В середине сезона в ФНЛ сменился губернатор Иркутской области. К власти пришел Левченко (выборы губернатора проходили в 2 тура в сентябре 2015 года, победу в них одержал кандидат от КПРФ Сергей Левченко. — Ред.), и поменялись настроения.

— А как выборы Левченко повлияли на «Байкал»?

Все просто: руководство «Байкала» выбрало не ту сторону и проиграло на этом. Предыдущее — и сегодняшнее — руководство «Байкала» открыто поддерживало другого претендента на губернаторский пост — действующего на тот момент губернатора Сергея Ерощенко. Президент клуба Олег Лидрик записывал видеообращение в поддержку Ерощенко, на сайте «Байкала» от имени Лидрика публиковался призыв голосовать за действующего губернатора, а на матч с ЦСКА футболисты выходили в футболках с надписями «За Ерощенко». Руководство клуба выступало на митингах.

Ерощенко был любителем футбола и помогал «Байкалу» (среди спонсоров команды, помимо прочих, была компания семьи Ерощенко «Истлэнд». — Ред.). В первой половине сезона спонсором «Байкала» была строительная компания «Сибирь», однако осенью, после выборов, от спонсирования команды отказались обе компании. Официально причины тогда не назывались, но фактически они отказались от спонсорства, потому что не могли договориться о преференциях с новым руководством региона.

Новых спонсоров сразу найти не удалось, поэтому к середине сезона в «Байкале» просто поняли, что денег не хватает. Тогда говорили о том, что на сезон нужно примерно 80 млн рублей (основные затраты — это переезды), но с учетом реконструкции стадиона «Локомотив» (сейчас — «Байкал»): его хотели сделать подходящим для ФНЛ, поменять газон и выстроить козырек над трибунами (на стадионах «Труд» и «Байкал» не работал подогрев поля, несколько матчей в ФНЛ «Байкал» проводил в Красноярске. — Ред.).

— В итоге деньги на вторую половину сезона нашли?

Да, но не сразу. После избрания Левченко несколько раз обещал найти деньги для «Байкала», но новых спонсоров не было. Зимой возник риск, что команда не сможет доиграть сезон. Как объяснили тогда фанатам «Байкала», выдавать деньги из бюджета региона напрямую футбольному клубу нельзя. Тогда в феврале 2016 года мы собрали около 60 человек на митинге. Чтобы обещания [найти деньги] выполнялись, нужно было провести такое мероприятие, как нам тогда казалось. Этот митинг, скорее всего, дал возможность доиграть сезон, потому что никто в руководстве региона не хотел лишнего шума. Поэтому [власти] все-таки нашли спонсора, кого именно — никто не знает.

— Тем не менее «Байкал» все равно вылетел из ФНЛ. Почему?

— «Байкал» вышел в ФНЛ без тренировочной базы, где можно было бы проводить подготовку к сезону, и без хорошо работающей футбольной школы. Школа не могла выпускать игроков на достаточном для ФНЛ уровне, а набирать легионеров для команды из провинции не выгодно. Тот состав, который выходил из второго дивизиона, был крепким и не потерялся бы на фоне других, в нем были достойные местные игроки и старожилы клуба. Но, видимо, появились деньги и этот бюджет надо было освоить, пришлось брать «варягов». А зимой из клуба ушли ведущие игроки.

— Тогдашний президент РФС Виталий Мутко намекнул на финансовую нечистоплотность руководства клуба. Вам об этом было что-то известно?

— Я не видел никаких документов. Я лично не сомневаюсь в честности руководства клуба (в сезоне 2015/16 году гендиректором клуба был Вадим Вдовиченко, а президентом — Олег Лидрик. — Ред.). Эти люди давно в иркутском футболе. Может быть, они как менеджеры не самые топовые, но вообще слово «менеджмент» к российскому футболу мало применимо.

Проблема как раз в том, что футбольными клубами в России управляют люди без образования и компетенций управленцев-менеджеров. При такой системе, о которой я говорил, этого и не нужно, достаточно иметь связи. Ведь у нас в стране футбольные команды не зарабатывают, а только тратят. Чтобы тратить, много умений и навыков не надо.

Получается, что футбол в России слишком дорогой и живущий не по средствам: большие зарплаты, дорогие трансферы, далекие перелеты. Представьте: возить 30 человек по такой огромной стране — это уже крупная сумма. Из-за этого из второй лиги никто не хочет выходить в ФНЛ, из ФНЛ — в премьер-лигу. Чтобы клуб играл, ему нужно пройти лицензирование, и оно у каждой лиги свое: чем выше уровень, тем строже правила. Стадион, безопасность, материальные гарантии — всему надо соответствовать. То есть в футбол играют не для того, чтобы выигрывать, а чтобы в регионах не говорили, что нет профессиональной местной команды. Поэтому, может быть, и к лучшему, что такие ситуации с банкротствами происходят. Футбол очищается, и когда-нибудь придут к мысли, что невозможно так жить дальше. Задумаются о реформах в детском футболе, и в каждой региональной команде будут играть свои воспитанники.

— Что можно сделать, чтобы футбол в Сибири развивался?

— Для команд из Сибири и Дальнего Востока перелеты обходятся слишком дорого. Поэтому ФНЛ и зону «Восток» Второго дивизиона нужно делить еще сильнее. Чем меньше будут территории для переездов, тем больше будет желающих играть в этом чемпионате. Такие разговоры идут давно. Например, были предложения разделить ФНЛ на восток и запад по системе [американских лиг] НХЛ и НБА. То есть чтобы соседствующие команды играли сначала между собой, а потом встречались в плей-офф с победителями зон. Это привело бы к снижению затрат.

В третьей лиге, где сейчас играет «Байкал», меньше взносы, расходы, зарплаты, — там больше команд заявилось за последние годы. Футбол там живет, он более искренний и честный, без коммерциализации, подковерных игр. Играют мужики, которые берут отпуск на работе ради выезда. Приходят играть вечером после работы. Играют молодые парни для души и азарта, они не считают футбол средством заработка. Даже если клуб не профессиональный, это не означает, что в регионе нет футбола. Время показало, что футбол — это не про деньги, а про страсть. Срасти в низших лигах намного больше, чем на профессиональном уровне. Чемпионат города с парнями из твоего двора и мужиками из соседнего района — этому подтверждение.

— А кто сейчас играет за «Байкал»?

— От клуба при банкротстве осталась футбольная школа. По слухам, деньги на нее выделял Ерощенко, если бы не его помощь, то от клуба вообще ничего бы не осталось. Сейчас «Байкал» — это команды нескольких возрастов из ребят, которые заканчивают школу. После расформирования «Байкала» часть игроков перешла в «Зенит», например капитан Алексей Ющук. Кто-то и сейчас там играет.

И теперь все болеют за «Зенит»?

— Нет, «Зенит» — это искусственно созданный на базе одноименного иркутского авиационного завода футбольный клуб. Это была локальная самодостаточная команда, которая играла в Иркутске-2 на своем стадионе «Зенит» в третьей лиге, со своими болельщиками и воспитанниками. Ей не нужно было выходить во второй дивизион, переезжать на стадион «Труд» в центре Иркутска, играть для 300-500 человек, которые сейчас ходят на футбол. Это очень печальное зрелище. «Зенит» тоже не ставит своей целью выход в ФНЛ, у них нет ультрас. По-моему, никто от этого не выиграл. Сегодняшняя власть региона поддерживает «Зенит», она нашла для команды спонсора — [крупнейшую в России лесозаготовительную и лесоперерабатывающую] компанию «Илим». По факту, профессиональный футбол в регионе есть, и претензии некому предъявлять.

Я столько лет был с «Байкалом», бросать его было бы предательством. Большинство активных фанатов «Байкала» продолжают так или иначе поддерживать команду. Не у каждого получается ходить на все матчи, не на каждый матч мы собираем 200-300 человек. «Байкал» почти год не играл серьезные матчи, но в прошлом году мы выезжали на матчи третьей лиги, Кубка Сибири в Улан-Удэ. Когда «Байкал» играл во втором дивизионе и ФНЛ, география была обширнее. У нас не было выездных матчей ближе 500 км. Были большие расстояния, которые на западе (в европейской части России) считались бы дальними выездами, у нас они считаются обычными матчами: например в Чите, Новосибирске или Красноярске. Ближайшие города, как Свирск, за выезд уже не считаются.

— Какой у вас был самый дальний выезд?

— На запад — Калининград, на Восток — Сахалин. До Сахалина мы добирались всеми видами транспорта. На самолете мы долетели до Хабаровска, потом поездом — до Ванино, сели на паром до Холмска, а после на автобусе — до Южно-Сахалинска.

Через 2 дня после игры с «Сахалином» были игра в Комсомольске-на-Амуре. Мы хотели на нее тоже успеть, то есть сделать двойной выезд. Но паромы в Холмске ходят не по расписанию, поэтому мы там застряли на несколько дней без возможности выбраться. Среди нас четверых был человек, который пробивал «золотой» сезон, — это когда посещаешь все домашние и выездные игры. Мы собирали последние деньги на самолет из Южно-Сахалинска. Зато он тогда успел в Комсомольск. Тогда был экстремальный сезон: 2 выезда в Якутию, суммарно больше 30 тыс. км. В середине сезона он понял, что тратит очень много денег и сил, но не мог остановиться и ездил уже автостопом, выбирал самые дешевые места. Целый год выбивается из жизни, потом очень долго отходишь эмоционально и физически.

— ВЫ ВЕРИТЕ, ЧТО «БАЙКАЛ» МОЖЕТ ВЕРНУТЬСЯ И ИГРАТЬ НА ВЫСОКОМ УРОВНЕ?

— В истории иркутского футбола были взлеты и падения. В прошлом году, когда был ажиотаж по поводу чемпионата мира по футболу, мы в библиотеке Молчанова-Сибирского, где я занимаюсь краеведением, вместе с федерацией футбола города сделали свой лонгрид об истории футбола в Иркутске, показывая ее через газетные статьи, через периодические издания. Из советских газет я узнал, что, бывало, отменяли круг соревнований, из-за того что футболисты плохо ведут агитационную работу по призыву в армию.

Мы хотели показать, что Иркутск — не окраина, а «Байкал» — не случайно и не с пустого места попавший в ФНЛ клуб. У нас есть история, есть традиции. В первом чемпионате СССР сборная Иркутска дошла до полуфинала, уступив сборной Москвы. Когда это исследуешь, понимаешь, что сейчас «Байкал» играет в третьей лиге, а потом может снова вернуться в высшую лигу и дойти до Лиги чемпионов.

Главное достижение в иркутском футболе

У иркутского футбола были заметные успехи и в недавнем прошлом: в 1995 году футбольный клуб «Звезда» занял 4 место в Первом дивизионе и остановился в шаге от выхода в высшую лигу страны. В том году в Иркутске петербургский «Зенит» под руководством легендарного тренера Павла Садырина был повержен со счетом 2:0.

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите одновременно
клавиши «Ctrl» и «Enter»

Загрузка...

Комментариев 0

Искры 15.05.2020 17:03

Глазами местных: путеводитель по району Ново-Ленино и его культовым местам

Александр Бондарев

Автор Александр Бондарев

3Комментариев

Ново-Ленино — один из самобытных районов Иркутска, а ещё и самых часто упоминаемых в медиа и соцсетях. Специально для «Верблюда» филолог Александр Бондарев написал авторский путеводитель по району, где он живёт. Вас ждут болота, роща, стройка и сортировка, а также культовый рынок с «Боярышником».


Посещение Ново-Ленино — сомнительное мероприятие. Жизнь не заставит никто не поедет. Но если вам нравится мысль, что рейтинги пространств иллюзорны, то прочувствовать это лучше в том месте, чей социальный рейтинг крайне низок. Поездка в Ново-Ленино подходит идеально. Но не оттого, что вас будут поджидать яркие впечатление или ужасы, лабиринты фавел или современный город. Нет, в Ново-Ленино вы увидите категорию среднего. Такое принято называть словами «обычно», «нормально», «так себе», «не то чтобы, но не так уж плохо». А «среднее» лучше всего рушит вымышленные иерархии в нашем сознании.

В общем, вот вариант маршрута для тех, кто никогда не был в Ново-Ленино, среди иркутян таких много. Выбор остановок субъективен, как и любой выбор.

Ново-Ленинские болота

Звучит абсурдно и жутковато, но мне нравится. Болота в городах редки. Здесь они находятся в самом начале Ново-Ленина, до въезда. Это низина, которая относится к пойме Иркута. Место издревле мало на что годилось, разве что карасей ловить. Но красиво. В конце 19 века болота пересекла Транссибирская магистраль, а в 80-х годах 20 века — объездная дорога.

Днём в любое время года низину заливает солнце, на горизонте стоят без движения товарняки. Идеальный пейзаж для фильмов про апокалипсис. Особенно в морозы. Болота всегда были домом для огромного количества птиц, в основном чаек и уток, но и редких, краснокнижных. Местные уверены, что болота давно носят какой-то важный природоохранный статус, но он присвоен им лишь 31 октября 2019 года.

Птицы вместо Ленина красуются на новой вывеске, встречающей гостей Ленинского округа, но никакого сохраняющего птиц статуса у болот нет. Поэтому некоторые болота отсыпают для неизвестных индустриальных нужд. Спешите посетить, пока ещё есть что. Дважды приходилось видеть, как дорогу пересекает утка с утятами, — из болота с одной стороны дороги в болото на другой стороне. Водители останавливаются, лица у всех счастливые. Впрочем, это редкость, не рассчитывайте.

Роща и бесцеремонные белки

Роща — это роща на остановке «Роща». В прошлом место было крайне опасным, но сейчас там уютный парк для прогулок с детьми.

В Иркутске принято ездить кормить белок на курорт Ангара. Грызуны там сытые, привередливые, всё подряд есть не станут, только кедровые орешки и обычно после уговоров и соблазнений. В Новоленинской роще всё иначе. Как истинные обитатели спального района, местные белки не брезгуют семечками любого формата. Их не надо искать, они сами перекроют вам путь и недвусмысленно намекнут на желание что-нибудь съесть.

Белки могут легко добраться до вашей руки по брюкам, подраться между собой, заглянуть в объектив камеры, которую вы зачем-то выставили вместо ладони с орешками. В общем, «им нужна ваша одежда и мотоцикл», ибо существа совершенно бесцеремонные. Не пугливые — на радость детям.  

Сортировка и «Старший сын» Вампилова

Станция Иркутск-сортировочный находится за рощей с белками. В ней нет ничего интересного — это обычное советское здание вокзала, мост, разветвлённая сеть путей, проводов и запах креозота. Ценителям типового индустриального пейзажа должно понравиться.

Я вас приглашаю туда потому, что станция и район отметились в истории литературы. С большой долей вероятности, это то самое место, куда провожали девушек Сильва и Бусыгин в пьесе Александра Вампилова «Старший сын». И откуда потом не могли уехать обратно. Если вы не читали, то это Боярский и Караченцов из одноимённого фильма. В тексте район называется Ново-Мыльниково. За право им быть обычно спорят станция Мельниково и Ново-Ленино.

У Ново-Ленина больше аргументов. Во-первых, удалённость достаточная, чтобы застрять на пару дней, а во-вторых, описанное в пьесе смешение частного сектора и малоэтажной застройки как раз типично для этой части Ново-Ленина. До сих пор. Так что давайте просто объявим это «доказанным исследователями фактом». Пьесы Вампилова сейчас очень популярны в европейских театрах, так что прогулку по этим местам можно считать приобщением к мировой литературе.

Стройка и ее тени

Сейчас уже мало кто помнит этот топоним, хотя в 90-х и начале нулевых он существовал наравне с официальным названием остановки «Кинотехникум». Рядом с ней красовался советский долгострой — бетонный каркас с непристойными надписями, поросший полынью. Стройка.

Место было обителью наркоманов. Если вы проходили мимо, то от темноты отделялась тень, которая следовала за вами, а потом отбирала деньги и меховую шапку. Телефон не трогали, потому что тогда мобильная связь ещё не распространилась. Впрочем, подобное могло случиться в любом месте.

Сейчас кинотехникум превратился в филиал ВГИК, а на месте стройки находится единственный крупный ТЦ «Европарк». Загляните, возможно, вам интересно, как выглядит молл в спальном районе.

Рынок с «Боярышником»

К несчастью, если произнести слово «боярышник» в Иркутске, то никто не подумает про возможность купить полезные для сердца плоды. Речь о том самом злосчастном месте на улице Баумана и о киоске, где продавалась техническая спиртовая жидкость.

В ночь на 18 декабря 2016 года в партии жидкого концентрата, предназначенного для ванн, вместо этанола оказался метанол. Это привело к смерти 76 человек. Тогда страна внезапно обнаружила, что «Боярышник» никто не использует для ванн, полиция накрыла цех по его производству, а городские власти «увидели», что рынок незаконный.

Его грозились снести, но в реальности перенесли на 200 метров по той же улице. Рынок обещали сделать цивилизованным, с туалетами. Но не сделали. Временно вернули на прежнее место, а перед началом строительства новой дороги убрали немного в сторону. В результате переносов часть владельцев киосков разорилась и закрылась, теперь их осталось совсем немного.

До трагедии к месту было сложное отношение. Как любой стихийный рынок, он обрастал кафе, местами для нелегалов и ночными покупателями дешевого этанола. Но местные жители его по большей части любили, сочувствуя предпринимателям. Сейчас здесь, как и раньше, можно попросить привезти нужный товар, сэкономив время и деньги на поездку в центр. А ещё вам всегда честно ответят на вопрос о свежести продуктов. Нельзя обманывать людей, которых видишь каждый день.

Павильон с овощами и фруктами на Баумана

В этом павильоне нет уникальной продукции, оптовые базы для всех одни и те же. Мне хотелось привезти вас в район новостроек — для демонстрации размеров поселения. Потому что в том месте, где район заканчивается, начинается новое Ново-Ленино. Новейшее. Тот эффект, когда, выходя за границы старого города, вы попадаете в мир небоскребов. Только здесь вы из мира хрущевских пятиэтажек перенесетесь в мир 1215-этажных домов.

Сначала я хотел обозначить место «взрослой» поликлиникой, которая так и осталась одна, несмотря на то что к ней приписали огромную «опухоль» в виде пустыря, застроенного многоэтажками. Из-за этого в электронной записи есть не только очередь, но и лист ожидания из желающих записаться в очередь. В результате поход к какому-нибудь специалисту может быть отсрочен на два месяца. Это учит планировать свою жизнь и смерть. Следом за ней стоит новая «детская» поликлиника. Её много раз анонсировали, ею отчитывались местные депутаты и чиновники, но она пока не открылась.

Но потом я вспомнил про чудесных предприимчивых ребят, которые стали пригонять к поликлинике микроавтобус и продавать бабушкам (их в поликлинике много) свежие овощи и фрукты по низкой цене. Бабушки были счастливы — удобно, недорого, да ещё и продавцы терпимы к капризам, хотя и молоды. Очень скоро они стали достопримечательностью. Можно было увидеть выстроенную из бабушек в пустоту очередь. Зрелище странное и забавное. Вскоре пустота заполнялась автомобилем и начиналась торговля. Сейчас они стали отдельным павильоном в том же самом месте. Хорошая история.


Выезжать из Ново-Ленина рекомендую по 20-му Советскому переулку на объездную дорогу и домой. Весь маршрут можно совершить в обратном порядке, так вы получите бонусом эпический вид на новостройки с горы и более удобный доступ к болотам.

Ничего не нашлось

Попробуйте как-нибудь по-другому