• Деньги вернут пассажирам, чьи рейсы не состоялись из-за международных санкций или закрытия аэропортов
  • Роспотребнадзор России отменил коронавирусные ограничения
  • С 1 июля тарифы на услуги ЖКХ повышаются

Главная > Герои 09.03.2022 17:20

«Никто не докажет мне, что я хрупкая женщина». Иркутские предпринимательницы — о бизнесе, который построили сами

Екатерина Фалалеева

Екатерина Фалалеева

0 Читать комментарии
«Никто не докажет мне, что я хрупкая женщина». Иркутские предпринимательницы — о бизнесе, который построили сами - Верблюд в огне

Фотографии предоставлены героиней

Доля женщин-руководителей, занятых в малом бизнесе, в России достигла более 40%. Все больше женщин открывают собственное дело и добиваются успехов, ломая стереотип о том, что бизнес — дело мужчин. Особенно интересно наблюдать за теми предпринимательницами, которые выходят за рамки сфер красоты и моды. В Иркутске есть яркие примеры. «Верблюд» поговорил с основательницей сети шаурмичных Ольгой Чекаревой, руководительницей компании в сфере недвижимости Еленой Форева и соосновательницей диджитал-агентства Анной Ефремовой о том, как им удалось с нуля построить нетипичный для женщин бизнес.


Фото: Алена Аманмахова / «Верблюд в огне»

Анна Ефремова

соосновательница агентства Face Digital

Я начала работать в диджитал-сфере в 2009 году, когда заканчивала матфак госуниверситета. В индустрию меня привела сестра Александра, которая училась на том же факультете курсом старше.

После университета я уехала в Санкт-Петербург и несколько лет проработала аккаунт-менеджером в Artics Internet Solutions, это одна из самых крупных веб-студий с большими бюджетами и крупными клиентами. Успела также год поработать помощником исполнительного директора в Москве в компании «АДВ», которая считается ведущим разработчиком сайтов в России. Карьера в столице закончилась в 2015 году, когда мне пришлось вернуться в Иркутск после развода, у меня был маленький ребенок.

Face Digital мы придумали с Александрой чуть раньше, в 2014 году. Никаких стартовых вложений не было, начинали с нуля. Вернувшись в Иркутск, я несколько месяцев была в декрете, а затем вышла на работу в наше агентство. Тогда нас было четверо, мы брали заказы и работали как фрилансеры. Я занималась разработкой сайтов и соцсетями, а Александра — контекстной и таргетированной рекламой. Так и вели проекты, каждая — свой. Прибыль делили поровну.

Первые пять лет было тяжело: мы много работали, у нас не было отпусков, мы постоянно были на связи. Поначалу не было денег на аутсорсную бухгалтерию и мы вели ее сами. И это оказалось большой ошибкой — в один прекрасный момент мы влетели на громадный штраф. Чтобы его выплатить, пришлось запустить туда все свои деньги. С того момента решили на таких вещах не экономить.

На первых порах был страх и неуверенность в себе. Боялись перемен и не решались передавать задачи. Сильно переживали, что от нас уйдет клиент, что не будет денег заплатить подрядчикам. Много терпели, в том числе токсичных клиентов. Сейчас, если попадается заказчик, который может позволить себе манипулировать или говорить гадости, мы откажемся от работы с ним. Неуверенность прошла со временем.

«»

В бизнесе важно быстро принимать решение. Иногда даже не хватает времени, чтобы все взвесить. Нужно рисковать.

В сфере диджитал есть большой риск выгорания. Постоянная коммуникация выжигает — в какой-то момент ты уже просто не можешь общаться с людьми. В 2020 году мы наняли менеджеров и нам удалось выйти из непосредственного ведения проектов. Сейчас мы в основном не делаем ничего «руками», занимаемся только развитием агентства. Но иногда я все-таки общаюсь с клиентами, потому что у меня неплохо получается объяснить то, как стратегически выстраивается продвижение в интернете.

В команде около 20 человек — это те, кто работает с нами постоянно, и те, кого мы часто привлекаем к проектам. Это дизайнеры, smm-специалисты, разработчики, и так далее. Мы работаем с крупными иркутскими компаниями, с федеральными клиентами через подряд других студий. Постоянно растет объем финансов, задач и работы.

Бизнес такого небольшого формата, как наш, достаточно гибкий. В связи с событиями последних дней мы лишились нескольких площадок, например Google, YouTube, TikTok. Компания Meta пока еще держится, но уже под вопросом. Останется «Яндекс», «Яндекс.Дзен», «Вконтакте», несколько маркетплейсов. Переориентируемся на них. Какое-то время нужно будет потерпеть, будет мало денег, но ничего. Прокачаем те соцсети, которые останутся, и будем ждать, когда вернутся крупные площадки. Не думаю, что они покинут российский рынок навсегда, потому что это большие обороты. Паники в наших рядах нет, работаем.

Сейчас Face Digital — это агентство полного цикла, от разработки бренда до продвижения. Когда-то мы брали в работу любые заказы, именно поэтому стали хорошо разбираться во всех направлениях и инструментах и смогли так вырасти.

Мы с Александрой некрупные женщины, к тому же совсем не похожи на программистов. Иногда во время деловых встреч сталкивались с презрением со стороны заказчиков. Они выражали сомнение, что мы можем быть программистами и вообще математически подкованными людьми. Есть недоверие к женщинам в нашей профессии. Раньше такое чувствовалось сильнее, сейчас уже меньше. Меня подобное отношение никогда не трогало.

«»

Никто не докажет мне, что я хрупкая женщина. В рабочем процессе не нужно делать акцент на гендере. Эффективность в компании — вот главный показатель.

Я никогда не чувствовала себя хрупкой, а вот сильным и свободным человеком — да. Мне невозможно сказать «иди на кухню готовить, ты должна убираться». Нет, я не должна. Понимаю, что не все женщины могут противостоять навязанным стереотипам, и от этого грустно.

Однажды на дружеском вечере нас с сестрой спросили: «А вас мама не учила готовить борщ?» И тут я поняла, насколько уникальной была наша семья. Родители никогда не навязывали нам гендерных ролей, не говорили о том, что мы должны будем убираться и готовить мужьям. В нашей семье всегда было важно быть образованным человеком и суметь себя обеспечить независимо от обстоятельств. На матфаке мало девушек только потому, что это считается неженской сферой. А между тем лучшим математиком на нашем курсе была девушка и она выросла в прекрасного профессионала.

Несмотря на большой объем работы, я всегда нахожу время на себя и четко разграничиваю деловую и личную жизнь. Моему ребенку шесть лет. Вместе мы проводим много времени. Я прекрасно понимаю, когда мне надо отдохнуть. Читаю книги, общаюсь с друзьями, но только с определенным кругом. Много внимания уделяю здоровью, сну, работаю с психологом. Занимаюсь спортом. Часто выезжаю на природу — контакт с ней дает много сил. Самая большая страсть — путешествия.

«»

У меня от природы много энергии, сил и амбиций. Хочется реализовывать свои проекты, достигать результатов. Это внутреннее соревнование с самой собой.

Для меня много значит благотворительность. Ежемесячно перечисляю деньги в фонды. Считаю, что это лучшая стратегия, когда ты не можешь жертвовать крупные суммы. Фондам важно, чтобы деньги поступали регулярно. Думаю о том, чтобы взять шефство над человеком, который выпускается из детского дома. Наша компания бралась за социальные проекты — например, делали сайт для фонда «Оберег». Если когда-нибудь Face Digital разовьется до таких масштабов, что будет бюджет на благотворительность, обязательно это реализуем.

Елена Форева

основательница компании по созданию и продаже готовых квартир

В 16 лет я приехала в Иркутск из деревни и поступила в Политех на юриспруденцию. Моя мама работала продавцом и отправляла мне тысячу рублей в месяц. Я не могла позволить себе ничего лишнего, и у меня было сильное желание это изменить. Для начала поставила себе цель перевестись на бюджет, это удалось сделать после второго курса.

Фотографии предоставлены героиней

Почти сразу в университете начала работать. Зимой на первом курсе была кондуктором, а летом устроилась в Прибайкальский нацпарк. На третьем курсе стала юристом в компании, которая занималась ремонтом, техническим обслуживанием и продажей автомобилей. Проработала там следующие 12 лет. Было начало нулевых, я получала около 12 тысяч рублей. Отдавалась работе на 250 процентов, не отказывалась от дополнительных заданий. Например, как-то раз написала заявку на грант, и мы его выиграли.

Я видела, как на руководящие должности берут людей «с улицы», и однажды напрямую спросила у начальства, почему они не рассматривают мою кандидатуру. «А ты что, хотела бы попробовать?» — спросили меня и предложили стать руководителем отдела. Вскоре, примерно через год, в 2008-м, я стала генеральным директором этой группы компаний. В должности проработала три года, затем ушла в декрет. И на прежнюю работу решила не возвращаться — включиться в управление после долгого перерыва было бы сложно и неэффективно для компании, а занимать должность ниже — неинтересно. Стала искать другую работу, еще около года побыла в найме и поняла, что это уже не для меня.

Как раз в то время мы с мужем продавали свою квартиру и долго не могли найти покупателя. Так как сами еще жили там, сделали ремонт — хороший, как для себя. И через месяц квартира ушла.

«»

Я поняла, что людям не хочется покупать недвижимость со следами предыдущих жильцов, им нужно красивое жилое пространство, куда можно сразу заехать, — нужны только тапочки.

В 2015 году мы решили приобрести и отремонтировать еще одну квартиру. Я прошла курсы дизайна и сама придумывала интерьерные решения на первых проектах. Самостоятельно вела бухгалтерию и была бригадиром. Когда у тебя одна квартира в полгода — это несложно. Но постепенно объем начал нарастать. Переломный момент случился около двух лет назад, когда у меня родился второй ребенок. Я поняла, что уже не смогу потянуть все одна, не смогу поехать из роддома на стройку. Чтобы не потерять в качестве, наняла специалистов. Сейчас в моей команде дизайнер, бригадир, бухгалтер. С 2015 года я сделала и продала около ста объектов.

Фотографии предоставлены героиней

Я люблю делать ремонт, переезжать. Но с семьей делать это часто не получится, поэтому реализую свою страсть в работе. Каждый проект для меня как ребенок. Мне нравится создавать. Это тяжелый бизнес, очень мужской. Здесь нужно много энергии.

Никогда не сталкивалась с каким-то особым отношением ко мне как женщине-руководителю. Ни будучи гендиректором автомобильной компании, ни будучи предпринимательницей. Уверена, что люди ценят тебя по твоему результату и учитывают тот имидж, который ты создаешь. Я не подвожу людей, выполняю свои обязательства, даже если мне это финансово невыгодно. Потому что мое слово и репутация стоят дороже денег. Я смогла выстроить хорошие отношения с застройщиками — мне доверяют квартиры под отделку для реализации.

«»

Есть стереотип: бизнес по-женски — это бизнес «в потоке». Если честно, я так не умею. Мое дело — это бизнес на результат, к которому приводят определенные каждодневные действия.

Сейчас мне 40 лет, и с 16 лет я постоянно работаю. Часто забываю о своих потребностях: обещаю закрыть проект и наградить себя чем-нибудь, но не делаю этого. То есть не позволяю себе подводить других, а себя обманываю. Сейчас я бы хотела больше отдыхать и получать плоды от своих усилий.

Фотографии предоставлены героиней

Моя работа во многом реализует потребность в хобби. Мне нравится делать то, что я делаю. Поэтому заводить отдельно еще и хобби — не про меня. Трижды в неделю хожу в спортзал — это моя отдушина. Занимаюсь благотворительностью — обычно это какая-то адресная помощь нуждающимся людям. Помогаю также приютам для животных. У меня есть мечта организовать благотворительный фонд, и я пока в поисках концепции.

Мы живем в непростых обстоятельствах. Пандемия и так подмыла бизнес, многие закрылись. Сейчас все будет еще сложнее. Выиграют те, кто правильно ответит на вопросы: «Чем я сейчас могу помочь своим клиентам? За что они будут готовы платить?»

Сложно спрогнозировать, что будет происходить в ближайшее время и во что все выльется. Мне кажется, этого не может сказать никто. Я бы порекомендовала снизить кредитную нагрузку — это касается как личных финансов, так и бизнеса. Все ринулись скупать технику, но лучше было бы закрыть кредитку. А еще было бы полезно придумать план оптимизации расходов, это может пригодиться в тяжелой ситуации. Считаю, что не стоит сейчас, в нестабильной ситуации, сливать свои деньги на ненужные вещи, во что-то вкладываться. Продумайте, как вы можете сплотиться с близкими, что будете делать, если кого-то уволят. План дает ощущение спокойствия.

Ольга Чекарева

основательница сети шаурмичных Shaurmeals

Мне было 24 года, я работала в крупной фармацевтической компании, получала хорошую зарплату. Но в силу склада личности мне там было скучно и хотелось чего-то масштабного. Было желание создавать и творить. Тогда, в 2014-м, я много ездила за рулем и часто страдала от того, что негде перекусить, — в городе не было приличного стритфуда.

Идея открыть точку с шаурмой появилась почти случайно. Мой бывший муж из Петербурга, и в Иркутске ему очень не хватало шавермы, он постоянно на это жаловался. Однажды я ему ответила: «Ты достал ныть! Вот возьму и открою». На следующий день зарегистрировала ИП. Придумала название, концепцию. И в феврале 2016 года открылся первый киоск. Он обошелся в 800 тысяч рублей. Почти вся сумма была у меня на руках, около 200 тысяч заняла у отца, отдала через пару месяцев.

«»

В сфере общепита у меня вообще не было никакого опыта, я даже не работала официанткой. И я не думала, что получится успешный финансовый проект, который разовьется в целую сеть по всей стране. Открыла просто по приколу. Мне было интересно, что это такое.

С первых дней в киоске на пересечении Карла Либкнехта и Пискунова стали собираться очереди. Наша шаурма моментально стала популярной. На вторую точку я заработала буквально за несколько месяцев. Запустила ее в августе в Ново-Ленино, тут же позвонили с предложением открыться в здании гостиницы «Ангара». Из фармацевтической компании ушла перед открытием второго киоска, хотя прибыль в бизнесе была гораздо меньше зарплаты. В апреле 2017-го появилась четвертая точка, к весне 2018 года их было уже шесть. В 2022 году на фуд-холле EatMarket в «Карамели» открылась седьмая точка, следующую планирую запустить в мае.

В какой-то момент мне начали писать в директ с вопросами о франшизе. Запросов становилось все больше, и в 2018 году я плотно занялась новым направлением: прошла регистрацию торговой марки, упаковала брендбук, вышла на маркетплейсы и агрегаторные площадки. За четыре года сеть сильно разрослась, и сейчас в России 36 заведений Shaurmeals, из которых 29 открыты по франшизе в других городах. Среди них — Калининград, Санкт-Петербург, Сургут, Новокузнецк, Барнаул, Чита.

Были сомнения — зачем мне это надо? Я вообще девочка, какая шаурма? От уверенности в себе многое зависит, и я поработала со своим внутренним состоянием. Если ты не уверен, любая трудность будет казаться неподъемной ношей. А проблемных вопросов в моем бизнесе всегда много. К ним относится, например, сильная текучка и постоянный рост цен на продукцию.

«»

Когда осваивала рынок и выходила на новые точки, не раз сталкивалась с харассментом со стороны мужчин: мне предлагали неадекватные вещи взамен скидки на аренду.

Поначалу было очень тяжело это пережить, был шок. Обращалась за помощью к психотерапевту. Со временем стала относиться к подобным вещам проще. Недавно была похожая ситуация, я уже просто ответила матом.

Не раз встречалась с недоумением по поводу того, что я основательница сети шаурмичных. Однажды на меня вышел потенциальный партнер из крупного города — хотел купить франшизу. Он приехал в Иркутск, мы пообщались, ему все очень понравилось, сошлись на условиях. Он хотел открыть сразу 10 точек в своем городе, а это большие вложения. После разговора со мной и предварительной договоренности уехал обсуждать проект с инвестором. Через несколько дней позвонил и сказал, что инвестору все понравилось, и он уже был готов подписать договор, но увидел женское имя и сказал: «Это что, баба придумала? Ты гонишь? Я с бабами не работаю». К сожалению, в моей сфере такое не редкость. Привыкла не обращать на это внимание.

Сейчас прохожу проверку на прочность в связи с последними событиями. 24 февраля мой основной поставщик значительно поднял цены, потребовал закрыть все задолженности и перевестись на предоплату. Конечно же, это выбило почву из-под ног. Пришлось искать другие рынки, пересматривать ценовую политику предприятия. Вынуждена буду поднимать цены на продукт, что не очень радует.

А еще у меня был план по выходу на международный рынок. Планировала начать работу по этому направлению в марте — переводить договор, консультироваться с юристами по международному праву. Мы заплатили немалую сумму международному агрегатору франшиз. Более того, у нас было два потенциальных покупателя — один в Европе, другой в Америке. Пока что придется забыть о выходе на международный рынок или ужиться с той мыслью, что это будет невероятно сложно. Регистрация торговой марки на территории ЕС или США — теперь это непростой процесс, если не сказать невозможный.

Изменилась инвестиционная стратегия — и личная, и в бизнесе. Рухнули планы, дестабилизировалось эмоциональное состояние. Объем работы огромный, действую интуитивно. Не берусь ничего прогнозировать, это бессмысленно. Стараюсь действовать по ситуации, не поддаваться сильным эмоциям и панике. Сейчас режим — наблюдать и действовать. Выхода другого нет.

Отвлекаюсь на любимые дела. Убеждена, что можно успевать все, главное — действительно любить то, чем занимаешься. Помимо основного бизнеса, у меня есть и другие проекты. Один из крупных — психотерапия. Я получаю высшее психологическое образование и начинаю консультировать. Также сейчас учусь профессиональной фото- и видеосъемке и монтажу, занимаюсь языками, регулярно хожу в спортзал. Люблю путешествия — в моем списке 33 страны. Раз в неделю стараюсь устраивать себе день, свободный от всех социальных ролей, — я не предпринимательница, не жена, и так далее. Могу выехать куда-то на природу или просто ничего не делать. Это очень хорошо проветривает голову и расставляет все по местам.

Комментариев 0

Ничего не нашлось

Попробуйте как-нибудь по-другому