• Пробки 0
  • Погода
  • Ученые: россиянам угрожают комары со смертельно опасными тропическими вирусамивирусами
  • В Иркутской области впервые в мире инвалидам внедрили чипы в протезыпротезы
  • Сергей Левченко поручил проверить запись с оскорблениями жителей регионарегиона
  • Банкиры хотят начать блокировать карты россиян, получающих подозрительные платежиплатежи
  • Аналитики выяснили, что в Иркутске самая дорогая школьная форма по странестране

Хочу здесь жить 14.08.2019 15:50

Хочу здесь жить: плюсы и минусы ЖК «Якоби-Парк»

ЕКАТЕРИНА БАЛАГУРОВА

ЕКАТЕРИНА БАЛАГУРОВА

0Комментариев

Хочу здесь жить: плюсы и минусы ЖК «Якоби-Парк»

«Верблюд в огне» продолжает рубрику «Хочу здесь жить» — регулярный обзор новостроек Иркутска. На этот раз мы обратили внимание на жилой комплекс «Якоби-Парк». В рамках этого проекта уже построено 2 дома — 4 блок-секции, в которых размещается 314 квартир. Всего в ЖК будет 12 многоквартирных домов (год окончания строительства еще не установлен). «Верблюд» пообщался с представителями застройщика, управляющей компании, с местными жителями — и выяснил, насколько ЖК в реальности соответствует всем пунктам, заявленным в предложении девелопера.



Досье дома

ЖК: «Нижняя Лисиха-3»


Адрес: ул. Театральная, 17/1, 17/2; ул. Мухиной, 11


Срок сдачи: 2018 (1 очередь), 2019 (2 очередь), 2021 (3 очередь).


Дом строится по секциям.

1 очередь: блок-секции 1, 2, 5 (административное помещение). Сданы в мае 2018 года. Высотность — 16 этажей.

2 очередь: блок-секция 4 — сдана в июле 2019 года. Высотность — 13 этажей.

3 очередь: в стадии строительства находится блок-секция 9. Высотность — 17 этажей. Дата окончания строительства — 2 квартал 2021 года.


Этажность: 13 этажей (3,4 БС), 16 этажей (1,2 БС), 17 этажей (7-12 БС), административные здания (цоколь, 1 этаж — 5,6 БС).

Застройщик: «Регион Сибири»


Тип дома: монолитный


Домов: 12 корпусов


Метраж квартир


Студии: 37,24 м2


1-комнатные: от 38,56 м2


2-комнатные: 54,66 м2


3-комнатные: 77,53 м2


Управляющая компания: «Сибирский регион» (ул. Театральная, 17/1, телефон 8 (3952) 56-69-95).

Как УК реагирует на запросы жильцов

На сайте застройщика, в разделе «Технология строительства и отделки квартир» подробно расписано, какие материалы используются при строительстве домов: фундамент — монолитная железобетонная плита; наружные стены — трехслойные: первый — из монолитного железобетона, второй — утеплитель, третий — облицовочный кирпич. Полы в квартирах и офисных помещениях — цементно-песчаная стяжка (слой, который относится к структуре пола в качестве основы для напольного покрытия). При этом раздел «качество строительства» на сайте застройщика не заполнен. Жильцы, не имеющие отношения к строительству, не могут профессионально оценить, насколько хорошо построен дом. Однако люди рассказали о проблемах (например с окнами и дверьми), с которыми столкнулись после приемки квартиры и о которых ничего не сказано на сайте застройщика.

«Были установлены плохие откосы на окнах, — рассказывает София Васильева, пенсионерка, жительница ЖК. — Они совсем не утеплены, из-за этого постоянно дует. Я живу в квартире с начала года, зимой несколько раз обращалась в управляющую компанию по этому вопросу. Они передают застройщику, мастер приходил. Но ведь там установлено пластиковое покрытие, это каждый раз он все рушил, убирал, что-то там замазывал. От этого только грязи больше, а в окна по-прежнему дует».

Супруги Руслан и Александра Малюковы тоже столкнулись с этой проблемой. Но Малюковы не стали обращаться в УК или к застройщику: «То, что в новостройках устанавливают плохие окна, для нас не новость. Как только почувствовали, что дует, сразу вызвали специалистов одной из фирм и полностью заменили окна на новые с утеплителем». Руслан и Александра также подтвердили, что сами окна установлены хорошо, проблема — в откосах.

Екатерина Кузнецова, инженер «Региона Сибири», пояснила, что жители блок-секций на Театральной действительно часто обращаются по поводу того, что в окна дует. На окна установлен год гарантии, но застройщик все равно продолжает принимать заявки по неисправностям и ликвидировать их бесплатно. Впрочем, проблему с откосами они решили весьма необычно, с минимальными затратами: «В четвертой блок-секции мы не покрывали пластиком откосы. Только подоконник, — рассказала Екатерина. — Жителям, если они соберутся утеплять эти места дополнительно, не придется снимать уже нанесенное пластиковое покрытие и делать лишнюю работу. Так же будем поступать и во всех других блок-секциях этого комплекса».

Кроме того, Малюковы, которые живут на 16-м этаже, рассказали, что во время недавних затяжных дождей у них стала протекать крыша балкона. Супруги обратились в управляющую компанию, в течение недели проблему обещали устранить (за неделю, прошедшую с первого разговора, из УК никто не пришел. — Ред.).

Еще София Васильева и Малюковы пожаловались на слабую шумоизоляцию в квартирах. «Мы слышим, как люди разговаривают за стенкой, как работает телевизор, играет музыка». При этом на сайте застройщика заявлено, что стены в доме трехслойные. Хотя Екатерина Кузнецова добавила, что по полу во всех квартирах проходит стяжка с шумоизоляционным материалом.

Жители ЖК София Васильева, Максим Лбов, Ольга Яковлева и супруги Алексей и Ксения Кренделевы также рассказали, что поменяли входные двери сразу после приемки квартиры. По словам всех опрошенных жителей, это стандартная процедура, — в новостройках всегда ставят дешевые тонкие двери. Но семья Малюковых дверь еще не поменяла. «Здесь не самые плохие двери, — объясняют Руслан и Александра, — в Ершах, у наших друзей, гораздо хуже. Конечно, со временем мы планируем поставить другую дверь, но пока с ремонтом и так много затрат, поэтому пока оставим эту».

«Верблюд» пообщался с восемью жителями дома. Наши собеседники отметили и плюсы своего нового жилья. Зимой в домах ЖК тепло (задувания в местах откосов не настолько сильные, чтобы жители замерзали от сквозняка), хорошо работает отопление (оно во всем комплексе горизонтально-лучевое), нет перебоев с электричеством и горячей водой. Кроме того, жители «Якоби-парка» (в том числе Малюковы и Васильева) довольны работой управляющей компании: все опрошенные жильцы обращались в УК по какому-либо вопросу. По их словам, на просьбы людей сотрудники в УК реагируют быстро, всегда стараются помочь. На сайте организации есть графа «Преимущества нашей компании». Среди них — «Доброжелательное отношение к каждому жителю», «Профессиональное предоставление качественных коммунальных услуг жителям». По словам жильцов, это действительно так.


Как принимать квартиру в новостройке: пошаговая инструкция

При себе лучше иметь необходимые инструменты и план квартиры. Приходите днем, чтобы хорошо все рассмотреть при солнечном свете.


1. Документы

С собой необходимо иметь акт приема-передачи, акт о вводе дома в эксплуатацию, кадастровый и технический паспорт, экспликацию, паспорта и гарантии на счетчики и двери.


2. Входная дверь

Проверьте, есть ли повреждения, глазок, легко ли закрывается дверь. Работают ли замки, не болтается и не заедает ли ручка, целы ли уплотнительные резинки. Если есть звонок, он должен работать.


3. Отделка, стены и полы

Застройщики сдают квартиры в разном состоянии. Если отделка черновая, это голые стены. Тут проверять, кроме ровности, отсутствия трещин и пятен влаги на стенах, нечего. Понадобится уровень и отвес.

Редко бывает отделка: стяжка пола, оштукатуривание стен и перегородок, обустройство откосов окон и входной двери. Также при такой отделке делают разводку электричества с розетками и выводами освещения.

При чистовой отделке квартира практически готова к заселению. Здесь нужно проверить, как уложен линолеум, плитка или ламинат. Ровно ли наклеены обои, целы ли двери. Замки и ручки должны закрываться плавно, без заедания.

Сантехника и смесители должны быть в отличном состоянии: без пятен и сколов, все соединения герметичны, без подтеков. Загляните под ванну, убедитесь, что она заземлена — специальный провод прикреплен к корпусу. Все краны должны работать.


4. Окна

Самая распространенная проблема — царапины на стеклопакетах и рамах. Их отмечайте смываемым маркером.

Все механизмы должны работать без заедания, створки не должны задевать раму, все уплотнительные резинки по периметру окон должны быть целые, без разрывов. Снаружи должен быть прикреплен отлив для воды. Монтажная пена — без промежутков. В идеале она защищена пароизоляционной пленкой или обработана специальным герметиком.

Проверьте, не дует ли из окон, — поводите вдоль стыков зажженной свечой. Или зажмите между рамой и створкой лист бумаги, закройте окно и попробуйте вытащить лист. И так в нескольких местах по периметру створки. Если лист можно вытащить — зимой в этих местах, скорее всего, будет дуть.


5. Вентиляция

Закройте входную дверь, откройте одну створку окна и проверьте тягу на выходе — пламя должно отклоняться внутрь вентиляционной шахты. На верхних этажах в теплое время года вентиляция может не работать — это нормально. В этом случае застройщик обычно ставит дополнительные вытяжные вентиляторы в квартире.


6. Электрика

Без специальных приборов проверить многое не получится. Попросите включить электричество в общем щите, а сами в это время нажмите кнопку «Тест» на корпусе временного щитка. Если «автомат» выключится — напряжение есть. Если с собой есть тестеры, можно проверить каждую розетку и вывод освещения, узнать, есть ли заземление.


7. Водоснабжение и канализация

Проверьте, есть ли вода. Запишите показания счетчиков, сверьте серийный номер с указанным в паспорте.

На трубах водоснабжения в местах вывода должна быть запорная арматура: кран, фильтр, редукционный клапан. Подтеков на соединениях труб быть не должно. На выводах канализации должны стоять заглушки.

«Застреваем в лифте раза три в неделю»

Еще одна проблема, с которой столкнулись жители первой блок-секции (Театральная, 17/1), — неисправность лифтов. Их в подъезде два: пассажирский и грузовой. Во втором ездят мамы с колясками, туда могут поместиться инвалидная коляска, крупная техника и мебель. «Мы застреваем стандартно раза 3 в неделю, — рассказывает житель этой блок-секции Алексей Кренделев, — постоянно обращаемся в управляющую компанию. Приходят, ремонтируют, но потом лифты отказывают снова». Пока наш корреспондент общалась с жителями дома, из подъезда вышла молодая мама с двухмесячным малышом в коляске, Екатерина Исаева. Она рассказала, что только что лифт остановился между этажами. «Между 6 и 5 этажом он завис. Мы простояли так в кабине около минуты, я растерялась и запереживала, не успела даже позвонить диспетчеру. Но лифт, слава богу, снова тронулся». Корреспондент «Верблюда» проехала в обоих лифтах (в одном — на самый верх, до 16 этажа, в другом — вниз). Обе поездки, действительно, оказались довольно неприятными: кабины скрипят и громко стучат во время движения. В обоих лифтах, как и положено, есть кнопка вызова диспетчера и телефон аварийной службы.

Мы обратились в УК с вопросом про работу лифтов. Лев Шалагинов, директор «Сибирского региона», пояснил, что жители данной блок-секции действительно часто жалуются на проблемы с подъемниками. Однако УК не отвечает за эту сферу — лифты в данном ЖК устанавливало ООО «Подъемник», оно и ответственно за качественную работу кабин. «Я постоянно передаю заявки жильцов по этому поводу, держу связь с «Подъемником», — объяснил Лев.

Сергей Еремеев, замдиректора ООО «Подъемник», рассказал, что в неполадках лифта по данному адресу в большинстве случаев виноваты сами жители. «Мы обслуживаем весь ЖК, а проблемы постоянно именно в этом подъезде, — говорит Еремеев. — Также жители топили лифт дважды (в повторном разговоре с корреспондентом „Верблюда“ Еремеев сказал, что прорвало батарею в лифтовом холле. — Ред). После чего пришлось менять технику, все было мокрое. Кроме того, жильцы не объясняют рабочим, как пользоваться лифтом. Я сам не раз видел, как приезжие рабочие обращаются с лифтом, когда грузят материалы для ремонта. Они вставляют палку между проемами или один человек держит лифт, а другой грузит всё необходимое. Этого категорически делать нельзя. Машина сразу выходит из строя. В лифте есть кнопка „открывание дверей“, с ее помощью еще можно какое-то время удерживать лифт открытым. Таблица с подробно расписанными правилами эксплуатации есть или в лифте, или в подъезде на первом этаже. И мы постоянно просим: если слышите странный шум, треск в лифте, звоните нам. Работаем круглосуточно, всегда готовы приехать и проверить состояние механизма. Люди же не звонят, в итоге застревают».

Кстати, на жалобу корреспондента «Верблюда», что лифт в подъезде устрашающе трещит, Еремеев обещал отреагировать и направить мастера. Он добавил, что диагностика каждой действующей кабины проводится компанией ежемесячно. Неисправностей в них, по словам Веремеева, в «Якоби-парке» нет. Проблема — в неправильной эксплуатации лифтов.

Еще одна проблема, о которой рассказали супруги Малюковы и Кренделевы, — уборка подъездов. На сайте УК графика уборки нет, однако в графе «Преимущества нашей УК», есть пункт: «Ответственное выполнение работ по содержанию и текущему ремонту многоквартирных домов».

«В подъездах, — рассказывают наши собеседники, — убирают нормально. В плохом состоянии лестничные пролеты и общие балконы. Там постоянно пыль, грязь». Так, на 16 этаже, как рассказали Малюковы, несколько недель лежали собачьи фекалии. Их никто не убирал.

— Есть установленный график уборки, — объяснил Шалагинов, — согласно которому первый этаж и лифт мы моем ежедневно. Остальные этажи — 1 раз в неделю. Балконы и лестничные площадки — 1 раз в месяц. Подразумевается, что по лестничным пролетам в многоэтажках никто не ходит, ведь есть лифты. Пролеты отделены дверью, и жильцы пользуются ими только во время эвакуации. Что же касается безобразия на 16 этаже, конечно, это не дело. Но к нам долго никто из жителей не обращался. Мы же не можем сами узнать, что там такое случилось. Это внештатная ситуация.

Шалагинов говорит, что все убрали, как только в УК узнали о проблеме.


Что взять с собой на приемку квартиры


1. Паспорт и договор.


2. Планшет, несколько листов бумаги, 2 ручки.


3. Мел, бумажный скотч и смываемый маркер. Нужно будет помечать недостатки: клеить скотч и писать на нем пометки, маркером обводить царапины и окалину на стеклопакетах.


4. Тестер электричества или небольшой электроприбор (зарядку от телефона).


5. Зажигалку и свечку. По отклонению пламени можно понять, работает ли вентиляция, дует ли из щелей в окнах.


5. Зажигалку и свечку. По отклонению пламени можно понять, работает ли вентиляция, дует ли из щелей в окнах.


6. Лампочку — проверять патроны.


7. Фонарик.


8. Рулетку.


9. Уровень, отвес (нитку и грузик).


10. Табурет или стремянку.

Просторные подъезды и неудобный вход

Консьержей, как и почти везде в Иркутске, в «Якоби-Парке» нет. Однако директор УК рассказал, что осенью (пока это нецелесообразно, поскольку многие в отпусках и еще не все заехали в свои новые в квартиры) в комплексе планируется общее собрание собственников как раз по вопросу охраны подъездов. УК предлагает установить систему безопасности в подъездах: через каждые 2 этажа — видеокамеры, между ними на лестничных пролетах — датчики движения. По словам Шалагинова, такая система поможет установить порядок в подъезде, предотвратить хулиганство (в том числе — как случай на 16 этаже) и обеспечит постоянный контроль за безопасностью жителей.

Лифт находится на одном уровне с входом в подъезд. Это удобно для матерей с колясками и людей с ограниченными возможностями. Однако между входом в подъезд и лифтом установлено целых 3 двери (вместе с подъездной). Ими отделены площадка с почтовыми ящиками и доской объявлений. И если в блок-секциях №№ 1 и 4 эти двери были открыты, то в блок-секции № 2 — нет. «Я пенсионерка, у меня болит рука, — сетует жительница второй блок-секции София Васильева. — Постоянно прошу соседей, чтобы помогли мне открыть двери. И часто вижу мамочек с колясками, которым эти две двери мешают».

Подъезды просторные. На каждом этаже — 7 квартир. Все опрошенные жители дома говорят, что места действительно много. Даже если на одном этаже одновременно встретятся четыре мамы с колясками, тесно не будет. Кладовых для хранения крупных вещей, например велосипедов, в общедомовом пространстве нет.

Мусоропровод в подъезде установлен, но закрыт. Как пояснил Шалагинов, это сделано для гигиенической безопасности (вероятность появления крыс, тараканов) и профилактики постоянных засоров мусоропровода, пока люди делают ремонт. «В новостройках люди начинают бросать в мусоропровод все строительные материалы после ремонта, сразу образуются засоры. Осенью мы проведем собрание жильцов по каждому подъезду и вместе с ними решим, будем ли открывать мусоропровод в дальнейшем. Если жители захотят, то мы, конечно, откроем», — прокомментировал директор УК.

Один детский городок на всю округу

На сайте застройщика в графе «Обустройство территории» заявлено, что дворовое пространство представлено спортивными площадками, площадками для отдыха взрослых и игр детей. Однако в действительности мы увидели пока только одну детскую площадку. Для двух домов (трех блок-секций) её действительно хватает. Но из-за близости к новостройкам старых деревянных домов, рядом с которыми нет благоустроенных детских площадок, сюда приходят с детьми жители не только «Якоби-парка». В итоге, как показалось корреспонденту «Верблюда», места для детских игр маловато.

Здесь появятся еще 12 новостроек, и жители комплекса опасаются, что места будет еще меньше. «Пока нам хватает и этого городка, — говорят Алексей и Ксения Кренделевы. — Но боимся, что еще чуть-чуть, и ребятишек станет слишком много для одной игровой площадки».

А вот Максима Лбова, отца двух сыновей, не устраивает не столько количество, сколько наполнение детских площадок: «Моему старшему сыну 6 лет. Пока он еще с удовольствием качается на качелях, может посидеть в каком-то паровозике, но пройдет 2-3 года, и он из этого вырастет. Здесь ведь живут дети совершенно разного возраста. Хотелось бы, чтобы и для подростков тоже сделали что-то интересное, например скейт-парк или трамплины для велосипедистов».

Между тем, Екатерина Кузнецова, инженер из организации-застройщика, ответила, что по плану строительства детских площадок на территории ЖК больше не предусматривается. Зато в планах обустроить зону отдыха для маломобильных людей.

Еще одна проблема, волнующая большинство опрошенных нами жителей, — места парковки. В новостройке есть подземная парковка, которая стоит от 900 тыс. рублей за нижний этаж и 950 тыс. рублей — за верхний. Владельцы авто Максим Лбов, Алексей Кренделев и Руслан Малюков считают, что это слишком дорого. «Мы купили новые квартиры, — говорит Кренделев, — вкладываемся в ремонт. Не можем пользоваться подземной парковкой за такие деньги. А с обычной у дома уже сейчас возникают проблемы. Только у нас в подъезде 112 квартир, почти у каждой семьи — машина. Я не могу припарковаться вечером, когда все возвращаются домой и ставят автомобиль под окнами. А что будет, когда возведут все 12 домов? Мы вообще не сможем развернуться. Считаю, что застройка спланирована слишком плотная. Нам негде будет ходить, не то что ездить».

Застройщик же считает, что такие опасения жильцов лишены оснований. «Проект „Якоби парк“ разработан архитекторами и инженерами, — говорит Кузнецова. — Проблем с транспортом у жителей не возникнет, парковки будут у каждого дома».

Также подрядчик на своем сайте указывает, что «территория свободна от твердых и специальных покрытий, озеленяется травяным газоном, высаживаются деревья и декоративные кустарники». Однако особой зелени и деревьев на территории корреспондент «Верблюда» не увидела (возможно, их высадят позже, когда будет готов весь ЖК), а вот газоны и цветы действительно есть. Ухаживать за ними — обязанность УК. Однако в день, когда журналист была в ЖК (6 августа), недавней прополки не наблюдалось. «Несколько раз просила уборщицу прополоть клумбы, но она этого не сделала, — рассказала Васильева. — Одну клумбу я прополола сама». В управляющей компании объяснили, что было много дождей, трава быстро выросла, а вообще представители УК еженедельно стараются подстригать газон и полоть траву.

Как меняются цены на жилье в Иркутске

Цены на вторичном рынке жилья с мая 2018 года, по данным ЦИАН, выросли на 14%. По этому показателю Иркутск занял 5 место среди крупных российских городов, уступив Хабаровску, Благовещенску, Казани и Туле. Одна из причин — вводимый с 1 июля запрет на долевое строительство. Из-за него застройщикам придется брать более дорогие кредиты в банках для строительства жилья. Из-за роста цен особым спросом в Иркутске сейчас пользуются квартиры стоимостью около 1,5 млн рублей, на них цены растут быстрее всего, говорят аналитики ЦИАН.

УК на своем сайте также обещает установить «индивидуальные тарифы по содержанию и текущему ремонту для каждого дома с учетом пожеланий собственников помещений». Действительно, УК по результатам собрания собственников блок-секции 4 установила недалеко от дома бункер для крупногабаритных отходов. Он будет стоять здесь год. Люди выбрасывают в этот бункер твердые и коммунальные отходы и платят за это 25 тыс. рублей в месяц с подъезда. УК сама вносит в квитанции собственников квартир подъезда данную дополнительную сумму. Через год бункер уберут.

Гулять приятно, а спать трудно

Застройщик на своем сайте заявляет, что самое большое преимущество ЖК — его месторасположение. «Якоби-Парк» находится в Свердловском районе Иркутска в границах улиц Захарова, Якоби, Театральной и Мухиной рядом с заливом и пляжем Якоби. Здесь 5 минут пешком до благоустроенной набережной с водными аттракционами и кафе, детскими и волейбольными площадками, лежаками, батутами. Летом Якоби — отличное место для утренних и вечерних пробежек, зимой — для катания по Ангаре на коньках и лыжах.

Однако жильцы не так и довольны, что поселились в этом месте: здесь приятно гулять, но жить — трудно. «Мы с женой врачи, — рассказывает Руслан Малюков. — Часто дежурим ночью. Днем нужно отоспаться — и снова на смену. Но из-за близости залива Якоби это не удается сделать. Зимой здесь довольно тихо, а вот летом — круглосуточное веселье и шум. Рядом находится кафе и клуб-ресторан „Дикая лошадь“, там постоянно играет музыка. Окна же закрывать летом практически невозможно из-за духоты. Да они и не защитят от грохота музыки. Ладно днем, но постоянный шум ночью нарушает сон и не дает полноценно отдохнуть. Я вызывал полицию каждую ночь 2 недели подряд. Приедут сотрудники — музыка в кафе утихнет, на следующую ночь всё по новой. Для нас это самый большой минус жизни в новой квартире. Ждем окончания лета, тогда хоть потише станет».

От «Якоби-Парка» на общественном транспорте можно добраться почти в любую точку города, однако в час пик (утром и вечером), если поедете в центр или из центра, вы попадете в пробку. ЖК находится близко к плотине ГЭС, где одна из самых загруженных трасс Иркутска.

Поликлиника, детские сады, школы, магазины — все это есть поблизости. В шаговой доступности от дома находится школа №46, недалеко (около 15 минут пешком) — школы №64, №4. Буквально в 100 метрах от ЖК находится государственный детский сад №176 и 4 частных детских сада. В детские сады дети поступают без проблем, все опрошенные родители, жители ЖК, довольны. В 10 — 15 минутах детская и взрослая поликлиника №6, куда несложно прикрепиться, но очереди к врачам, по словам жильцов, огромные.

Примерно на таком же расстоянии от «Якоби-парка» расположен крупный торговый центр «Юбилейный» с большим спортивным клубом и различными магазинами. Прямо в доме на 1 этаже уже открыто два продуктовых магазина, скоро откроется еще один и парикмахерская, выяснил «Верблюд».

Что нужно учесть перед покупкой жилья

Если вы любите прогулки и активный отдых, то ЖК «Якоби-Парк» подойдет вам благодаря своей близости к набережной и зонам отдыха. Для детей в этом районе есть все удобства. С детским садом, школой и разными центрами развития проблем не возникнет — все в шаговой доступности.

Но летом вы рискуете страдать от шума и музыки из кафе и с пляжа, поэтому лучше заранее позаботиться о звукоизоляции (покрыть пол, стены звукоизолирующим материалом, установить стеклопакеты и т. д.). Учтите, что со временем придется поменять двери и, возможно, откосы на окнах. И еще будьте готовы к тому, что утром и вечером по дороге на работу и домой придется стоять в пробках на плотине ГЭС.

Загрузка...

Комментариев 0

   

Тренды 01.08.2019 11:13

«Все считают, что с ними это точно не случится. Это не так». Откуда в Иркутске эпидемия ВИЧ и почему в России с ней борются не так, как в остальном мире

Анна Швыркова

Автор Анна Швыркова

0Комментариев

По числу новых случаев ВИЧ-инфекции Россия уступает только двум странам — ЮАР и Нигерии. Эпидемия ВИЧ в стране началась несколько десятилетий назад с наркопотребителей, а теперь распространилась на остальных. По данным Роспотребнадзора, Иркутская область — регион-лидер по распространению ВИЧ, но в областном Центре СПИД это отрицают и винят во всем методику подсчета. «Верблюд в огне» узнал у ВИЧ-положительных иркутян, почему они годами не показываются врачам, откуда возник миф, что ВИЧ в Россию занесли шпионы, а у местных и федеральных экспертов — о ситуации с лекарствами для тех, кто болен.


О чем этот текст


  • В России эпидемия ВИЧ: по официальным данным, больны около 1 млн человек. При этом данные Минздрава и Роспотребнадзора о числе больных расходятся из-за разных методик подсчета.
  • Иркутская область — регион-лидер по распространению ВИЧ. В области больны 1,8% населения и все чаще заражаются экономически активные люди в возрасте от 30 до 50 лет.
  • Иркутская область закупает препараты активнее, чем большинство регионов. Однако из-за политики Минздрава РФ качество препаратов, как и по всей России, не самое лучшее.
  • Заражение ВИЧ инъекционным путем после приема наркотиков — по-прежнему проблема для региона, но передовые методы профилактики ВИЧ среди наркопотребителей в России почти не применяются.
  • Стигматизация ВИЧ-положительных людей остается проблемой для Иркутска. Причина — низкая информированность. Многие не знают, как передается вирус и что прием терапии снижает вирусную нагрузку.


О своем ВИЧ-положительном статусе Алина (по просьбе героев все имена изменены. — Ред.) узнала в 2014 году, когда попала в больницу с сильной простудой и у нее несколько раз взяли кровь. Она подписала согласие на ВИЧ-тест «вообще без задней мысли», а в день выписки медсестра отвела ее в отдельный кабинет и сообщила о положительном результате ВИЧ. Алина в истерике убежала домой, отказываясь верить: она считала ВИЧ болезнью «наркоманов и проституток». Жила благополучно: двое детей, стабильная работа. Ее заразил бывший муж — единственный половой партнер.

Сейчас Алине 35 лет, и ее случай — скорее правило, чем исключение. ВИЧ все чаще заражаются экономически активные люди в возрасте от 30 до 50 лет — в Роспотребнадзоре это называют тенденцией. «Более половины больных, впервые выявленных в 2018 году, заразились при гетеросексуальных контактах (57,5%), доля инфицированных ВИЧ при употреблении наркотиков снизилась до 39%», — сообщало ведомство в апреле. При этом многие до сих пор ничего не знают о вирусе. «Я рассказала родителям, братьям, сестрам. Они не знали, что это такое. Мама сказала, простыла что ли, пойди купи лекарство. Брату 18 лет, старшей сестре — 36. Ведут половую жизнь, но никогда не слышали о ВИЧ», — рассказывает Алина.


«Сарафанным радио среди людей распространялись сумасшедшие теории». Почему Иркутск стал одним из лидером по распространению ВИЧ

По данным Минздрава за 2018 год, 896 075 россиян больны ВИЧ. У Роспотребнадзора другие данные: в ведомстве говорят, что официально больны 1 млн 7 тыс. россиян, а еще 500 тыс., вероятно, не знают о диагнозе. У Минздрава и Роспотребнадзора разные методики подсчета числа ВИЧ-инфицированных — из-за этого ведомства не первый год ведут публичную полемику. Минздрав считает только вставших на учет с паспортом и СНИЛС — именно так люди попадают в регистр. А в статистике Роспотребнадзора учтены все прошедшие тестирование, и это приводит к разнице в несколько сотен тыс. человек.

Эпидемия ВИЧ — проблема для всех регионов России, но Иркутская область — лидер по распространению заболевания. По данным Роспотребнадзора за 2018 год, регион занимает 1 место по этому показателю. ВИЧ в Иркутской области заражены 1,8% жителей, то есть каждый пятидесятый. После публикации статистики федерального ведомства на сайте местного Центра СПИД появился официальный ответ: в учреждении заявили, что на самом деле показатель распространенности — 1195,9 на 100 тыс. населения, то есть не 1,8%, а только 1,2%. Но и в таком случае речь, скорее всего, о генерализированной эпидемии, когда в регионе 1% беременных женщин инфицированы ВИЧ и вирус передается гетеросексуальным путем. То есть эпидемия ВИЧ становится особенно опасной и вирус распространяется вне групп риска.

Руководитель Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом Вадим Покровский объяснил корреспонденту «Верблюда», почему такая ситуация с эпидемией сложилась именно в Иркутске. «Корни ВИЧ-эпидемии в Иркутской области уходят очень глубоко, в 90-е годы. Область одной из последних в России создала у себя систему профилактики и лечения ВИЧ, потому что эту проблему игнорировали власти. А в 90-е процветала наркомания, росло потребление инъекционных наркотиков. На этом фоне повысилась заболеваемость ВИЧ, а сарафанным радио распространялись сумасшедшие теории: якобы вирус специально завозят какие-то иностранцы, шпионы и так далее. Чиновники бездействовали. А потом попытки скрыть свои ошибки и уйти от ответственности привели к эпидемии», — рассказал Покровский.

Не случайно, что ВИЧ-диссидентство в России зародилось именно в Иркутске, вспоминала директор областного СПИД центра Юлия Плотникова (от разговора с «Верблюдом» отказалась). Один из самых известных идеологов ВИЧ-диссидентства в России, ученый-патологоанатом Владимир Агеев — сотрудник Медицинского университета в Иркутске. Агеев не просто отрицает ВИЧ, но и активно выступает в прессе и на телевидении, называя вирус выдумкой и призывая не сдавать тесты.

Как меняется смертность от ВИЧ в Иркутской области

Смертность от ВИЧ в Иркутской области в 2018 году снизилась более чем на 26%, а заболеваемость — на 12,7%, сообщили ТАСС в областном центре по борьбе со СПИДом. По данным, которые публиковал в апреле РБК со ссылкой на региональные службы статистики, смертность от ВИЧ в 2018 году снизилась только на 1%. В Центре СПИД данные назвали некорректными: вероятно, учитывались ВИЧ-положительные иркутяне, умершие от иных причин (инфаркт, ДТП и др.).

Покровский уверен, что в Иркутской области, как и во многих других российских регионах, специально занижены показатели. «Иркутский Центр СПИД пытается занизить показатели, чтобы продемонстрировать свою якобы эффективную работу. Иркутская область специфична. Они — и чиновники, и руководство Центра СПИД — склонны к премудростям: то искать иностранных агентов, то отрицать ВИЧ, то менять статистику», — считает Покровский. По мнению специалиста, в области сосредоточены на лечении ВИЧ-инфицированных, а не на эффективном предотвращении новых случаев заражения. При этом рецепты эффективной профилактики ВИЧ для всех стран одинаковы: заместительная терапия и обмен шприцов для наркопотребителей, доконтактная профилактика (профилактический прием антиретровирусных препаратов), доступная барьерная контрацепция и просвещение всех групп населения.

Иркутский Центр СПИД появился еще в СССР. Сперва больных принимали в трех кабинетах инфекционной больницы без необходимых лекарств и оборудования. Тогда в России мало знали о ВИЧ — людей не тестировали и почти никак не лечили, профилактика не велась. Поэтому в 1991 году в Иркутской области был официально зарегистрирован один случай заражения ВИЧ. В 1998 году было зарегистрировано 23 случая заражения, в 1999 — 3248 случаев.

Здание, в котором работает Центр СПИД сейчас, строили около 20 лет, и области оно обошлось в 380 млн рублей. В 1994 году из-за нехватки финансирования строительство приостановили, в 2008 возобновили, в 2013 году закончили. Сейчас в Центр СПИД обязательно должны обращаться люди с положительными результатами теста или подозревающие у себя ВИЧ. С 2010 года Центр возглавляет Плотникова.

Сколько людей больны ВИЧ в Иркутской области

Сейчас на сайте Центра СПИД сказано: в 2018 году в Иркутской области 3414 человек узнали, что ВИЧ-инфицированы. За год в регионе умерло 952 ВИЧ-инфицированных. По данным на 1 мая 2019 года, всего в регионе живут 29 411 человек с ВИЧ. При этом 17% случаев заражения в 2018 году были связаны с употреблением наркотиков, 81,5% людей заразились половым путем, а в 1,5% случаев ВИЧ передался от матери.

Иллюсстрации: Анастасия Болотникова/«Верблюд в огне»


«Начался этап пассивного самоубийства». Как принимают диагноз ВИЧ-положительные

Один из самых сложных этапов — принять диагноз. До получения положительного результата люди часто ничего не знают о ВИЧ, о том, как течет болезнь и как живут другие ВИЧ-положительные. Алина подумала, что диагноз — ошибка. Чтобы принять диагноз, ей понадобилось почти 5 лет.

— Я в этом кабинете реально сползала по стенки, рыдала, билась в истерике. Мне вообще ни разу не сказали, что от этого не умрешь уже завтра, если будешь лечиться. Что ВИЧ болеют миллионы порядочных, успешных людей и это не позорно».

Инфекционист дал Алине направление в Центр СПИД. «В Центре СПИД врач впервые поговорил со мной как с человеком. Объяснил, что нужно лечиться, тогда я не умру. Рассказал подробнее про болезнь. Дал просто десятки направлений ко всем узким специалистам, чтобы обследовать состояние всего организма. На кровь тоже было несколько направлений. И всё нужно было сдавать в этом жутком здании. Вместе с людьми, которые в очереди в коридоре готовы на тебя наброситься и проглотить. Я пришла домой, сложила всю эту груду бумаг в кастрюлю, благополучно сожгла и забыла, что у меня ВИЧ», — рассказывает она.

Алина не стала лечиться. В командировках она проходила анонимное тестирование на ВИЧ в других городах — результат всегда оказывался положительным. После пятого теста девушка поверила в то, что у нее ВИЧ, но не приняла болезнь. Она замкнулась и перестала общаться с подругами, трижды пыталась покончить с собой, но все же решила жить — хотя бы ради детей. За Алиной целый год ухаживал мужчина, но взаимности не добился, — она боялась отношений, тем более сексуальных. Однажды он зло сказал: «Ты ведешь себя как вичевая», — и ушел. В тот же день девушка поехала к нему и все рассказала. Еще год он уговаривал Алину пойти в Центр СПИД, секс был только в презервативе. Она обратилась к врачу только в октябре 2018 года, когда здоровье резко ухудшилось: неделями держалась температура, не проходил герпес.

В новом Центре СПИД Алину отправили сдавать анализы. К концу дня все кабинеты были закрыты и медсестра попросила Алину прийти завтра на последний анализ. Врач услышала и сказала, что с анализами нужно закончить сейчас: «Ты что, она от нас четыре года бегала. Если сейчас все не возьмем, завтра опять убежит». Там же с Алиной поговорил психолог — ответил на все вопросы, объяснил, что жизнь с ВИЧ может быть полноценной и в Иркутске есть целое сообщество ВИЧ-положительных, которые часто общаются. Алина стала лечиться.

Кирилл (ВИЧ-положительный, 34 года, по его просьбе имя изменено) рассказал «Верблюду» свою историю: о диагнозе узнал в 2010 году — его девушка почувствовала себя плохо, и в больнице у нее обнаружили ВИЧ. Тогда он тоже сдал анализы — оказалось, он инфицирован, а девушка, вероятнее всего, заразилась от него. На этом их отношения закончились.

«Принятие диагноза проходило очень тяжело. Центр СПИД тогда был на улице Конева, в инфекционной больнице, — мрачные, тесные коридоры вгоняли в тоску. Первые годы я даже не наблюдался. Я просто впал в депрессию, и в моей жизни начался этап пассивного самоубийства. Очень много пил и принимал наркотики, — считал, что жизнь кончена и всё равно скоро умру. Продолжал работать, но здоровье слабело: постоянно простывал, не проходил кашель. Диагноз я со временем принял, но стал наркозависимым».

В 2015 году его состояние настолько ухудшилось, что он с помощью родителей попал в реабилитационный центр. Полгода назад наконец-то начал принимать лекарства, а сейчас работает консультантом по наркотической зависимости в государственном реабилитационном центре. У Кирилла на то, чтобы признать диагноз и начать лечиться, ушло 8 лет. «Все считают, что с ними это точно не случится, что это где-то далеко, так и я когда-то думал», — вспоминает он.

Принять диагноз действительно бывает сложно, соглашается медицинский директор фонда СПИД ЦЕНТР, заведующая амбулаторно-поликлиническим отделением Московского областного центра по борьбе со СПИДом Елена Орлова-Морозова. «Почему возникает стигма, боязнь диагноза? Представьте, что человек заболел воспалением легких. Он пришел в больницу, ему поставили диагноз, назначили лечение, возможно, госпитализировали. А в случае с ВИЧ человек слышит, что у него страшный диагноз, который считался смертельным до появления терапии. До того, как человек придет в Центр СПИД, он может искать информацию в интернете и испугаться еще сильнее. Или попасть под влияние ВИЧ-диссидентов и подумать, что врачи его обманули. Люди слышали мифы, никто им не рассказывал про нормальную жизнь с ВИЧ, про то, что продолжительность жизни ВИЧ-положительного человека может быть такой же, как у человека без вируса», — объяснила Орлова-Морозова «Верблюду».

Как сократить риск заражения ВИЧ

ВОЗ рекомендует при каждом сексуальном контакте правильно использовать мужские или женские презервативы, принимать антиретровирусные препараты для доконтактной профилактики (ДКП) и регулярно сдавать тест на ВИЧ. Знание своего статуса поможет начать лечение до появления симптомов, продлить свою жизнь и не допустить передачу ВИЧ другому человеку.

Сдать тест на ВИЧ в Иркутске можно как в платной лаборатории, так и бесплатно и анонимно в Центре СПИД по адресу ул. Спартаковская, 11. Если вы уже знаете о своем положительном ВИЧ-статусе, но не принимаете терапию, срочно обратитесь в Центр СПИД: там вы пройдете обследование, поговорите с врачом, получите схему лечения и препараты. Помните, вы не обязаны рассказывать о своем статусе, — никто, в том числе работодатель, не может этого требовать.


«Пью то, что дают». Как в России лечат ВИЧ-положительных людей и почему Иркутску относительно повезло

ВИЧ-положительные люди, с которыми удалось поговорить «Верблюду в огне», утверждают, что перебоев с лекарствами нет, — все таблетки они получают бесплатно и вовремя. Кирилл рассказал, что препараты работают, но наносят урон организму. Он принимает 6 таблеток в день, и в первые месяцы из-за лекарств болел желудок, если Кирилл принимал их натощак. Сейчас он подстроил питание под прием лекарств и побочных эффектов почти нет. «Я слежу за достижениями в лечении ВИЧ и знаю, что существуют схемы терапии с меньшим вредом для организма. Есть новые, качественные препараты, достаточно 1 таблетки в день, но бесплатно их дают только детям и подросткам. Покупать такую терапию дорого, на месяц это около 27 тыс. рублей. Поэтому пью то, что дают», — говорит он.

Алина принимает терапию с 3 ноября 2018 года. Она быстро поняла, что из-за таблеток чувствует себя хуже. «Назначили таблетки „Симанод“, по 3 таблетки утром, и вечером. Конечно, были страшные побочки. Постоянные проблемы с кишечником, горький привкус во рту. Меня рвало. Я чувствовала себя очень плохо. А через 3 недели перестала справляться печень, я начала желтеть. Было дико стыдно, коллеги спрашивали, здорова ли я (о диагнозе никто из них не знает). Тренер в зале тоже забеспокоился, все начали коситься. Я в панике прибежала в Центр СПИД, говорю, давайте менять схему лечения, мне эти таблетки не идут. Но доктор ни в какую. Говорит, все идет нормально, все по показаниям. Продолжайте принимать», — вспоминает она. Пришлось подключить связи, чтобы Алине разрешили заново сдать анализы и назначили «Калетру». Желтизна ушла, но некоторые побочки остались. Из-за лекарств болит желудок, и теперь она питается «очень аккуратно» — от вредной пищи пришлось отказаться. За полгода Алина похудела на 9 килограммов.

По запросу «перебои лекарств ВИЧ» в поисковых системах можно найти сотни новостей о том, что в том или ином регионе ВИЧ-положительные люди не получили нужных препаратов. Первая ссылка в выдаче — сайт «Перебои.ру» организации «Пациентский контроль», собирающей информацию о проблемах с поставками. В апреле проект «Коалиция по готовности к лечению» представил ежегодный независимый анализ ситуации в России по обеспечению препаратами ВИЧ-инфицированных за 2018 год. Если в 2017 году Минздрав потратил на закупки более 21,3 млрд рублей, то в 2018 — около 20,5 млрд рублей. Авторы документа утверждают, что Минздрав закупил препараты для 384 тыс. пациентов — это очень мало, даже если верить официальным данным о числе больных.

В 2018 году «Пациентский контроль» попросил Госдуму увеличить бюджет на закупку препаратов. «В первую очередь это вопрос финансирования. Даже по официальным данным лекарства получают около 400 тыс. человек. А больны, по тем же официальным данным [Минздрава], почти 900 тыс. человек. То есть около 50% людей не получают лечения. При этом бюджет не увеличивается. Даже если есть заявка от региона с учетом числа больных, ее чаще всего урезают из-за отсутствия денег. Самая дешевая схема лечения на год стоит около 10 тыс. рублей, самая дорогая — примерно 500 тыс. рублей. Большинство пациентов сидят на дешевых схемах, хотя некоторым из них нужны более современные и дорогие препараты, потому что у них выработалась резистентность. Мы давным-давно могли бы остановить эпидемию, если бы на это выделяли достаточно денег и использовали бы современные методы», — объяснил «Верблюду» представитель «Пациентского контроля» Алексей Михайлов.

За закупки лекарств для ВИЧ-инфицированных отвечает в первую очередь Минздрав — с начала 2017 года они производятся централизованно. Регионам ведомство рекомендует самим объявлять закупки и тратить на это деньги из регионального бюджета — подразумевается, что это «страховка», которая позволяет избежать перебоев. Но перебои продолжаются, а сама система закупок лекарств предполагает приобретение самых недорогих препаратов — из-за чего поставщики попросту отказываются участвовать в торгах. Участники рынка предупреждали, что проблема может стать глобальной и поставлять препараты станет некому. Оригинальные препараты от ВИЧ действительно стоят дорого — в их стоимость заложены дорогостоящие исследования, по результатам которых препарат признают эффективным и безопасным. Дешевая альтернатива — так называемые дженерики, то есть копии препаратов. Минздрав утверждает, что дженерики эффективны, но у российских аналогов плохая репутация: среди них попадаются некачественные, а значит, неэффективные или попросту опасные.

Михайлов говорит, что врачи — заложники ситуации. «Они не хотят навредить пациенту, просто они зависят от региональных и федеральных властей. Они вынуждены давать пациентам то, что есть в наличии. Я сталкивался с такими случаями, когда человеку дают лекарства не по схеме или дают неполную схему. Или вообще отправляют на так называемые каникулы — „отдохнуть от препаратов“, — а он просто пропадает. Не ходит к врачам, у него растет вирусная нагрузка, и он передает вирус дальше», — говорит он.

В 2018 году лишь 55 регионов из 85 объявили аукционы на закупку антиретровирусных препаратов. Иркутская область, по данным «Коалиции по готовности к лечению», не только объявила аукцион, но и вошла в десятку регионов, потративших на такие препараты «действительно существенные суммы». Область занимает 8 место в России по этому показателю — общая сумма контрактов за 2018 год составила почти 69,6 млн рублей.


«Нормальной женщине не должен рассказывать о ВИЧ наркоман». Почему наркопотребители — самая уязвимая для ВИЧ группа

Некоторые люди рискуют заразиться ВИЧ больше остальных — речь идет о так называемых ключевых группах, в которых следует вести профилактику особенно активно. Это геи, секс-работники, трансгендерные люди, заключенные и потребители инъекционных наркотиков. Наркополитика государства связана с эпидемией сильнее, чем может показаться на первый взгляд. В США среди заразившихся ВИЧ всего 6% — потребители инъекционных наркотиков, в Европе — 2-3%, а в России — 39%. На самом деле люди, заразившиеся, например, половым путем, нередко заражаются от человека, который получил ВИЧ, употребляя наркотики, поэтому наркопотребление играет огромную роль в развитии эпидемии. Иркутска это касается напрямую: в 90-х регион был наводнен наркотиками, а в 2018 году Иркутская область по количеству изъятых наркотиков занимала 3 место по России и 1 место в Сибирском федеральном округе.

Иван Варенцов, представитель Фонда имени Андрея Рылькова, называет этот путь передачи основным. Пытаться побороть эпидемию ВИЧ, не изменив наркополитику, невозможно, объясняет он: «Проблема наркопотребления была, есть и будет. Нужно решать проблему профилактики ВИЧ среди потребителей инъекционных наркотиков. Такое потребление наркотиков есть везде, просто есть страны, в которых профилактика ведется на государственном уровне. Есть международные рекомендации, их легко найти, — на эти рекомендации страны и должны ориентироваться. А в России такие программы не поддерживаются». Рекомендации, о которых говорит Варенцов, действительно соблюдаются во всех странах, которые преуспели в профилактике ВИЧ. Разработали их Всемирная организация здравоохранения, Управление ООН по наркотикам и преступности (УНП ООН) и ЮНЭЙДС. В странах, которые соблюдают рекомендации, наркопотребители получают заместительную терапию, стерильные иглы и шприцы, консультацию и доступ к медицинскому обслуживанию.

В России ВИЧ-положительные наркопотребители порой просто не приходят лечиться. А если и придут, не факт, что им помогут, — Варенцову известно множество случаев, когда такие пациенты просто не могли получить лечение и сталкивались с грубостью. Сейчас число врачей, которые идут им навстречу, растет, но менять следует в первую очередь отношение к потребителям наркотиков на федеральном уровне. «У нас репрессивная наркополитика и соответствующее отношение в медицинских учреждениях. Эти люди стигматизированы и как потребители наркотиков, и как ВИЧ-положительные, и часто они остаются с этими проблемами один на один», — говорит Варенцов.

По официальным данным, число наркопотребителей в Иркутской области уменьшилось. По мнению президента ассоциации общественных объединений Иркутской области «Матери против наркотиков» Валентины Червиченко, наркомания распространяется «с новой силой», а многих наркопотребителей статистика просто не учитывает. «Уже нет тех зависающих людей, которые употребляли героин когда-то, молодежь перешла на синтетические вещества, которые легко раздобыть через интернет», — объясняла она. Об этом же рассказывал «Верблюду» основатель фонда «СПИД Центр» Антон Красовский. А о том, что в Иркутской области высокий уровень подростковой наркомании, говорят в Генпрокуратуре.


«Нам сказали, что тему ЛГБТ затрагивать нельзя». Почему в Иркутске не ведется профилактика ВИЧ среди ЛГБТ-сообщества

Еще одна уязвимая для ВИЧ-группа — мужчины, практикующие секс с мужчинами. В Иркутске, как и в большинстве других регионов, работа с ЛГБТ-сообществом почти не ведется, рассказал «Верблюду» руководитель иркутского «ЛГБТ-Альянса» Евгений Глебов. Несколько лет назад ему удалось наладить контакт с местным Центром СПИД. Он писал туда обращения, но постоянно получал отказы, после чего решил записаться на прием к руководителю центра Юлии Плотниковой. «Я записался, пришел и рассказал о себе. Юлия Кимовна была очень удивлена, что мне писали отказы на мои письменные запросы, ее это очень возмутило. Потому что бюджет на работу с ЛГБТ-сообществом выделяется. То есть деньги просто лежали на счетах», — вспоминает Глебов. После общения с Плотниковой ему удалось договориться о сотрудничестве с центром и в 2017 году провести несколько совместных мероприятий. В 2018 году сотрудничество постепенно сошло на нет: «За первые 6 месяцев 2019 года не было ни одного звонка от Центра СПИД, ни одного предложения по сотрудничеству».

Глебов рассказывает, что одним из совместных мероприятий должен был стать тренинг по профилактике ВИЧ среди ЛГБТ-сообщества. «Когда мы пришли на тренинг в Центр СПИД, нам сказали, что тему ЛГБТ затрагивать нельзя, потому что такое распоряжение поступило от местного Минздрава и отдела по борьбе с экстремизмом. Неофициальное распоряжение», — говорит он.

Глебов рассказывает, что организовал тестирование для сообщества. В последний раз из 17 экспресс-тестов лишь один показал положительный результат. По договоренности с Плотниковой любой гей, узнав о положительном результате теста на ВИЧ, может прийти в Центр СПИД на консультацию. «В самом Центре СПИД, по-моему, вообще нет специалистов, которые были бы враждебно настроены к ЛГБТ-сообществу. Мы там с негативом не сталкивались», — говорит Глебов.

Профилактикой ВИЧ среди ЛГБТ-сообщества пытается заниматься местное отделение «Красного креста», но, по словам Глебова, не слишком успешно. «Например, должна быть раздача презервативов в клубах, но на самом деле их выдают далеко не каждому, кто хочет взять. Хотя по программе Красного креста их должно быть много. Я не знаю, на что они тратят деньги, я не вижу работы с сообществом», — говорит он. О том, что работа не ведется, «Верблюду» рассказывал и Антон Красовский. В рамках съемок документального проекта «Эпидемия» он приходил в местный ЛГБТ-клуб, с которым сотрудничает «Красный крест». «У них закуплены презервативы на деньги „Красного креста“. Эти презервативы стоят под тумбочкой, то есть их даже не раздают. И такое по всей стране», — говорил Красовский.


«мы посадили болезнь в клетку». Почему ошибочно думать, что ВИЧ — это конец

Еще совсем недавно, в 1996-1997 гг., ожидаемая продолжительность жизни людей в возрасте 20 лет с ВИЧ составляла всего 19 лет, то есть ожидаемый возраст смерти был 39 лет. К 2011 году продолжительность жизни увеличилась почти в 3 раза и составила 53 года, а ожидаемый возраст смерти — 73 года. Сегодня люди с ВИЧ могут жить столько же, сколько и люди без вируса, благодаря терапии, которая стала намного более эффективной и намного менее токсичной. Орлова-Морозова утверждает, что это касается и России: побочные эффекты все еще встречаются, но, в сравнении с нулевыми, качество лекарств выросло в разы. И жизнь ВИЧ-положительного человека действительно может мало чем отличаться от обычной.

Тем не менее от эпидемии никуда не деться. Ситуация с ВИЧ в Иркутске — эхо 90-х, но разбираться с ней приходится сейчас. Рецепты, которые помогают развитым странам бороться с эпидемией и предотвратить новые случаи заражения, давно известны, — о них можно узнать, например, на сайте организации ЮНЭЙДС, координирующей международные меры противодействия вирусу. В ситуации, когда речь идет об эпидемии в таких масштабах, как в России, важно заниматься профилактикой не только в группах риска (хотя в них в первую очередь), но и среди всего населения. Это значит, что в Иркутске, как и в остальных регионах, об угрозе заражения ВИЧ должны знать все. Победить эпидемию, не изменив к ней подход, невозможно: доступные российским пациентам современные препараты работают, но вирус передают те, кто эти препараты не принимает, а зачастую и не знает о своем статусе. В федеральном Минздраве не считают, что заместительная терапия и повсеместное введение уроков полового воспитания в школах помогут, хотя эти меры, в числе прочих, доказали свою эффективность в других странах.

Считается, что современные препараты не позволяют полностью вылечить ВИЧ, хотя известно два случая, когда в результате лечения вирус исчезал из организма человека. Сегодня терапия позволяет снизить вирусную нагрузку до неопределяемой. «Вирусная нагрузка — это количество копий вируса в одном миллилитре крови. Чем она ниже, тем лучше. Цель лечения — сделать вирусную нагрузку неопределяемой. На фоне лечения она может снизиться до менее чем 20 копий в миллилитре. Если схема подобрана правильно, нагрузка становится неопределяемой. И человек с такой нагрузкой вирус не передает даже при половых контактах без презерватива», — объясняет Орлова-Морозова. При таком уровне вирусной нагрузки также невозможно родить ВИЧ-положительного ребенка.

Она проходит обучение на равного консультанта — такие консультанты помогают ВИЧ-положительным людям полноценно жить с вирусом: «Просветительские лекции о необходимости предохранения должны быть в каждой школе, в каждом профессиональном коллективе. Но еще на таких лекциях нужно рассказывать, что такое ВИЧ, как он передается и что люди с ВИЧ — это обычные люди. Их не нужно бояться».

Что происходит с организмом после заражения ВИЧ

Оказавшись в организме, ВИЧ поражает CD4+ Т-лимфоциты — клетки иммунной системы, которые помогают уничтожать вирусы, попавшие в организм. Пытаясь избавиться от ВИЧ, иммунная система активирует эти клетки, в том числе зараженные, помогая вирусу распространиться. Вирусная нагрузка растет, и здоровых клеток остается меньше, часто это сильно сказывается на здоровье. При этом ВИЧ может протекать совершенно бессимптомно и человек может годами не догадываться о своем положительном статусе. Когда количество CD4+ Т-лимфоцитов снижается ниже критического уровня 200 кл/мкл, появляется риск развития СПИДа. При СПИДе организм становится очень уязвимым — он уже не может победить заболевания, с которыми легко справляется здоровый организм. Единственный эффективный способ избежать СПИДа — принимать антиретровирусную терапию после обнаружения ВИЧ, наблюдаться у врача и придерживаться подобранной схемы лечения. Терапия пока не может полностью вылечить ВИЧ, но она не позволяет вирусу размножаться.

Дестигматизация, то есть формирование толерантности к ВИЧ-положительным людям, решает сразу несколько проблем. Во-первых, упрощает жизнь людей, живущих с ВИЧ, во-вторых, меняет отношение общества к проблеме: в странах, где людей постоянно информируют о ВИЧ, они охотнее тестируются, а значит, начинают лечиться и не передают вирус. Исследования показывают, что дестигматизация действительно помогает в борьбе с вирусом. Иркутску, по словам Алины, до этого пока далеко. «У нас в обществе только говорят о толерантности по отношению к ВИЧ-положительным. На самом деле люди даже рядом стоять боятся. Не знают, что через воздух ВИЧ не передается», — говорит она.

Сейчас Кирилл регулярно принимает терапию. Если не считать ежедневного приема таблеток, в его жизни нет ничего необычного, — работа, отдых, спорт. Благодаря терапии вирусная нагрузка у Кирилла стала неопределяемой. У Алины тоже неопределяемая вирусная нагрузка. «Я больше не могу передать вирус. Как говорят в Центре СПИД, мы посадили болезнь в клетку», — говорит она. Осенью она собирается снова выйти замуж — за мужчину, благодаря которому начала принимать терапию, — а затем, под наблюдением врачей, готовиться к зачатию ребенка.