• В МЧС назвали самую вероятную причину пожара в центре ИркутскаИркутска
  • На Ольхоне пройдет фестиваль серфингасерфинга
  • В Иркутске состоится литературный фестиваль «День Ч»Ч»

Главная > Герои 21.04.2021 19:10

История питомника Haski in Forest: 60 собак, двое детей и одна цель

Екатерина Балагурова

Екатерина Балагурова

1 Читать комментарии
История питомника Haski in Forest: 60 собак, двое детей и одна цель - Верблюд в огне

Фотографии: Артем Моисеев / «Верблюд в огне»

Почти семь лет Егор Шевчук и его жена Вероника содержат питомник ездовых собак Haski in Forest в Листвянке. Молодые люди не просто живут и работают в лесу, но и ведут соответствующий образ жизни: едят только здоровую пищу, рожают детей дома и воспитывают их без кружков и детского сада. Сегодня о Haski in Forest знают многие иркутяне и туристы, а в 2020 году оборот питомника составил 3,4 миллиона рублей. Но путь к успеху был непростым. Егор и Вероника рассказали «Верблюду» о бизнесе, семье и жизни без оглядки на мнение окружающих.


Первые собаки и кредиты

Егор с Вероникой познакомились в 2014 году. Тогда Егору было 20 лет, а его будущей жене почти 18. «Я училась на первом курсе ИГУ, на специальности „туризм“, — вспоминает Вероника, — и поехала с одногруппником на Байкал. Тот позвал друга, а друг — им оказался Егор — взял с собой двух щенков хаски. Два дня мы плыли на катамаране с Малого Моря в Листвянку. Егор сразу поразил меня своей целеустремленностью. Рассказал, что мечтает создать большой питомник и катать туристов на упряжках. Я подумала: „Вот это да! Парню всего 20 лет, и уже такой амбициозный“. Сказала ему: „У тебя всё получится“. В итоге эта моя вера и стала началом нашего общего пути».

В то время Егор жил в Большом Лугу, подрабатывал на стройке, водил туристов в походы и начинал создавать питомник. Всерьез мечтать о своем деле Шевчук стал в 19 лет. Тогда он работал каюром (погонщиком собак) в питомнике К-9 и зарабатывал 40-50 тысяч рублей в месяц — хорошие деньги по меркам региона и 2014 года, — но хотел большего. «Я вырос в частном доме и всегда любил собак, — рассказывает Егор. — В детстве у меня было две собаки — Боня и Филька. Мне было лет 13, когда я сам сшил животным первые шлейки и стал брать животных в походы, возить на них снег и воду. Летал с горки с флягой воды, а собаки мчались впереди. До сих пор прикольно вспоминать!»

Вероника параллельно с учебой работала в Иркутске мастером маникюра и зарабатывала те же 40-50 тысяч. Но через полтора года после знакомства Егор предложил ей бросить вуз и постоянных клиентов и сконцентрироваться на собаках. «Это было накануне нашей поездки на Ольхон, я до этого никогда там не была. Наверное, просто очень сильно хотелось поехать, потому и согласилась», — улыбается девушка.

«Так же сильно, как Вероника, в меня верила только мама», — рассказывает Егор. Ольга Шевчук знала, что сыну нужны деньги на бизнес, но понимала, что из-за отсутствия официальной работы кредит ему вряд ли одобрят. Тогда она втайне от мужа оформила на себя заём в 545 тысяч рублей сроком на пять лет. На эти деньги Егор купил микроавтобус во Владивостоке, а после поехал на нём по маршруту Хабаровск — Находка — Чита — Гусиноозерск. В каждом городе он покупал хаски, в итоге в Иркутск привез шесть взрослых собак стоимостью от 25 тысяч до 40 тысяч рублей. Еще два щенка ждали его дома. И Вероника. «Через два месяца после знакомства он просто забрал меня с работы в Иркутске и увез к себе в Большой Луг, а не домой», — вспоминает она.

Поначалу Егор и Вероника поселились в доме вместе с родителями Егора. «Вероника работала одна, тащила меня и собак, — рассказывает Егор. — Это было очень тяжелое время, дома были постоянные истерики, наши семьи настраивали нас друг против друга. Мы тогда выплыли только благодаря Веронике. Не передать словами, как я ей благодарен за тот период». Пока Вероника делала маникюры, Егор мастерил нарты и упряжки, строил будки, дрессировал собак. По выходным пара ездила подрабатывать на Ледокол и в Тальцы. Катали детей на хаски, 250 метров по прямой — 200 рублей. За зиму 2014—2015 годов таким способом удалось заработать 15 тысяч рублей. При этом каждый месяц нужно было выплачивать 16 тысяч по кредиту и покупать еду собакам. Летом Егору пришлось идти подрабатывать на стройку.

К новому зимнему сезону у Шевчуков было уже 15 собак, с ними пара отправилась зарабатывать на Ольхон. Питомник решили назвать «Эльбрус». Во время поездки Егор сделал Веронике предложение. «Не было никакой особенной романтики, — вспоминает он. — Мы сидели дома, смотрели телевизор, и вдруг отключили свет. Стали что-то обсуждать, а я говорю: „Давай поженимся?“ А в сентябре сыграли свадьбу». В тот сезон на Ольхоне пара заработала около 100 тысяч рублей, все деньги ушли на содержание собак и повседневные расходы.

Чтобы вернуться домой и жить дальше, пришлось взять кредит. Зато уже через год заработок составил 500 тысяч за сезон. Правда, от этих денег тоже осталось не так много: на острове у Егора сломалась машина, пришлось тратиться на ремонт. Вернувшись в Большой Луг, Шевчуки столкнулись с еще одной проблемой: соседи стали возмущаться из-за лая собак. На помощь снова пришла мама Егора: Ольга отдала ему свой земельный участок в 20 соток, тоже в Большом Лугу. Он был абсолютно пустым, поэтому молодой семье пришлось жить в палатках.

«Вспоминать до сих пор жутко, — рассказывает Егор. — Залезли в долги, питались „Дошираком“, собак тоже кормили неизвестно чем. Старались укладываться в 500 рублей в день и уже не особо верили, что выкарабкаемся». Летом 2017 года Егор снова ушел подрабатывать на стройку, а параллельно Шевчуки занялись догтрекингом: стали водить клиентов в походы с собаками.

Ребрендинг и последствия пандемии

Следующие три зимних сезона семья работала недалеко от Листвянки. Егор и Вероника снимали квартиру в поселке, а собаки жили на территории турбазы «Прибайкальская». Туда Егора позвал владелец местного питомника «Усадьба Тюрюминых» — он просто не успевал сам обслуживать всех туристов. Турпоток в тех местах настолько большой, что клиентов хватило на оба питомника.

«Трудности не ушли, но изменилось наше мировоззрение и отношение к деньгам, — объясняет Егор. — Раньше мы воспринимали долги как непосильную ношу, но постепенно они стали ресурсом. Да, у нас до сих пор не переводятся кредитки, но теперь мы понимаем, что деньги должны работать. Мы стали хорошо зарабатывать, оформили ИП. Теперь доходы измеряются в миллионах, но и расходы тоже. Сейчас по поводу денег я спокоен. Наша главная цель — развитие питомника, и мы к ней идем. Каждый новый сезон для нас — опыт. В еде, в тренировках, переезде, туристах, гонках. Мы развиваемся и становимся сильнее».

Главные расходы на питомник в зимний сезон 2020—2021 года
(длился 4 месяца)


Аренда базы:

120 тысяч рублей

Рефрижератор для хранения мяса:

250 тысяч рублей

Туристические нарты:

200 тысяч рублей

Налоги за 2020 год:

240 тысяч рублей

Зарплаты сотрудников (5 человек):

600 тысяч рублей

Расходы на рекламу:

160 тысяч рублей

Итого:

920 тысяч рублей

Оборот:

3,4 миллиона рублей

В 2020 году у супругов появилось первое собственное жилье — в начале пандемии Шевчуки купили старый дом в районе скальника Витязь. Весь год питомник почти не работал для туристов, потому что семья обустраивала новое место и пережидала карантин. А прошедшую зиму вновь провели на заработках в Листвянке. Чувствовались последствия пандемии: раньше основной доход приносили иностранные туристы, но из-за локдауна они перестали ездить на Байкал.

Впрочем, Шевчуки быстро перестроились на работу с россиянами и скорректировали список услуг, чтобы увеличить средний чек. Теперь минимальная дистанция катания не 1 км, а 2,5 км, а все программы сопровождаются чаепитием, рассказами о собаках и просмотром фильмов. В итоге выручка за зиму 2020—2021 почти не просела по сравнению с прошлым сезоном. Еще одно важное изменение — ребрендинг. Питомник переименовали в Haski in Forest. Так назывался аккаунт «Эльбруса» в инстаграме, в итоге это имя стало более узнаваемым.

Сейчас Шевчуки оформляют в аренду землю у Байкальского тракта — главной туристической магистрали региона. Егор и Вероника планируют осесть там надолго, а пока готовятся к летнему сезону и тренируют собак.

Образ жизни: домашние роды и питание

Через девять месяцев после свадьбы у Шевчуков родился сын Платон, сейчас ему три. А в 2019 году у него появилась сестра Даная. Вероника родила её дома, без помощи врачей.

«Это было моим личным решением, — рассказывает Вероника. — После опыта с Платоном я поняла, что в нашем городе организовать идеальные роды в стационаре невозможно. Мне не хотелось снова идти в роддом как на войну: отстаивать свои права, добиваться, чтобы хотя бы половину моих пожеланий учли. Я прочитала много литературы о домашних родах и всё решила. Для меня роды — это естественный процесс, которому нужно просто не мешать произойти. Егор сначала был в шоке, но когда я ему все объяснила, успокоился. Рожала я с акушеркой, а еще ко мне приехала подруга с мужем и дочерью. У них тоже был опыт домашних родов. Своим родственникам мы про этот опыт ничего не говорили, чтобы лишний раз не ссориться».

В детский сад Платон и Даная не ходят. Супруги считают, что в такой социализации нет необходимости: Платон общается с туристами, вместе с отцом кормит и тренирует собак, помогает маме с работой по дому. Когда Даная подрастет, ее ждет то же самое. Пойдут ли дети в школу, Шевчуки еще не решили: рассматривают вариант с семейным образованием. Ещё один аргумент против детского сада и школы — питание в местных столовых. В семье Шевчуков, например, не едят сахар и глютен.

Впервые супруги задумались об изменении рациона два года назад. Вероника и Егор заметили, что после сладкого их сын становится «неуправляемым»: бегает, врезаясь в стены, кричит и не реагирует на замечания. «Чем больше сахара в рационе, тем неохотнее ребенок ест нормальную еду, — объясняет Вероника. — Клетки теряют чувствительность к углеводам, и организм постоянно требует новую „дозу“. Это путь к сахарному диабету. К тому же нарушается микрофлора кишечника, ухудшается пищеварение. Поэтому мы следим за балансом микроэлементов в рационе, стараемся не пользоваться лекарствами, пьем витамины и регулярно проводим диагностику организма — сдаем анализы. Чувствуем себя намного лучше, чем раньше».

Ездовой спорт и выстраивание контакта

Егор сразу понял, что ему мало просто катать туристов на собаках. Он давно интересовался ездовым спортом — гонками на собачьих упряжках. Эта дисциплина появилась в Северной Америке и сначала была просто развлечением для каюров. Сегодня она объединяет больше пяти тысяч спортсменов по всему миру. Собственная Федерация ездового спорта есть и в России.

Гонки на упряжках делятся на три категории, в зависимости от длины дистанции: короткие (до 10 км), средние (10—150 км) и дальние (от 150 км), которые могут занимать несколько дней. За семь лет работы с собаками Егор поучаствовал в десятках соревнований по ездовому спорту и стал кандидатом в мастера спорта.

Сначала в питомнике Шевчуков были только сибирские хаски — пушистые крупные собаки с голубыми глазами. Сегодня у них двадцать таких собак. Но постепенно стало ясно, что для гонок лучше подходят другие псы. «Сибирские хаски хороши для питомника — они очень красивые и фотогеничные. Но породу испортили выставками и погоней за красотой, поэтому в гонках они уступают другим собакам по скорости и выносливости», — объясняет Егор.

Чтобы улучшить показатели в гонках на длинные дистанции, в 2019 году Шевчук приобрел 30 аляскинских хаски. Хорошо тренив рованные псы могут бежать по 150 км без отдыха и при этом поддерживать скорость 13—15 км час. «Это самая выносливая ездовая порода в мире, выносливее волка, — гордо рассказывает Егор. — Её выводили путем множества экспериментов, а аляскинскими их назвали по месту первых выводков». Кроме того, в питомнике живут 14 еврохаундов. Это ездовая порода, выведенная специально для гонок на короткие и средние дистанции. За способность развивать скорость до 40 км/час Егор ласково называет этих псов «шилопопые». Еврохаунды — единственная гладкошерстная порода в питомнике, и зимой на них приходится надевать костюмы и специальные тапочки.

Егор рассказывает, что при подготовке к гонкам важно, чтобы собаки были равномерно развитыми: имели похожие физические данные и примерно равный потенциал. «Сейчас у нас все собаки разные: кто-то суперкрут, а кто-то просто хорош». При этом Шевчук планирует свести к минимуму покупку новых псов и хочет добиться, чтобы в Haski in Forest был запас собак для вязок с качественным потомством и без кровосмешения. Сегодня в Haski in Forest 60 псов, но, по словам Егора, это не предел.

Тренировки проходят ежедневно, в любое время года. Сначала нужно запрячь собак: на соревнованиях наездника тянут от 6 до 14 псов, точное число зависит от дистанции. Вместо саней Егор использует незаведенный автомобиль «Ока» или квадроцикл. Цель — дать собакам почувствовать вес машины, чтобы прокачать скорость и выносливость. Периодически хозяин усложняет задачу: давит на тормоз.

Главный риск на соревнованиях — непослушание собак. «Так случается, если пес не воспринимает хозяина как вожака, — объясняет Егор. — В этом случае ему приходится обегать животных спереди и вручную задавать им направление пути. Но, во-первых, пока бежишь, можно упустить упряжку. А во-вторых, такие маневры всегда чреваты потерей времени на гонке».

На соревнованиях хозяин распределяет псов по силам и особенностям характера: «Первыми в упряжке ставлю собак-лидеров, — объясняет Егор. — Это животные с хорошей мотивацией и умной головой. Ближе всего к нартам — самые большие и физически сильные собаки. Они берут своей массой, вытягивают сани на поворотах. Остальных ставлю в середину. Главная проблема каждый раз — отобрать псов из наших шестидесяти. Я считаю, что участвовать достойны почти все».

Одна из самых сложных задач дрессуры, по словам Егора, — выделить собак-лидеров и научить остальных с ними взаимодействовать. «На налаживание контакта и отработку команд уходит не один сезон, — рассказывает он. — Даллас Сиви, пятикратный чемпион самой знаменитой гонки на упряжках «Айдитарод», говорит, что хорошо, когда в команде есть разноплановые лидеры: одни прекрасно бегут по рыхлому снегу на низкой скорости, другие хороши в метель, третьи отлично двигаются по быстрой трассе. Некоторые собаки боятся льда, но если лидер бежит по льду и кайфует, то вся упряжка пойдет за ним». Впрочем, главная задача каюра куда проще — сделать так, чтобы его собаки не проявляли агрессию к людям. Это единственное поведение, за которое Егор может наказать пса. Обычно собак мотивируют лаской и лакомствами.

Несмотря на регулярные тренировки, соревнования не всегда складываются удачно. Например, однажды во время гонки на реке Олха несколько собак провалились под лед. «Там был очень тонкий участок льда, причем между коркой и водой было около метра воздуха. Две первых собаки это место проскочили, а следующие за ними начали проваливаться. Я увидел, как лед трескается, закричал „Вперед!”, и в итоге передние собаки вытянули на себе остальных. Мне же пришлось бросить нарту и догонять упряжку. Уход упряжки очень опасен: собаки могут запутаться шлейками в деревьях или между собой, травмироваться или потеряться».

Егор признается, что у него нет одной цели в собачьем спорте: «Да, я хочу съездить на гонки во Францию, Норвегию, Финляндию. Хочу выигрывать и проигрывать. Для меня главный соперник — я сам. В 2017 году я прошёл свою первую гонку Baikal race на 155 км за 24 часа и 32 минуты. А в 2021-м пробежал ее же за 9 часов 58 минут. Я занял первое место, но сам себе поставил бы „тройку“, потому что мог лучше».

Хозяин Haski in Forest не ставит в один день катание туристов и тренировку собак. «Мне важно их состояние и здоровье, — объясняет он. — Если собаки устали, я не дам им бежать лишнего и лучше откажу туристам. Я не просто зарабатываю деньги на животных. Собаки — это моя жизнь. Каждую я знаю не только по кличке, но и по характеру. Мы все одна стая — я, моя семья и мои собаки. И я в ней вожак. А Вероника всегда рядом. Если бы не она, я бы, наверное, давно всё бросил».


Подписывайтесь на телеграм-канал «Верблюда в огне»!

Комментариев 1

Аватар

0

Статья совершенно не понравилась. Повествование какое-то рваное. То вот они живут в палатках, то вот в 2020 покупают свое жилье, а что было в промежутке не понятно. Альтернативной точки зрения нет. Хотя бы вот с домашними родами - героиня так уверенна в своей правоте. Но вот что делать с возможными осложнениями, которые могут привести к смерти не только ребенка, но и матери? А от главного героя вообще ощущение, что он латентный абьюзер. Не знаю, то ли это от того, что статья так написана, то ли эта история сама по себе такая, но статья очень странная.

01.06.2021 00:04

Ответить

Тренды 18.04.2022 12:00

Что такое Индекс качества жизни (объясняем в картинках) и почему в Иркутске жить хорошо

Яна Шутова

Автор Яна Шутова

1 Читать комментарии

Представьте, что любой город России можно, как во многих интернет-магазинах, «добавить к сравнению» и посмотреть, как он выглядит на фоне остальных. Много ли в нем людей, работающих по 50 часов в неделю? Достаточно ли фруктов и овощей они едят? Пользуются ли электромобилями и есть ли у них в пешей доступности школа? Для ответа на эти вопросы госкорпорация ВЭБ.РФ вместе с партнерами разработала информационно-аналитическую систему «Индекс качества жизни в городах России»: на конкретных цифрах можно увидеть, чем отличаются наши города.

«Верблюд» в картинках объясняет, как индекс может пригодиться вам в повседневной жизни. А еще мы нашли в базе данных Иркутск и проверили, как он оценен по разным параметрам — от уровня благоустройства до work-life balance у его жителей.


Партнерский материал

Кому нужен Индекс ВЭБа

В Иркутске широко известен проект арт-вечеринок «Без бокала нет Шагала». Люди собираются в приятной атмосфере, чтобы продегустировать хорошее вино и написать собственную (возможно, первую в жизни) картину. Пять лет назад «Шагал» начинался с вечеринки для друзей в винном погребе, а сегодня это большой проект с франшизой в 15 городах России. Каждый раз, открываясь в новом месте, владельцу бизнеса Светлане Давыдовой приходится проводить глубокий анализ незнакомого города.

«Когда мы рассматриваем открытие очередной франшизы, я обращаю внимание на ряд критериев. Например, сколько в городе компаний, которые работают в сфере креативных индустрий. Кто бы что ни говорил, наличие конкурентов — это хорошо. Потому что если в городе нет конкурентов, то нам самим придется „раскачивать“ аудиторию. Так, например, было в Южно-Сахалинске, где люди привыкли после работы идти домой и смотреть телевизор», — рассказывает Светлана Давыдова.

«»

«Очень важно знать, есть ли в городе музеи, кинотеатры, галереи и охотно ли туда ходят. Количество объектов общественного питания — тоже важный показатель. Когда город живет, у него высокий потребительский коэффициент, как следствие — высокий уровень сервиса. В случае с „Шагалом“ кафе и рестораны — это еще и площадки для проведения мероприятий».

Эти и другие важные показатели городов предпринимателям теперь не нужно выискивать самостоятельно. Они есть в открытом доступе Индекса качества жизни. Имея все данные под рукой (от уровня доходов населения до количества коворкингов), Светлана Давыдова может быстро оценить ситуацию: так, в Самаре в три раза меньше точек общепита на душу населения, чем в Иркутске, а кемеровчане посещают культурные события в два раза чаще иркутян.

«»

«По данным Индекса качества жизни ВЭБ.РФ, Иркутск входит в топ-20 лучших городов России по девяти показателям. Это обеспеченность врачами, высокая доступность спортивных объектов, пешая доступность школ, достаточное число кафе и ресторанов, обилие зеленых зон и ряд других», — рассказал руководитель блока аналитики и маркетинга группы ВЭБ.РФ Андрей Самохин.

В базу данных включены 115 городов России, и каждый оценен примерно по 250 показателям. Такой инструмент интересен не только предпринимателям, но и обычным горожанам. Для многих семей Индекс ВЭБа может стать ориентиром в решении повседневных вопросов: где провести отпуск, в какой город поступать учиться. С помощью удобной таблицы можно за пару кликов узнать, что иркутяне в среднем стоят на остановке 8,5 минут, что здесь каждый пятый ведет здоровый образ жизни и что у 90% жителей школа находится в 20-минутной шаговой доступности.

Индекс качества жизни — это независимое исследование, поэтому его результаты могут дать пищу для размышлений представителям городской власти. Цифры дают четкое понимание, какие отрасли нуждаются в реформах и эффективных решениях, а какие являются конкурентными преимуществами Иркутска. Сейчас администрация города заключила контракт с компанией Strategy Partners Group на разработку Стратегии социально-экономического развития Иркутска до 2036 года.

«Результаты исследования Индекса качества жизни будут направлены в Strategy Partners Group для использования в работе, поскольку Индекс качества жизни имеет конкретное практическое применение», — пояснили в мэрии.

Как устроен Индекс качества жизни

Ядро концепции — это потребности обычного человека. Индекс учитывает все аспекты, влияющие на повседневную жизнь российской семьи, а это более 250 разных показателей. Из них складывается детальный портрет населенного пункта. По этим критериям можно сопоставить его с другими российскими или зарубежными городами.

Что это дает? Во-первых, позволяет четко разглядеть конкурентные преимущества города, а лучшие практики — тиражировать на всю страну. Во-вторых, увидеть в городе «слабые места» и превратить их в точки роста. Индекс создан не для того, чтобы ранжировать города, а чтобы изучить потребности жителей. Это не рейтинг, а практический инструмент анализа.

Есть пять ключевых принципов, с учетом которых формируется Индекс качества жизни.

  • Человекоцентричность. Все города рассматриваются изнутри, с позиции простого человека и его ценностей.

Иркутяне удовлетворены своей жизнью на 5,61 балла из 10. Чтобы выяснить это, респондентам задавали вопрос: «Вообразите лестницу со ступеньками от 0 до 10. Самая верхняя — это лучшая для вас жизнь, самая нижняя — наихудшая. Где вы сейчас находитесь?»

  • Функциональность. Сильные и слабые стороны места легко проявить, если сравнить его с другими российскими или зарубежными городами по отдельным направлениям.

Уровень обеспеченности врачами и средним медицинским персоналом у нас значительно выше, чем по России: в Иркутске на 10 тысяч жителей приходится 104 сотрудника, а в других городах — около 80.

  • Интеграция с другими индексами. Показатели анализа — точно такие же, как в других российских и международных индексах. За основу взята структура ОЭСР (Организации экономического сотрудничества и развития) — по ней проанализировано 650 городов из 38 стран.

В Иркутске доступ к паркам и лесам в пешей доступности имеет 79-80% населения.

  • Институционализация. В России насчитывается 1117 городов и качество жизни в них разительно отличается. Индекс ВЭБа может использоваться как общий знаменатель для национальной системы оценки и в то же время — как инструмент сопоставления с международными стандартами.

Как минимум среднее образование имеют 90,7% иркутян (в возрасте от 25 до 64 лет), в Мадриде — только 75,2%.

  • Регулярность. Жизнь не стоит на месте, поэтому Индекс обновляется ежегодно.

По данным на 2021 год, в Иркутске 9,56% жителей посвящают работе более 50 часов в неделю.

По каким критериям оценивали города

Индекс ВЭБа складывается из 12 направлений, которые больше всего влияют на качество жизни людей: это доход и работа, жилищные условия, здоровье, образование, мобильность, благоустройство, экология, безопасность, общество, работа и отдых, гржданские права, удовлетворенность. Что из этого может пригодиться нам в повседневной жизни?

Жилищные условия. Сколько стоит сегодня квадратный метр жилья, много ли в городе новостроек, высокая ли там ипотечная ставка и сколько однокомнатных квартир можно снять на одну зарплату — этими вопросами в первую очередь задается человек, переезжающий в другой город.

Лидируют по обеспеченности жильем Владикавказ (1,44 комнаты на человека), Краснодар (1,36) и Вологда (1,33). Любопытно, что жилье в российских городах почти в два раза новее, чем в среднем по городам стран ОЭСР (59% домов, построенных после 1980 года, против 30%).

Доход и работа. Этот критерий включает в себя и разнообразие вакансий, и уровень безработицы, и число патентных заявок, и даже количество краудфандинговых проектов в отдельно взятом городе.

Самые высокие зарплаты получают в Магадане, Сургуте и Новом Уренгое (≈1,3–1,6 млн рублей в год). Это сопоставимо с восточноевропейскими странами (Чехия, Словакия, Польша). Быстрее всего работу можно найти в Казани и Белгороде (5 месяцев), а вот во Владикавказе на это уйдет почти год.

Работа и отдых. Этот показатель справедливо выделен в отдельную категорию. Чтобы понять, как жители городов восстанавливают силы, исследователи подсчитали количество музеев, кинотеатров и галерей, оценили кафе, бары и рестораны, обратили внимание на туристическую привлекательность городов.

В среднем 13,1 часа тратит на свой отдых и восстановление (включая ночной сон) житель российского города, работающий полный день. Если оценить культурную жизнь по 10-балльной шкале, то средняя оценка по России составит 5,6. В лидерах — Казань (7,5), Тюмень (7,4) и Екатеринбург (7,3)

Здоровье. Чтобы оценить уровень здоровья, в 115 российских городах подсчитали среднюю продолжительность жизни, количество ЗОЖников, выяснили объем овощей и фруктов в рационе граждан, изучили пешую доступность спортивных объектов и поликлиник.

Выяснилось, что Махачкала — лидер по продолжительности жизни среди российских городов (79 лет). В среднем по России — 73 года.

Только 46% российских горожан считают свое здоровье хорошим или очень хорошим. Это меньше, чем в зарубежных городах.

Образование. На этот критерий влияет множество показателей: доступность школ, учебные результаты школьников, состояние образовательной инфраструктуры, результаты ЕГЭ, доля горожан с высшим образованием.

Между прочим, 59% взрослых горожан в России имеют высшее образование. Это значительно выше, чем в ОЭСР (46%).

Самыми образованными городами можно назвать Воронеж, Брянск и Казань. А вот по удобству расположения школ в числе лидеров Иркутск: 93% проживают в 20-минутной пешей доступности (это на 14% выше общероссийского показателя).

Мобильность. Этот параметр очень хорошо демонстрирует ситуацию с транспортом в конкретном городе. Учитывается соотношение легковых машин и численности населения, наличие каршеринговых сервисов, выделенных велодорожек и зарядных станций для электромобилей, средний возраст автобусов и троллейбусов, время на дорогу до работы, а также число ДТП с общественным транспортом.

Как выяснилось, 13% жителей городов России хотели бы добираться до работы или учебы на велосипедах или самокатах (сейчас это делают 4%).

Благоустройство. Именно городская среда зачастую становится решающим фактором в выборе города для жизни. Из чего она складывается? Из плотности жилой застройки, количества зеленых зон и набережных, городской иллюминации и эстетичной рекламы.

Не может не радовать тот факт, что более 80% населения российских городов живет в пешей доступности от парков и скверов. По мнению самих жителей, наиболее красивые и ухоженные города — это Грозный (94%), Ставрополь (91%) и Ханты-Мансийск (88%)

Как Иркутск оценили в Индексе ВЭБа

По данным Индекса качества жизни, Иркутск входит в топ-20 лучших городов России по девяти показателям. Самые сильные стороны — это жилищные условия (64,83), благоустройство (63,14), образование (63,99), доход и работа (52,67).

Иркутск часто называют студенческим городом — он является магнитом для молодежи из Бурятии, Забайкалья, Приморского и Красноярского краев. Один из многих факторов — количество вузов и ссузов в области креативных специальностей. По этому показателю Иркутск значительно обгоняет города своего кластера (Владивосток, Казань, Екатеринбург, Красноярск, Хабаровск и другие).

«»

«Я приехал в Иркутск в 2019 году из Забайкальского края. Хотел поступать в суворовское училище в Чите, но старший брат посоветовал ехать в Иркутск, так как здесь много перспектив», — рассказывает Егор Бальжинимаев, студент третьего курса Института архитектуры, строительства и дизайна ИРНИТУ.

Егор поступил в иркутский политех на специальность «Теплогазоснабжение и вентиляция». «Когда я в первый раз приехал в Иркутск, у меня рот открылся. Увидел остров Конный и буквально влюбился с первого взгляда. После университета я решил остаться здесь. Я уже понимаю, где буду жить и работать. Есть несколько компаний, куда можно будет устроиться инженером, а жить хочу в Университетском, мне нравится этот район. Еще один плюс Иркутска — это спортивная база. Здесь хорошая школа каратэ, я планирую в будущем не просто тренироваться, но и преподавать», — говорит Егор.

«По данным Индекса качества жизни, в Иркутске высокая доступность спортивных объектов и сооружений — 78% жителей города проживают от них в 15 минутах пешком, в то же время в среднем по стране этот показатель равен 65%», — рассказывает главный управляющий директор, руководитель блока аналитики и маркетинга группы ВЭБ.РФ Андрей Самохин.

Средняя годовая зарплата в Иркутске в прошлом году составляла 623,5 тысячи рублей в год, тогда как по России — примерно 545 тысяч. По количеству патентных заявок и научных публикаций наш город в три раза обгоняет остальные российские города. Эти и другие факторы создают благоприятную среду для ведения бизнеса.

«У Иркутска все хорошо по сравнению с городами в средней части России, — подтверждает предприниматель Светлана Давыдова, основатель проекта „Без бокала нет Шагала“. — В средней полосе (Самара, Воронеж, Смоленск) очень низкие зарплаты, наши арт-вечера стоят там дешевле всего. Для клиента 1500-1800 рублей за мероприятие — это потолок. Сибирские города (Тюмень, Иркутск, Новосибирск) более платежеспособны и привлекательны для туристов, поэтому сервис и бизнес здесь развивается стремительнее».

Отдыху и уходу за собой иркутяне посвящают недостаточно времени: вместе с ночным сном выходит меньше 12 часов. На общение времени тоже не хватает: более 40% иркутян признались, что хотели бы видеться с близкими чаще, чем удается. Возможно, по этим причинам оценка удовлетворенности своей жизнью составляет 5,61 баллов из возможных 10. Еще два направления, по которым Иркутск отстает от других российских городов, — это мобильность (36,07) и экология (42,97). В городе отмечается изношенность общественного транспорта и довольно высокий комплексный индекс загрязнения атмосферы (3,67 балла, что в два раза больше среднероссийского показателя).

«Несмотря на то что в Иркутске есть своя гидроэлектростанция, его нельзя назвать городом чистой энергии. ГЭС обеспечивает электроэнергией не город, а Иркутский алюминиевый завод, а город питается от Ново-Иркутской ТЭЦ. Она работает на угле, поэтому у нас такие показатели [загрязненности] атмосферы, — объясняет Иван Крылов, представитель благотворительного экологического фонда „Подари планете жизнь“. — Кроме того, в Иркутске в предместьях Рабочее и Марата до сих пор много домов, отапливаемых от котельных».

В то же время, как отмечает руководитель блока аналитики и маркетинга группы ВЭБ.РФ Андрей Самохин, город находится на высоких позициях по площади, отведенной под парки и зеленые зоны, — в Иркутске это 42% от территории города, а в среднем по России — 27%. По степени вовлеченности жителей в экологические проекты, программы и инициативы Иркутск (12%) тоже выделяется на фоне общероссийского (9%) показателя.

«»

«За последнее время в городе значительно развилась инфраструктура для раздельного сбора мусора. Экотакси у нас уже принимает больше 60 (!) фракций, в том числе тетрапаки. В Иркутске сейчас, по-моему, рекордное количество мини-заводов по переработке отходов», — отмечает экоактивист Иван Крылов.

Еще два года назад все вторсырье из Иркутска вывозили в другие регионы, а сейчас в городе из макулатуры производят картон, туалетную бумагу и утеплитель эковата, говорит Крылов. Как минимум четыре предприятия в городе делают из отслуживших шин резиновую плитку и покрытия. Пластик идет на производство тротуарной плитки, а под Иркутском из бывших бутылок, пакетов и прочего пластика производят домашнюю утварь (ведра, тазики, горшки), мусорные пакеты, стеновые панели из ПВХ. Эти практики берут себе на заметку другие города.


Еще больше интересного — в телеграм-канале «Верблюда в огне»!

Ничего не нашлось

Попробуйте как-нибудь по-другому