• Пробки 2
  • Погода
  • Мэрия: на Конном построят концертный залзал
  • В Иркутске умер воспитанник детского дома: следователи проводят проверкупроверку
  • РБК: Власти выделят почти 1,6 млрд рублей на выявление опасных учащихсяучащихся

Главная > Искры 10.06.2020 17:05

История иркутской синагоги: большой пожар, тайна архитектора и звание старейшей в России

Вадим Палько

Вадим Палько

1 Читать комментарии
История иркутской синагоги: большой пожар, тайна архитектора и звание старейшей в России - Верблюд в огне

Фото: Алена Шатуева/ «Верблюд в огне»

Весной 2020 года Иркутская хоральная синагога стала одним из первых религиозных учреждений города, закрывшихся из-за коронавируса. Это далеко не первый случай, когда службы в иудаистском общинном доме, которому уже минул 141 год, прерываются из-за влияния тяжёлых обстоятельств. «Верблюд в огне» решил рассказать о синагоге: ее истории, создателях, а также о том, кто может соперничать с ней за звание старейшей в России.


В русском языке сложилась традиция называть храмами любые культовые сооружения. Однако согласно представлениям иудеев, синагога — не храм, а помещение для молитвы еврейской общины. Храм при этом может быть во всём мире только один, в Иерусалиме, он был разрушен римлянами более двух тысяч лет назад. От него осталась только часть стены, известная ныне как Стена Плача.

Объединение, стройка и пожар

Иркутская еврейская община почти с самого появления делилась на две враждующие группы: солдатскую, состоящую из малоимущих потомков солдат-евреев, и купеческо-мещанскую, люди из неё часто имели свой молитвенный дом.

Первой ходатайство о создании в Иркутске синагоги подала солдатская община, а после неё и купеческо-мещанская. Первое прошение удовлетворил министр внутренних дел России в апреле 1878 года. Другим же отказали, ссылаясь на то, что разрешение на постройку уже выдано, а Иркутску «достаточно и одной синагоги».

Однако солдаты-евреи из-за своего положения не имели достаточных средств для создания приличного каменного здания, нужна была поддержка купцов, зажиточных единоверцев. Для этого группы решили объединиться: они выбрали комитет для заведования постройкой, в который вошли представители обеих сторон.

Здание на Саломатовской улице построили довольно быстро: план возведения утвердили 10 мая 1878 года, а к весне 1879 года синагога уже была готова, — первое торжественное служение прошло 5 апреля. До большого иркутского пожара оставалось чуть больше двух месяцев.

С 22 по 24 июня 1879 года почти весь старый центр Иркутска был уничтожен огнем. Не обошла трагедия стороной и совсем новую синагогу, от которой пожар оставил одни лишь стены. Через некоторое время еврейская община приступила к восстановлению здания. Общее собрание прихожан молитвенного дома состоялось в январе 1881 года. Там и рассмотрели вопрос об изыскании средств на восстановление.

Новый облик синагоги после перестройки кардинально не поменялся, но изменения все-таки были. Известно, что именно в 1881 году утвердили создание купола, а боковые двери переместили с торцов здания на одну сторону с главным входом. 30 мая того же года проект восстановления и частичной перестройки синагоги утвердили.

Фото слева — биолого-почвенный факультет ИГУ. Фото справа — Дом офицеров

Тайна создателя

В большинстве современных публикацией говорится, что автор проекта синагоги — архитектор Владислав Кудельский. Доподлинно известно, что именно он утверждал изменения в облике синагоги после пожара, но документальных подтверждений, что он создавал её первоначальный облик, увы, нет.

Кудельский — выпускник Императорской академии художеств в Санкт-Петербурге. В 1860 году он приехал в Иркутск, где почти сразу принялся за работу, — уже через несколько месяцев по его проекту построили паперть к Крестовоздвиженской церкви, которая соединила тёплым переходом главный храм и северный придел.

В последующие более чем три десятка лет по проектам Кудельского в Иркутске появилось немало ныне хорошо известных горожанам зданий: от дома купчихи Колыгиной (теперь Дом офицеров) до здания Трапезниковского училища (сейчас там биолого-почвенный факультет ИГУ). На них и сегодня можно взглянуть, вспомнить облик иркутской синагоги и задуматься: рука ли это одного мастера?

Интересно, что архитектор, построивший в Иркутске православные храмы и, возможно, синагогу, был, судя по всему, католиком, и дело здесь не только в польском имени и фамилии. После смерти в 1893 году его похоронили именно на католической части Иерусалимского кладбища. В советские годы крупнейший погост превратили в Центральный парк культуры и отдыха, снеся все надгробия и памятники, поэтому точное место, где покоится архитектор Кудельский, теперь найти невозможно.

Другая жизнь, новые преграды

Точную дату окончания восстановления синагоги история не сохранила, но известно, что общинный дом к концу 1882 года уже функционировал. В 1886 году из старого дома Домбровского на верхнее помещение синагоги перевели еврейское училище. В середине 1890-х годов при синагоге организовали библиотеку — к 1915 году её фонд составлял 4,2 тыс. томов, его оценивали в 6,5 тыс. рублей. Для сравнения: само здание в том же году оценили в 65 тыс. рублей.

Жизнь общины кардинально изменилась вскоре после установления власти большевиков. В 1920 году синагога значится по улице с другим названием — старинную иркутскую Саломатовскую переименовали в честь малоизвестного немецкого революционера Карла Либкнехта. Саму синагогу изъяли из собственности Иркутской еврейской общины, а ее руководство получило от новой власти договор о передаче синагоги «в бессрочное бесплатное пользование». Выходит, община получила в пользование то, что за её счет построили и ей же всегда принадлежало.

С 1929 года советские организации и госучреждения поднимали вопрос о закрытии синагоги для передачи себе её здания. В 1931 году общине  предложили взамен другое помещение, по улице 1-й Красноармейской, 20 (сейчас дома с таким адресом не существует). Община была вынуждена согласиться, попросив время на подготовку нового здания к переезду. Однако советские власти в ответ потребовали перед передачей капитально отремонтировать здание за счёт верующих.

К концу 1933 года синагоги на улице Либкнехта официально не существовало. Община получила помещение на 1-й Красноармейской, но уже в 1938 году иркутский облисполком принял решение о ликвидации новой синагоги, а в 1939 году это утвердили в Верховном совете РСФСР.

Лишь в 1947 году еврейской общине вернули второй этаж синагоги, некоторое время она действовала, но в 1958 году была вновь закрыта. Почти ничего не происходило там вплоть до реконструкции 1981 года. Службы возобновились в предпоследнем десятилетии 20-го века, а в 1990-е годы синагога полностью вернулась к еврейскому религиозному обществу.

Последним испытанием для общины снова стал пожар — он случился в июле 2004 года. Его последствия оказались не столь разрушительны, как за 125 лет до этого, но на проведение полного ремонта потребовалось несколько лет. Открытие отреставрированной синагоги в первозданном виде состоялось 24 февраля 2009 года, в год её 130-летия.

Старейшая в России?

Над входом в иркутскую синагогу закреплена цифра «1879» — дата вознесения первой молитвы в только что построенном здании. Главный раввин региона Аарон Вагнер прямо говорит, что в Иркутске — старейшая действующая синагога России. Многих иркутян это может удивить, ведь старейшие учреждения страны, как правило, находятся в Москве или Санкт-Петербурге, в то время как в Иркутске некоторые здания могут в лучшем случае претендовать на звание старейших в Сибири.

И всё-таки старейшую синагогу Москвы построили в период с 1887 по 1891 год, а в Петербурге — с 1883 по 1893 год, то есть иркутское здание не намного, но старше. Однако двумя столицами дело не ограничивается.

В сети можно найти немало противоречивой информации о звании старейшей синагоги России. Так, например, в некоторых новостях о реставрации иудаистского общинного дома в Нижнем Новгороде говорилось, что именно он — старейший. Но и здесь достаточно сверить даты, чтобы удостовериться в ошибке (строительство велось с 1881 по 1883 год).

И все-таки уверенность в безоговорочном «лидерстве» иркутской синагоги можно пошатнуть: в Ростове-на-Дону находится Солдатская синагога, которая основана в 1872 году. Казалось бы, эта дата однозначно лишает иркутскую звания старейшей, но здесь есть нюанс.

В 1905 году в Ростове-на-Дону произошла трагедия — в городе случился еврейский погром, во время которого Солдатскую синагогу фактически разрушили. Через несколько лет здание решили перестроить, и по завершении работ в 1914 году облик синагоги уже не имел ничего общего с изначальным, — на том же месте фактически построили новое здание. Тем не менее Солдатская синагога сохранила своё название, поскольку ею по-прежнему ведало Еврейское солдатское общество.

Итак, разобрались: в Ростове-на-Дону находится место, где богослужения начались раньше, чем в любой другой действующей синагоге.  Но город, где находится старейшее в России здание синагоги, — это Иркутск.

На листьях дерева написаны имена людей, помогающих синагоге

Комментариев 1

Аватар

0

Вы еще равина, батюшкой назовите!

15.06.2020 13:09

Ответить
Загрузка...

Еда 30.04.2021 21:45

Интерактивная карта. Где есть и пить в Иркутске по версии «Верблюда»

Верблюд в огне

Автор Верблюд в огне

1 Читать комментарии

В начале апреля мы вместе с En+ Group запустили проект «Лучшее в Иркутске»: собрали жюри из экспертов в ресторанной индустрии и попросили их выбрать самые яркие и качественные гастропроекты в Иркутске. Рассказываем и показываем на карте, что у нас получилось.


При поддержке En+ Group

Коротко о том, что и зачем мы сделали

В Иркутске каждый год становится все больше заведений: кафе, баров и ресторанов. Но до сих пор в городе не было хорошей рекомендательной системы — непонятно, куда идти и что посоветовать гостям из других городов. Мы решили исправить ситуацию.

Мы составили лонг-лист из 70 проектов, а затем попросили жюри оценить их по шести критериям — концепция, интерьер и атмосфера, сервис, маркетинг, команда, еда и/или напитки (подробно о них, членах жюри и самом проекте можно прочитать здесь). В конце мы отобрали 44 классных заведения, набравших больше всего баллов.


Классные заведения — это какие?

Это места, в которых хорошо без преувеличения примерно все. Интерьер должен быть продуманным, стильным и работающим на идею кафе, маркетинг — понятным, дружелюбным и эффективным, еда и напитки — очевидно, безумно вкусными, а концепция — интересной, небанальной, отличающей место от того, что представляют собой большинство российских заведений.

Поэтому в наш рейтинг не попали многие кафе и рестораны, которые давно работают в Иркутске, — кто-то вяло вел соцсети, другие давно перестали работать над кухней или ничего не рассказывали о команде. Надеемся, что со временем это изменится.


А как их найти?

По нашей карте (прокрутите чуть ниже) и на отдельной страничке «Лучшее в Иркутске», которую мы запустим в мае. А еще проекты, которые получили высокую оценку, можно узнать по яркой наклейке на дверях, с надписью «Лучшее в Иркутске».

Рекомендательная система будет обновляться — наша редакция будет следить за новыми проектами и добавлять их на карту, а всё, что закроется, оттуда сразу исчезнет.


А теперь — карта

Перед вами карта Иркутска, на которой расположены лучшие заведения по версии «Верблюда». Все места мы поделили на 4 категории — кафе, рестораны, бары и кофейни. У каждого заведения есть своя карточка, которая открывается по клику на иконку, — в ней вы найдете краткое описание и контакты.

И кое-что еще: мы не стали наносить на карту все заведения сетей, попавших в наш рейтинг, а выбрали только одно-два лучших места. Например, у Cake Home 12 точек в Иркутске, но на карте вы найдете только локацию на 3 июля. Это сделано для того, чтобы на ней было проще ориентироваться. На наше мнение о других филиалах сети это не влияет — вы найдете нашу фирменную наклейку во всех Cake Home.

И пара слов от жюри

Иван Вильчинский

программный директор радио MCM, член жюри проекта «Лучшее в Иркутске»

С моей точки зрения, любые премии и рейтинги, которые поощряют лучших, являются стимулом для развития. Это как топливо. Заведения могут получить обратную связь и убедиться в том, что они всё делают правильно — или нет.

Оценка — дело всегда очень сложное: ты берешь на себя ответственность. При этом оценка всегда субъективна. Ты же не суперфуди, ты любитель — есть определенные вкусовые пристрастия, которые уже сложились. Особенно сложным для меня в проекте оказался критерий «маркетинг», потому что он у заведений может идти через блогеров, через какие-то другие каналы. А для меня маркетинг — это качество еды. Это что вкусного я хочу здесь съесть вновь. Поэтому отделять маркетинг от еды мне было очень сложно.

В Иркутске не так много заведений, в которые мне хотелось бы возвращаться. Но перспективы есть. У меня есть ощущение, что рано или поздно мы получим актуальные заведения. По индустрии очень сильно ударила пандемия — сейчас всё, что касается индустрии гостеприимства, находится в состоянии I will survive.


Лера Трошина

Соосновательница The Library Bar, член жюри проекта «Лучшее в Иркутске»

Подобные проекты, безусловно, важны: они дают встряску и мотивацию заведениям. Другой вопрос — насколько премии и рейтинги адекватны. Судить должны люди-профессионалы, подкованные в плане современной гастрономии.

Есть одна мною любимая фраза: «Народу много, людей мало». Она шикарно подходит к состоянию индустрии гостеприимства в Иркутске. Концептуальные достойные заведения можно пересчитать по пальцам одной руки. В основном же в городе — места для набития желудка с плохим сервисом, отсутствием идеи, внутреннего наполнения. Иркутску просто не хватает хорошего продукта.


En+ Group — энерго-металлургическая компания, объединяющая крупнейшие гидростанции Сибири и алюминиевые заводы, и мировой лидер по производству низкоуглеродного алюминия. Холдинг активно участвует в социальной жизни регионов, где живут его сотрудники, — строит медицинские центры, парки отдыха, детские спортивные и культурные объекты, реализует образовательные программы и развивает волонтерское движение, помогая сохранять уникальность Байкала.

Ничего не нашлось

Попробуйте как-нибудь по-другому