• Пробки 2
  • Погода
  • Видео дня: обыски у Сергея Левченко и задержание его сынасына
  • Иркутянин приехал в Москву на электровелосипеде: он преодолел 5,2 тыс. кмкм
  • 17 октября в Иркутске пройдет «Тотальный диктант»: написать можно из домадома

Главная > Герои 23.09.2019 15:50

Как две подруги решились на авантюру и открыли гончарную школу в Иркутске

Екатерина Балагурова

Екатерина Балагурова

0 Читать комментарии
Как две подруги решились на авантюру и открыли гончарную школу в Иркутске - Верблюд в огне

Будучи в декрете, Татьяна Журавлева искала гончарную школу для занятий, но в 2017 году в Иркутске негде было обучиться гончарному мастерству. Вместе с подругой Марией Шкрабо она решилась, по собственному признанию, на авантюру: превратила свое университетское хобби в бизнес — и открыла гончарную школу «Колокол». Правда, пока школа не приносит ожидаемого дохода: на ремонт помещения на территории арт-завода «Доренберг» ушло больше денег, чем планировали, а небольшой поток посетителей не позволяет возвращать инвестиции. По словам предпринимательниц, жители Иркутска готовы тратить деньги на развлечения, но не на самообразование, поэтому целым курсам по ручной лепке и гончарному кругу предпочитают отдельные мастер-классы. Сооснователи гончарной школы «Колокол» Мария Шкрабо и Татьяна Журавлёва рассказали «Верблюду», как они ездили в Воронеж обучаться гончарному делу и управлению бизнесом и кто в Иркутске ходит в гончарную школу.


«Почему бы и не открыть гончарную школу»

Идея заняться гончарным делом пришла дизайнеру Татьяне Журавлевой 2 года назад. Педагог-художник по образованию, она тогда была в декрете, было много свободного времени. В университете на гончарное мастерство был выделен один семестр, но Журавлевой оно так понравилось, что в декрете она решила изучить его более углубленно. Но оказалось, в Иркутске нет гончарной школы, — мастер-классы проводили частные мастера. Татьяна спросила у известного в Иркутске керамиста Аси Журавлевой, можно ли обучиться у нее, но получила отказ.

Татьяна Журавлева нашла в интернете гончарную школу «Колокол» в Воронеже, предлагавшую месячные очные курсы. Выяснилось, что школа предлагала также франшизу за 150 тыс. рублей. Журавлева вспомнила недавний разговор со своей близкой подругой и одноклассницей Марией Шкрабо. «Маша работала в IT-конторе, жаловалась на профессиональное выгорание, устала от работы в офисе и очень хотела сменить сферу деятельности», — вспоминает Журавлева. В конце марта 2018 года Журавлева отправила подруге сообщение со ссылкой на описание франшизы и текстом: «Давай откроем? ?». Шкрабо взяла двухдневный тайм-аут для обдумывания — и ответила: «Почему бы и нет!».

В мае Шкрабо и Журавлева должны были отправиться на месяц в Воронеж, а за апрель им нужно было зарегистрировать юридическое лицо, найти инвестора и помещение для будущей школы. Инвестором согласился выступить работодатель Шкрабо (предпочел остаться анонимным. — Авт.). Он проинвестировал 500 тыс. рублей: именно такая сумма была прописана в документах франшизы. Предварительно с инвестором был обговорен бизнес-план на основе данных собственников франшизы: бизнес должен был окупиться за 12 мес. Инвестор, по первоначальному договору, получал выплаты до конца 2019 года: 7% от оборота и платежи по основному долгу.

Инвестиции пошли на аренду помещения, ремонт, покупку оборудования и рекламу — 150 тыс. рублей вложил муж Журавлевой Евгений. «На работе адекватно отреагировали на мою идею о создании школы, — рассказывает Шкрабо. — Меня без проблем отпустили в отпуск без содержания на месяц». Тогда еще Шкрабо рассчитывала вернуться на работу и совмещать ее с управлением мастерской.

Вопрос с помещением тоже был решен быстро и единогласно. Арт-завод «Доренберг» в то время активно раскручивался в городе, был на слуху и привлекал арендаторов. Предпринимательницам предложили помещение сервисного центра, который собирался в скором времени переезжать. «Это был ремонтный цех Hilti, — вспоминают они. —. Стояло оборудование для сервисных работ, в том числе сварочных, поэтому было очень грязно». Но само место — 2 комнаты общей площадью 98 м² — им подходило. Заключили договор: «Колокол» арендовал помещение с 1 июля.

«Потом встал другой вопрос: а одобрят ли вообще франшизу? Владельцы бизнеса — супруги Гончар, Арина и Ярослав, — предупредили, что одобряют покупку франшизы не всем и кому-то в Иркутске уже отказали (мы до сих пор не знаем, кому), — рассказывают Шкрабо и Журавлева. — Мы несколько раз созванивались по скайпу. Нам задавали вопросы: где и и кем мы работаем, почему решили открывать школу вместе, как семьи относятся к идее. Просто знакомились. И в итоге одобрили заявку».

«Внешне все было приятно, но только мы знали, каких трудов это нам стоило»

В мае соосновательницы «Колокола» приехали в Воронеж. Кроме них приехали покупатели франшизы еще из четырех городов: Красноярска, Барнаула, Омска и Краснодара. Полдня учились гончарному мастерству в школе, во второй половине дня посещали занятия по управлению мастерской.

— Мы проводили в школе каждый день с 10 утра до 10 вечера. Нас научили всему, что касается работы с глиной. Мастер-керамист Наталья Пророк показывала, как работать с глиной, и дала нам уверенность в себе. Когда учишься чему-то в очень ограниченные сроки, ты всегда сомневаешься, что у тебя вообще получится. На занятиях было две техники гончарного дела — ручная лепка и гончарный круг. Навыков по ручной лепке хватило, чтобы первое время самим преподавать в Иркутске. А вот в работе на гончарном круге большое значение имеет опыт. Уже тогда мы понимали, что придется искать хорошего мастера [для работы на гончарном круге].

Тогда же, в Воронеже, предпринимательницы начали корректировать первоначальную смету (ее предоставили создатели школы). Получалось, что в 500 тыс. рублей они не укладываются и придется просить инвестора увеличить сумму почти вдвое. «Мы спрашивали у основателей школы, почему так вышло. Но ответа так и не получили», — вспоминают Журавлева и Шкрабо. В июне они продолжали заниматься сметой, закупать все необходимое для «Колокола». Подруги поставили себе дедлайн, чтобы не откладывать открытие, — 22 августа (дата была выбрана случайно).

Затраты действительно были большие. Аренда помещения обошлась в 500 рублей за квадратный метр в месяц (такая цена была в первый год, сейчас — 550 рублей). В общей сложности за аренду, коммунальные услуги и охрану «Колокол» в первый год платил около 56 тыс. рублей в месяц, сейчас — около 62 тыс. рублей. Также нужно было выбрать материалы для ремонта, составить дизайн-проект (для этого нанимали дизайнера), заказать из Воронежа муфельную печь (специальная печь для обжига изделий при температуре выше 1 тыс. градусов объемом 70 литров) за 70 тыс. рублей, 4 гончарных круга (каждый — по 30 тыс. рублей), оплатить доставку (30 тыс. рублей), выбрать мебель (готовую и на заказ). «В июле мы заехали в помещение и начали полностью сами делать ремонт, — вспоминают соосновательницы. — Мы понимали, что затраты и так превосходят все наши ожидания, поэтому варианта „нанять рабочих“ не было. Мы купили стулья в IKEA с доставкой из Новосибирска, столы делали на заказ, потом сами собирали и красили их. Стойку администратора заказали у плотника. Шпатлевали и красили стены, заказывали брендированные фартуки, доски, посуду, диваны. В помещении не было туалета — чтобы его оборудовать, понадобились рабочие. С перепланировкой помог брат Журавлевой. Конечно, мужья, родственники и знакомые приезжали помогать, но вся основная работа лежала только на нас двоих. Это было невероятно сложно». Ремонт помещения обошелся в 950 тыс. рублей — инвестор согласился дать еще 450 тыс. рублей. Дирекция «Доренберга» пошла навстречу и предоставила «Колоколу» арендные каникулы на 3 месяца.

— Конечно, это была абсолютная авантюра, — признаются Журавлева и Шкрабо. Мы понимали, что подписались на то, чего не ожидали. Но этот опыт научил нас, что всегда лучше страховаться и все ожидаемые расходы умножать на два. И, конечно, многому научились в плане ремонта. Мы раньше не умели вообще ничего, даже шпаклевать и выравнивать стены. Мы шутили, что если с «Колоколом» ничего не получится, то сможем открыть фирму по ремонтно-отделочным работам.

Оказалось, в Иркутске очень трудно найти мастера по работе на гончарном круге. Три мастера отказались: по их мнению, «Колокол» создавал им конкуренцию. Работать в «Колокол» пошел преподаватель художественной школы №8 Алексей Гусев. «Он как-то сразу к нам хорошо отнесся, да и для него это было просто приятной подработкой. Стала работать и его жена, Екатерина Мартенсон. Третий мастер в „Колоколе“ — Ангелина Корсакова (она была на последнем курсе нашего Художественного училища) — увидела инстаграм школы и позвонила нам сама», — рассказывают предпринимательницы. Все мастера проводили для основательниц постановочный мастер-класс, после чего их принимали на работу.

Открытие действительно состоялось в назначенный срок. «Мы очень быстро заканчивали работы и ужасно переживали, что не укладываемся в деньги, а взять их больше неоткуда, — вспоминают Журавлева и Шкарбо. — Мы пригласили музыкантов, организовали фуршет, заказали оформление, устроили розыгрыш сертификатов, провели экскурсию по школе. Мастера показывали, чему у нас будут учить. Внешне всё было хорошо и приятно, то только мы знали, каких трудов стоило нам это открытие. Всего пришло около 40 человек (гостей приглашали через инстаграм, «Доренберг» на своей территории разметил афишу), а открытие обошлось примерно в 30 тыс. рублей. На следующий день после открытия мы были опустошены, но счастливы. А через день на первый мастер-класс пришло максимально возможное число участников — 8 человек. Это было неожиданно и приятно.

За месяц до «Колокола» в Иркутске открылась еще одна гончарная школа — «Бруклин». Журавлева и Шкарбо еще в конце апреля узнали, что у них будут конкуренты, — владелец школы интересовался тем же помещением. В итоге оказалось, что конкуренция не такая уж и сильная: «Колокол» и «Бруклин» находятся в разных концах города (в Правобережном и в Свердловском районах соответственно).

В Иркутске платят за развлечения, но не за образование

Каждый будний день по вечерам в школе проходит 2 мастер-класса: по ручной лепке и по работе на гончарном круге. В выходные мастер-классы проходят с утра и до вечера: 4 мастер-класса в день. В выходные, по словам сооснователей школы, людей намного больше. В среднем занятие идет 2,5 часа, а стоит от 1,2 тыс. рублей в зависимости от сложности и объема выбранного изделия. В стоимость урока также входят глазуровка и обжиг. Забрать готовое изделие можно через 2,5 недели после занятия в «Колоколе» (предпринимательницы предполагают открыть пункты выдачи для готовых изделий). «Это могут быть кружки, тарелки, настенные украшения. Дети любят делать себе значки, игрушки», — рассказывают предпринимательницы.

В основном на занятия приходят офисные работники. «Незамужние молодые девушки любят здесь встречаться и проводить время», — добавляют предпринимательницы. В школе проводятся и разовые мастер-классы, и целые курсы, а также дни рождения, корпоративы, встречи одноклассников или друзей, девичники. Однажды на свидание пришла молодая пара, но быстро выяснилось, что так они отмечали расставание.

«Мы заметили, что горожане готовы дорого платить за дни рождения, а на курсы спрос меньше, хотя любой мастер-класс стоит дешевле дня рождения: на праздник выкупается вся школа. В одном помещении стоит праздничный стол, в другом проходит занятие. Стоимость „закрытого“ праздника разная: до 10 человек — 1,3 тыс. рублей с человека, 5 человек — 1,6 тыс. рублей. Просто иркутяне готовы много отдавать именно на развлечения и нестандартное празднование важного дня, а не на саморазвитие. Еще мы замечаем, что мамы на мастер-класс отдают только ребенка, а за себя заплатить не готовы. Хотя, конечно, детям всегда хочется, чтобы родители были рядом с ними. На бесплатных мастер-классах всегда аншлаг». Летом «Колокол» проводил бесплатные мастер-классы в Модном квартале, мастера «Колокола» также приезжали в детский лагерь «Голубые ели», где дети делали значки.

По словам предпринимательниц, в лучший месяц оборот школы составляет 500 тыс. рублей (среднемесячную прибыль предпринимательницы назвать не смогли. — Ред.). «Самые хорошие месяцы в плане посетителей — август, январь и март (из-за праздников и каникул). А вот сентябрь — совершенно „тухлый“, прибыль составит не более 50 тыс. рублей. В среднем у нас всегда оборот около 350 тыс. рублей, на оплату мастерам уходит 100 тыс. — 150 тыс. рублей в месяц, в зависимости от количества мастер-классов», — рассказывают предпринимательницы. «Заказали еще одну печь (на 100 литров), установили водонагреватели, постоянно заказываем глину, глазурь, сделали вывески, полиграфию, занялись сезонным оформлением. Мы даже открывались без ресепшена, у нас не было денег на это, придумали на месте ресепшена фотозону», — говорят они. Все свободные средства тратятся на развитие школы.

Школа начала сотрудничать с интернет-маркетологом, чтобы делать рекламу и привлекать больше посетителей, — сначала Журавлева и Шкарбо писали посты сами. Сейчас в «Колоколе» вместе с соосновательницами 12 сотрудников: 4 мастера, глазуровщик, завхоз, два администратора, интернет-маркетолог, фотограф. Первое время предпринимательницы сами работали администраторами и даже вели ручную лепку. Сейчас они занимаются только управлением. Первый год Шкарбо и Журавлева не получали зарплату (их поддерживали мужья), а прошлой осенью Шкарбо ушла с работы. С 22 августа они получают процент от оборота «Колокола» (называть отказываются).

— Конечно, нам хотелось бы выйти на более высокий оборот, но кредит для этого мы не рассматриваем. На текущий момент мы не отдали инвестору ни рубля, хотя планировали окупиться за год, — но он на это реагирует спокойно. Платим только процент от оборота.

Основная причина — приходит не так много людей, как ожидали предпринимательницы (правда, перед тем как открыть школу, спрос, по их признанию, они не изучали). Но и взрослые, и дети, по их словам, остаются в восторге: «Гончарное искусство — это что-то вроде медитации, расслабления, отрыва от загруженных будней. Ты ничего не сможешь сделать, если твои мысли будут где-то вне этого помещения».

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите одновременно
клавиши «Ctrl» и «Enter»

Загрузка...

Комментариев 0

Искры 15.09.2020 17:35

Прозрачные кабинеты, музыка вместо звонка и рисунки на стенах: как устроена школа «Точка будущего»

Екатерина Балагурова

Автор Екатерина Балагурова

0 Читать комментарии

В День знаний в Иркутске открыла двери «Точка будущего» — образовательный комплекс, абсолютно не похожий на другие иркутские и российские учебные заведения. Современная архитектура, особая система обучения, не опирающаяся на оценки, и множество возможностей для школьников — неудивительно, что многие иркутяне были уверены, что учиться в «Точке» можно будет только за деньги. Но это не так: в школу берут всех и особый акцент делают на инклюзивности, поэтому здесь много ребят из приёмных семей. Корреспондент «Верблюда» побывал в «Точке будущего» и рассказывает, как выглядит и работает инновационный для города проект.


Комплекс построен по инициативе Альберта Авдоляна — основателя компании Yota — и благотворительного фонда «Новый дом», эту идею поддержал глава попечительского совета фонда и генеральный директор «Ростеха» Сергей Чемезов. Концепцию разрабатывали с 2013 года. Изначально «Точку будущего» планировали открыть в 2019 году, затем в январе 2020 года, но строительство затянулось.

1 сентября 2020 года 670 детей переступили порог школы, 180 детей зачислили в детский сад. Более 100 из них — сироты, живущие в приёмных семьях. Еще 670 заявлений в резерве — эти ребята начнут учиться в случае, если кто-то из учеников откажется от обучения в «Точке будущего». Школа рассчитана на 1022 ребенка, но первый год пилотный.

Всего «Точка будущего» получила около 4,5 тыс. заявок на прием детей. Учеников отбирали исходя из времени подачи — взяли тех, кто первым заполнил все необходимые документы и мотивационную анкету.

Как все устроено

«Точка будущего» включает три образовательных этапа — дошкольники, младшая и старшая школы. Главная идея проекта — сформировать у детей ответственное отношение к собственной жизни. Здесь обязательны уроки жизненного проектирования, которые проходят с детского сада. Сначала это простые занятия по элементарным навыкам — надо самому завязать шнурки, почистить зубы. С каждым годом спектр уроков расширяется.

До восьмого класса за каждым классом закреплен тьютор, после он курирует всего 12 детей. Каждый ученик самостоятельно выбирает себе жизненную цель на год, а выпускники формируют приоритет и на жизнь после окончания школы. Например, цель школьника — «Хочу измениться, потому что не нравлюсь себе». Вместе с тьютором ученик выстраивает план, как достичь ее в течение года. Для этого ребенок может, например, посещать спортзал или бассейн, заниматься с психологом или даже выбрать новый образ вместе со специалистами. Всё это — в рамках самой школы и в диалоге с родителями, для которых «Точка будущего» тоже собирается периодически проводить встречи и лекции по жизненному планированию.


6 млрд

рублей

— общая стоимость проекта.

600 млн

рублей

— ежегодное содержание школы.

21

гектар

— общая площадь территории комплекса.

Есть несколько полностью оборудованных спортзалов для занятий разными видами спорта, балетные станки, зимой будет каток, лыжная трасса. Также работают бассейн и большая кухня, в которой ученик может сам готовить пищу, психологический центр, биологическая и химическая лаборатории, типография, телестудия, творческие мастерские, где можно изучать робототехнику, 3D-моделирование, и т. д. Кроме того, закуплены новые швейные машинки — педагог может помочь ученику сшить для себя новую одежду.

«Точка будущего» — школа полного дня. Традиционные уроки здесь чередуются с внеурочной деятельностью, которую каждый ребенок выбирает самостоятельно. Нет кипы учебников — всё необходимое есть в классе, каждому ученику выдали индивидуальный ноутбук для занятий. По желанию после уроков дети могут остаться, например, чтобы пообщаться с друзьями, сходить на кружок или сделать домашнее задание. Пока школа учится в одну смену — с 8:00. Для учеников организованы автобусы из разных районов города. Обучение и трехразовое питание (для старшеклассников — шведский стол) полностью бесплатны.

На территории комплекса построен коттеджный поселок — здесь живут приёмные семьи, жилье им предоставили бесплатно. Их отбирает благотворительный фонд Авдоляна «Новый дом» и органы опеки и попечительства Иркутской области. Необходимость брать с определенной периодичностью на попечение детей из детдомов — обязательное условие для предоставления жилья. В каждой семье сейчас от двух до 11 ребят, все они учатся в «Точке будущего».

Архитектура и дизайн

В конкурсе на разработку архитектурной концепции «Точки будущего» участвовали 49 команд из 26 стран мира. Победителем стало датское архитектурное бюро Cebra.

И внутренне, и внешне «Точка будущего» кардинально отличается от привычных советских построек. Шесть корпусов — административный, хозяйственный, младшая и старшая школы, детский сад и бассейн — объединены общей крышей и составляют круг. В центре него образован своеобразный амфитеатр со спортивными площадками, сценой и газоном — здесь учителя в хорошую погоду смогут проводить уроки на открытом воздухе. Все корпуса, кроме детского сада (это здание должно быть отдельным — требования санпина), соединены друг с другом переходами.

В детском саду нет традиционных ярких картинок на стенах, вместо краски или обоев — магнитная поверхность, на которой дети рисуют специальными маркерами. Игрушки тоже не самые обычные — здесь много головоломок и развивающих объектов.

В «Точке будущего» все кабинеты прозрачны, а вместо кирпичей — пластик: так демонстрируют максимальную открытость учебного процесса. Здесь нет выстроенных в ряд парт, вместо них — «подвижные» столы. Закрепленные за детьми и воспитателями группы с помещениями есть только у детсадовцев, школьники же перемещаются по кабинетам — традиционного закрепления пространства за определенным предметом нет.

Инклюзивная среда и педагоги

Главная идея Авдоляна и его команды — благоприятная инклюзивная среда. «Сироты и обыкновенные дети будут чувствовать себя на равных», — говорит бизнесмен. Кроме того, в школу планируют брать и детей с особенностями здоровья. Для этого в «Точке будущего» есть необходимое оборудование, работает большая команда психологов, логопедов и дефектологов.

Сейчас работают более 100 учителей, каждый из которых прошел серьезный конкурс. В следующем году, когда учеников будет больше, число наставников расширится до 200 человек. Это педагоги разного возраста и компетенций, объединенные профессионализмом и желанием работать в инклюзивной среде. Учителя и воспитатели не знают, кто именно из детей является приемным, а кто растет в кровной семье. Школа проводит внутреннее обучение сотрудников, повышает их квалификацию, отводит педагогов от системы «Звонок в школе звучит для меня, вопросы здесь задаю тоже я».

Кстати, традиционных звонков тоже нет. Вместо них об окончании урока будет сигнализировать мелодия, которую на общешкольном голосовании выберут сами дети. Сигнала о начале урока в школе нет — в «Точке будущего» считают, что такая система вызывает у детей желание учиться.

Один из главных принципов проекта — открытость учителей и детей, включенность каждого ребенка в образовательный процесс. Как объяснил заместитель директора по воспитательной работе Максим Астраханцев, «Точка будущего» не гонится за оценками: «Главное для нас — заинтересовать детей в учебе, в самой школе. Если им будет здесь комфортно, приятно и интересно, то они сами будут хотеть учиться. У нас нет цели натренировать детей на сдачу ЕГЭ, мы хотим сделать для них школу вторым домом».

И для Чемезова, и для Авдоляна Иркутск — родной город. Оба бизнесмена видели острую ситуацию с сиротством в Иркутской области и решили помочь региону, в котором прошла часть их жизни. «Создание современного образовательного центра, где дети из приёмных семей смогут познавать мир, учиться и готовиться к взрослой жизни на равных со своими сверстниками, станет важным шагом в решении этой проблемы», — считает Чемезов.

Иркутская «Точка будущего» — не единственный инклюзивный образовательный проект Альберта Авдоляна. Уже в следующем года аналогичную школу начнут строить в Якутии, подписаны все необходимые документы.

Ничего не нашлось

Попробуйте как-нибудь по-другому