• Пробки 0
  • Погода
  • Игорь Кобзев: «С 30 марта Иркутская область находится на карантинных мероприятиях»мероприятиях»
  • В России представили препарат для лечения коронавирусной инфекцииинфекции
  • «Чтобы вы не скучали». Иркутский театр кукол транслирует спектакли на YoutubeYoutube

Главная > Искры 27.02.2020 04:33

Каким будет Иркутск через 5 лет, если ничего не изменится в работе мэрии

Вадим Палько

Вадим Палько

0Комментариев

Каким будет Иркутск через 5 лет, если ничего не изменится в работе мэрии - Верблюд в огне

Коллаж: Евгения Власова. Фотограф: Алена Шатуева

27 марта 2020 года подходит к концу пятилетний срок работы мэра Иркутска Дмитрия Бердникова. Все эти годы облик города понемногу менялся — порой и в лучшую сторону, но далеко не всегда. «Верблюд» проанализировал перемены и оценил, каким станет Иркутск еще через 5 лет, если в методах работы мэрии ничего не поменяется.


Начнем с хорошего: снизится нагрузка на школы и детсады

Одно из важных достижений думы и администрации Иркутска — поэтапное решение проблемы нехватки мест в детских садах и школах. Но если старт массового строительства дошкольных учреждений начался еще при предыдущем составе депутатов и чиновников мэрии, то общеобразовательных — именно в последние несколько лет.

Это школа №69 в Ново-Ленино на 1275 мест, аналогичная крупная школа №19 в Академгородке, первое общеобразовательное учреждение в микрорайоне Лесной, а также многочисленные пристрои к давно действующим школам.

Достижения в этой сфере вышли и за пределы города. Проект крупных школ, который разработало иркутское управление капитального строительства, федеральный Минстрой рекомендовал всем российским регионам. 

Эта масштабная стройка, по планам, позволит перевести все школы города на односменный режим к 2025 году. То есть уже менее чем через 5 лет эту проблему, вполне вероятно, уже решат.


Станет меньше ларьков, упорядочат торговлю

Еще одно направление, которое меняет облик города в лучшую сторону, — регулирование уличной торговли. Еще несколько лет назад ситуация в Иркутске была заметно хуже, чем сейчас: в историческом центре повсюду появлялись контейнеры, обшитые профлистом, конкретных правил оформления не было вовсе.

К счастью, то ли насмотревшись на борьбу с ларьками и самостроями в Москве, то ли услышав, наконец, просьбы местных общественников и архитекторов, в мэрии взялись наводить порядок. И начали сносить нелегальные торговые точки, а также создавать дизайн-коды для городских пространств.

Первые шаги, правда, не особенно впечатляют. Введенные рекомендации на стадии задумки, возможно, были неплохими, но на деле это превратилось в формальность. Вместо создания единого дизайна самих торговых конструкций, старые ларьки начали обшивать дешевыми деревянными панелями. Задумка понятна — так решили транслировать образ Иркутска как города, богатого памятниками деревянного зодчества. Но на деле произошла смена фасадов «для галочки» — облупленные металлические контейнеры превратились в небрежные дощатые.

Тем не менее за последние два года заметен явный успех в сокращении числа нелегальных торговых точек. Политические оппоненты мэрии использовали этот процесс, выставляя очищение города от нелегалов как необоснованное давление на бизнес. Поэтому будущее этой проблемы во многом зависит от напористости местной оппозиции и уступчивости властей.

Дощатый киоск с мороженым

Визуального мусора станет меньше, а согласованной рекламы — больше

Еще одно хорошее начинание «бердниковской» мэрии — борьба с визуальным мусором и нелегальной рекламой. С 2019 года действует нынешняя редакция правил благоустройства Иркутска. Именно там приведены все нормы, которые бизнес должен соблюдать при создании вывесок и наружной рекламы.

Увы, пока этот на этот документ мало кто обращает внимание. В Иркутске можно в любой точке города найти грубые нарушения по наружной рекламе, но с этими случаями администрация борется очень медленно: от жалобы до демонтажа может пройти до 9 месяцев. А иногда этот процесс вовсе серьезно буксует — как на Партизанской в случае с вывесками на старинном доме.

Поэтому такими темпами через 5 лет в Иркутске можно ожидать улучшений, но радикальных перемен пока не предвидится.

Дороги будут лучшего качества, они будут шире (и это плохо)

Переходим к спорным достижениям. Иркутск повторяет ошибки многих городов России, где у властей сохранились устаревшие представления о развитии инфраструктуры.

В информационной повестке мэрии автомобильным дорогам уделяется очень много внимания, а в бюджете — денег. Результат хорошо заметен: последние несколько лет власти города регулярно рапортуют о новых развязках и отремонтированных дорогах. Вот только всё это идет в ущерб идее комфортного современного города.

В начале 21 века в высоко автомобилизированных Европе и Америке осознали, что расширение и строительство автодорог ведет в тупик. Развязки не спасают от пробок, а городская среда становится менее комфортной для людей. С тех пор в цивилизованных странах пошел обратный процесс: автодороги сужают, подземные переходы закапывают, а улицы становятся пешеходными.

То же самое происходит сейчас в Москве, но Иркутск отстал от этих тенденций на несколько десятилетий. Среди ответственных сотрудников мэрии и в составе городской думы до сих пор есть депутаты, которые уверены: в городе надо расширять дороги (и это делается), строить надземные переходы (которыми почти никто не пользуется) и огромные дорогостоящие развязки.

Если ничего не изменится, то через 5 лет в Иркутске станет больше отремонтированных и новых автомобильных дорог, проезжая часть во многих местах станет шире, а тротуары — уже.

Ухудшится качество пешеходных зон

Это логично вытекает из предыдущего пункта: люди не гуляют по улицам, где много автомобилей. Видимо, поэтому, чтобы как-то уравновесить перекос в сторону автомобильной инфраструктуры, мэр Дмитрий Бердников еще с 2015 года регулярно открывает новые, как говорят чиновники, «объекты благоустройства».

Действительно, это словосочетание куда больше подходит для описания большинства новых пешеходных зон, чем слова «парк» или «сквер». Пример — благоустройство у нового памятника десантникам, проведенное в 2018 году. Тогда на бульваре Гагарина вырубили зеленую аллею, затем площадку полностью закатали в асфальт, а на него поставили скамейки.

Появлялись и довольно странные, нефункциональные общественные пространства — к примеру, угол улиц Тимирязева и Карла Либкнехта, где на крохотном пятачке появился странный зеленый верблюд в окружении нескольких скамеек и 14 (!) урн. Причем, всё это с разных сторон огорожено забором.

Угол улиц Тимирязева и Карла Либкнехта

Однажды было и вовсе смешно: за новое благоустройство власти города выдали цветы, высаженные на клумбах возле ТРК «Ярко молл» (бывший «Комсомолл»). Такая информация, по крайней мере, значилась на информационном стенде о достижениях мэрии.

Немного лучше дела обстоят по федеральной программе «Комфортная городская среда», где иногда все-таки удается воплотить достойные идеи, например сквер на Чудотворской улице.

Тем не менее запланированные проекты (их можно изучить на сайте администрации) радуют не особо. Так, по-настоящему долгожданная реконструкция привокзальной площади, судя по выбранному проекту, ограничится закатыванием пространства в асфальт и установкой гигантских навесов, которые закроют вид на сам вокзал. А это, между прочим, памятник архитектуры.

Улица Ленина, на одной стороне асфальт, на другой — плитка

Станет гораздо больше асфальта

В 2017 году мэрия Иркутска занялась заменой тротуарной плитки на асфальт. Власти города до сих пор не смогли внятно объяснить причину этого решения: одни чиновники говорили про некие жалобы на некачественную плитку, другие вспоминали про каблуки, на которых по плитке неудобно ходить. По-настоящему странным было объяснение главы Правобережного округа Юлии Гординой — по ее словам, было «некрасиво», когда на улице Ленина с двух сторон лежала плитка разной формы. Поэтому ее заменили на асфальт — но только с одной стороны. Так, видимо, красивее.

Да, в некоторых местах тротуарная плитка была в плохом состоянии по двум причинам: низкое качество и неправильная укладка. Но вместо того чтобы уложить новую взамен поврежденной, на центральных улицах ее заменили асфальтом. Хотя в большинстве случаев там не требовалось даже ремонта.

Чем же плох асфальт? Он деформируется на жаре, быстро трескается, принимает непрезентабельный вид. И попросту опасен для здоровья: при температуре воздуха выше 25 градусов асфальт испаряет бензапирен — вещество, относящееся к онкогенам (вызывают развитие опухолей).

Последствия этой сомнительной инициативы мэрии уже можно увидеть на улице Ленина, с которой замена плитки и началась. Это произошло всего два года назад, но тротуары уже покрыты трещинами, кое-где появились уродливые асфальтовые заплатки.

Кстати, допущенные при укладке нарушения (наполовину закатанный в асфальт люк, неаккуратный «наезд» асфальта на исторические здания) так и не исправили. Всё это дает повод считать, что такими темпами через 5 лет в центре Иркутска тротуарная плитка станет редкостью, а пешеходные зоны грязно-серого цвета будут изрезаны трещинами.

Стык тротуарной плитки и асфальта

Состояние общественного транспорта ухудшится

Ранее городские власти уверенно говорили о больших переменах в качестве городских перевозок. В 2017 году Иркутск даже стал одним из первых городов России, где ввели бесконтактную оплату проезда банковской картой, а чиновники администрации частенько отчитывались о закупке новых автобусов.

Но в какой-то момент громкие заявления о преобразованиях стихли. Сначала забуксовала инновация: одни водители не заряжали терминалы, другие не особенно старались в них разбираться, пряча куда подальше. К тому же эксперимент коснулся только муниципальных маршрутов — многие «частники» к этой системе и вовсе интереса не проявили. Возможно, потому что плата через банк делает доходы перевозчика прозрачными.

Сейчас городской общественный транспорт пугает как туристов, так и самих иркутян. Многие автобусы старые и грязные, проезд на схожих маршрутах может заметно отличаться в цене (от 15 до 25 рублей), а к 22 часам общественный транспорт с улиц почти полностью исчезает. Чтобы решить эту проблему, в Иркутске вводили вечерний тариф (плюс 5 рублей после 20:00), но это ситуацию не изменило. Люди платят больше, а транспорта по вечерам все равно нет.

Трамваи в Иркутске обновляются своеобразно — городское депо пополнили переданные «в подарок» от Москвы старые столичные вагоны. При этом нынешний подвижной состав настолько стар, что списанные московские трамваи в Иркутске становятся самыми «свежими».

Дом врача В. А. Рассушина

Станет больше восстановленных памятников архитектуры, но их общее число сократится

Одна из самых успешных инициатив городских властей — создание агентства по развитию памятников Иркутска (АРПИ). Эта организация находит инвесторов для восстановления старинных деревянных зданий в историческом центре. Так в Иркутске удалось воссоздать десятки домов, которые теперь украшают город. В перспективе уже значатся новые объекты, а интерес бизнеса к деревянному наследию только растет. Поэтому через 5 лет «гнилушек» станет меньше.

Но их число сократится и по другой причине. Несмотря на внимание к домам-памятникам, в городе всё равно случаются скандалы, связанные с выведением объектов деревянного зодчества из-под госохраны, когда эти дома уничтожают, чтобы на расчищенном участке возвести то, что принесет прибыль. Яркий пример — борьба горожан за сохранение усадьбы Рассушина. Ее, к счастью, удалось спасти, но статистика показывает печальную картину: с 2000 года Иркутск потерял больше 600 памятников архитектуры.


Что же в итоге?

Уже сейчас можно с уверенностью говорить, что без изменений в структуре управления городом не обойдется.  После завершения полномочий Дмитрия Бердникова в Иркутске введут новую систему городского управления. У нас появится сити-менеджер, которого выберут с помощью конкурса. В нем будут оцениваться профессиональные качества каждого из кандидатов.

Тем не менее ответственные сотрудники городской администрации (главы комитетов, муниципальных предприятий), вполне вероятно, останутся на своих местах. И если новый глава города поставит задачу сохранить прежний курс, Иркутск имеет все шансы развиваться по сценарию, описанному в этом материале. 

Наш канал в телеграме — «Верблюд в огне», подпишись! И отправляй свои новости.

Загрузка...

Комментариев 0

Искры 24.03.2020 16:57

Команда-винегрет, сотни поручений и неясные преимущества. 100 дней «генерал-губернатора» Приангарья Игоря Кобзева

Вадим Палько

Автор Вадим Палько

0Комментариев

На третью декаду марта 2020 года выпал символический рубеж — 100 дней со дня назначения генерал-полковника внутренних войск, экс-замминистра МЧС Игоря Кобзева на должность врио губернатора Иркутской области. «Верблюд в огне» узнал, как управленца оценивают люди, с которыми он работал и работает, а также политологи и мэры Приангарья.


Спасатель Иркутской области и патриот

Игорь Кобзев — классический варяг. Вплоть до своего назначения врио Иркутской области 12 декабря 2019 года с ее столицей — Иркутском — он ранее не был связан. Да и сам город ничем, кроме идентичного памятника Ленину, на его родной Воронеж совсем не похож. Поэтому не удивительно, что вскоре после громкого назначения Кобзев на время отошел от общения с прессой.

Как рассказал анонимный источник «Верблюда» в администрации области, ему нужно было влиться в повестку и быстро разобраться в проблемах. Собственную команду Кобзев в Иркутск не привез, но вскоре с ним стали работать московские консультанты из агентства «ИМА-консалтинг» (сотрудничают с мэрией Москвы, сопровождали выборы губернатора Орловской области).

Перед Новым годом Кобзев активизировался: заработали аккаунты в соцсетях, а посты дополнялись хэштегом #кобзевнасвязи (который, как заметили пользователи фейсбука, перекликался с предвыборным слоганом Сергея Левченко «услышу голос каждого»). Исходя из повестки, которую пиарщики Кобзева транслировали в соцсетях, на первом месте оказались вопросы, связанные с празднованием 75-летия Великой Отечественной войны, ветеранами и патриотическим воспитанием. На втором месте — спорт и стройка ледового дворца в Иркутске, на третьем — Байкал и экология. Тулун по интенсивности тем стал только четвертым.

Игорь Кобзев во время поездки в Усолье-Сибирское. Фото: Иркутская область, официальный портал

По словам Павла Добродеева, который в течение первого месяца оставался руководителем пресс-службы при Кобзеве, образ «спасателя Иркутской области» был на поверхности. Тем не менее у него возникло ощущение, что новый человек приехал и немного не понял или ему не объяснили, чем отличается государственная гражданская служба от военной.

«Очевидно, была выбрана такая стратегия, что спасателя отправляют в Иркутск спасать Тулун. Но есть еще проблемы “Усольехимпрома”, Байкальска. Строительство Ледового дворца — как позитивная тема. Это создание правильного образа — ездить, контролировать, раздавать поручения. Это время лозунгов, я называют его так. Убеждали, что выполним все наказы ветеранов ВОВ, что мы их помним, чтим подвиг. Нужно решить по Байкальску? Все решим. Есть ЧС? Ликвидируем», — рассказывает Добродеев.

Плодовитый на поручения, выносливый, но «пустой»

Столь широкий охват тем и регулярные поездки сказались на статистике законотворческой «плодовитости» Кобзева. Экс-губернатор Сергей Левченко за весь 2019 год, вплоть до отставки, дал около 900 поручений, Кобзев за два месяца — уже 400.

Как отмечает источник «Верблюда», выносливости и здоровью врио, способного передвигаться по региону нон-стоп, можно только позавидовать. Вместе с этим, он выделяет его «пустоту» — нежелание или нехватку времени, чтобы досконально погрузиться в проблемы Приангарья.

Врио с неясными преимуществами

Отставка губернатора Левченко в декабре 2019 года была радостно встречена в Иркутского области многими политическими соперниками, которые давно продавливали в Москве решение о его отстранении.

Как отмечает политолог Константин Калачев, ради этого в Кремле на совещаниях по поводу последствий паводка в регионе даже намеренно преувеличивали некоторые проблемы. Как результат столь искусственного отчуждения от власти — проблемы при получении Кобзевым поддержки среди населения.

«Я не уверен, что он сейчас выигрывает даже в сравнении с Левченко и что ему будет просто получить народную поддержку. Потому что есть тема взаимоотношений с жителями, — считает Калачев. — В нынешней ситуации ему будет очень сложно доказать свои конкурентные преимущества, поскольку экономический рост явно замедлился, а жить становится всё сложнее».

Сам Левченко комментировать первые 100 дней работы врио губернатора Кобзева не стал.

Сергей Левченко, экс-губернатор Иркутской области. Фото: Википедия, Alex554322


Игорь Кобзев долго воздерживался от оценки своего предшественника. Но после критики Сергея Левченко о том, что в Тулуне упущено два месяца строительных работ, наконец, отреагировал. Во время послания Заксобранию Кобзев заявил, что жители области видели достаточно политических интриг и откровенной лжи. И рассказал про госдолг региона, который за 2019 год вырос на 38 % — до 4,7 млрд рублей.

На это оперативно ответил Левченко в своем инстаграме: напомнил, что долг вырос за счет кредита у Сбербанка уже при Кобзеве и кредита в федеральном бюджете, взятого еще позднее. «По состоянию на 1 марта госдолг Приангарья 20,4 млрд рублей, за 100 дней временного правительства он вырос на 71 %», — написал экс-губернатор.

Встреча Игоря Кообзева с мэрами Черемхова и Братска. Фото: Иркутская область, официальный портал

С мэрами деловой и жесткий, с приказным тоном

Одно из самых заметных противостояний периода губернаторства Левченко происходило между региональной властью и многими из мэров Иркутской области, объединенными под началом Ассоциации муниципальных образований (АМО).

Председатель АМО, мэр Черемхова Вадим Семенов так комментирует смену формата работы при Кобзеве. «Губернатор сразу же сказал, что абсолютно все мэры равны, они значимы. Врио губернатора старается выстраивать отношения так, чтобы учесть интересы всех муниципальных образований. То есть не делить, как это было раньше, на своих и чужих. Подход чисто деловой», — сказал он.

Семенов, однако, добавил, что при губернаторе Левченко конфликта как такового не было. «Здесь просто был непрофессионализм, неуважение», — утверждает мэр Черемхова.

Куда менее однозначное мнение сложилось у мэра Саянска Олега Боровского, который находился в составе регионального совета — другой организации мэров, лояльных Сергею Левченко. «Пока не могу однозначно ответить, насколько хорошо Игорь Иванович наладил работу с мэрами. Работа идет, контакт есть».

Правда, сначала, по словам Боровского, возник небольшой перегиб. «Кобзев пытается все муниципалитеты затащить в АМО. Мы ему на встрече предлагали сразу, что должно быть и то и другое, АМО и региональный совет. Территории разделились — 24 территории второго уровня вышли из АМО, 18 остались. Поэтому нам нужны и важны обе площадки. Врио сначала не очень хотел с нами соглашаться, но сейчас его призыв всем присоединяться к АМО поутих. Мэров это полностью устраивает», — добавил Боровский.

По словам мэра Саянска, каких-то резких изменений в руководстве регионом он пока не увидел. «Время покажет. Пока у Кобзева всё очень четко, понятно, в приказном тоне и без всяких обсуждений. Я считаю, что по вертикали власти это и правильно: меньше разговоров, больше конкретики. Левченко был мягче. Кобзев более жесткий. Но в нынешнее время нужна именно такая позиция», — говорит Олег Боровский.

Заседание комиссии по ЧС в связи с «Усольехимпромом» . Фото: Иркутская область, официальный портал

Команда-винегрет и попытка построить свою вертикаль власти

Перестановки в правительстве и формирование собственной команды больше всего обсуждались уже на исходе 100 дней врио губернатора на своем посту — потому что самые важные из них произошли именно в марте.

13 марта свой пост оставил мэр Иркутска Дмитрий Бердников, который перешел на должность исполняющего обязанности первого заместителя губернатора вместо ушедшего в отставку Владимира Дорофеева. В тот же день стало известно, что пост председателя правительства Иркутской области занял Константин Зайцев, ранее возглавлявший управление ФНС в регионе. Занимавший это место прежде Руслан Болотов стал вице-мэром Иркутска. Наконец, 16 марта полномочия сложил председатель Законодательного собрания области Сергей Сокол. Его место занял Александр Ведерников.

По информации «Верблюда», многие решения по созданию команды Кобзева утверждались в администрации президента. Ходили также разговоры о пришедшей оттуда рекомендации вывести из «серого дома» людей экс-замгубернатора Дмитрия Чернышова.

Подобными действиями Кобзев попытался помирить и уравновесить политические элиты, чьи войны давно надоели Кремлю. Но в результате получился винегрет, — такого мнения придерживается политобозреватель «Альтаира» Виктор Лучкин. По его мнению, Кобзев проявил себя как тактик, поэтому вряд ли стоит ожидать, что нынешний состав правительства сохранится в неизменном виде после осенних губернаторских выборов.

«Он почти сразу после назначения бросился работать со всеми темами и стоящими за ними интересантами, с которыми только мог. Что касается формирования команды, он убрал самых главных одиозных “раздражителей” из команды Левченко и заявил об испытательном сроке для каждого члена команды. После выборов будет, скорее всего, что-то другое». Один из таких кандидатов на звание «временщика» в нынешнем составе — Бердников. По сведениям Лучкина, тот вполне может претендовать на пост губернаторского сенатора в Совете Федерации, но только после выборов с благоприятным результатом.

В нынешней ситуации, считает политолог Константин Калачев, для Иркутской области в приоритете должно быть создание условий для долгосрочного развития региона. При этом последние кадровые решения в руководстве региона показали, что Кобзев пытается выстроить собственную вертикаль власти. Но каким будет результат — еще вопрос.

Генерал-полковник, загоняющий себя в угол

18 марта в Иркутске прозвучало послание Игоря Кобзева Заксобранию региона. Сказанное там отчасти сублимировало прошедшие к тому моменту почти 100 дней на посту, говорит политобозреватель «Альтаира» Виктор Лучкин. Он считает, что Кобзев использовал это выступление для демонстрации своего управленческого стиля.

«К посланию Кобзева есть лишь одна, но довольно серьезная претензия — он не сказал вообще ничего, чего не обещали бы раньше губернаторы Левченко или Ерощенко. Отличие — жесткие сроки. Он как бы показывает, что при нем, при генерал-полковнике, не забалуешь. Если мы будем делать стратегию до 31 мая — мы сделаем ее до 31 мая. Найти участок для нового аэропорта до 1 октября — значит, надо найти до 1 октября. Хотя это практически нереально».

Фото: Алена Шатуева/ «Верблюд в огне»

При этом, добавляет Лучкин, Кобзев некоторыми обещаниями сам себя загоняет в угол — срыв сроков по ним ударит по образу жесткого «генерал-губернатора» куда больнее, чем по привычным «гражданским» главам региона. Остается надеяться на расторопность новой «тактической» команды или протекцию Москвы — мало ли, вдруг президент чем-то поможет своему варягу.


Что успел Кобзев за 100 дней в Иркутской области

  • Достроил ледовый дворец к чемпионату мира по хоккею с мячом. 
  • Пообещал найти новую площадку для аэропорта Иркутска до 1 октября 2020 года.
  • Договорился с РосРАО об утилизации опасных отходов с промплощадки «Усольехимпрома».
  • Взял для решения проблем Иркутской области кредит у Сбербанка (3 млрд рублей) и из федерального бюджета (6,5 млрд рублей).
  • Объявил о проекте реновации панельных домов 335 серии (потенциально опасных из-за высокой степени износа и сейсмических условий в регионе).
  • Обновил кадры на ключевых руководящих постах в регионе (новый председатель правительства, заместитель, новый спикер Заксобрания).

Что не сделал, а это важно для области

  1. Не ввел вовремя в эксплуатацию жилье в Тулуне для пострадавших от наводнения — сроки перенесены, точные даты не названы.
  2. Не отреагировал однозначно на возможное уравнивание со всей Россией тарифов на электроэнергию в Иркутской области.

Ничего не нашлось

Попробуйте как-нибудь по-другому