• Пробки 2
  • Погода
  • Мэрия: на Конном построят концертный залзал
  • В Иркутске умер воспитанник детского дома: следователи проводят проверкупроверку
  • РБК: Власти выделят почти 1,6 млрд рублей на выявление опасных учащихсяучащихся

Главная > Тренды 11.06.2020 18:35

Караванинг или дом с собой: как и куда иркутяне путешествуют в автодомах

Екатерина Фалалеева

Екатерина Фалалеева

0 Читать комментарии
Караванинг или дом с собой: как и куда иркутяне путешествуют в автодомах - Верблюд в огне

Фото: предоставлено Алексеем Юрковым

Путешествия в домах на колёсах становятся всё более популярными в России — за последний год их спрос вырос на 29 %. Когда границы закрыли, россияне стали скупать автодома ещё активнее. Рекордный спрос был зафиксирован во время карантина: за последние несколько месяцев он вырос почти вдвое. Как ни странно, Иркутск показал наиболее сильную динамику: предложение увеличилось на 116 %, а спрос — на 156 %. Почему иркутяне скупают автодома и действительно ли рынок в Иркутске настолько активен? Вместе с владельцами и экспертами разобрались, правда ли то, что автопутешествия экономнее, и какой кемпер лучше выбрать для поездок на Байкал.


Караванинг — так называют путешествия на автодомах — это особый вид индивидуального туризма, в котором решены задачи передвижения и проживания туристов. Кемпер — это мобильная мини-версия квартиры, там есть всё необходимое для жизни. Впрочем, кемперы бывают разные: по размеру, комплектации, проходимости и, соответственно, по цене.

Различают две большие группы кемперов: машина со встроенным жилым помещением на базе автошасси и прицеп, для которого нужен автомобиль-тягач. Внутри тоже есть своя классификация. Полноценный автодом может быть сделан на базе специального шасси (это премиум-класс) или на серийном шасси (более доступный вариант). Европейцы обычно используют шасси Fiat, Renault, Ford, Pegeot, Mercedez, на которое устанавливается жилая кабина. Такие кемперы называют полуинтегрированными.

Подобный автодом приобрели иркутяне Татьяна и Виталий в ноябре прошлого года. Супруги рассказали, что к осуществлению мечты шли пять лет: изучали информацию, рассматривали разные варианты и копили деньги. «Когда мы окончательно убедились, что нам нужен не прицеп, а автодом, то начали искать, где его можно купить, — конечно, хотелось поближе к Иркутску. Постоянно следили за объявлениями и увидели, что рынок вторичных автодомов в России не очень подвижный, — объявления о продаже держатся подолгу, и их не так уж много», — рассказывает Татьяна. По ее наблюдениям, активнее всего продажи идут в Москве и Краснодарском крае, в Иркутске же за полгода попалась пара объявлений. В итоге подходящий вариант нашёлся в Москве.

Фото предоставлено героями

Автономное путешествие

За время поисков Татьяна и Виталий вывели формулу идеального кемпера: «Во-первых, он должен быть на серийном шасси, чтобы детали для него легко можно было найти. Во-вторых, для нашей местности нужен хороший клиренс. Обычно у автодомов дорожный просвет небольшой, что ограничивает географию передвижения. Нам пришлось поставить колёса побольше и пружины помощнее. Так удалось немного приподнять машину. Хорошо иметь и пневмоподвеску, которую можно включить на ухабистой дороге. В-третьих, нужно учесть, что по России в целом (а в Иркутской области тем более) практически нет возможности подключиться к розетке на стоянке. Значит, нужен аккумулятор большой ёмкости и солнечные батареи как альтернативный источник питания». Есть и несколько других опций, которые значительно упрощают жизнь в дороге: раздельные контуры обогрева воздуха и воды, круиз-контроль для передвижения по шоссе, кондиционер в салоне, так как летом в автодомах жарко.

Фото предоставлено героями

Спальные места, мебель, плита, холодильник, туалет, душ, освещение, крепление для велосипедов, телевизор и DVD — всё это обычно есть в автодомах подобного типа. Такой набор дает полную автономию. Как отметил руководитель сервиса «Авито Авто» Кирилл Вотяков, автономные дома становятся российской спецификой: «Они имеют собственные генераторы, большие баки с водой и вместительные канализационные отсеки. В них можно не зависеть от цивилизации». Выбор россиян понятен: в стране, где не развиты автотуризм, кемпинговая сеть и инфраструктура, нужно полагаться на себя.

«В нашем автодоме небольшой бак для воды — всего 100 литров. Максимум хватает на два дня для двоих. Когда ты в дороге, это нужно учитывать и вовремя находить источник воды. В российских деревнях сохранились водоколонки, но таскать воду ведрами довольно тяжело, проще бросить шланг, но это не всегда получается», — вспоминают супруги свою первую поездку из Москвы в Иркутск.

В целом комплектация их кемпера почти максимальная, и обошелся он недёшево — 2 млн рублей. Новый такой стоит около 6 млн рублей. Траты продолжаются: дополнительно купили бензогенератор, шланги, провода, ремонтные ключи и домкрат. А ещё компрессор — давление в шинах должно быть определённым, компрессоры на заправках его не дают. «Мы знали, что всё это будет стоить дорого, поэтому готовились заранее, — делятся супруги. — Но покупкой очень довольны, осуществилась давняя мечта. В июле поедем в Баргузинский залив. В перспективе хотим проехать всю Россию и съездить в Европу».

В следующем году супруги отправятся в Крым. Они рассчитали, что дорога в одну сторону займет 1012 дней, а на топливо в общей сложности потратят около 70 тыс. рублей. «Путешествие на автодоме здорово экономит деньги на отдых, — считает Татьяна. — Обычно на двухнедельную поездку к морю уходит не меньше ста тысяч на двоих, а тут семьей из пяти человек мы уложимся в ту же сумму и путешествовать будем месяц. И о бронировании жилья думать не нужно — оно у нас с собой».

Фото предоставлено героем

Новый уровень отдыха на Байкале

Иркутянин Алексей Юрков согласен с тем, что караванинг — это хороший способ сокращения затрат на путешествия. На поездку за границу семья из четырех человек тратила 200 тыс. рублей, теперь планируют отдыхать намного дешевле и больше времени посвящать внутреннему туризму. Для этого в середине мая Алексей купил дом на колесах — как раз к летнему сезону: «Я дольше готовился морально. А потом за месяц нашёл, обдумал и решил покупать, чтобы уже в июне отправиться на Байкал». Жилой прицеп Алексей пригнал из Улан-Удэ, там его сделал местный мастер. Стоил кемпер 230 тыс. рублей. Цена на подобные заводские модели начинается от 600 тыс. рублей.

«У меня не было специфических требований, — делится Алексей, — главное — четыре спальных места и минимальный уровень комфорта, чтобы можно было ночевать в тепле. У нас есть солнечная батарея, газ, вебасто. Мы и купили его потому, что ездить с палаткой уже надоело. В этом плане жилой прицеп — идеальный вариант». В кемпер Алексей дополнительно вложил 15 тыс. рублей — установил раковину, сделал ещё одну полку и дополнительное освещение, купил биотуалет.

На крыше кемпера установлена солнечная батарея. Фото предоставлено героем

Недавно семья Юрковых вернулась из первой поездки на Малое море. Обычно туда выезжали на день, а это 600 км в обе стороны. Теперь появилась возможность остаться на ночь и даже в начале июня спать на Байкале в тепле. «Расход топлива с прицепом, конечно, увеличивается, но экономия всё равно хорошая. На одну только турбазу мы бы потратили 6 тыс. рублей, а так ушло вдвое меньше».

Первая поездка показала, что прицеп довольно проходимый. На нём без труда можно проехать на Ольхон, правда, вряд ли на Хобой — на ухабистой дороге он может завалиться. В списке дальних поездок — Алтай и Монголия. Алексей подсчитал, что на поездку с пробегом 4 тыс. километров на топливо понадобится 18 тыс. рублей. Покупкой он доволен — уровень комфорта отдыха в кемпере гораздо выше, чем в палатке. Плюс мобильность: собирать палаточный лагерь долго и муторно, с автодомом всё проще: пять минут и можно снова в путь.

Фото предоставлено героем

Живется как американскому бомжу

Дом на колесах покупают не только для того, чтобы колесить. Для некоторых он становится стационарным домом. Юрий из Иркутска живет в автотрейлере на дачном участке уже четыре года. Планировалось, что кемпер будет служить времянкой, пока строится настоящий дом, но «катаклизмы и кризисы», как выражается сам герой, пока не дают ему возможность начать строительство. На вопрос, как ему живётся, отвечает — как американскому бомжу.

Найти в Иркутске подходящий трейлер Юрию не удалось, пришлось ехать в Москву: «Выбрал несколько объявлений, полетели с сыном. Посмотрели два варианта, третий подошел — потратили на это один день. В Иркутске на автобарахолке я видел прицеп вдвое меньше, и он стоил 400 тыс. рублей. Я купил за 250 тыс.». Цена неплохая, особенно учитывая то, что модель фабричная, — обычно они стоят гораздо дороже. Правда, Юрию пришлось многое переделывать, чтобы добиться благоустроенности. В трейлере он вмонтировал душ, установил горизонтальный водонагреватель (такая форма более компактная), вместо биотуалета поставил обычный унитаз, подключил дом к скважине и канализации.

Автодом Юрия разделён на спальную зону, где стоит стационарная кровать, кухню, санузел, в противоположном от спальни торце — столовая зона со столом и диванчиком, который раскладывается в дополнительное спальное место. О своем домике мужчина рассказывает с любовью, но в конце разговора всё же акцентирует, что автотрейлер — это временное жилище. Когда будет построен настоящий дом, трейлер «отвяжут» от сетей и поедут на нём в путешествие.

Кемперы, сделанные в Иркутске

Пять лет назад иркутянин Ярослав Огай изготовил первый кемпер — получился жилой модуль, который можно фиксировать на стандартный прицеп. К настоящему времени Ярослав сделал уже пять кемперов по индивидуальным заказам. Запросы разные, поэтому изделия неоднотипные, хотя общий принцип есть: железная рама обшивается фанерой, далее идёт утепление пеноплексом и обивка из ткани, а снаружи — композитный алюминий.

От цели путешествия зависит и тип конструкции. Для езды по гравийке и бездорожью нужен устойчивый прицеп с жёстким шасси. Такой не подойдёт для дальних поездок: из-за большого веса увеличивается расход топлива. Для шоссейных путешествий продолжительностью более 1 тыс. км нужна легкая модель. Размер и внутренняя комплектация формируется исходя из предпочтений заказчика. Например, рыбаки попросили мастера вмонтировать печь, а путешественники, которые отправились в Италию, заказали трехметровый модуль шириной 1,8 м с оборудованной кухней и санузлом, солнечными батареями и четырьмя спальным местами.

Свой последний заказ мастер сдал в мае 2020 года, а новых пока нет. Ярослав отмечает, что звонят и интересуются регулярно, но дальше дело не идёт. Стоимость прицепов, которые делает мастер, — 100200 тыс. рублей. Цена невысокая: по словам Ярослава, в Красноярске подобные модули стоят от 300 тыс., а заводские модели и вовсе от 600 тыс. рублей. Почему же прицепы, сделанные в Иркутске, не разлетаются, как горячие пирожки? Ярослав видит три причины: «Первое и главное — у нас вообще слабо развита культура кемпинговых путешествий. Второе — все хотят за «бесплатно». Третье — возможно, есть недоверие к не заводскому производству. Люди, у которых есть возможность купить автодом, скорее всего, возьмут готовый».

Фото предоставлено компанией «Караван 38»

Кемпинговая культура

Основатель компании по аренде и продаже автодомов «Караван 38» Андрей Григорьев последние четыре года популяризирует караванинг в Иркутске. По его словам, за это время осведомленность у иркутян выросла, но незначительно. Особого всплеска интереса к автодомам за последние три месяца он не заметил: «Люди звонят, узнают, сколько это стоит, и, видимо, решают отдохнуть на даче».

Аренда прицепа в «Караване 38» обойдется в 8 тыс. рублей в сутки, автодома — 11 тыс. рублей. Высокая цена является своеобразным фильтром: тот, кто потратит такую сумму, к машинам отнесется бережно. «Может показаться, что такой бизнес приносит большие деньги, — делится Андрей, — но это не так. Сезон у нас короткий, а спрос небольшой, так что это вовсе не рентабельно. Единственный способ зарабатывать — привезти сюда 30 автодомов и стать монополистом, но при нынешнем спросе это утопичная идея».

На покупку и транспортировку прицепа предприниматель потратил 450 тыс. рублей, автодома — 1,3 млн рублей. Вложения всё ещё не отбились. Когда это произойдёт — зависит не только от роста популярности такого вида отдыха, но и от развития инфраструктуры. По словам Андрея Григорьева, пока что в регионе её нет вообще — даже найти заправку с водой проблематично. Кемпинговых площадок тоже нет. Но если повезет, можно договориться с гостиницей, чтобы поставить машину во дворе и подключиться к розетке и воде. «Скорее у нас надо быть готовым к тому, чтобы ездить на дикую природу, на кемпинги рассчитывать не стоит», — заключает предприниматель.

По подсчетам Ростуризма, в России есть около 30 оборудованных стоянок для размещения автодомов. По другой оценке, кемпингов около ста,  они сконцентрированы преимущественно в центральной части страны. У Андрея Григорьева была задумка сделать кемпинг-стоянку, но просчитав целесообразность, он решил в это пока не вкладываться, ведь трафик автодомов очень скудный: «Владельцев кемперов в Иркутске можно пересчитать по пальцам. Конечно, в перспективе кемпинги в разных уголках Байкала — идея хорошая. Но делать всё нужно по уму — с подводом воды, с туалетами, прачечными, столовыми. Так, как это практикуется в Европе. Это требует огромных вложений и планомерной работы». По словам Андрея, кемпинговая индустрия понемногу начинает набирать обороты на западе страны. До нас тенденция дойдет, возможно, через 510 лет.

Автотуризм мог бы развиваться быстрее, будь у него господдержка, убеждены эксперты. Но здесь есть тормозящий момент — отсутствие нормативно-правовых документов, которые регламентируют эту деятельность. Поэтому даже при желании региональные власти не могут выделять деньги на строительство стоянок для караванеров — такие действия будут расценены как нецелевое расходование средств.

В скором времени ситуация должна измениться. Общенациональная ассоциация автомототуризма представила проект из шести маршрутов, который войдёт в план реализации программы «Стратегии развития туризма в России до 2035 года». Ассоциация полагает, что сейчас караванинг обладает большим потенциалом развития, из-за того что россияне перейдут на внутренний туризм. По словам президента ассоциации Сергея Лобарева, включение маршрутов в «стратегию туризма» позволит местным властям выделять средства на развитие придорожной инфраструктуры. Это должно затронуть и Прибайкалье — города Иркутской области и сам Иркутск входят в маршрут «Сибирский тракт».

Бытовая комплектация в автодоме даёт путешественникам полную автономию. Фотографии предоставлены компанией «Караван 38»

Комментариев 0

Загрузка...

Еда 30.04.2021 21:45

Интерактивная карта. Где есть и пить в Иркутске по версии «Верблюда»

Верблюд в огне

Автор Верблюд в огне

0 Читать комментарии

В начале апреля мы вместе с En+ Group запустили проект «Лучшее в Иркутске»: собрали жюри из экспертов в ресторанной индустрии и попросили их выбрать самые яркие и качественные гастропроекты в Иркутске. Рассказываем и показываем на карте, что у нас получилось.


При поддержке En+ Group

Коротко о том, что и зачем мы сделали

В Иркутске каждый год становится все больше заведений: кафе, баров и ресторанов. Но до сих пор в городе не было хорошей рекомендательной системы — непонятно, куда идти и что посоветовать гостям из других городов. Мы решили исправить ситуацию.

Мы составили лонг-лист из 70 проектов, а затем попросили жюри оценить их по шести критериям — концепция, интерьер и атмосфера, сервис, маркетинг, команда, еда и/или напитки (подробно о них, членах жюри и самом проекте можно прочитать здесь). В конце мы отобрали 44 классных заведения, набравших больше всего баллов.


Классные заведения — это какие?

Это места, в которых хорошо без преувеличения примерно все. Интерьер должен быть продуманным, стильным и работающим на идею кафе, маркетинг — понятным, дружелюбным и эффективным, еда и напитки — очевидно, безумно вкусными, а концепция — интересной, небанальной, отличающей место от того, что представляют собой большинство российских заведений.

Поэтому в наш рейтинг не попали многие кафе и рестораны, которые давно работают в Иркутске, — кто-то вяло вел соцсети, другие давно перестали работать над кухней или ничего не рассказывали о команде. Надеемся, что со временем это изменится.


А как их найти?

По нашей карте (прокрутите чуть ниже) и на отдельной страничке «Лучшее в Иркутске», которую мы запустим в мае. А еще проекты, которые получили высокую оценку, можно узнать по яркой наклейке на дверях, с надписью «Лучшее в Иркутске».

Рекомендательная система будет обновляться — наша редакция будет следить за новыми проектами и добавлять их на карту, а всё, что закроется, оттуда сразу исчезнет.


А теперь — карта

Перед вами карта Иркутска, на которой расположены лучшие заведения по версии «Верблюда». Все места мы поделили на 4 категории — кафе, рестораны, бары и кофейни. У каждого заведения есть своя карточка, которая открывается по клику на иконку, — в ней вы найдете краткое описание и контакты.

И кое-что еще: мы не стали наносить на карту все заведения сетей, попавших в наш рейтинг, а выбрали только одно-два лучших места. Например, у Cake Home 12 точек в Иркутске, но на карте вы найдете только локацию на 3 июля. Это сделано для того, чтобы на ней было проще ориентироваться. На наше мнение о других филиалах сети это не влияет — вы найдете нашу фирменную наклейку во всех Cake Home.

И пара слов от жюри

Иван Вильчинский

программный директор радио MCM, член жюри проекта «Лучшее в Иркутске»

С моей точки зрения, любые премии и рейтинги, которые поощряют лучших, являются стимулом для развития. Это как топливо. Заведения могут получить обратную связь и убедиться в том, что они всё делают правильно — или нет.

Оценка — дело всегда очень сложное: ты берешь на себя ответственность. При этом оценка всегда субъективна. Ты же не суперфуди, ты любитель — есть определенные вкусовые пристрастия, которые уже сложились. Особенно сложным для меня в проекте оказался критерий «маркетинг», потому что он у заведений может идти через блогеров, через какие-то другие каналы. А для меня маркетинг — это качество еды. Это что вкусного я хочу здесь съесть вновь. Поэтому отделять маркетинг от еды мне было очень сложно.

В Иркутске не так много заведений, в которые мне хотелось бы возвращаться. Но перспективы есть. У меня есть ощущение, что рано или поздно мы получим актуальные заведения. По индустрии очень сильно ударила пандемия — сейчас всё, что касается индустрии гостеприимства, находится в состоянии I will survive.


Лера Трошина

Соосновательница The Library Bar, член жюри проекта «Лучшее в Иркутске»

Подобные проекты, безусловно, важны: они дают встряску и мотивацию заведениям. Другой вопрос — насколько премии и рейтинги адекватны. Судить должны люди-профессионалы, подкованные в плане современной гастрономии.

Есть одна мною любимая фраза: «Народу много, людей мало». Она шикарно подходит к состоянию индустрии гостеприимства в Иркутске. Концептуальные достойные заведения можно пересчитать по пальцам одной руки. В основном же в городе — места для набития желудка с плохим сервисом, отсутствием идеи, внутреннего наполнения. Иркутску просто не хватает хорошего продукта.


En+ Group — энерго-металлургическая компания, объединяющая крупнейшие гидростанции Сибири и алюминиевые заводы, и мировой лидер по производству низкоуглеродного алюминия. Холдинг активно участвует в социальной жизни регионов, где живут его сотрудники, — строит медицинские центры, парки отдыха, детские спортивные и культурные объекты, реализует образовательные программы и развивает волонтерское движение, помогая сохранять уникальность Байкала.

Ничего не нашлось

Попробуйте как-нибудь по-другому