• Пробки 2
  • Погода
  • Видео дня: обыски у Сергея Левченко и задержание его сынасына
  • Иркутянин приехал в Москву на электровелосипеде: он преодолел 5,2 тыс. кмкм
  • 17 октября в Иркутске пройдет «Тотальный диктант»: написать можно из домадома

Главная > Искры 25.06.2020 15:49

Команда «Верблюда в огне»: кто делает самое молодое и дерзкое медиа Иркутска

«Верблюд в огне»

«Верблюд в огне»

0 Читать комментарии
Команда «Верблюда в огне»: кто делает самое молодое и дерзкое медиа Иркутска - Верблюд в огне

Коллаж: Олег Бородин
Фотографии: Елена Аносова, специально для «Верблюда»

В мае «Верблюду в огне» вашему путеводителю по искрящейся реальности региона — исполнился год. Пришла пора знакомиться: рассказываем, кто пишет новости и материалы, редактирует, берёт интервью, снимает, — одним словом, работает над «Верблюдом».


Слева — Денис Илларионов, SMM-редактор. В центре — Камиль Асадуллин, шеф-редактор. Справа Василий Имаев, новостной редактор.

Камиль Асадуллин

шеф-редактор

«Верблюд в огне» появился из желания сделать медиа, которое станет проводником жителей Иркутска по меняющейся на наших глазах реальности и на понятном языке объяснит, что происходит с миром и городом и как нам всем с этим жить. Решением этой задачи наша команда и занимается уже целый год. Мы рассказываем, что не так с Иркутском и как сделать его лучше, ищем среди нас героев и тех, кому нужна помощь, отвечаем на (порой жизненно) важные вопросы и просто стараемся быть в авангарде городской повестки.

Я присоединился к команде «Верблюда» недавно, и для меня это важная история. Во-первых, потому что Иркутская область, на мой взгляд, один из самых интересных и, кажется, не до конца изученных (по крайней мере для широкой аудитории) российских регионов. Во-вторых, «Верблюд» — яркое, честное и живое издание, которое делало бы лучше любой отечественный город, но повезло именно Иркутску.

Василий Имаев

новостной редактор

Для меня «Верблюд» — это попытка доказать (себе в первую очередь), что новости на простом и понятном языке нужны не только жителям двух столиц и городов-миллионников. Думаю, что сделать это удалось. А ещё «Верблюд» — пример того, что новости — это не пресс-релизы рекламодателей, а площадка, на которой можно увидеть, как устроена жизнь в городе.

Одно из самых сильных воспоминаний в работе новостником — это онлайн паводков 2019 года, когда соцсети стали основным источником информации. Двое суток новости о наводнении (и о том, как жители справляются с ним) напоминали военные сводки.

Самой забавной новостью для меня стала заметка из карантинного времени. Мой коллега Андрей Блинов рассказал про шпица, прилетевшего из Бангкока, — первое домашнее животное, которое в Прибайкалье поместили в обсерватор.

Денис Илларионов

SMM-редактор

Я отвечаю за социальные сети «Верблюда» с самого старта. Впервые делаю медиа с нуля, и это очень круто. Раньше я работал на «России 2», любимом сайте всех москвичей mos.ru, в бизнес-журнале Inc. и «Хайтеке». На «Верблюде» — новые вызовы: идеи для материалов, креативы для соцсетей, текстовые трансляции, опросы, цифры дня. Через меня каждый день проходит очень много информации — от мемов до действительно важных новостей, которые надо упаковать и запостить, чтобы вы увидели результат работы всей нашей команды.

Одним из приятных моментов стала конференция Минздрава Иркутской области, на которой среди знакомых всем иркутянам изданий был и «Верблюд в огне». И нет ничего круче, когда придуманный тобою материал находит отклик у читателей и собирает тысячи просмотров. Ради этого стоит просыпаться пораньше и ложиться попозже.

Кстати, подписывайтесь на наш инстаграм и канал в телеграме.

Слева Екатерина Фалалеева, автор. Справа — Екатерина Балагурова, корреспондент.

Екатерина Фалалеева

автор

Год назад я написала для «Верблюда» первую бизнес-историю, и с тех пор это мой любимый жанр. Мы рассказали о самых разных иркутских компаниях — «Космотеке», «Дикой Сибири», «Атласе», Inspire Girls, Castro Cafe и многих других. Самое крутое в моей работе — общение с теми, кто ведёт своё дело. Истории бизнеса — это истории преодоления, ошибок, успехов и кайфа от проделанной работы. Никогда не видела себя в роли предпринимателя, но работа в «Верблюде» показала, каким захватывающим и созидательным может быть бизнес. Теперь собственное дело не кажется таким уж сомнительным предприятием.

Обожаю журналистику за возможность встречаться с другими точками зрения, ритмами, манерой общения, опытом, историями. Собеседники удивляют, вдохновляют, пугают, заставляют сомневаться и задумываться, но не оставляют равнодушной. И ты начинаешь лучше понимать свой маленький большой город и любить его ещё сильнее — за то, что он такой разный.

Екатерина Балагурова

корреспондент

Я в «Верблюде» с самого начала. Сперва это было для меня абсолютной авантюрой. В марте прошлого года я в один день потеряла работу. Когда пришла пора искать новую, узнала, что в Иркутске запускается новое медиа. Я заявила тему, написала пробный текст, а потом начались два месяца «работы в никуда». Я общалась с редактором исключительно дистанционно, потому что он находился в пяти тысячах километров от меня. Это непривычный формат: обычно я вижу и знаю тех, с кем сотрудничаю. Героям говорила: «Готовлю материал для нового иркутского портала, название не разглашается».

Название издания я узнала только в день запуска. Если бы услышала его заранее, то, скорее всего, отказалась бы для него писать — и совершила бы большую ошибку. Для меня «Верблюд» — это возможность профессионального роста и выхода за пределы региональных знаний о прессе, потому что часть нашей редакции находится в Москве. Кроме того, здесь я могу брать темы, которые интересны мне самой и моему окружению.

Мне нравится наша команда: мы всегда на связи, стараемся помочь друг другу в любом вопросе и создаём действительно качественный контент. Мне приятно быть её частью.

Слева — Андрей Блинов, новостной редактор. В центре — Екатерина Харитонова, автор. Справа  — Вадим Палько, автор.

Екатерина Харитонова

автор

Лучше места для начала карьеры в медиа, чем «Верблюд», наверное, и придумать нельзя, поэтому я и пришла сюда работать. Самое яркое впечатление — моя новость про больного, сбежавшего из Иркутска в Читу. Тогда я звонила в Минздрав, чтобы уточнить детали побега, а мне в ответ: «Девушка, кто сбежал? Подождите, расскажите, не кладите трубку!»

Вадим Палько

автор

Два года назад я принял решение переехать из Иркутска. Одна из ключевых причин — беспросветная ситуация в городе, где у СМИ практически нет возможности открыто говорить о реальных проблемах. К огромному сожалению, в иркутской прессе выходят преимущественно подобострастные, комплиментарные статьи об успехах городских или областных чиновников, а попытки поднять болезненную тему могут повлечь «высокий звонок» с требованием убрать неугодный материал или исправить неприятную формулировку.

Не желая полностью бросать Иркутск, но стремясь говорить о городе прямо и начистоту, я создал телеграм-канал «Иркутский блог». Казалось, что этим дело и ограничится. Но меньше чем через год после переезда появился «Верблюд в огне». Со мной связались и предложили сотрудничество. Неожиданно на мой самый болезненный вопрос — о свободе выбора тем — мне ответили, что ограничений нет, «Верблюд» никого выгораживать не собирается. Надо же, подумал я тогда, в Иркутске такое вообще возможно? Оказалось, да.

Андрей Блинов

новостной редактор

Ещё в школе я понял, что хочу быть журналистом. Получил диплом, искал работу по специальности — и нашёл «Верблюд». Оказалось, почти каждая заметка — это головоломка, которую нужно решить, а большой материал порой напоминает запутанный лабиринт.

Прошлым летом Иркутская область переживала наводнения и лесные пожары. В первый месяц моей работы в «Верблюде» случилось резонансное событие — в интернете появилось видео, где слышно, что женщина называет пострадавших от паводка «быдлом» и «бичевнёй». Авторы ролика указали, что это голос Ирины Алашкевич, тогда главы пресс-службы губернатора.

Мне удалось связаться и с ней, и с тогдашним губернатором Сергеем Левченко. Я не ожидал, что так скоро после начала работы мне придётся говорить с главой региона и задавать ему острые вопросы. И тем более я не думал, что вечером завкафедрой журналистики ИГУ Александр Гимельштейн, который вручал мне диплом, запостит нашу заметку в соцсеть и оставит хвалебный комментарий. Хоть инфоповод и печальный, но тот день мне очень запомнился.

Слева — Кристина Макаренко, автор. Справа — Екатерина Будникова, дизайнер.

Екатерина Будникова

дизайнер

Я всегда хотела работать в городском медиа, ещё когда в Минске не было ни одного. Это казалось крутым и важным опытом — рассказывать про город, ведь его среда очень на нас влияет. Я даже диссертацию писала по социологии города. Теперь я работаю в городском медиа далёкого от меня Иркутска. Как мне кажется, это история про ту самую солидарность — когда ты вкладываешь силы в улучшение жизни людей, даже если ты их совсем не знаешь.

Кристина Макаренко

автор

Журналистика — это о людях. Героем материала может стать любой человек, потому что каждый из нас по-своему уникален и интересен. Для меня самое ценное в работе — герои. Невозможно не улыбаться, когда кто-то говорит: «Вы действительно хотите написать обо мне? Но это же всего лишь я…», — а затем часами увлекательно рассказывает о своей профессии или о хобби. Невозможно не сопереживать героям в их потерях, боли и желании добиться справедливости.

В «Верблюде» можно рассказывать обо всех и обо всём, но в первую очередь мы говорим о том, что происходит в Иркутске. Если вам кажется, что здесь не о чем писать, вы ошибаетесь: для вас мы поговорим с мужчиной, который ходит по городу в плаще из «Матрицы», или поедем в село Аларь по бездорожью, чтобы принять участие в буддийском обряде. С «Верблюдом» не соскучишься.

«Верблюд» помогает городу становиться лучше: он рассказывает о том, про что порой молчат другие иркутские СМИ. Именно этого, на мой взгляд, не хватает городу — правдивой информации обо всём, что здесь происходит.

Слева — Алена Шатуева, фоторедактор. В центре — Ксения Хабибулина, автор. Справа Зина Александрова, автор.

Алена Шатуева

фоторедактор

Для меня эта работа ценна тем, что постоянно расширяет кругозор: от наших авторов я узнаю много нового. Мне очень нравится рубрика про бизнес, вдохновляют люди, умеющие делать, творить. Благодаря «Верблюду» Иркутск открылся для меня как разносторонний город с множеством интересных мест, движений и ярких личностей.

Все наши съёмки запоминающиеся, но одна из них стала особенной — это съёмка ледяного общежития. В крещенские морозы, в мой день рождения мне предстояло снять здание внутри и снаружи. Внешне оно выглядело жутко, но внутри было ещё страшнее. Ощущение, будто попал в компьютерную игру или постапокалиптический фильм: длинный коридор со скудным освещением, лужи на полу, затхлый запах плесени, комнаты без дверей — внутри разбросаны фрагменты мебели, тряпки. Было чувство, что кто-то наблюдает за тобой и ждёт, когда ты расслабишься.

Ксения Хабибулина

автор

«Верблюд» не дал мне деградировать во время самоизоляции. Свое резюме я отправила на почту редакции после перевода на дистанционное обучение, а в первую новостную смену вышла 1 апреля. И пока все мои друзья бесконечно ныли, что им скучно и нечем заняться на карантине, я была «в огне» — искала инфоповоды, брала комментарии по телефону и исправляла ошибки, а через месяц перешла из новостников в авторы.

Зина Александрова

автор

Мне кажется, наше издание выделяется среди иркутских СМИ. Нигде я не видела, чтобы к новостям прикрепляли мемы, опросы, составляли полезные инструкции на важные темы.

Мне нравятся отношения в команде — все готовы помочь друг другу. И ещё очень удобно, что я могу планировать свой день самостоятельно. Многим фриланс кажется крутой штукой: никто над тобой не висит, ты предоставлен сам себе, не привязан к офису, главное — выполнять поставленные задачи. Но здесь есть свои трудности. Ты не можешь быстро спросить и получить ответ, оперативно включиться в работу и понять, что от тебя требуют здесь и сейчас. Особенно когда у тебя нет опыта и тебе только подбирают фронт работ. Это выводит из равновесия, заставляет усомниться в своих способностях, но думаю, что это дело времени. Главное не опускать руки.

Загрузка...

Комментариев 0

Искры 15.09.2020 17:35

Прозрачные кабинеты, музыка вместо звонка и рисунки на стенах: как устроена школа «Точка будущего»

Екатерина Балагурова

Автор Екатерина Балагурова

0 Читать комментарии

В День знаний в Иркутске открыла двери «Точка будущего» — образовательный комплекс, абсолютно не похожий на другие иркутские и российские учебные заведения. Современная архитектура, особая система обучения, не опирающаяся на оценки, и множество возможностей для школьников — неудивительно, что многие иркутяне были уверены, что учиться в «Точке» можно будет только за деньги. Но это не так: в школу берут всех и особый акцент делают на инклюзивности, поэтому здесь много ребят из приёмных семей. Корреспондент «Верблюда» побывал в «Точке будущего» и рассказывает, как выглядит и работает инновационный для города проект.


Комплекс построен по инициативе Альберта Авдоляна — основателя компании Yota — и благотворительного фонда «Новый дом», эту идею поддержал глава попечительского совета фонда и генеральный директор «Ростеха» Сергей Чемезов. Концепцию разрабатывали с 2013 года. Изначально «Точку будущего» планировали открыть в 2019 году, затем в январе 2020 года, но строительство затянулось.

1 сентября 2020 года 670 детей переступили порог школы, 180 детей зачислили в детский сад. Более 100 из них — сироты, живущие в приёмных семьях. Еще 670 заявлений в резерве — эти ребята начнут учиться в случае, если кто-то из учеников откажется от обучения в «Точке будущего». Школа рассчитана на 1022 ребенка, но первый год пилотный.

Всего «Точка будущего» получила около 4,5 тыс. заявок на прием детей. Учеников отбирали исходя из времени подачи — взяли тех, кто первым заполнил все необходимые документы и мотивационную анкету.

Как все устроено

«Точка будущего» включает три образовательных этапа — дошкольники, младшая и старшая школы. Главная идея проекта — сформировать у детей ответственное отношение к собственной жизни. Здесь обязательны уроки жизненного проектирования, которые проходят с детского сада. Сначала это простые занятия по элементарным навыкам — надо самому завязать шнурки, почистить зубы. С каждым годом спектр уроков расширяется.

До восьмого класса за каждым классом закреплен тьютор, после он курирует всего 12 детей. Каждый ученик самостоятельно выбирает себе жизненную цель на год, а выпускники формируют приоритет и на жизнь после окончания школы. Например, цель школьника — «Хочу измениться, потому что не нравлюсь себе». Вместе с тьютором ученик выстраивает план, как достичь ее в течение года. Для этого ребенок может, например, посещать спортзал или бассейн, заниматься с психологом или даже выбрать новый образ вместе со специалистами. Всё это — в рамках самой школы и в диалоге с родителями, для которых «Точка будущего» тоже собирается периодически проводить встречи и лекции по жизненному планированию.


6 млрд

рублей

— общая стоимость проекта.

600 млн

рублей

— ежегодное содержание школы.

21

гектар

— общая площадь территории комплекса.

Есть несколько полностью оборудованных спортзалов для занятий разными видами спорта, балетные станки, зимой будет каток, лыжная трасса. Также работают бассейн и большая кухня, в которой ученик может сам готовить пищу, психологический центр, биологическая и химическая лаборатории, типография, телестудия, творческие мастерские, где можно изучать робототехнику, 3D-моделирование, и т. д. Кроме того, закуплены новые швейные машинки — педагог может помочь ученику сшить для себя новую одежду.

«Точка будущего» — школа полного дня. Традиционные уроки здесь чередуются с внеурочной деятельностью, которую каждый ребенок выбирает самостоятельно. Нет кипы учебников — всё необходимое есть в классе, каждому ученику выдали индивидуальный ноутбук для занятий. По желанию после уроков дети могут остаться, например, чтобы пообщаться с друзьями, сходить на кружок или сделать домашнее задание. Пока школа учится в одну смену — с 8:00. Для учеников организованы автобусы из разных районов города. Обучение и трехразовое питание (для старшеклассников — шведский стол) полностью бесплатны.

На территории комплекса построен коттеджный поселок — здесь живут приёмные семьи, жилье им предоставили бесплатно. Их отбирает благотворительный фонд Авдоляна «Новый дом» и органы опеки и попечительства Иркутской области. Необходимость брать с определенной периодичностью на попечение детей из детдомов — обязательное условие для предоставления жилья. В каждой семье сейчас от двух до 11 ребят, все они учатся в «Точке будущего».

Архитектура и дизайн

В конкурсе на разработку архитектурной концепции «Точки будущего» участвовали 49 команд из 26 стран мира. Победителем стало датское архитектурное бюро Cebra.

И внутренне, и внешне «Точка будущего» кардинально отличается от привычных советских построек. Шесть корпусов — административный, хозяйственный, младшая и старшая школы, детский сад и бассейн — объединены общей крышей и составляют круг. В центре него образован своеобразный амфитеатр со спортивными площадками, сценой и газоном — здесь учителя в хорошую погоду смогут проводить уроки на открытом воздухе. Все корпуса, кроме детского сада (это здание должно быть отдельным — требования санпина), соединены друг с другом переходами.

В детском саду нет традиционных ярких картинок на стенах, вместо краски или обоев — магнитная поверхность, на которой дети рисуют специальными маркерами. Игрушки тоже не самые обычные — здесь много головоломок и развивающих объектов.

В «Точке будущего» все кабинеты прозрачны, а вместо кирпичей — пластик: так демонстрируют максимальную открытость учебного процесса. Здесь нет выстроенных в ряд парт, вместо них — «подвижные» столы. Закрепленные за детьми и воспитателями группы с помещениями есть только у детсадовцев, школьники же перемещаются по кабинетам — традиционного закрепления пространства за определенным предметом нет.

Инклюзивная среда и педагоги

Главная идея Авдоляна и его команды — благоприятная инклюзивная среда. «Сироты и обыкновенные дети будут чувствовать себя на равных», — говорит бизнесмен. Кроме того, в школу планируют брать и детей с особенностями здоровья. Для этого в «Точке будущего» есть необходимое оборудование, работает большая команда психологов, логопедов и дефектологов.

Сейчас работают более 100 учителей, каждый из которых прошел серьезный конкурс. В следующем году, когда учеников будет больше, число наставников расширится до 200 человек. Это педагоги разного возраста и компетенций, объединенные профессионализмом и желанием работать в инклюзивной среде. Учителя и воспитатели не знают, кто именно из детей является приемным, а кто растет в кровной семье. Школа проводит внутреннее обучение сотрудников, повышает их квалификацию, отводит педагогов от системы «Звонок в школе звучит для меня, вопросы здесь задаю тоже я».

Кстати, традиционных звонков тоже нет. Вместо них об окончании урока будет сигнализировать мелодия, которую на общешкольном голосовании выберут сами дети. Сигнала о начале урока в школе нет — в «Точке будущего» считают, что такая система вызывает у детей желание учиться.

Один из главных принципов проекта — открытость учителей и детей, включенность каждого ребенка в образовательный процесс. Как объяснил заместитель директора по воспитательной работе Максим Астраханцев, «Точка будущего» не гонится за оценками: «Главное для нас — заинтересовать детей в учебе, в самой школе. Если им будет здесь комфортно, приятно и интересно, то они сами будут хотеть учиться. У нас нет цели натренировать детей на сдачу ЕГЭ, мы хотим сделать для них школу вторым домом».

И для Чемезова, и для Авдоляна Иркутск — родной город. Оба бизнесмена видели острую ситуацию с сиротством в Иркутской области и решили помочь региону, в котором прошла часть их жизни. «Создание современного образовательного центра, где дети из приёмных семей смогут познавать мир, учиться и готовиться к взрослой жизни на равных со своими сверстниками, станет важным шагом в решении этой проблемы», — считает Чемезов.

Иркутская «Точка будущего» — не единственный инклюзивный образовательный проект Альберта Авдоляна. Уже в следующем года аналогичную школу начнут строить в Якутии, подписаны все необходимые документы.

Ничего не нашлось

Попробуйте как-нибудь по-другому