• Пробки 2
  • Погода
  • Минздрав: Россия вернется к нормальной жизни после пандемии не раньше февраляфевраля
  • Вице-мэр Иркутска хочет повысить стоимость проезда в автобусахавтобусах
  • Власти Приангарья разрешили зоопаркам работатьработать

Главная > Искры 25.06.2020 15:49

Команда «Верблюда в огне»: кто делает самое молодое и дерзкое медиа Иркутска

«Верблюд в огне»

«Верблюд в огне»

0Комментариев

Команда «Верблюда в огне»: кто делает самое молодое и дерзкое медиа Иркутска - Верблюд в огне

Коллаж: Олег Бородин
Фотографии: Елена Аносова, специально для «Верблюда»

В мае «Верблюду в огне» вашему путеводителю по искрящейся реальности региона — исполнился год. Пришла пора знакомиться: рассказываем, кто пишет новости и материалы, редактирует, берёт интервью, снимает, — одним словом, работает над «Верблюдом».


Слева — Денис Илларионов, SMM-редактор. В центре — Камиль Асадуллин, шеф-редактор. Справа Василий Имаев, новостной редактор.

Камиль Асадуллин

шеф-редактор

«Верблюд в огне» появился из желания сделать медиа, которое станет проводником жителей Иркутска по меняющейся на наших глазах реальности и на понятном языке объяснит, что происходит с миром и городом и как нам всем с этим жить. Решением этой задачи наша команда и занимается уже целый год. Мы рассказываем, что не так с Иркутском и как сделать его лучше, ищем среди нас героев и тех, кому нужна помощь, отвечаем на (порой жизненно) важные вопросы и просто стараемся быть в авангарде городской повестки.

Я присоединился к команде «Верблюда» недавно, и для меня это важная история. Во-первых, потому что Иркутская область, на мой взгляд, один из самых интересных и, кажется, не до конца изученных (по крайней мере для широкой аудитории) российских регионов. Во-вторых, «Верблюд» — яркое, честное и живое издание, которое делало бы лучше любой отечественный город, но повезло именно Иркутску.

Василий Имаев

новостной редактор

Для меня «Верблюд» — это попытка доказать (себе в первую очередь), что новости на простом и понятном языке нужны не только жителям двух столиц и городов-миллионников. Думаю, что сделать это удалось. А ещё «Верблюд» — пример того, что новости — это не пресс-релизы рекламодателей, а площадка, на которой можно увидеть, как устроена жизнь в городе.

Одно из самых сильных воспоминаний в работе новостником — это онлайн паводков 2019 года, когда соцсети стали основным источником информации. Двое суток новости о наводнении (и о том, как жители справляются с ним) напоминали военные сводки.

Самой забавной новостью для меня стала заметка из карантинного времени. Мой коллега Андрей Блинов рассказал про шпица, прилетевшего из Бангкока, — первое домашнее животное, которое в Прибайкалье поместили в обсерватор.

Денис Илларионов

SMM-редактор

Я отвечаю за социальные сети «Верблюда» с самого старта. Впервые делаю медиа с нуля, и это очень круто. Раньше я работал на «России 2», любимом сайте всех москвичей mos.ru, в бизнес-журнале Inc. и «Хайтеке». На «Верблюде» — новые вызовы: идеи для материалов, креативы для соцсетей, текстовые трансляции, опросы, цифры дня. Через меня каждый день проходит очень много информации — от мемов до действительно важных новостей, которые надо упаковать и запостить, чтобы вы увидели результат работы всей нашей команды.

Одним из приятных моментов стала конференция Минздрава Иркутской области, на которой среди знакомых всем иркутянам изданий был и «Верблюд в огне». И нет ничего круче, когда придуманный тобою материал находит отклик у читателей и собирает тысячи просмотров. Ради этого стоит просыпаться пораньше и ложиться попозже.

Кстати, подписывайтесь на наш инстаграм и канал в телеграме.

Слева Екатерина Фалалеева, автор. Справа — Екатерина Балагурова, корреспондент.

Екатерина Фалалеева

автор

Год назад я написала для «Верблюда» первую бизнес-историю, и с тех пор это мой любимый жанр. Мы рассказали о самых разных иркутских компаниях — «Космотеке», «Дикой Сибири», «Атласе», Inspire Girls, Castro Cafe и многих других. Самое крутое в моей работе — общение с теми, кто ведёт своё дело. Истории бизнеса — это истории преодоления, ошибок, успехов и кайфа от проделанной работы. Никогда не видела себя в роли предпринимателя, но работа в «Верблюде» показала, каким захватывающим и созидательным может быть бизнес. Теперь собственное дело не кажется таким уж сомнительным предприятием.

Обожаю журналистику за возможность встречаться с другими точками зрения, ритмами, манерой общения, опытом, историями. Собеседники удивляют, вдохновляют, пугают, заставляют сомневаться и задумываться, но не оставляют равнодушной. И ты начинаешь лучше понимать свой маленький большой город и любить его ещё сильнее — за то, что он такой разный.

Екатерина Балагурова

корреспондент

Я в «Верблюде» с самого начала. Сперва это было для меня абсолютной авантюрой. В марте прошлого года я в один день потеряла работу. Когда пришла пора искать новую, узнала, что в Иркутске запускается новое медиа. Я заявила тему, написала пробный текст, а потом начались два месяца «работы в никуда». Я общалась с редактором исключительно дистанционно, потому что он находился в пяти тысячах километров от меня. Это непривычный формат: обычно я вижу и знаю тех, с кем сотрудничаю. Героям говорила: «Готовлю материал для нового иркутского портала, название не разглашается».

Название издания я узнала только в день запуска. Если бы услышала его заранее, то, скорее всего, отказалась бы для него писать — и совершила бы большую ошибку. Для меня «Верблюд» — это возможность профессионального роста и выхода за пределы региональных знаний о прессе, потому что часть нашей редакции находится в Москве. Кроме того, здесь я могу брать темы, которые интересны мне самой и моему окружению.

Мне нравится наша команда: мы всегда на связи, стараемся помочь друг другу в любом вопросе и создаём действительно качественный контент. Мне приятно быть её частью.

Слева — Андрей Блинов, новостной редактор. В центре — Екатерина Харитонова, автор. Справа  — Вадим Палько, автор.

Екатерина Харитонова

автор

Лучше места для начала карьеры в медиа, чем «Верблюд», наверное, и придумать нельзя, поэтому я и пришла сюда работать. Самое яркое впечатление — моя новость про больного, сбежавшего из Иркутска в Читу. Тогда я звонила в Минздрав, чтобы уточнить детали побега, а мне в ответ: «Девушка, кто сбежал? Подождите, расскажите, не кладите трубку!»

Вадим Палько

автор

Два года назад я принял решение переехать из Иркутска. Одна из ключевых причин — беспросветная ситуация в городе, где у СМИ практически нет возможности открыто говорить о реальных проблемах. К огромному сожалению, в иркутской прессе выходят преимущественно подобострастные, комплиментарные статьи об успехах городских или областных чиновников, а попытки поднять болезненную тему могут повлечь «высокий звонок» с требованием убрать неугодный материал или исправить неприятную формулировку.

Не желая полностью бросать Иркутск, но стремясь говорить о городе прямо и начистоту, я создал телеграм-канал «Иркутский блог». Казалось, что этим дело и ограничится. Но меньше чем через год после переезда появился «Верблюд в огне». Со мной связались и предложили сотрудничество. Неожиданно на мой самый болезненный вопрос — о свободе выбора тем — мне ответили, что ограничений нет, «Верблюд» никого выгораживать не собирается. Надо же, подумал я тогда, в Иркутске такое вообще возможно? Оказалось, да.

Андрей Блинов

новостной редактор

Ещё в школе я понял, что хочу быть журналистом. Получил диплом, искал работу по специальности — и нашёл «Верблюд». Оказалось, почти каждая заметка — это головоломка, которую нужно решить, а большой материал порой напоминает запутанный лабиринт.

Прошлым летом Иркутская область переживала наводнения и лесные пожары. В первый месяц моей работы в «Верблюде» случилось резонансное событие — в интернете появилось видео, где слышно, что женщина называет пострадавших от паводка «быдлом» и «бичевнёй». Авторы ролика указали, что это голос Ирины Алашкевич, тогда главы пресс-службы губернатора.

Мне удалось связаться и с ней, и с тогдашним губернатором Сергеем Левченко. Я не ожидал, что так скоро после начала работы мне придётся говорить с главой региона и задавать ему острые вопросы. И тем более я не думал, что вечером завкафедрой журналистики ИГУ Александр Гимельштейн, который вручал мне диплом, запостит нашу заметку в соцсеть и оставит хвалебный комментарий. Хоть инфоповод и печальный, но тот день мне очень запомнился.

Слева — Кристина Макаренко, автор. Справа — Екатерина Будникова, дизайнер.

Екатерина Будникова

дизайнер

Я всегда хотела работать в городском медиа, ещё когда в Минске не было ни одного. Это казалось крутым и важным опытом — рассказывать про город, ведь его среда очень на нас влияет. Я даже диссертацию писала по социологии города. Теперь я работаю в городском медиа далёкого от меня Иркутска. Как мне кажется, это история про ту самую солидарность — когда ты вкладываешь силы в улучшение жизни людей, даже если ты их совсем не знаешь.

Кристина Макаренко

автор

Журналистика — это о людях. Героем материала может стать любой человек, потому что каждый из нас по-своему уникален и интересен. Для меня самое ценное в работе — герои. Невозможно не улыбаться, когда кто-то говорит: «Вы действительно хотите написать обо мне? Но это же всего лишь я…», — а затем часами увлекательно рассказывает о своей профессии или о хобби. Невозможно не сопереживать героям в их потерях, боли и желании добиться справедливости.

В «Верблюде» можно рассказывать обо всех и обо всём, но в первую очередь мы говорим о том, что происходит в Иркутске. Если вам кажется, что здесь не о чем писать, вы ошибаетесь: для вас мы поговорим с мужчиной, который ходит по городу в плаще из «Матрицы», или поедем в село Аларь по бездорожью, чтобы принять участие в буддийском обряде. С «Верблюдом» не соскучишься.

«Верблюд» помогает городу становиться лучше: он рассказывает о том, про что порой молчат другие иркутские СМИ. Именно этого, на мой взгляд, не хватает городу — правдивой информации обо всём, что здесь происходит.

Слева — Алена Шатуева, фоторедактор. В центре — Ксения Хабибулина, автор. Справа Зина Александрова, автор.

Алена Шатуева

фоторедактор

Для меня эта работа ценна тем, что постоянно расширяет кругозор: от наших авторов я узнаю много нового. Мне очень нравится рубрика про бизнес, вдохновляют люди, умеющие делать, творить. Благодаря «Верблюду» Иркутск открылся для меня как разносторонний город с множеством интересных мест, движений и ярких личностей.

Все наши съёмки запоминающиеся, но одна из них стала особенной — это съёмка ледяного общежития. В крещенские морозы, в мой день рождения мне предстояло снять здание внутри и снаружи. Внешне оно выглядело жутко, но внутри было ещё страшнее. Ощущение, будто попал в компьютерную игру или постапокалиптический фильм: длинный коридор со скудным освещением, лужи на полу, затхлый запах плесени, комнаты без дверей — внутри разбросаны фрагменты мебели, тряпки. Было чувство, что кто-то наблюдает за тобой и ждёт, когда ты расслабишься.

Ксения Хабибулина

автор

«Верблюд» не дал мне деградировать во время самоизоляции. Свое резюме я отправила на почту редакции после перевода на дистанционное обучение, а в первую новостную смену вышла 1 апреля. И пока все мои друзья бесконечно ныли, что им скучно и нечем заняться на карантине, я была «в огне» — искала инфоповоды, брала комментарии по телефону и исправляла ошибки, а через месяц перешла из новостников в авторы.

Зина Александрова

автор

Мне кажется, наше издание выделяется среди иркутских СМИ. Нигде я не видела, чтобы к новостям прикрепляли мемы, опросы, составляли полезные инструкции на важные темы.

Мне нравятся отношения в команде — все готовы помочь друг другу. И ещё очень удобно, что я могу планировать свой день самостоятельно. Многим фриланс кажется крутой штукой: никто над тобой не висит, ты предоставлен сам себе, не привязан к офису, главное — выполнять поставленные задачи. Но здесь есть свои трудности. Ты не можешь быстро спросить и получить ответ, оперативно включиться в работу и понять, что от тебя требуют здесь и сейчас. Особенно когда у тебя нет опыта и тебе только подбирают фронт работ. Это выводит из равновесия, заставляет усомниться в своих способностях, но думаю, что это дело времени. Главное не опускать руки.

Загрузка...

Комментариев 0

Искры 15.05.2020 17:03

Глазами местных: путеводитель по району Ново-Ленино и его культовым местам

Александр Бондарев

Автор Александр Бондарев

3Комментариев

Ново-Ленино — один из самобытных районов Иркутска, а ещё и самых часто упоминаемых в медиа и соцсетях. Специально для «Верблюда» филолог Александр Бондарев написал авторский путеводитель по району, где он живёт. Вас ждут болота, роща, стройка и сортировка, а также культовый рынок с «Боярышником».


Посещение Ново-Ленино — сомнительное мероприятие. Жизнь не заставит никто не поедет. Но если вам нравится мысль, что рейтинги пространств иллюзорны, то прочувствовать это лучше в том месте, чей социальный рейтинг крайне низок. Поездка в Ново-Ленино подходит идеально. Но не оттого, что вас будут поджидать яркие впечатление или ужасы, лабиринты фавел или современный город. Нет, в Ново-Ленино вы увидите категорию среднего. Такое принято называть словами «обычно», «нормально», «так себе», «не то чтобы, но не так уж плохо». А «среднее» лучше всего рушит вымышленные иерархии в нашем сознании.

В общем, вот вариант маршрута для тех, кто никогда не был в Ново-Ленино, среди иркутян таких много. Выбор остановок субъективен, как и любой выбор.

Ново-Ленинские болота

Звучит абсурдно и жутковато, но мне нравится. Болота в городах редки. Здесь они находятся в самом начале Ново-Ленина, до въезда. Это низина, которая относится к пойме Иркута. Место издревле мало на что годилось, разве что карасей ловить. Но красиво. В конце 19 века болота пересекла Транссибирская магистраль, а в 80-х годах 20 века — объездная дорога.

Днём в любое время года низину заливает солнце, на горизонте стоят без движения товарняки. Идеальный пейзаж для фильмов про апокалипсис. Особенно в морозы. Болота всегда были домом для огромного количества птиц, в основном чаек и уток, но и редких, краснокнижных. Местные уверены, что болота давно носят какой-то важный природоохранный статус, но он присвоен им лишь 31 октября 2019 года.

Птицы вместо Ленина красуются на новой вывеске, встречающей гостей Ленинского округа, но никакого сохраняющего птиц статуса у болот нет. Поэтому некоторые болота отсыпают для неизвестных индустриальных нужд. Спешите посетить, пока ещё есть что. Дважды приходилось видеть, как дорогу пересекает утка с утятами, — из болота с одной стороны дороги в болото на другой стороне. Водители останавливаются, лица у всех счастливые. Впрочем, это редкость, не рассчитывайте.

Роща и бесцеремонные белки

Роща — это роща на остановке «Роща». В прошлом место было крайне опасным, но сейчас там уютный парк для прогулок с детьми.

В Иркутске принято ездить кормить белок на курорт Ангара. Грызуны там сытые, привередливые, всё подряд есть не станут, только кедровые орешки и обычно после уговоров и соблазнений. В Новоленинской роще всё иначе. Как истинные обитатели спального района, местные белки не брезгуют семечками любого формата. Их не надо искать, они сами перекроют вам путь и недвусмысленно намекнут на желание что-нибудь съесть.

Белки могут легко добраться до вашей руки по брюкам, подраться между собой, заглянуть в объектив камеры, которую вы зачем-то выставили вместо ладони с орешками. В общем, «им нужна ваша одежда и мотоцикл», ибо существа совершенно бесцеремонные. Не пугливые — на радость детям.  

Сортировка и «Старший сын» Вампилова

Станция Иркутск-сортировочный находится за рощей с белками. В ней нет ничего интересного — это обычное советское здание вокзала, мост, разветвлённая сеть путей, проводов и запах креозота. Ценителям типового индустриального пейзажа должно понравиться.

Я вас приглашаю туда потому, что станция и район отметились в истории литературы. С большой долей вероятности, это то самое место, куда провожали девушек Сильва и Бусыгин в пьесе Александра Вампилова «Старший сын». И откуда потом не могли уехать обратно. Если вы не читали, то это Боярский и Караченцов из одноимённого фильма. В тексте район называется Ново-Мыльниково. За право им быть обычно спорят станция Мельниково и Ново-Ленино.

У Ново-Ленина больше аргументов. Во-первых, удалённость достаточная, чтобы застрять на пару дней, а во-вторых, описанное в пьесе смешение частного сектора и малоэтажной застройки как раз типично для этой части Ново-Ленина. До сих пор. Так что давайте просто объявим это «доказанным исследователями фактом». Пьесы Вампилова сейчас очень популярны в европейских театрах, так что прогулку по этим местам можно считать приобщением к мировой литературе.

Стройка и ее тени

Сейчас уже мало кто помнит этот топоним, хотя в 90-х и начале нулевых он существовал наравне с официальным названием остановки «Кинотехникум». Рядом с ней красовался советский долгострой — бетонный каркас с непристойными надписями, поросший полынью. Стройка.

Место было обителью наркоманов. Если вы проходили мимо, то от темноты отделялась тень, которая следовала за вами, а потом отбирала деньги и меховую шапку. Телефон не трогали, потому что тогда мобильная связь ещё не распространилась. Впрочем, подобное могло случиться в любом месте.

Сейчас кинотехникум превратился в филиал ВГИК, а на месте стройки находится единственный крупный ТЦ «Европарк». Загляните, возможно, вам интересно, как выглядит молл в спальном районе.

Рынок с «Боярышником»

К несчастью, если произнести слово «боярышник» в Иркутске, то никто не подумает про возможность купить полезные для сердца плоды. Речь о том самом злосчастном месте на улице Баумана и о киоске, где продавалась техническая спиртовая жидкость.

В ночь на 18 декабря 2016 года в партии жидкого концентрата, предназначенного для ванн, вместо этанола оказался метанол. Это привело к смерти 76 человек. Тогда страна внезапно обнаружила, что «Боярышник» никто не использует для ванн, полиция накрыла цех по его производству, а городские власти «увидели», что рынок незаконный.

Его грозились снести, но в реальности перенесли на 200 метров по той же улице. Рынок обещали сделать цивилизованным, с туалетами. Но не сделали. Временно вернули на прежнее место, а перед началом строительства новой дороги убрали немного в сторону. В результате переносов часть владельцев киосков разорилась и закрылась, теперь их осталось совсем немного.

До трагедии к месту было сложное отношение. Как любой стихийный рынок, он обрастал кафе, местами для нелегалов и ночными покупателями дешевого этанола. Но местные жители его по большей части любили, сочувствуя предпринимателям. Сейчас здесь, как и раньше, можно попросить привезти нужный товар, сэкономив время и деньги на поездку в центр. А ещё вам всегда честно ответят на вопрос о свежести продуктов. Нельзя обманывать людей, которых видишь каждый день.

Павильон с овощами и фруктами на Баумана

В этом павильоне нет уникальной продукции, оптовые базы для всех одни и те же. Мне хотелось привезти вас в район новостроек — для демонстрации размеров поселения. Потому что в том месте, где район заканчивается, начинается новое Ново-Ленино. Новейшее. Тот эффект, когда, выходя за границы старого города, вы попадаете в мир небоскребов. Только здесь вы из мира хрущевских пятиэтажек перенесетесь в мир 1215-этажных домов.

Сначала я хотел обозначить место «взрослой» поликлиникой, которая так и осталась одна, несмотря на то что к ней приписали огромную «опухоль» в виде пустыря, застроенного многоэтажками. Из-за этого в электронной записи есть не только очередь, но и лист ожидания из желающих записаться в очередь. В результате поход к какому-нибудь специалисту может быть отсрочен на два месяца. Это учит планировать свою жизнь и смерть. Следом за ней стоит новая «детская» поликлиника. Её много раз анонсировали, ею отчитывались местные депутаты и чиновники, но она пока не открылась.

Но потом я вспомнил про чудесных предприимчивых ребят, которые стали пригонять к поликлинике микроавтобус и продавать бабушкам (их в поликлинике много) свежие овощи и фрукты по низкой цене. Бабушки были счастливы — удобно, недорого, да ещё и продавцы терпимы к капризам, хотя и молоды. Очень скоро они стали достопримечательностью. Можно было увидеть выстроенную из бабушек в пустоту очередь. Зрелище странное и забавное. Вскоре пустота заполнялась автомобилем и начиналась торговля. Сейчас они стали отдельным павильоном в том же самом месте. Хорошая история.


Выезжать из Ново-Ленина рекомендую по 20-му Советскому переулку на объездную дорогу и домой. Весь маршрут можно совершить в обратном порядке, так вы получите бонусом эпический вид на новостройки с горы и более удобный доступ к болотам.

Ничего не нашлось

Попробуйте как-нибудь по-другому