• Пробки 2
  • Погода
  • В России запретили продавать более 60 моделей телефонов SamsungSamsung
  • Возможность: помочь иркутскому сервису доставки веганской еды «О, мой нут!»нут!»
  • Фонд кино требует через суд 84 млн рублей с авторов фильма «Ампир V»V»

Главная > Герои 16.08.2021 20:34

Режиссер «Маньячелло»: «Мы не хотели, чтобы зритель относился к сериалу: „А, это чисто бурятская тема“»

Катерина Зырянова

Катерина Зырянова

0 Читать комментарии
Режиссер «Маньячелло»: «Мы не хотели, чтобы зритель относился к сериалу: „А, это чисто бурятская тема“» - Верблюд в огне

Коллаж: Олег Бородин / «Верблюд в огне»

16 августа на ТНТ вышел новый сериал «Маньячелло». Это вымышленная история о серийном убийце, который инсценирует свои преступления по мотивам произведений Достоевского, Шекспира и других классиков. Действие сериала разворачивается в деревне Сосновка Иркутской области (в регионе действительно есть село с таким названием), но снимали его в Бурятии, а съемочная группа почти целиком состоит из местных жителей. Поэтому создатели позиционируют «Маньячелло» как первый региональный проект, который попал на федеральное ТВ.

«Верблюд» поговорил с режиссером, автором идеи и актером Жаргалом Бадмацыреновым об особенностях съемки кино в регионах, продвижении проекта на федеральное ТВ и о том, зачем в 2021 году снимать сериал про маньяка.


Как родилась идея «Маньячелло»?

Идея родилась просто в обсуждении фильмов с друзьями. У нас это происходит с юмором, мы подкалываем то, что смотрим, и во время одной из таких шуток возникла мысль про маньяка, которого не может понять полицейский.

Существует множество сериалов про маньяков. Нам всегда было интересно, почему в них такие умные полицейские, которые могут так лихо следить за образом мысли преступника. Мы решили представить полицейских, которые не понимают, о чем идет речь, и в этом случае маньяк выглядит таким непонятым художником. Это и драматично, и смешно одновременно.

Очень сложно было найти баланс между жанром комедии и триллером про маньяка. Нам это удалось в основном благодаря актеру Володе Барташевичу — он хорошо сыграл неоднозначного персонажа, в котором есть что-то трогательное. Такого начитанного интеллигента, который находится во враждебной сельской среде.

«Маньячелло» — редкий региональный проект, который попал на общероссийское ТВ. Расскажите, как удалось продвинуть его на федеральный канал.

Мы делали проект страшилки для одного из федеральных каналов и вспомнили идею [про непонятого маньяка], предложили ее, написали 10-минутный «пилот». Нам ответили: «Прикольно, давайте попробуем расписать полноценный ситком». Стали писать — тогда предполагалось, что это будет для интернет-платформы Premier. Поэтому мы не стеснялись в выражениях, крупным планом демонстрировали кровь. Сняли, смонтировали, показали генеральному продюсеру ТНТ, ему понравилось. Попросил почистить матершинные слова, сократить хронометраж. Мат мне было не жалко, а хронометраж — очень.

Сосновка находится в Иркутской области, а съемки проходили в Бурятии. Получается, место действия — это такой собирательный образ Прибайкалья?

Бурятия — это маленький национальный регион. Мы не хотели, чтобы зритель относился к сериалу с предубеждением: «А, это чисто бурятская тема». Стремились к тому, чтобы люди понимали, что это наша страна, и были больше вовлечены. Чтобы люди относились к событиям в сериале как к тому, что происходит и у них тоже, рядом с ними. Кроме того, Иркутская область рядом, мы ее знаем, мы там бывали, снимали кино. Поэтому решили перенести действие туда.

В интервью «Верблюду в огне» кинокритик Антон Долин сказал, что регионального кино практически не существует, так как все талантливые специалисты уезжают в Москву, — там все ресурсы. Иркутский режиссер Юрий Яшников публично с ним не согласился. А как считаете вы?

Я абсолютно согласен с Юрой. Возможно, раньше это было справедливым суждением. Ресурсы, которые есть сейчас в Москве для цифровизации кинопроизводства, доступны уже везде. Сейчас уезжать в столицу не обязательно.

Конечно, делать кино в регионе тяжело, но легче, чем пять лет назад. И специалисты легче соглашаются ехать в регионы, потому что сейчас многие москвичи — это те же самые выходцы из провинции. К нам на съемки «Маньячелло», например, приехали талантливые ребята из Челябинска, Екатеринбурга. Сейчас уже не так важно, где снят проект, лишь бы он был качественным и красивым.

То есть у вас не было проблемы, что, допустим, кто-то из команды говорил: «Ой, Бурятия — это далеко, я туда не поеду»?

Смотря к кому ты обращаешься. Если это какие-то занятые, именитые люди, у которых несколько проектов в Москве, то, конечно, так и получится. Нужно обращаться к начинающим, молодым, талантливым ребятам — они приедут, потому что желание сделать что-то новое и толкает на движение.

Сколько людей из Бурятии участвовало в съемках? Например, я слышала, что все главные роли играют местные актеры.

Съемочная группа — человек 40. Процентов 80 из них — из Бурятии. Еще есть уральцы, иркутяне, читинцы и люди из Москвы. Главные роли исполнили актеры из Бурятии — это было обусловлено небольшим бюджетом. Я сам сыграл одного из персонажей.

Фото ТНТ

Одновременно быть актером и режиссером — это тяжело. Когда я выскакивал из кресла режиссера в кадр, мне помогал сценарист и креативный продюсер Александр Кузьминов. Еще помогло справиться то, что я сам писал сценарий и хорошо понимал, чем мотивирован герой.

Расскажите немного о съемочном процессе. С какими трудностями пришлось столкнуться?

Снимали мы два месяца. Приходилось осенью изображать лето, хотя на улице уже был минус. Страдали актеры и съемочная группа, но все были очень вовлечены в процесс. Получилось бы это с большими профессионалами? Я думаю, нет. Приехали бы люди, у которых несколько десятков проектов за спиной: «Что, у вас здесь нет туалета?» Мы сооружали удобства сами с помощью палок и лопат — таких лишений было много, но все с пониманием к этому относились. Не всегда была теплая гримерка для переодевания. У нас уже был опыт, когда к нам на другие проекты люди приезжали и говорили: «Не-не-не, ребята, в таких условиях работать нельзя», — и уезжали.

Снимали в основном в Улан-Удэ и его пригороде, были и села. Работали на Байкале, на Котокеле — это такое небольшое озеро в Бурятии. В основном выбирали те места, где нам никто не помешает. Местные жители и администрации шли навстречу.

По сюжету в сериале, мягко говоря, не самые проницательные полицейские. Как вы думаете, не последует ли какой-то негативной реакции от реальных сотрудников МВД после выхода сериала?

Не все сотрудники в сериале такие. Мы показали и других, которые приезжают из соседнего города, где нормальная, современная полиция. Главную героиню — девушку-полицейского — играет Ася Касьянова. Это человек с образованием, который все прекрасно понимает. Она окунается в маленький патриархальный мир сельского полицейского участка, где не всегда действуют по уставу. А она отличница, она знает, как должно быть. Тут противопоставление правильного и неправильного полицейского.

Я бы не сказал, что в сериале тупые сотрудники, они просто не читали классику, им некогда этим заниматься, у них очень много своих проблем. Мой персонаж искренне хочет раскрыть преступления, просто у него методы достаточно первобытные.

Как вы решили подойти к изображению сцен жестокости?

Если бы не мои коллеги, я бы все убийства показывал подробно. Хотелось шокировать, потому что это наш первый большой проект. Хотелось заявить о себе, чтобы нас заметили, — это болезнь любого начинающего режиссера.

Телеканал ТНТ попросил нас убрать некоторые сцены, их оказалось немного. Когда я посмотрел итоговую версию, понял, что с моей стороны в принципе было необязательно настаивать. Все работало и так.

В мире, кажется, созданы тысячи сериалов про маньяков. На какие из них вы ориентировались?

«Декстер», «Метод». Фильм «Семь», где преступления совершаются концептуально, по мотивам семи смертных грехов. А в юмористическом плане смотрели на очень веселый сериал «Барри» — про наемного убийцу, который хочет стать актером.

Как вы поймете, что сериал успешный?

Успехом для меня будет, если сериал примут зрители, если они искренне посмеются. Посмотрю отзывы в интернете, комментарии. Если они будут в большинстве своем положительные, я буду рад, — значит, меня поняли. И нужно работать дальше.

Комментариев 0

Загрузка...

Еда 30.04.2021 21:45

Интерактивная карта. Где есть и пить в Иркутске по версии «Верблюда»

Верблюд в огне

Автор Верблюд в огне

0 Читать комментарии

В начале апреля мы вместе с En+ Group запустили проект «Лучшее в Иркутске»: собрали жюри из экспертов в ресторанной индустрии и попросили их выбрать самые яркие и качественные гастропроекты в Иркутске. Рассказываем и показываем на карте, что у нас получилось.


При поддержке En+ Group

Коротко о том, что и зачем мы сделали

В Иркутске каждый год становится все больше заведений: кафе, баров и ресторанов. Но до сих пор в городе не было хорошей рекомендательной системы — непонятно, куда идти и что посоветовать гостям из других городов. Мы решили исправить ситуацию.

Мы составили лонг-лист из 70 проектов, а затем попросили жюри оценить их по шести критериям — концепция, интерьер и атмосфера, сервис, маркетинг, команда, еда и/или напитки (подробно о них, членах жюри и самом проекте можно прочитать здесь). В конце мы отобрали 44 классных заведения, набравших больше всего баллов.


Классные заведения — это какие?

Это места, в которых хорошо без преувеличения примерно все. Интерьер должен быть продуманным, стильным и работающим на идею кафе, маркетинг — понятным, дружелюбным и эффективным, еда и напитки — очевидно, безумно вкусными, а концепция — интересной, небанальной, отличающей место от того, что представляют собой большинство российских заведений.

Поэтому в наш рейтинг не попали многие кафе и рестораны, которые давно работают в Иркутске, — кто-то вяло вел соцсети, другие давно перестали работать над кухней или ничего не рассказывали о команде. Надеемся, что со временем это изменится.


А как их найти?

По нашей карте (прокрутите чуть ниже) и на отдельной страничке «Лучшее в Иркутске», которую мы запустим в мае. А еще проекты, которые получили высокую оценку, можно узнать по яркой наклейке на дверях, с надписью «Лучшее в Иркутске».

Рекомендательная система будет обновляться — наша редакция будет следить за новыми проектами и добавлять их на карту, а всё, что закроется, оттуда сразу исчезнет.


А теперь — карта

Перед вами карта Иркутска, на которой расположены лучшие заведения по версии «Верблюда». Все места мы поделили на 4 категории — кафе, рестораны, бары и кофейни. У каждого заведения есть своя карточка, которая открывается по клику на иконку, — в ней вы найдете краткое описание и контакты.

И кое-что еще: мы не стали наносить на карту все заведения сетей, попавших в наш рейтинг, а выбрали только одно-два лучших места. Например, у Cake Home 12 точек в Иркутске, но на карте вы найдете только локацию на 3 июля. Это сделано для того, чтобы на ней было проще ориентироваться. На наше мнение о других филиалах сети это не влияет — вы найдете нашу фирменную наклейку во всех Cake Home.

И пара слов от жюри

Иван Вильчинский

программный директор радио MCM, член жюри проекта «Лучшее в Иркутске»

С моей точки зрения, любые премии и рейтинги, которые поощряют лучших, являются стимулом для развития. Это как топливо. Заведения могут получить обратную связь и убедиться в том, что они всё делают правильно — или нет.

Оценка — дело всегда очень сложное: ты берешь на себя ответственность. При этом оценка всегда субъективна. Ты же не суперфуди, ты любитель — есть определенные вкусовые пристрастия, которые уже сложились. Особенно сложным для меня в проекте оказался критерий «маркетинг», потому что он у заведений может идти через блогеров, через какие-то другие каналы. А для меня маркетинг — это качество еды. Это что вкусного я хочу здесь съесть вновь. Поэтому отделять маркетинг от еды мне было очень сложно.

В Иркутске не так много заведений, в которые мне хотелось бы возвращаться. Но перспективы есть. У меня есть ощущение, что рано или поздно мы получим актуальные заведения. По индустрии очень сильно ударила пандемия — сейчас всё, что касается индустрии гостеприимства, находится в состоянии I will survive.


Лера Трошина

Соосновательница The Library Bar, член жюри проекта «Лучшее в Иркутске»

Подобные проекты, безусловно, важны: они дают встряску и мотивацию заведениям. Другой вопрос — насколько премии и рейтинги адекватны. Судить должны люди-профессионалы, подкованные в плане современной гастрономии.

Есть одна мною любимая фраза: «Народу много, людей мало». Она шикарно подходит к состоянию индустрии гостеприимства в Иркутске. Концептуальные достойные заведения можно пересчитать по пальцам одной руки. В основном же в городе — места для набития желудка с плохим сервисом, отсутствием идеи, внутреннего наполнения. Иркутску просто не хватает хорошего продукта.


En+ Group — энерго-металлургическая компания, объединяющая крупнейшие гидростанции Сибири и алюминиевые заводы, и мировой лидер по производству низкоуглеродного алюминия. Холдинг активно участвует в социальной жизни регионов, где живут его сотрудники, — строит медицинские центры, парки отдыха, детские спортивные и культурные объекты, реализует образовательные программы и развивает волонтерское движение, помогая сохранять уникальность Байкала.

Ничего не нашлось

Попробуйте как-нибудь по-другому