• 11 июня в Иркутске откроется кинотеатр под открытым небомнебом
  • Власти потратят почти миллиард рублей на флаги и гербы для российских школшкол
  • В иркутском кинотеатре пройдет обсуждение аниме «Призрак в доспехах»доспехах»

Главная > Герои 23.08.2021 16:34

Эстетика ****** и рандеву с городом: гуляем по Иркутску с фотографом Евгением Михайловым

Екатерина Балагурова

Екатерина Балагурова

0 Читать комментарии
Эстетика ****** и рандеву с городом: гуляем по Иркутску с фотографом Евгением Михайловым - Верблюд в огне

Фото: Алена Шатуева / «Верблюд в огне»

В рубрике «Мой Иркутск» горожане выбирают несколько важных для себя мест и рассказывают о них нашему журналисту. Наш сегодняшний герой — фотограф, художник, автор выставки о столице области «Времяупорство», тату-мастер Евгений Михайлов.


Ему 30 лет, он родился и вырос в Иркутске, но много путешествовал и жил в разных странах — Южной Корее, Монголии, Израиле, Китае и других. Евгений провел нас по своим любимым улицам и рассказал, что общего между районом кинотеатра «Чайка» и Бали, что связывает Глазковский мост и Сталина и почему на улице Карла Маркса надо смотреть на крыши.

1.

Родной дом

Родной дом

Гоголя, 28

Мы с семьей переехали сюда из Иркутска-2 в 1997 году, когда мне было шесть лет. Период до этого возраста я почти не помню, поэтому всю свою сознательную жизнь я связываю именно с этим районом. До сих пор называю его «Чайка» — из-за кинотеатра, который находится недалеко от дома. Он закрылся в 2018-м, а до этого проработал больше 40 лет.

Я рос вместе со своим районом, видел, как он меняется. Всю жизнь мы с родителями прожили в первом подъезде, сейчас там по-прежнему живут мои мама и бабушка. А я теперь снимаю квартиру в соседнем подъезде, и это не случайно, — искал жилье именно в родном районе.

Для меня здесь каждый участок асфальта наполнен историей. Я излазил все гаражи, с ними же связана моя первая работа. Сейчас видно только их крыши, а раньше над ними располагалась детская баскетбольная площадка. Зимой она вся была в снегу, и его нужно было чистить, чтобы не затопило гаражи. У нашего дома давно нет управляющей компании, вместо нее — ТСЖ. Мама договорилась, что гаражи почистим мы с другом. Очень много времени на это ушло — надо было не просто скидывать снег, а перебрасывать его через высокое ограждение площадки. Сами мы не справились, не хватало сил. В итоге привлекли на помощь дворника.

Лет в 18 я тоже работал здесь вместо коммунальных служб — чистил крышу дома от снега. За две недели мы с товарищем заработали по пять тысяч. Как и положено молодежи, истратили мы эти деньги гораздо быстрее, чем заработали.

Я люблю свой район, знаю почти всех соседей. Это приятное чувство — быть своим. Идешь и чувствуешь, что здесь безопасно, тихо, ты на своем месте. Кроме «Чайки», я такое испытывал только на Бали. Там тоже все живут по районам, друг друга знают, здороваются. В новостройках и многоэтажках такого нет, они стирают идентичность и соседские отношения.

2.

Дом мясника

Дом Мясника

Румянцева, 30

Сейчас почти ничего не осталось от тех деревяшек, которые стояли на территории от Свердловского рынка до Шмидта. При мне их сносили, строили многоэтажки и гаражи. Но лично для меня в деревянных домах много романтики, красоты, глубины. Слушаю истории людей, которые жили здесь, когда меня еще и в проекте не было, и ощущаю связь с родом, свои корни. Вряд ли такое можно ощутить в том же Новосибирске, которому всего 125 лет.

Я люблю гулять один с фотоаппаратом, искать что-то новое, просто запечатлевать, любоваться. Однажды я снимал этот дом и из него вышел дедушка лет 80. Представился дедом Женей. Рассказал мне, что в 1860-м году дом перенесли сюда, на Оглоблинскую (название улицы Румянцева до 1920 года. — Прим. ред.), из Затона (это небольшой район под Глазковским мостом). В доме располагалась лавка мясника. Вот здесь, под фонарем, была вывеска. Сейчас это почти центр города, а тогда, как ему рассказывали старшие родственники, через три дома отсюда можно было набрать ягоды, а через пять домов — встретить медведя.

По мне, деревяшки — одна из самых характерных вещей, которые можно снять в Иркутске. Но помимо них на «Чайке» есть и сталинки, и промзона, и хрущевки. Я каждый раз нахожу здесь новые кадры, каждый раз открываю для себя что-то еще, хотя и живу здесь всю жизнь.

В современной визуальной среде есть понятие «Эстетика ****** [захолустья]». То, что я делаю, идеологически близко к нему. «Эстетика ******» началась с панелек — в 70–90-х строили временное жилье, а в итоге оно стало постоянным. Людям пришлось смириться, создавать уют в том, что есть. Вот «эстетика ******» для меня — про романтизацию места, в котором мы живем. Даже само слово «*****» — теплое и родное.

3.

Дома на Челнокова, 4 и 6

Дома на Челнокова, 4 и Челнокова, 6

Для меня два этих деревянных дома — очень личное и символическое место. С него начался мой путь в мир графики и фотографии.

Я дважды поступал в университет. Сначала по настоянию отца учился на горного инженера, как и он сам. После первого курса папа устроил меня на вахту. Мы строили опоры линий электропередач. Я тогда понял бессмысленность этой работы — ты прокладываешь определенное расстояние, уезжаешь, за тобой приезжают другие люди, которые будут делать то же самое. Эти провода никогда не заканчиваются, они бесконечные. И ты на этот процесс кладешь всю свою жизнь.

Тогда я понял, что не хочу иметь к этому никакого отношения. И в офисе работать не хочу. Я хочу видеть результат своей работы в моменте. Понимать, зачем я вообще все это делаю. Пришел домой, объяснил это родителям. Был большой конфликт. Но с горем пополам они разрешили мне поступить заново — я выбрал направление «графический дизайн». Учился сначала тоже из-под палки, а потом очень понравилось, втянулся.

После второго курса у нас была летняя практика: нужно было выбрать любые 12 домов в городе и нарисовать их. Я выбрал эти два здания. Тогда, кажется, я впервые влюбился в деревяшки, понял их глубину. Еще я понял, что нахожусь на своем месте и реально хочу этим заниматься, а не потому что «надо». Постепенно мои работы начали отбирать в фонд университета, я перешел с коммерции на бюджет, стал отличником. И сейчас вся моя жизнь связана с визуальной средой.

Конечно, рисовать, фотографировать и жить в этих домах — это очень разные вещи. Художник видит в этом красивое, местные — нет. Например, в доме на Челнокова, 4 живет человек, который, мягко говоря, не рад, когда его дом фотографируют: он выходит и матерится. В другой раз я снимал на Карла Либкнехта. Вышла не очень трезвая женщина и спросила, что я фотографирую. Ответил: «Атмосферу». Она мне: «А мы в этой атмосфере живем». Начала рассказывать, как ей плохо в доме, который является памятником архитектуры, — везде щели, холодно. Рядом стояла «Тойота», в ней сидел нетрезвый водитель, — пока женщина со мной говорила, он уснул, нажал во сне на газ и снес палисадник. И это тоже Иркутск, и даже это — атмосфера.

4.

Вокзал «Иркутск–Пассажирский»

Вокзал «Иркутск–Пассажирский»

Папа работал главным инженером в «Электросетьстрое», постоянно ездил в командировки в места, где проводили электроэнергию и нужен был контроль, помощь. Он часто брал меня с собой.

Мы регулярно ездили в Улан-Удэ. Вечером пешком шли до вокзала, садились в поезд, а утром приезжали в другой город. Ехали всегда в плацкарте. Помню, что мне нравилось следить ночью из окна за огоньками, старался подольше не спать. Поезд едет быстро, самих зданий не видно — только огни, которые эти здания освещают. А мне было очень интересно, что это за дома. Они казались таинственными, загадочными, нереальными.

Сейчас я понимаю, что, может быть, этими путешествиями папа старался восполнить дефицит нашего с ним общения. Он очень много времени проводил на работе, дома я его почти не видел. Поэтому такие командировки становились для меня еще более ценными. При этом мы с папой очень разные по характеру. Он был человек дела, не терпел никаких «хочу» или «не хочу». У него было только «надо». Я же всегда был творческим, совсем другим. Думаю, он это тоже всегда чувствовал.

Папа умер 10 лет назад. Он был очень авторитарным человеком, никогда меня не хвалил. Всегда говорил: «Можно лучше». Единственная похвала, которую от него можно было услышать: «Нормально». Но даже папа, кажется, в итоге в меня поверил — оплатил мне первую тату-машинку. Как я узнал уже после его смерти, тогда он сказал маме: «Может быть, когда-нибудь эта машинка будет его кормить». И он оказался прав — долгое время я жил на доход от набивания тату. А сейчас основной заработок приносит фотография. Надеюсь, отец сказал бы, что это «нормально».

5.

Глазковский мост

Глазковский мост

А этот мост — мой своеобразный пропуск во взрослую жизнь. Когда мне было девять, мы с друзьями тайком от родителей решили пойти через этот мост. Это было настоящим приключением — одни, без взрослых, на другой берег. Мост казался абсолютно бесконечным, мы очень долго по нему шли. Потом спустились вниз, посидели буквально минут 20 и пошли обратно. Для меня это было огромное путешествие, я почувствовал себя очень взрослым.

Друзья рассказали мне городскую легенду, связанную с этим мостом. Я пробовал выяснить ее истоки, но так и не нашел их. Мост построен в 1931–36 годах. По всей его длине вдоль пешеходной части установлены железные рейки. На них — пятиконечные звезды. И почти у всех центральный луч направлен ровно вверх, но у трех звезд — в начале, середине и в конце моста — вниз. По легенде, это было сделано по указу Сталина, — якобы эти три звезды стали охранным оберегом моста. Может быть, это неправда, но во время прогулок я всегда смотрю на эти звезды.

6.

Центр города

Центр города

Однажды мы с другом, который не имеет отношения к визуальной среде, ехали по Карла Маркса. Я ему говорю: «Посмотри, какие крыши». Для него это стало шоком — оказывается, на Карла Маркса они такие разные и красивые: красные, коричневые, с голубятнями и без. А он вообще никогда не смотрел наверх.

Для меня этот случай — метафора отношения к городу. Я открыл для себя Иркутск через рисунок и фотографию, но только когда возникла необходимость внимательно на него посмотреть. Люди, к сожалению, не смотрят вокруг себя. Не видят красоты районов, в которых живут. Это просто не в сфере их интересов. Именно поэтому у нас так много спорных градостроительных решений. Мы не привыкли мерить окружение параметром красоты, уюта. Но сейчас многое меняется в лучшую сторону, во дворах хотя бы стали появляться цветы.

Мое любимое время для прогулок по центру — около пяти утра. Я очень люблю в это время сесть на мотоцикл, ехать и любоваться. Уже светает, но на улицах еще никого нет. Получается своеобразное рандеву с городом. Совершенно личное переживание. Такое «застывшее» время позволяет тебе влюбиться в город. Нужно просто дать городу шанс.

Комментариев 0

Тренды 18.04.2022 12:00

Что такое Индекс качества жизни (объясняем в картинках) и почему в Иркутске жить хорошо

Яна Шутова

Автор Яна Шутова

0 Читать комментарии

Представьте, что любой город России можно, как во многих интернет-магазинах, «добавить к сравнению» и посмотреть, как он выглядит на фоне остальных. Много ли в нем людей, работающих по 50 часов в неделю? Достаточно ли фруктов и овощей они едят? Пользуются ли электромобилями и есть ли у них в пешей доступности школа? Для ответа на эти вопросы госкорпорация ВЭБ.РФ вместе с партнерами разработала информационно-аналитическую систему «Индекс качества жизни в городах России»: на конкретных цифрах можно увидеть, чем отличаются наши города.

«Верблюд» в картинках объясняет, как индекс может пригодиться вам в повседневной жизни. А еще мы нашли в базе данных Иркутск и проверили, как он оценен по разным параметрам — от уровня благоустройства до work-life balance у его жителей.


Партнерский материал

Кому нужен Индекс ВЭБа

В Иркутске широко известен проект арт-вечеринок «Без бокала нет Шагала». Люди собираются в приятной атмосфере, чтобы продегустировать хорошее вино и написать собственную (возможно, первую в жизни) картину. Пять лет назад «Шагал» начинался с вечеринки для друзей в винном погребе, а сегодня это большой проект с франшизой в 15 городах России. Каждый раз, открываясь в новом месте, владельцу бизнеса Светлане Давыдовой приходится проводить глубокий анализ незнакомого города.

«Когда мы рассматриваем открытие очередной франшизы, я обращаю внимание на ряд критериев. Например, сколько в городе компаний, которые работают в сфере креативных индустрий. Кто бы что ни говорил, наличие конкурентов — это хорошо. Потому что если в городе нет конкурентов, то нам самим придется „раскачивать“ аудиторию. Так, например, было в Южно-Сахалинске, где люди привыкли после работы идти домой и смотреть телевизор», — рассказывает Светлана Давыдова.

«»

«Очень важно знать, есть ли в городе музеи, кинотеатры, галереи и охотно ли туда ходят. Количество объектов общественного питания — тоже важный показатель. Когда город живет, у него высокий потребительский коэффициент, как следствие — высокий уровень сервиса. В случае с „Шагалом“ кафе и рестораны — это еще и площадки для проведения мероприятий».

Эти и другие важные показатели городов предпринимателям теперь не нужно выискивать самостоятельно. Они есть в открытом доступе Индекса качества жизни. Имея все данные под рукой (от уровня доходов населения до количества коворкингов), Светлана Давыдова может быстро оценить ситуацию: так, в Самаре в три раза меньше точек общепита на душу населения, чем в Иркутске, а кемеровчане посещают культурные события в два раза чаще иркутян.

«»

«По данным Индекса качества жизни ВЭБ.РФ, Иркутск входит в топ-20 лучших городов России по девяти показателям. Это обеспеченность врачами, высокая доступность спортивных объектов, пешая доступность школ, достаточное число кафе и ресторанов, обилие зеленых зон и ряд других», — рассказал руководитель блока аналитики и маркетинга группы ВЭБ.РФ Андрей Самохин.

В базу данных включены 115 городов России, и каждый оценен примерно по 250 показателям. Такой инструмент интересен не только предпринимателям, но и обычным горожанам. Для многих семей Индекс ВЭБа может стать ориентиром в решении повседневных вопросов: где провести отпуск, в какой город поступать учиться. С помощью удобной таблицы можно за пару кликов узнать, что иркутяне в среднем стоят на остановке 8,5 минут, что здесь каждый пятый ведет здоровый образ жизни и что у 90% жителей школа находится в 20-минутной шаговой доступности.

Индекс качества жизни — это независимое исследование, поэтому его результаты могут дать пищу для размышлений представителям городской власти. Цифры дают четкое понимание, какие отрасли нуждаются в реформах и эффективных решениях, а какие являются конкурентными преимуществами Иркутска. Сейчас администрация города заключила контракт с компанией Strategy Partners Group на разработку Стратегии социально-экономического развития Иркутска до 2036 года.

«Результаты исследования Индекса качества жизни будут направлены в Strategy Partners Group для использования в работе, поскольку Индекс качества жизни имеет конкретное практическое применение», — пояснили в мэрии.

Как устроен Индекс качества жизни

Ядро концепции — это потребности обычного человека. Индекс учитывает все аспекты, влияющие на повседневную жизнь российской семьи, а это более 250 разных показателей. Из них складывается детальный портрет населенного пункта. По этим критериям можно сопоставить его с другими российскими или зарубежными городами.

Что это дает? Во-первых, позволяет четко разглядеть конкурентные преимущества города, а лучшие практики — тиражировать на всю страну. Во-вторых, увидеть в городе «слабые места» и превратить их в точки роста. Индекс создан не для того, чтобы ранжировать города, а чтобы изучить потребности жителей. Это не рейтинг, а практический инструмент анализа.

Есть пять ключевых принципов, с учетом которых формируется Индекс качества жизни.

  • Человекоцентричность. Все города рассматриваются изнутри, с позиции простого человека и его ценностей.

Иркутяне удовлетворены своей жизнью на 5,61 балла из 10. Чтобы выяснить это, респондентам задавали вопрос: «Вообразите лестницу со ступеньками от 0 до 10. Самая верхняя — это лучшая для вас жизнь, самая нижняя — наихудшая. Где вы сейчас находитесь?»

  • Функциональность. Сильные и слабые стороны места легко проявить, если сравнить его с другими российскими или зарубежными городами по отдельным направлениям.

Уровень обеспеченности врачами и средним медицинским персоналом у нас значительно выше, чем по России: в Иркутске на 10 тысяч жителей приходится 104 сотрудника, а в других городах — около 80.

  • Интеграция с другими индексами. Показатели анализа — точно такие же, как в других российских и международных индексах. За основу взята структура ОЭСР (Организации экономического сотрудничества и развития) — по ней проанализировано 650 городов из 38 стран.

В Иркутске доступ к паркам и лесам в пешей доступности имеет 79-80% населения.

  • Институционализация. В России насчитывается 1117 городов и качество жизни в них разительно отличается. Индекс ВЭБа может использоваться как общий знаменатель для национальной системы оценки и в то же время — как инструмент сопоставления с международными стандартами.

Как минимум среднее образование имеют 90,7% иркутян (в возрасте от 25 до 64 лет), в Мадриде — только 75,2%.

  • Регулярность. Жизнь не стоит на месте, поэтому Индекс обновляется ежегодно.

По данным на 2021 год, в Иркутске 9,56% жителей посвящают работе более 50 часов в неделю.

По каким критериям оценивали города

Индекс ВЭБа складывается из 12 направлений, которые больше всего влияют на качество жизни людей: это доход и работа, жилищные условия, здоровье, образование, мобильность, благоустройство, экология, безопасность, общество, работа и отдых, гржданские права, удовлетворенность. Что из этого может пригодиться нам в повседневной жизни?

Жилищные условия. Сколько стоит сегодня квадратный метр жилья, много ли в городе новостроек, высокая ли там ипотечная ставка и сколько однокомнатных квартир можно снять на одну зарплату — этими вопросами в первую очередь задается человек, переезжающий в другой город.

Лидируют по обеспеченности жильем Владикавказ (1,44 комнаты на человека), Краснодар (1,36) и Вологда (1,33). Любопытно, что жилье в российских городах почти в два раза новее, чем в среднем по городам стран ОЭСР (59% домов, построенных после 1980 года, против 30%).

Доход и работа. Этот критерий включает в себя и разнообразие вакансий, и уровень безработицы, и число патентных заявок, и даже количество краудфандинговых проектов в отдельно взятом городе.

Самые высокие зарплаты получают в Магадане, Сургуте и Новом Уренгое (≈1,3–1,6 млн рублей в год). Это сопоставимо с восточноевропейскими странами (Чехия, Словакия, Польша). Быстрее всего работу можно найти в Казани и Белгороде (5 месяцев), а вот во Владикавказе на это уйдет почти год.

Работа и отдых. Этот показатель справедливо выделен в отдельную категорию. Чтобы понять, как жители городов восстанавливают силы, исследователи подсчитали количество музеев, кинотеатров и галерей, оценили кафе, бары и рестораны, обратили внимание на туристическую привлекательность городов.

В среднем 13,1 часа тратит на свой отдых и восстановление (включая ночной сон) житель российского города, работающий полный день. Если оценить культурную жизнь по 10-балльной шкале, то средняя оценка по России составит 5,6. В лидерах — Казань (7,5), Тюмень (7,4) и Екатеринбург (7,3)

Здоровье. Чтобы оценить уровень здоровья, в 115 российских городах подсчитали среднюю продолжительность жизни, количество ЗОЖников, выяснили объем овощей и фруктов в рационе граждан, изучили пешую доступность спортивных объектов и поликлиник.

Выяснилось, что Махачкала — лидер по продолжительности жизни среди российских городов (79 лет). В среднем по России — 73 года.

Только 46% российских горожан считают свое здоровье хорошим или очень хорошим. Это меньше, чем в зарубежных городах.

Образование. На этот критерий влияет множество показателей: доступность школ, учебные результаты школьников, состояние образовательной инфраструктуры, результаты ЕГЭ, доля горожан с высшим образованием.

Между прочим, 59% взрослых горожан в России имеют высшее образование. Это значительно выше, чем в ОЭСР (46%).

Самыми образованными городами можно назвать Воронеж, Брянск и Казань. А вот по удобству расположения школ в числе лидеров Иркутск: 93% проживают в 20-минутной пешей доступности (это на 14% выше общероссийского показателя).

Мобильность. Этот параметр очень хорошо демонстрирует ситуацию с транспортом в конкретном городе. Учитывается соотношение легковых машин и численности населения, наличие каршеринговых сервисов, выделенных велодорожек и зарядных станций для электромобилей, средний возраст автобусов и троллейбусов, время на дорогу до работы, а также число ДТП с общественным транспортом.

Как выяснилось, 13% жителей городов России хотели бы добираться до работы или учебы на велосипедах или самокатах (сейчас это делают 4%).

Благоустройство. Именно городская среда зачастую становится решающим фактором в выборе города для жизни. Из чего она складывается? Из плотности жилой застройки, количества зеленых зон и набережных, городской иллюминации и эстетичной рекламы.

Не может не радовать тот факт, что более 80% населения российских городов живет в пешей доступности от парков и скверов. По мнению самих жителей, наиболее красивые и ухоженные города — это Грозный (94%), Ставрополь (91%) и Ханты-Мансийск (88%)

Как Иркутск оценили в Индексе ВЭБа

По данным Индекса качества жизни, Иркутск входит в топ-20 лучших городов России по девяти показателям. Самые сильные стороны — это жилищные условия (64,83), благоустройство (63,14), образование (63,99), доход и работа (52,67).

Иркутск часто называют студенческим городом — он является магнитом для молодежи из Бурятии, Забайкалья, Приморского и Красноярского краев. Один из многих факторов — количество вузов и ссузов в области креативных специальностей. По этому показателю Иркутск значительно обгоняет города своего кластера (Владивосток, Казань, Екатеринбург, Красноярск, Хабаровск и другие).

«»

«Я приехал в Иркутск в 2019 году из Забайкальского края. Хотел поступать в суворовское училище в Чите, но старший брат посоветовал ехать в Иркутск, так как здесь много перспектив», — рассказывает Егор Бальжинимаев, студент третьего курса Института архитектуры, строительства и дизайна ИРНИТУ.

Егор поступил в иркутский политех на специальность «Теплогазоснабжение и вентиляция». «Когда я в первый раз приехал в Иркутск, у меня рот открылся. Увидел остров Конный и буквально влюбился с первого взгляда. После университета я решил остаться здесь. Я уже понимаю, где буду жить и работать. Есть несколько компаний, куда можно будет устроиться инженером, а жить хочу в Университетском, мне нравится этот район. Еще один плюс Иркутска — это спортивная база. Здесь хорошая школа каратэ, я планирую в будущем не просто тренироваться, но и преподавать», — говорит Егор.

«По данным Индекса качества жизни, в Иркутске высокая доступность спортивных объектов и сооружений — 78% жителей города проживают от них в 15 минутах пешком, в то же время в среднем по стране этот показатель равен 65%», — рассказывает главный управляющий директор, руководитель блока аналитики и маркетинга группы ВЭБ.РФ Андрей Самохин.

Средняя годовая зарплата в Иркутске в прошлом году составляла 623,5 тысячи рублей в год, тогда как по России — примерно 545 тысяч. По количеству патентных заявок и научных публикаций наш город в три раза обгоняет остальные российские города. Эти и другие факторы создают благоприятную среду для ведения бизнеса.

«У Иркутска все хорошо по сравнению с городами в средней части России, — подтверждает предприниматель Светлана Давыдова, основатель проекта „Без бокала нет Шагала“. — В средней полосе (Самара, Воронеж, Смоленск) очень низкие зарплаты, наши арт-вечера стоят там дешевле всего. Для клиента 1500-1800 рублей за мероприятие — это потолок. Сибирские города (Тюмень, Иркутск, Новосибирск) более платежеспособны и привлекательны для туристов, поэтому сервис и бизнес здесь развивается стремительнее».

Отдыху и уходу за собой иркутяне посвящают недостаточно времени: вместе с ночным сном выходит меньше 12 часов. На общение времени тоже не хватает: более 40% иркутян признались, что хотели бы видеться с близкими чаще, чем удается. Возможно, по этим причинам оценка удовлетворенности своей жизнью составляет 5,61 баллов из возможных 10. Еще два направления, по которым Иркутск отстает от других российских городов, — это мобильность (36,07) и экология (42,97). В городе отмечается изношенность общественного транспорта и довольно высокий комплексный индекс загрязнения атмосферы (3,67 балла, что в два раза больше среднероссийского показателя).

«Несмотря на то что в Иркутске есть своя гидроэлектростанция, его нельзя назвать городом чистой энергии. ГЭС обеспечивает электроэнергией не город, а Иркутский алюминиевый завод, а город питается от Ново-Иркутской ТЭЦ. Она работает на угле, поэтому у нас такие показатели [загрязненности] атмосферы, — объясняет Иван Крылов, представитель благотворительного экологического фонда „Подари планете жизнь“. — Кроме того, в Иркутске в предместьях Рабочее и Марата до сих пор много домов, отапливаемых от котельных».

В то же время, как отмечает руководитель блока аналитики и маркетинга группы ВЭБ.РФ Андрей Самохин, город находится на высоких позициях по площади, отведенной под парки и зеленые зоны, — в Иркутске это 42% от территории города, а в среднем по России — 27%. По степени вовлеченности жителей в экологические проекты, программы и инициативы Иркутск (12%) тоже выделяется на фоне общероссийского (9%) показателя.

«»

«За последнее время в городе значительно развилась инфраструктура для раздельного сбора мусора. Экотакси у нас уже принимает больше 60 (!) фракций, в том числе тетрапаки. В Иркутске сейчас, по-моему, рекордное количество мини-заводов по переработке отходов», — отмечает экоактивист Иван Крылов.

Еще два года назад все вторсырье из Иркутска вывозили в другие регионы, а сейчас в городе из макулатуры производят картон, туалетную бумагу и утеплитель эковата, говорит Крылов. Как минимум четыре предприятия в городе делают из отслуживших шин резиновую плитку и покрытия. Пластик идет на производство тротуарной плитки, а под Иркутском из бывших бутылок, пакетов и прочего пластика производят домашнюю утварь (ведра, тазики, горшки), мусорные пакеты, стеновые панели из ПВХ. Эти практики берут себе на заметку другие города.


Еще больше интересного — в телеграм-канале «Верблюда в огне»!

Ничего не нашлось

Попробуйте как-нибудь по-другому