• Пробки 2
  • Погода
  • Журналисты не смогут наблюдать за подсчетом голосов по поправкам в КонституциюКонституцию
  • В Иркутске строят отель. Раньше на его месте была деревянная усадьбаусадьба
  • У иркутского бизнесмена украли маски на 30 млн рублей. Его приковали к батарее и избилиизбили

Главная > Тренды 08.08.2019 14:45

Москвичи и петербуржцы, переехавшие в Иркутск, — о том, почему решили жить в Сибири

Екатерина Балагурова

Екатерина Балагурова

2Комментариев

Москвичи и петербуржцы, переехавшие в Иркутск, — о том, почему решили жить в Сибири - Верблюд в огне

Люди, имеющие амбиции и востребованные навыки, зачастую стремятся уехать из Иркутской области. Как правило, конечной точкой становятся Москва или Санкт-Петербург. Однако есть и те, кто проследовал в обратном направлении. Жителей больших российских городов привлекает к Иркутску красивая архитектура, близость к Байкалу и темп жизни, более размеренный по сравнению со столичным. Бывшие жители Санкт-Петербурга и Москвы рассказали «Верблюду», почему переехали в Иркутск, чего им не хватает в городе и какое впечатление на них произвели сибиряки.


Ксения Коршунова

Между Иркутском сейчас и 10 лет назад — пропасть

По семейным обстоятельством я 10 лет назад переехала из Санкт-Петербурга в Иркутск, где жили мои бабушка с дедушкой. Мне было 16 лет, я училась в школе и совсем не хотела переезжать, но мама была непреклонна. Иркутск тогда казался мне глухой деревней. Но учителя сказали, что это интересный, самобытный город с богатой историей, в нем жили декабристы, и я немного взбодрилась.

После переезда я была подавлена. Город виделся запущенным и серым. Последние 2 года учебы прошли однообразно: я ездила из дома в школу и обратно. Была цель как можно лучше сдать ЕГЭ, вернуться в родной город и поступить на бюджет. Я понимала, что родители не смогут оплачивать мое обучение. Но случился форс-мажор: из-за «Почты России» мои документы не пришли вовремя в Санкт-Петербург (я поступала в четыре университета, в том числе в Санкт-Петербургский государственный университет на факультет журналистики). Пришлось поступать в иркутский вуз, да еще и на платное отделение (в Иркутске учиться было дешевле).

Сначала я надеялась после первого курса перевестись в Санкт-Петербург. Но за год обросла знакомыми, стала работать на радио МСМ офис-менеджером, втянулась и осталась жить в Иркутске. Теперь каждый год отдыхаю в Петербурге, а переезжать не хочу: я полюбила Иркутск. Мне нравится гулять, например, по улице Гашека, 5-й Армии, заходить во дворы, где рядом с многоэтажными новостройками деревянные дома. За 10 лет Иркутск преобразился. Когда я приехала, не было обустроенной Нижней набережной, Московских ворот, отремонтированных дорог, новых зданий. Перемены не такие большие, конечно, как в Петербурге и в Москве, но столицы — это визитка страны, в них вкладывают большие средства.

Все говорят, что в Санкт-Петербурге больше движухи, мероприятий, заведений. Но население Иркутска меньше, и событий здесь достаточно. Правда, все они однотипные: спектакли в драматическом и музыкальном театрах, концерты в филармонии. В Петербурге есть проект «Лофт-этажи», где каждую неделю — новое мероприятие: выставка, концерт, дегустация. Здесь, по-моему, нет такого современного пространства. В Иркутске есть галерея Бронштейна и арт-завод «Доренберг», но это все же не тот уровень. Разнообразие вносят разве что концерты приезжих звезд. Например, недавно во Дворце спорта выступала певица LP.

Я люблю областной драмтеатр имени Н. Охлопкова, но на сайте сложно купить хороший билет даже за месяц до спектакля. Кажется, всё забирают перекупщики, и постоянно покупаешь что осталось. К тому же, вечерний спектакль начинается в 18.30, а многие заняты в офисе до семи. Если человек работает не в центре, в час пик он не успеет к началу спектакля. Для сравнения: в Театре Ленсовета и Мариинском театре в Петербурге начало спектаклей и в 19:30, и в 20:00. То же самое с музеями. Художественный музей, например, закрывается рано (в 18:00). А в выходные работают не все выставочные залы.

Мне не нравится, что простые деревянные дома в центре Иркутска не реставрируются. Облагораживают только городскую собственность или памятники архитектуры. Я люблю Дом актера, старый, самобытный особняк с необычной отделкой. Но он в ужасающем состоянии. Что говорить про заброшенные или частные дома, где живут бабушки и дедушки. Было бы хорошо отреставрировать весь старый Иркутск. Тротуары — тоже больная тема. В дождь идешь по этой плитке, и на тебя с нее летит вода. Бывает, что плитки нет вовсе.


Мне не нравится, что простые деревянные дома в центре Иркутска не реставрируются. Облагораживают только городскую собственность или памятники архитектуры. Я люблю Дом актера, старый, самобытный особняк с необычной отделкой. Но он в ужасающем состоянии. Что говорить про заброшенные или частные дома, где живут бабушки и дедушки. Было бы хорошо отреставрировать весь старый Иркутск. Тротуары — тоже больная тема. В дождь идешь по этой плитке, и на тебя с нее летит вода. Бывает, что плитки нет вовсе.


Иркутск — небольшой город. Я живу в центре. От дома до дачи в Первомайском 25 минут автобусом. От моего дома в Петербурге до ближайшей станции метро на маршрутке примерно столько же. Хотя в час пик в Иркутске все стоит: иногда едешь с работы до центра часа два. К тому же нет большого выбора транспорта. Во многие районы ходят только маршрутки и автобусы. Зато проезд в общественном транспорте дешевый. Проехать в автобусе за 20-25 рублей — для столичного жителя просто мечта. В Москве и Питере я трачу по 250-500 рублей каждый день только на карточку в метро.

Кстати, зарплаты здесь вполне нормальные, на уровне петербургских и выше. Я 2 года назад ездила на собеседование в Санкт-Петербург, и мне предложили зарплату в 2 раза ниже, чем у меня была в Иркутске (12 тыс. рублей и 25 тыс. рублей соответственно). А должность одна и та же: маркетолог. Я на 12 тыс. рублей даже комнату в Санкт-Петербурге не смогла бы снять. А в Иркутске я купила квартиру в ипотеку, 45 кв. м самом центре, около 130 квартала, за 2,5 млн рублей.

В апреле ездила в Петербург. Он показался мне таким же, как и был 10 лет назад. Реставрируются здания, появляются новые жилые районы, но ярче город не становится. А Иркутск развивается, он ожил, по вечерам на улицах многолюдно.

Сейчас я никому не говорю, что приехала из Петербурга. Потому что обычно слышу одно и то же: «Как ты могла переехать? Ты с ума сошла?» Это коробит. Петербург — это не только красивые здания и Эрмитаж, но и дорогие жилье и проезд, постоянная слякоть (я «убивала» 2-3 пары ботинок за сезон), работа в нескольких местах по совместительству, куда добираться на четырех видах транспорта, и два-три часа в пробках. Надо пожить в двух этих городах, чтобы делать какие-то выводы.

Фото: Nicolas Mirguet/flickr.com

Зарина Слинявская

В Иркутске я катаюсь на лонгборде и живу вне офиса

Я переехала в Иркутск из Москвы 3 года назад. Я родом из маленького украинского села Князевка. После школы я уехала учиться в Киев, а спустя год перебралась в Москву. Прожила там 8 лет, работала юристом в банке, мне хотелось движения, карьерного роста и перспектив. Я была очарована московской энергией. Но лет через 6 стала уставать от города. Хотелось уехать и отдохнуть душой. К тому же, у меня тогда закончились отношения.

В 2016 году я подала заявку на участие координатором в лагерь на Ольхоне (название уже не помню), где волонтеры из разных стран проводили занятия по иностранным языкам, дайвингу, туризму и йоге. Нужно было помогать всем участникам, организовывать их размещение, наладить работу в лагере. По пути в лагерь я на 2 дня заехала в Иркутск. Помню, стояла на остановке «Художественный музей» и удивлялась, какой это красивый город. Решила остаться на лето в Иркутске.

Поход на Байкал: куда пойти на несколько дней и что взять с собой

Многие жители Иркутска вместо выездов на машине на Байкал предпочитают летом на выходные или в отпуск отправиться в поход. «Верблюд» уже рассказывал об особенностях и сложностях самых популярных маршрутов, о том, сколько времени займут походы, сколько стоят ночевки и что стоит взять с собой.

Я всегда хотела жить там, где есть море и горы. А здесь было все: Байкал, леса, сопки. Я была в восторге от Байкала. Неделю прожила на Ольхоне в палатке. Поняла, что такое по-настоящему чистый воздух. Ездила на мыс Хобой. Ходила пешком по Большой Байкальской тропе в Большие Коты.

Родственники и друзья были в шоке от моего решения: переезд из большого города в далекую провинцию — это, мягко говоря, нетипично. Меня спрашивали: «Иркутск — это в России вообще? На северном полюсе, где медведи?» Большинство людей слышали о Байкале, но не об Иркутске. Здешние знакомые тоже этому удивляются.

Но здесь я счастлива. В Москве я работала по обычному офисному графику — пять через два. В Иркутске я хожу в кедах, катаюсь на лонгборде, живу вне офиса. В столице не было ни времени, ни желания вот так просто кататься. Я была сосредоточена только на работе, некогда было расслабиться. Здесь я фотограф на фрилансе. Получаю огромное удовольствие от работы и общения с людьми. Желания вернуться в Москву у меня нет.

Главное отличие Москвы от Иркутска — масштаб. В Москве много галерей, мероприятий, кино, дискуссий, бесплатных лекций. Есть пространства вроде «Гаража», «Хлебозавода», «Винзавода», «Флакона». Круто, когда ты можешь прийти в одно место и там послушать лекцию, увидеть выставку, позаниматься йогой. По выходным в парке Горького люди собираются на бесплатные мастер-классы по танго или занимаются баскетболом, бегом. Иркутску таких вещей пока не хватает, хотя я слышала о бесплатной йоге на острове Юность. Здесь я хожу только в галерею Бронштейна — там постоянно устраивают интересные мероприятия. Еще люблю Дом кино, кинотеатр «Художественный», где идёт артхаус.

В Иркутске есть и другая проблема: находишь хорошее кафе — а месяца через два кухня и обслуживание могут стать хуже, как это было с рестораном «Фигаро». В первый раз там было вкусно. В следующий раз нам 40 минут готовили пиццу и подали холодную, с завядшей руколой. В третий раз я заказала комбозавтрак за 900 рублей, — для Иркутска это очень дорого! Официант сказала, что для смузи нет овсянки, а без овсянки они готовить не будут. Нет манго, поэтому творожные блинчики сделают со сметаной. При этом цена не изменится. Я думаю, это черта провинциального города: нет особой конкуренции между заведениями. В Москве все стараются не потерять рейтинг, работать на «отлично». А здесь ты можешь оставить на сайте негативный отзыв — и никто не заметит.

Мне не хватает заведений, где можно вкусно позавтракать в 8 утра или выпить кофе в 10 вечера. Большинство кафе поздно открывается и рано закрывается. Чаще всего хожу в «Палому», там качество и обслуживание на уровне. В «Подушке» интересные блюда: подают скрэмбл со шпинатом и лососем, салат с облепиховым соусом, кукурузный майонез на красивой посуде. Еще хожу в «Даблби» на бульваре Гагарина: я люблю там работать и пить кофе с круассанами. А недавно на Пискунова открылось отличное кафе «Сыр в масле». Там вкусно: пицца с крутым сочетанием ингредиентов и десерты.

И еще одно наблюдение: люди в Иркутске не умеют работать с такой отдачей, как москвичи. Особенно это заметно в сфере услуг. Как-то пошла в «Л Этуаль». Минут 15 я бродила по магазину одна, ко мне ни один консультант не подошел. Девушка на кассе «зависла» в телефоне, и когда я ее попросила меня проконсультировать, она ответила: «Возьмите вот этот, я его всегда беру». Для меня это показатель некомпетентности. Если в Москве ты не работаешь как нужно, на твое место найдется еще десяток человек, которые будут работать лучше.

Я вращаюсь в творческой тусовке. В Иркутске много талантливых молодых людей, которым нужно развиваться. Но в городе для них пока нет особых возможностей. В итоге они уезжают. Только в июне уехала в Петербург моя подруга, архитектор.

После недавней поездки в Москву было трудно вернуться в Иркутск. Первое ощущение: город как после войны — разбитые дороги, неухоженные дома. У меня вновь появилось желание переехать, на этот раз в Европу. Недавно я была в Германии, там люди бережно относятся к своему дому и городу: ходят в магазины с авоськами, не берут пакеты, поддерживают чистоту на улицах. Но в Иркутске у меня семья, и если мы и будем переезжать, то только вместе. Это серьезный шаг, так что пока мы над этим думаем.


За последние два года население Иркутской области сократилось более чем на 10 тыс. человек. Большинство из них относятся к экономически активному населению: 60% уехавших — люди в возрасте 15-39 лет.

Фото: Артём Моисеев/«Верблюд в огне»

Анжелика Гусак

Иркутск самобытен и красив, в нем просто не хватает хозяина

Я переехала из Москвы в Иркутск почти два года назад. Решилась не сразу, года два думала. До этого я не раз приезжала на Ольхон на психологические практики и проездом была в Иркутске. Сразу влюбилась в природу. Мы жили в Москве с мужем и взрослым сыном, у меня была хорошая работа (я психолог): свой кабинет и большая клиентская база. Но было желание уйти от привычного, переосмыслить свою жизнь, остановиться. Близкие меня поддержали. Сейчас сын тоже переехал в Иркутск (живет самостоятельно), муж к нам приезжает раз в два месяца из-за своей работы в Москве, со временем он тоже планирует переехать, хотя сначала был удивлен. Сейчас муж уже привык Иркутску, ему нравится этот город. Нам обоим было трудно расстаться (пусть и на время), но дать партнеру свободу выбора — это и есть настоящая любовь.

Люди по-разному отнеслись к моему переезду. Среди знакомых москвичей есть те, для кого важен статус и престиж. Такие люди реагировали на мое решение так, будто у меня просто поехала крыша. Большинство же людей восприняли адекватно. А вот для родителей мой переезд так и остается нонсенсом. Они все время спрашивают, когда вернусь. Но у меня нет желания возвращаться. Мне хорошо в Иркутске. Конечно, я скучаю по близким. Но тем приятнее ездить в гости друг к другу.

Иркутск самобытен и красив. Я люблю гулять по набережной на восходе, когда много солнца, и закате — здесь очень красивое небо. Люблю бродить и изучать улочки и дворы. Меня удивляют здешние контрасты: деревянный покосившийся домик на улице Лапина, а напротив, через дорогу, красивейшая Крестовоздвиженская церковь. Такой же вид — и на улицах Седова и Красных Мадьяр, где высотки стоят рядом с деревянными домами. Кстати, жители частного сектора до сих пор набирают воду в колонках в огромные фляги на тележках. Это такая чарующая простота.

Мне нравится Harats pub на улице Советской Там вкусное вишневое пиво. В кафе «Рафинад», «Олд кафе», «Вино и Тапас», «ВВВ» я иногда провожу деловые встречи. А в маленьком кафе «Барокко» (около органного зала) мы с подругами любим выпить кофе после работы. Там очень красиво весной, когда цветет сирень. Еще люблю позную в аэропорту. Сок из поз течет по лицу и рукам, это было безумно вкусно.

Но есть и огромный минус — дороги. Я двадцать лет за рулём, но в Иркутске без мата ездить просто не могу. Здесь чудовищные условия и для водителей, и для пешеходов. Тебе просто некогда смотреть на знаки, потому что колеса в любой момент могут попасть в открытый люк или налететь на колдобину. Пешеходы перебегают дорогу, где попало. Ливневые стоки отсутствуют. В дождь улицы превращаются в реки. Мне кажется, нет конкретного человека у власти, который бы решал вопросы. Ощущение, что город забросили, недовольны им и хотят переделать под туристов. Отдельное внимание стоит уделить детским домам и приютам. Я не раз была в таких учреждениях. Там атмосфера как тюрьме. Кажется, что у детей впереди одна дорога — преступный мир.


А хочется, чтобы город был больше адаптирован для самих жителей. Надо привести в порядок дороги и тротуары, посеять газоны, посадить больше цветов, поставить больше урн. Я считаю, что нужно сделать больше скверов, благоустроить дворы. В столице везде ухоженные детские площадки, а на любую твою претензию власть обязана ответить в течение восьми дней. Для этого в Москве есть приложение «Наш город».


Здесь же такое ощущение, что работа в городе ведется под лозунгом «и так сойдет». Например, у нас в подъезде на улице Седова была плохая сотовая связь. Мы с соседями собирали подписи, обращались к сотовым операторам. Но всё безрезультатно. Я прекрасно вижу, как здесь тормозится процесс взаимодействия с людьми: все претензии передаются от одного чиновника к другому. В итоге помощи никакой.

Иркутяне — добрые люди. Большинство — патриоты своего города. Друзья на пять дней приняли к себе жить, пока я искала съемную квартиру. Хозяйка, у которой я нашла квартиру, отнеслась ко мне по-матерински: ее родная дочь моего возраста наоборот уехала в Москву. Кормила меня соленьями, вареньями, по весне с огорода привозила цветы. Я быстро нашла друзей. Вообще здесь у людей есть огромное желание помогать.

Поначалу нервничала только по поводу работы. Мне говорили: «Психологом здесь вы работу не найдете, вот если бы вы ведьмой или шаманом были — это да, народ это любит. К психологу у нас ходить стыдно, а рассказывать об этом — и подавно. Было действительно трудно — первый месяц просидела в пустом кабинете, клиентов не было. В Москве было проще: была своя тусовка психологов, клиентские группы. Там вообще модно иметь своего личного или семейного психолога. Здесь все иначе. Но я справилась. Больше никуда переезжать не планирую, мне хорошо в Иркутске.

Фото: Elena Odareeva/123RF

Кристина Ерлыкова

Здесь я впервые увидела горы

Я уехала из Москвы в 2006 году, когда мне было 19 лет, — моей бабушке, которая живет в Иркутске в частном доме, нужна была помощь. После ни разу не возникало желание вернуться в столицу, езжу теперь только в гости. Там у меня остались мама и сестра.

В Москве вообще не остается свободного времени. Большие расстояния, и на передвижения уходит много времени. Чтобы успеть на работу к восьми, мне в шесть утра нужно было выйти из дома. Домой я возвращалась почти в 12 ночи. Там постоянная гонка за деньгами и успехом. Здесь же я заканчиваю работу в 17:00 (я работаю в РЖД) и даже по пробкам в 18:00 точно бываю дома. Так что можно вечером выбраться на природу — посидеть у реки или на заливе.

По-моему, Иркутск — интересный город. Сейчас проводится много бесплатных мероприятий: по субботам идут фитнес-занятия на Юности, по воскресеньям на набережной играет духовой оркестр, можно танцевать. Город небольшой, все культурные события проходят в центре в шаговой доступности. Правда, Иркутску бы не помешал экстремальный скейт-парк или аквапарк. Я катаюсь по набережной на велосипеде, роликах, сноуборде. Езжу на Байкал, Аршан, Хубсугул, на Олхинские скальники. Кстати, только здесь я впервые увидела горы и влюбилась в них.

Иркутяне доброжелательные и общительные. Если случается беда, всегда приходят на выручку. Вот буквально недавно люди собирались в бригады и ездили тушить лесные пожары, помогали от схода селя в Аршане, отправляли гуманитарную помощь пострадавшим от наводнения. Я и сама передала через пункт помощи два больших мешка вещей и постельного белья. И с коляской мне постоянно помогают управляться незнакомые люди (моему сыну год). Москвичи, мне кажется, равнодушнее, отстраненнее, погружены в свои проблемы.

Кстати, ни в Москве, ни в Иркутске люди не понимают, почему я решила переехать. Есть карьеристы — таким дорога в Москву и Петербург. А есть люди, которые просто живут, не гонятся за деньгами, статусом, как я. Мне важнее провести время с моими близкими на свежем воздухе. Здесь я познакомилась с будущем мужем, у меня родился сын. Ничуть не жалею, что переехала. Иркутск мне ближе по духу, чем Москва.

Фото: avstraliavasin/123RF

Екатерина Орлова

Еду в Иркутск, чтобы «обнулиться»

Через месяц осуществится моя мечта — в середине сентября переберусь в Иркутск из Москвы. Всё началось с того, что я приехала на профсоюзный форум «Стратегический резерв-2016» на Ольхоне. Я была председателем профсоюзной организации студентов Российского университета транспорта. Мы прожили две недели в палатках на берегу озера. Я была очарована природой. Вернулась домой бодрая и энергичная. В прошлом году еще раз летала в Иркутск, просто на выходные. Мне было так спокойно в этом небольшом, неспешном городе. Но желание переехать я почувствовала только этой весной, когда полторы недели гостила у друзей.

Сейчас я еду в Иркутск, чтобы «обнулиться». Буду искать себя, свое дело. Я судебный эксперт, но не уверена, что хочу работать в этой сфере всю жизнь. Хотелось бы заниматься творчеством. Пока не знаю, чем точно, — раньше я занималась и шитьем, и рисованием, и танцами. Главное, чтобы это была работа, которой я действительно буду «гореть» и результаты которой буду видеть.

Пока я знаю в Иркутске несколько человек, мы с ними познакомились на форуме. Все они талантливые, открытые, добрые люди. Первое время я буду жить у друзей, потом хочу отправиться в тур вокруг Байкала. После уже буду искать работу. Я планирую остаться в Иркутске минимум на три-четыре года.

Сейчас я встречаюсь со всеми московскими знакомыми, чтобы попрощаться. Реакции на мой отъезд две: «Ты с ума сошла? Из Москвы в Иркутск? Что там делать?» или: «Прикольно, ты очень смелая!» Еще один плюс Иркутска для меня — возможность путешествовать. В моих планах Камчатка, Сахалин, Китай, Монголия, Урал. Добраться из Иркутска во все эти точки будет проще и немного дешевле, чем из Москвы (например, в Улан-Батор перелет из Иркутска стоит 13 тыс. рублей, из Москвы — 17 тыс. рублей; в Пекин — 9 тыс. и 11 тыс. рублей соответственно — Ред.).

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите одновременно
клавиши «Ctrl» и «Enter»

Загрузка...

Комментариев 2

Аватар Anna-Saint

0

Простите, что? на радио МСМ ? на первом курсе? да ей несказанно повезло... Или по знакомству. Я сама отучилась в Иркутске, закончила журфак с красным дипломом. Учили нас хорошо. Но устроиться без знакомств было нереально. И с удовольствием отсюда УЕХАЛА. Во время учебы моталась как неприкаянная по разным изданиям, и везде тобой подтирались как листком вчерашней бумаги. Везде приходилось доказывать, что ты чего-то стоишь, что существуют авторские права (которые постоянно нарушались), что фотожурналистика должна оплачиваться (это не просто \\\"щелк-щелк\\\"). Что статья, которую пишешь целый месяц и собираешь целый месяц материал по гос. инстанциям НЕ ДОЛЖНА стоить 1000 рублей. Очень устала тогда за пять лет. У нас девочки талантливые были на курсе, почти никто нормально не устроился. Тут все места в журналистике насиженные, статьи исправляются до неузнаваемости. И это не только мой случай. У нас учились талантливые люди, с запалом и идеями... Одна девочка, умница-красавица, очень старалась, за все время учебы все время пахала бесплатно на одну местную телекомпанию. Ей обещали, что когда она получит диплом, ее возьмут в штат. В итоге диплом с пятерками-четверками есть, а работы - нет. Не взяли. Просто использовали бесплатный труд на протяжении пяти лет. Если честно вообще не верю такой инфе, что ее на первом курсе взяли работать на МСМ просто так. Либо знакомые, либо где-то вовремя подмаслили. Жить тут невероятно сложно, особенно людям творческим, связанным с культурой. Все застряло где-то в совке, и о свободе слова или самопроявления... даже заикаться не стоит. Плюс, общество, переполненное стеротипами о том, что искусство - это чушь . Извините, но не верю.

20.08.2019 16:20

Ответить

Аватар

0

Одни девушки. Странная выборка.

30.08.2019 19:00

Ответить

Искры 15.05.2020 17:03

Глазами местных: путеводитель по району Ново-Ленино и его культовым местам

Александр Бондарев

Автор Александр Бондарев

3Комментариев

Ново-Ленино — один из самобытных районов Иркутска, а ещё и самых часто упоминаемых в медиа и соцсетях. Специально для «Верблюда» филолог Александр Бондарев написал авторский путеводитель по району, где он живёт. Вас ждут болота, роща, стройка и сортировка, а также культовый рынок с «Боярышником».


Посещение Ново-Ленино — сомнительное мероприятие. Жизнь не заставит никто не поедет. Но если вам нравится мысль, что рейтинги пространств иллюзорны, то прочувствовать это лучше в том месте, чей социальный рейтинг крайне низок. Поездка в Ново-Ленино подходит идеально. Но не оттого, что вас будут поджидать яркие впечатление или ужасы, лабиринты фавел или современный город. Нет, в Ново-Ленино вы увидите категорию среднего. Такое принято называть словами «обычно», «нормально», «так себе», «не то чтобы, но не так уж плохо». А «среднее» лучше всего рушит вымышленные иерархии в нашем сознании.

В общем, вот вариант маршрута для тех, кто никогда не был в Ново-Ленино, среди иркутян таких много. Выбор остановок субъективен, как и любой выбор.

Ново-Ленинские болота

Звучит абсурдно и жутковато, но мне нравится. Болота в городах редки. Здесь они находятся в самом начале Ново-Ленина, до въезда. Это низина, которая относится к пойме Иркута. Место издревле мало на что годилось, разве что карасей ловить. Но красиво. В конце 19 века болота пересекла Транссибирская магистраль, а в 80-х годах 20 века — объездная дорога.

Днём в любое время года низину заливает солнце, на горизонте стоят без движения товарняки. Идеальный пейзаж для фильмов про апокалипсис. Особенно в морозы. Болота всегда были домом для огромного количества птиц, в основном чаек и уток, но и редких, краснокнижных. Местные уверены, что болота давно носят какой-то важный природоохранный статус, но он присвоен им лишь 31 октября 2019 года.

Птицы вместо Ленина красуются на новой вывеске, встречающей гостей Ленинского округа, но никакого сохраняющего птиц статуса у болот нет. Поэтому некоторые болота отсыпают для неизвестных индустриальных нужд. Спешите посетить, пока ещё есть что. Дважды приходилось видеть, как дорогу пересекает утка с утятами, — из болота с одной стороны дороги в болото на другой стороне. Водители останавливаются, лица у всех счастливые. Впрочем, это редкость, не рассчитывайте.

Роща и бесцеремонные белки

Роща — это роща на остановке «Роща». В прошлом место было крайне опасным, но сейчас там уютный парк для прогулок с детьми.

В Иркутске принято ездить кормить белок на курорт Ангара. Грызуны там сытые, привередливые, всё подряд есть не станут, только кедровые орешки и обычно после уговоров и соблазнений. В Новоленинской роще всё иначе. Как истинные обитатели спального района, местные белки не брезгуют семечками любого формата. Их не надо искать, они сами перекроют вам путь и недвусмысленно намекнут на желание что-нибудь съесть.

Белки могут легко добраться до вашей руки по брюкам, подраться между собой, заглянуть в объектив камеры, которую вы зачем-то выставили вместо ладони с орешками. В общем, «им нужна ваша одежда и мотоцикл», ибо существа совершенно бесцеремонные. Не пугливые — на радость детям.  

Сортировка и «Старший сын» Вампилова

Станция Иркутск-сортировочный находится за рощей с белками. В ней нет ничего интересного — это обычное советское здание вокзала, мост, разветвлённая сеть путей, проводов и запах креозота. Ценителям типового индустриального пейзажа должно понравиться.

Я вас приглашаю туда потому, что станция и район отметились в истории литературы. С большой долей вероятности, это то самое место, куда провожали девушек Сильва и Бусыгин в пьесе Александра Вампилова «Старший сын». И откуда потом не могли уехать обратно. Если вы не читали, то это Боярский и Караченцов из одноимённого фильма. В тексте район называется Ново-Мыльниково. За право им быть обычно спорят станция Мельниково и Ново-Ленино.

У Ново-Ленина больше аргументов. Во-первых, удалённость достаточная, чтобы застрять на пару дней, а во-вторых, описанное в пьесе смешение частного сектора и малоэтажной застройки как раз типично для этой части Ново-Ленина. До сих пор. Так что давайте просто объявим это «доказанным исследователями фактом». Пьесы Вампилова сейчас очень популярны в европейских театрах, так что прогулку по этим местам можно считать приобщением к мировой литературе.

Стройка и ее тени

Сейчас уже мало кто помнит этот топоним, хотя в 90-х и начале нулевых он существовал наравне с официальным названием остановки «Кинотехникум». Рядом с ней красовался советский долгострой — бетонный каркас с непристойными надписями, поросший полынью. Стройка.

Место было обителью наркоманов. Если вы проходили мимо, то от темноты отделялась тень, которая следовала за вами, а потом отбирала деньги и меховую шапку. Телефон не трогали, потому что тогда мобильная связь ещё не распространилась. Впрочем, подобное могло случиться в любом месте.

Сейчас кинотехникум превратился в филиал ВГИК, а на месте стройки находится единственный крупный ТЦ «Европарк». Загляните, возможно, вам интересно, как выглядит молл в спальном районе.

Рынок с «Боярышником»

К несчастью, если произнести слово «боярышник» в Иркутске, то никто не подумает про возможность купить полезные для сердца плоды. Речь о том самом злосчастном месте на улице Баумана и о киоске, где продавалась техническая спиртовая жидкость.

В ночь на 18 декабря 2016 года в партии жидкого концентрата, предназначенного для ванн, вместо этанола оказался метанол. Это привело к смерти 76 человек. Тогда страна внезапно обнаружила, что «Боярышник» никто не использует для ванн, полиция накрыла цех по его производству, а городские власти «увидели», что рынок незаконный.

Его грозились снести, но в реальности перенесли на 200 метров по той же улице. Рынок обещали сделать цивилизованным, с туалетами. Но не сделали. Временно вернули на прежнее место, а перед началом строительства новой дороги убрали немного в сторону. В результате переносов часть владельцев киосков разорилась и закрылась, теперь их осталось совсем немного.

До трагедии к месту было сложное отношение. Как любой стихийный рынок, он обрастал кафе, местами для нелегалов и ночными покупателями дешевого этанола. Но местные жители его по большей части любили, сочувствуя предпринимателям. Сейчас здесь, как и раньше, можно попросить привезти нужный товар, сэкономив время и деньги на поездку в центр. А ещё вам всегда честно ответят на вопрос о свежести продуктов. Нельзя обманывать людей, которых видишь каждый день.

Павильон с овощами и фруктами на Баумана

В этом павильоне нет уникальной продукции, оптовые базы для всех одни и те же. Мне хотелось привезти вас в район новостроек — для демонстрации размеров поселения. Потому что в том месте, где район заканчивается, начинается новое Ново-Ленино. Новейшее. Тот эффект, когда, выходя за границы старого города, вы попадаете в мир небоскребов. Только здесь вы из мира хрущевских пятиэтажек перенесетесь в мир 1215-этажных домов.

Сначала я хотел обозначить место «взрослой» поликлиникой, которая так и осталась одна, несмотря на то что к ней приписали огромную «опухоль» в виде пустыря, застроенного многоэтажками. Из-за этого в электронной записи есть не только очередь, но и лист ожидания из желающих записаться в очередь. В результате поход к какому-нибудь специалисту может быть отсрочен на два месяца. Это учит планировать свою жизнь и смерть. Следом за ней стоит новая «детская» поликлиника. Её много раз анонсировали, ею отчитывались местные депутаты и чиновники, но она пока не открылась.

Но потом я вспомнил про чудесных предприимчивых ребят, которые стали пригонять к поликлинике микроавтобус и продавать бабушкам (их в поликлинике много) свежие овощи и фрукты по низкой цене. Бабушки были счастливы — удобно, недорого, да ещё и продавцы терпимы к капризам, хотя и молоды. Очень скоро они стали достопримечательностью. Можно было увидеть выстроенную из бабушек в пустоту очередь. Зрелище странное и забавное. Вскоре пустота заполнялась автомобилем и начиналась торговля. Сейчас они стали отдельным павильоном в том же самом месте. Хорошая история.


Выезжать из Ново-Ленина рекомендую по 20-му Советскому переулку на объездную дорогу и домой. Весь маршрут можно совершить в обратном порядке, так вы получите бонусом эпический вид на новостройки с горы и более удобный доступ к болотам.

Ничего не нашлось

Попробуйте как-нибудь по-другому