• Пробки 2
  • Погода
  • Осталось пятеро: два кандидата в губернаторы Иркутской области отказались участвовать в выборахвыборах
  • Более половины опрошенных медиков не доверяют отечественной вакцине от коронавирусакоронавируса
  • Задержания, забастовки и увольнения. Коротко о том, что происходит в БелоруссииБелоруссии

Главная > Искры 05.02.2020 22:07

Насмешки, испуганные взгляды и нелюбовь. Как коронавирус меняет отношение иркутян к китайцам

Екатерина Балагурова

Екатерина Балагурова

0Комментариев

Насмешки, испуганные взгляды и нелюбовь. Как коронавирус меняет отношение иркутян к китайцам - Верблюд в огне

На 5 февраля 2020 года в мире коронавирусом инфицировано 24 584 человека, из них скончались 493. Большинство зараженных — это граждане Китая, на эту страну приходится 99% больных. В России власти подтвердили только два случая заражения, в Тюменской области и Забайкальском крае. Это тоже китайцы.

Последние годы туристический поток китайцев в Приангарье только увеличивался, в Иркутске учатся студенты-азиаты, а на рынках работают продавцы с азиатской внешностью. «Верблюд» поговорил с китайцами, живущими сейчас в Иркутске, и узнал, что они думают о вирусе, а также насколько азиатам комфортно в России в связи со сложившейся ситуацией.


Продавец в «Китай-городе» 

43 года

(предпочел говорить анонимно)

Я уже девять лет живу в Иркутске, продаю джинсовую одежду. Сам я из города Наньян. Это в 300 километрах от Уханя, на машине можно доехать за четыре часа. Поэтому, конечно, я переживаю за своих соотечественников. Но я звоню туда родственникам и друзьям. Говорят, что всё в порядке, каким-то раствором каждый день обрабатывают улицы, люди носят маски. Пока, к счастью, из знакомых никто не заболел.

В Китай я езжу закупаться одеждой каждые три месяца. Последний раз был в Маньчжурии в ноябре. Я не могу сказать, чтобы люди в Иркутске сильно боятся коронавируса или как-то негативно стали относиться к нашему рынку из-за болезни. У нас дешевле, чем в любом магазине, а людям всегда нужна одежда, поэтому без работы мы точно не останемся. Да, покупателей стало меньше. Но я связываю это не с болезнью, а с погодой. Сейчас холодно, а мы работаем на улице. В это время всегда меньше покупателей, потому что никто не хочет мерить джинсы на улице, стоя на картонке. Многие приходят, выбирают вещь, платят за нее и берут без примерки. Я всегда разрешаю вернуться и поменять на другой размер, если что-то не подошло. Но такая практика не только в этом году, а каждую зиму.

Единственное, что заметил: покупатели стали подшучивать над нами. Может прийти человек за джинсами, а когда я принесу товар, спросить: «А вы меня коронавирусом не заразите»? Но я знаю, что это шутка. Не обижаюсь. Я уже настолько освоился в России, что чувствую себя русским. Но я прекрасно знаю, как иркутяне относятся к китайцам. Они нас не любят. Не из-за вируса, а вообще. Мы, по их мнению, очень шумные и грязные. Даже сюда люди приходят к нам как клиенты, а относятся надменно, будто мы им что-то должны. Я сначала удивлялся, а теперь уже привык. Так, наверное, будет всегда. Особо на улице никто никогда не рад встретить группу китайцев. Улыбнется туристу, мне кажется, здесь один человек из ста. А вирус только усугубил эту нелюбовь к нашему народу. Тебе прямо никто ничего не скажет, но по взгляду местных понятно, что никто тебе особо не рад.

Всерьез встретил беспокойство и пренебрежение со стороны населения только один раз — когда сел в маршрутку, а водитель, увидев меня, надел маску. Это было очень демонстративно. Он ничего мне не сказал, только посмотрел зло. Это было неприятно, конечно, но я его понимаю. Я сам боюсь вируса не меньше, чем другие иркутяне. И не знаю, поеду ли теперь в Китай за очередной закупкой. Она запланирована на март.

Еще у меня есть знакомая, которая работает в Иркутске педагогом — преподает русский язык в частном порядке. Она сейчас дома, в Пекине. Прилетает в Иркутск 7 февраля. Мы недавно говорили по телефону, и она сказала, что уже три человека позвонили ей и решили отменить занятия из-за вспышки вируса. Получается, что человек ни за что лишается денег. Я понимаю беспокойство россиян, но можно было бы отнестись как-то по человечески: попросить сдать анализы, принести справку.

Сам я не жалуюсь. Зарабатываю так же, как каждую зиму. И открыто меня пока никто не обзывал и не говорил особо ничего плохого. Надеюсь, и дальше люди будут адекватными. Потому что пришло большое горе, оно одно на всех. Мои соотечественники и, тем более, китайцы, живущие в Иркутске, в нем точно не виноваты.


Посмотреть, как распространяются очаги заболеваний по всему миру, можно на онлайн-карте.

Хэ Чжэ

20 лет

студент ИГУ

Я приехал в Иркутск пять месяцев назад, а рос и учился в Шэньяне. В Иркутске, я учусь в ИГУ по обмену, изучаю русский язык. Буду жить здесь год. Я беспокоюсь о своих соотечественниках из-за болезни, но уверен, что скоро они поправятся. В моем родном городе есть только один больной с подтвержденным диагнозом. Я звоню домой, родным и друзьям. Они не боятся. На самом деле, количество пациентов — это очень маленькая часть относительно всего китайского населения. Я думаю, нет поводов для паники.

В Иркутске я чувствую себя хорошо и, в целом, уже привык к городу. Здесь так же холодно, как и на моей родине. Здесь очень спокойная жизнь, и мне это нравится. Есть возможность посмотреть концерт группы «Любэ», я об этом мечтал! Грущу только из-за того, что в Сибири нет настоящей китайской кухни, я по ней скучаю. В национальных ресторанах был, но это совсем не то. Приходится готовить самому.

Ни раньше, ни сейчас, я не ощущаю агрессии в свою сторону. Конечно, русские боятся вируса, но их можно понять. Тем не менее, я не вижу никого, кто бы показывал на меня пальцем, смотрел с презрением или как-то обижал. Пока всё в порядке, но если увижу, что люди начнут меня боятся, то постараюсь не выходить из общежития. Не хочу никого беспокоить. Но я думаю, что у России нет оснований для паники.

Лу ЧжаоЮнь

28 лет

студентка ИГУ

Я живу в Иркутске полтора года, учусь в ИГУ на переводчика. Сама я из города Шэньян. За это время я не была дома ни разу, а учиться предстоит еще три года. Ситуация с коронавирусом пока никак не задевает, местные меня не обижают. Правда, я общаюсь здесь только с ребятами из университета и пастором из церкви. Все они говорят, что любят китайцев. Единственная неприятная ситуация случилась, когда я увидела, что незнакомые люди на улицах смотрят на меня испуганными глазами. Поняла, что они беспокоятся о том, что я могу быть носителем вируса. Но никто ничего мне плохого не сказал и не сделал.

Каждый день смотрю новости. Я сильно волнуюсь из-за коронавируса и слышала, что в Иркутске не продают маски. Но мои друзья и родители считают, что ничего страшного не случится.

В Иркутске мне комфортно. Когда я только приехала сюда, думала, что это маленький и не очень современный город. Но со временем я влюбилась в это место. Здесь очень красивая природа и культурные, вежливые и притягательные люди.


Анастасия Михайлова

гид-переводчик с китайского языка

Сейчас должен был быть самый сезон у туристических групп. Он ежегодно длится два месяца — с начала февраля до конца марта. Два месяца все гиды работают очень плотно. Но в этом году групп нет совсем, потому что границу Китая с Россией закрыли. Но до этого момента я всё же успела поработать с китайскими группами и увидела, как реагируют на них иркутяне.

Честно говоря, в нашем городе и до вспышки коронавируса к китайцам относились так себе. Иркутяне считают, что китайцы — громкие, грязные, и от них вообще все беды. А вирус только усугубил ситуацию. Сейчас это негативное отношение к туристам стало более заметным, его открыто демонстрируют.

Например, когда я вела экскурсию и мы останавливались около Вечного огня, проходившие мимо молодые люди закрыли носы, рты, а потом и всё лицо руками. Демонстративно смеялись. Я стараюсь не молчать в ответ на такое поведение, всегда говорю: «Люди, ведите себя прилично». Потом автобус высадился в самом центре города, около «Слаты». Мы вышли из автобуса, и людей как ветром сдуло. То же самое повторилось и внутри супермаркета, горожане обходили группу стороной. Иркутяне открыто выражают свое пренебрежение ко всем гражданам Китая. Без разбора. Я это четко вижу. И это, конечно, ужасно неприятно.

Загрузка...

Комментариев 0

Искры 30.07.2020 14:00

Гостиница «Сибирь», Госбанк СССР и дом сотрудников НКВД. Семь главных конструктивистских зданий Иркутска

Вадим Палько

Автор Вадим Палько

0Комментариев

Говоря об архитектурном наследии Иркутска, горожане чаще всего вспоминают дореволюционные памятники — классические деревянные усадьбы и каменные особняки. На их фоне незаслуженно незамеченным остаётся авангардная советская архитектура — здания в стиле конструктивизма, прорывного направления в отечественном искусстве, которое высоко ценят за рубежом. «Верблюд в огне» рассказывает о семи зданиях, представляющих конструктивизм в Иркутске.


Конструктивизм в архитектуре — авангардистское направление, получившее развитие в 1920-х — начале 1930-х годов и на много десятилетий опередившее своё время. Ключевая идея конструктивистов — функциональный подход к внутренним пространствам, разделение здания на отдельные блоки со специальным назначением (жилой, коммунальный и прочие), которые должны задавать его форму.

В то же время внешний облик должен ограничиваться взаимодействием блоков — простых геометрических форм, — а выразительность достигается не за счёт декоративных элементов (они признаются лишними, нефункциональными), а через динамику простых конструкций, вертикалей и горизонталей строения, свободу плана здания. Именно поэтому фасады конструктивистских зданий отличаются строгостью и лаконичностью.

Гостиница «Сибирь»

Адрес: Ленина, 18

Годы постройки: 1931—1933

Архитектор: Казимир Миталь

В 1930 году иркутский зодчий Казимир Миталь стал главным архитектором города, и с этого момента в Иркутске стали активно строить конструктивистские здания. Многие из них спроектировал сам же Миталь. Самый масштабный конструктивистский проект стал одновременно одним из первых зданий Иркутска в этом стиле.

К началу 1930-х годов в городе задумались над строительством главной гостиницы — многие дореволюционные отели успели передать под госучреждения и общежития, а оставшихся явно не хватало. Строительство «Сибири» — первого и на долгие годы самого большого конструктивистского здания в городе — завершили в 1933 году. Это был по-настоящему масштабный для Иркутска объект: первое в городе пятиэтажное здание занимало целый квартал от улицы Свердлова до Кооперативного переулка (ныне улица Канадзавы).

Центральный объём гостиницы — параллелепипед, в который вписан цилиндр — входная группа. По обе стороны от него расположены два крыла, плавным полукругом обозначающие углы квартала.

Изначально гостиница звалась «Центральной», но в 1960-е годы из-за строительства неподалёку ещё большей по размерам «Ангары» название сменили на «Сибирь». В 1995 году произошла трагедия: крупный пожар унёс жизни нескольких человек и уничтожил два корпуса здания, которые затем решили снести. Сейчас осталось только одно крыло — на углу улиц Ленина и Канадзавы. Внутри расположен небольшой бизнес-центр.

Госбанк СССР

Адрес: Ленина, 16

Год постройки: 1936

Архитектор: Владимир Волков

В 1934 году для иркутского отделения Госбанка СССР начали строить новое просторное здание на углу улицы Ленина и Кооперативного переулка (ныне улица Канадзавы) — ровно через дорогу от гостиницы «Сибирь». Прежнее строение, расположенное на улице Ленина, 3, уже не отвечало потребностям организации (позднее его передали Иркутскому государственному университету).

Проект архитектора Волкова должен был сочетать производственную и жилую функции: в левом крыле, по плану, размещались семьи сотрудников банка, а в правом, с видом на главную площадь, находилась административная зона. В ходе строительства проект заметно изменился (в том числе здание дополнилось классическими элементами в убранстве фасадов), но конструктивистские формы остались основой композиции.

К сожалению, последняя реконструкция здания, проведённая уже в XXI веке, серьёзно исказила его облик. Появились обширные мансардные помещения, а в центральном объёме — стеклянный купол, что исказило изначальные пропорции строения. Вдобавок к этому дом получил несвойственные ему яркие фасады. Теперь в здании Госбанка СССР памятник конструктивизма узнаётся не сразу — нужно вглядеться.

Жилой дом партактива («Тихвинское колесо»)

Адрес: Свердлова, 22

Год постройки: 1933

Архитектор: Казимир Миталь

Очередное здание Миталя в центре Иркутска. Жилой дом для актива коммунистической партии построили в 1933 году, почти одновременно с гостиницей «Центральная». Он расположился на углу улиц Свердлова и Красной Звезды (до революции она звалась Тихвинской; затем советские власти ещё раз её переименовали — с тех пор она носит имя монгольского революционера Сухэ-Батора).

По задумке Миталя здание разделили на две половины — жилую и коммунальную. Первая выходила на улицу Свердлова, вторая — на Красной Звезды. Присутствуют типичные элементы конструктивизма: большие окна, вертикальное ленточное остекление лестничных пролётов и просторные длинные балконы на угловой части здания.

После распада СССР за домом постепенно закрепилось новое название, «Тихвинское колесо», — по магазину на первом этаже, чья вывеска располагается на одном из полукруглых балконов.

Дом сотрудников НКВД

Адрес: Пионерский переулок, 10

Год постройки: 1934

Архитектор: Казимир Миталь

Следуя практике «профессиональных» жилых объектов, отдельное здание в начале 1930-х годов решили построить и для сотрудников НКВД. Столь ответственную задачу тоже взял на себя главный архитектор Миталь.

Прогрессивное авангардное здание гармонично вписалось в тихий переулок среди деревянных усадеб и классических каменных особняков. Этого удалось достичь благодаря переменной этажности и относительной компактности здания. Главная особенность Дома сотрудников НКВД — выразительный объём с протяжёнными балконами, выходящий на угол улиц.

Из-за плачевного состояния дома — у него серьёзно обветшал фасад — хорошо видны материалы, использовавшиеся при строительстве. Именно в них кроется ключевая особенность иркутского конструктивизма, отличающая его от каноничных представителей стиля.

Дело в том, что в 1930-е годы железобетон, основной материал конструктивистских объектов, был большой редкостью в Иркутске. Поэтому Миталь использовал его лишь в нескольких местах (например для создания балконов). В остальном же дом возведён из кирпича, оштукатуренного «под бетон», — так архитектор одновременно решил проблему острой нехватки необходимого материала и достиг внешнего соответствия стилю.

В 1938 году архитектор, построивший жильё для сотрудников НКВД, стал жертвой этого же ведомства. Его заподозрили в одновременном шпионаже в пользу Германии и Польши и арестовали. Меньше чем через год главный иркутский конструктивист умер в тюрьме.

Дом специалистов

Адрес: Марата, 29

Годы постройки: 1933—1935

Архитектор: Казимир Миталь

Ещё один крупный конструктивистский объект в центре — Дом специалистов — тоже построен по проекту Миталя. Возводить его начали после постановления Совета народных комиссаров о строительстве по всей стране жилья для советской интеллигенции в технической, педагогической и медицинской сферах. В такие дома заселяли, как правило, самых успешных и прославленных деятелей искусства и науки.

Дом специалистов в Иркутске стал масштабным проектом — это первый пятиэтажный жилой дом во всём регионе. Здесь жили врач Хаим-Бер Ходос (его имя носит сквер в центре Иркутска), профессор Захария Франк-Каменецкий (в честь него переименована одна из центральных улиц города) и сам Казимир Миталь.

Кроме того, в одной из квартир на пятом этаже когда-то жила семья стоматолога Соломона Вайса, которая переехала в Иркутск из Казани. Его дочь Аида, учившаяся в иркутском инязе, увлеклась здесь музыкой и затем решила переехать в Москву, где прославилась на всю страну как Аида Ведищева — исполнительница песен «Лесной олень», «Колыбельная медведицы», «Помоги мне» и «Песни о медведях».

Дом был известен своими жильцами, но у этой славы была и другая сторона. В нём жили люди, которые могли в любой момент оказаться неугодными советской власти. В годы репрессий сюда не раз приезжали «черные воронки». Этот адрес стал последним не только для архитектора Миталя. Именно отсюда сотрудники НКВД забрали и другого известного иркутянина — писателя Петра Петрова, которого высоко ценил Максим Горький.

Дом лётчика

Адрес: Горького, 29

Год постройки: 1936

Архитектор: группа московских архитекторов

Уже в начале 1930-х годов государство начало насаждать помпезный неоклассицизм. Аскетичный авангард стали показательно клеймить, а готовые проекты переделывать или дополнять декором. Такие дома (конструктивистские, но уже имеющие элементы классицизма) часто называют постконструктивизмом.

Яркий пример этого направления — жилое здание по улице Горького, 29, известное как Дом лётчика. Туда заселяли семьи лётного состава гражданского воздушного флота СССР (на фасаде даже есть его эмблема). Как писали об этом здании иркутские архитекторы Марк Меерович и Василий Лисицин, одна из трудно объяснимых особенностей здания — египетский стиль в капителях пилястр. Это исключительно нестандартное решение для советской архитектуры.

Но внимание горожан привлекла не эта особенность декора, а материал облицовки колонн у центрального входа со стороны улицы, — на чёрных плитах без особого труда можно было прочесть имена людей и даты жизни и смерти некоторых из них. Дело в том, что при строительстве здания для облицовки колонн использовали надгробия с Иерусалимского кладбища, закрытого в те же годы.

Уже в XXI веке из-за всплеска внимания к плитам после публикаций в интернете колонны облицевали сайдингом. В таком виде эта часть здания находится по сей день.

Дом культуры авиастроителей

Адрес: Макаренко, 6

Год постройки: 1937

Архитектор: Николай Четвериков

Практически все конструктивистские здания Иркутска находятся в его центре, но есть исключения. В жилом районе Иркутск-2 на северной окраине города расположено одно из последних, самых поздних зданий — представителей конструктивистской архитектуры.

Эта местность, изначально известная как поселок Иннокентьевский, в советские годы стала поселком Ленино. Его решили развивать как рабочее поселение нового авиастроительного завода.

При этом предприятии к 1937 году построили дом культуры. В облике здания отражён дух этого периода: в основные конструктивистские объёмы тоже вторглись неоклассические «излишества», но автору проекта Николаю Четверикову всё равно удалось создать гармоничное здание на стыке двух конфликтующих стилей. Примечательно, что Четвериков — не именитый архитектор-конструктивист, а инженер-строитель иркутского авиазавода, занимавшийся прежде заводскими строениями.

С момента создания облик Дома культуры претерпел некоторые изменения. Изначально угловой полукруглый корпус состоял из трех цилиндров, возложенных друг на друга по мере уменьшения размера. В конце 1970-х годов второй ярус расширили так, что он «слился» с объёмом первого этажа.

Известно также, что вначале у входа в Дом культуры стояли два памятника — Ленину и Сталину. Но после развенчания культа личности памятник второму исчез. Позднее убрали и памятник Ленину. С осени 1961 года и по сей день Дом культуры носит имя Юрия Гагарина.

Ничего не нашлось

Попробуйте как-нибудь по-другому