• Пробки 0
  • Погода
  • На экс-главу Листвянки завели дело из-за незаконной гостиницы на Байкале. Ее построили, когда мэр был под домашним арестомарестом
  • «Мы несколько лет беспризорниками жили, иркутяне»: что сказал Бердников на пресс-конференциипресс-конференции
  • Концерт, конкурсы и каток в виде воздушного шара. В Листвянке откроется фестиваль «Живи на Байкале»Байкале»

Искры 05.02.2020 22:07

Насмешки, испуганные взгляды и нелюбовь. Как коронавирус меняет отношение иркутян к китайцам

Екатерина Балагурова

Екатерина Балагурова

0Комментариев

Насмешки, испуганные взгляды и нелюбовь. Как коронавирус меняет отношение иркутян к китайцам - Верблюд в огне

На 5 февраля 2020 года в мире коронавирусом инфицировано 24 584 человека, из них скончались 493. Большинство зараженных — это граждане Китая, на эту страну приходится 99% больных. В России власти подтвердили только два случая заражения, в Тюменской области и Забайкальском крае. Это тоже китайцы.

Последние годы туристический поток китайцев в Приангарье только увеличивался, в Иркутске учатся студенты-азиаты, а на рынках работают продавцы с азиатской внешностью. «Верблюд» поговорил с китайцами, живущими сейчас в Иркутске, и узнал, что они думают о вирусе, а также насколько азиатам комфортно в России в связи со сложившейся ситуацией.


Продавец в «Китай-городе» 

43 года

(предпочел говорить анонимно)

Я уже девять лет живу в Иркутске, продаю джинсовую одежду. Сам я из города Наньян. Это в 300 километрах от Уханя, на машине можно доехать за четыре часа. Поэтому, конечно, я переживаю за своих соотечественников. Но я звоню туда родственникам и друзьям. Говорят, что всё в порядке, каким-то раствором каждый день обрабатывают улицы, люди носят маски. Пока, к счастью, из знакомых никто не заболел.

В Китай я езжу закупаться одеждой каждые три месяца. Последний раз был в Маньчжурии в ноябре. Я не могу сказать, чтобы люди в Иркутске сильно боятся коронавируса или как-то негативно стали относиться к нашему рынку из-за болезни. У нас дешевле, чем в любом магазине, а людям всегда нужна одежда, поэтому без работы мы точно не останемся. Да, покупателей стало меньше. Но я связываю это не с болезнью, а с погодой. Сейчас холодно, а мы работаем на улице. В это время всегда меньше покупателей, потому что никто не хочет мерить джинсы на улице, стоя на картонке. Многие приходят, выбирают вещь, платят за нее и берут без примерки. Я всегда разрешаю вернуться и поменять на другой размер, если что-то не подошло. Но такая практика не только в этом году, а каждую зиму.

Единственное, что заметил: покупатели стали подшучивать над нами. Может прийти человек за джинсами, а когда я принесу товар, спросить: «А вы меня коронавирусом не заразите»? Но я знаю, что это шутка. Не обижаюсь. Я уже настолько освоился в России, что чувствую себя русским. Но я прекрасно знаю, как иркутяне относятся к китайцам. Они нас не любят. Не из-за вируса, а вообще. Мы, по их мнению, очень шумные и грязные. Даже сюда люди приходят к нам как клиенты, а относятся надменно, будто мы им что-то должны. Я сначала удивлялся, а теперь уже привык. Так, наверное, будет всегда. Особо на улице никто никогда не рад встретить группу китайцев. Улыбнется туристу, мне кажется, здесь один человек из ста. А вирус только усугубил эту нелюбовь к нашему народу. Тебе прямо никто ничего не скажет, но по взгляду местных понятно, что никто тебе особо не рад.

Всерьез встретил беспокойство и пренебрежение со стороны населения только один раз — когда сел в маршрутку, а водитель, увидев меня, надел маску. Это было очень демонстративно. Он ничего мне не сказал, только посмотрел зло. Это было неприятно, конечно, но я его понимаю. Я сам боюсь вируса не меньше, чем другие иркутяне. И не знаю, поеду ли теперь в Китай за очередной закупкой. Она запланирована на март.

Еще у меня есть знакомая, которая работает в Иркутске педагогом — преподает русский язык в частном порядке. Она сейчас дома, в Пекине. Прилетает в Иркутск 7 февраля. Мы недавно говорили по телефону, и она сказала, что уже три человека позвонили ей и решили отменить занятия из-за вспышки вируса. Получается, что человек ни за что лишается денег. Я понимаю беспокойство россиян, но можно было бы отнестись как-то по человечески: попросить сдать анализы, принести справку.

Сам я не жалуюсь. Зарабатываю так же, как каждую зиму. И открыто меня пока никто не обзывал и не говорил особо ничего плохого. Надеюсь, и дальше люди будут адекватными. Потому что пришло большое горе, оно одно на всех. Мои соотечественники и, тем более, китайцы, живущие в Иркутске, в нем точно не виноваты.


Посмотреть, как распространяются очаги заболеваний по всему миру, можно на онлайн-карте.

Хэ Чжэ

20 лет

студент ИГУ

Я приехал в Иркутск пять месяцев назад, а рос и учился в Шэньяне. В Иркутске, я учусь в ИГУ по обмену, изучаю русский язык. Буду жить здесь год. Я беспокоюсь о своих соотечественниках из-за болезни, но уверен, что скоро они поправятся. В моем родном городе есть только один больной с подтвержденным диагнозом. Я звоню домой, родным и друзьям. Они не боятся. На самом деле, количество пациентов — это очень маленькая часть относительно всего китайского населения. Я думаю, нет поводов для паники.

В Иркутске я чувствую себя хорошо и, в целом, уже привык к городу. Здесь так же холодно, как и на моей родине. Здесь очень спокойная жизнь, и мне это нравится. Есть возможность посмотреть концерт группы «Любэ», я об этом мечтал! Грущу только из-за того, что в Сибири нет настоящей китайской кухни, я по ней скучаю. В национальных ресторанах был, но это совсем не то. Приходится готовить самому.

Ни раньше, ни сейчас, я не ощущаю агрессии в свою сторону. Конечно, русские боятся вируса, но их можно понять. Тем не менее, я не вижу никого, кто бы показывал на меня пальцем, смотрел с презрением или как-то обижал. Пока всё в порядке, но если увижу, что люди начнут меня боятся, то постараюсь не выходить из общежития. Не хочу никого беспокоить. Но я думаю, что у России нет оснований для паники.

Лу ЧжаоЮнь

28 лет

студентка ИГУ

Я живу в Иркутске полтора года, учусь в ИГУ на переводчика. Сама я из города Шэньян. За это время я не была дома ни разу, а учиться предстоит еще три года. Ситуация с коронавирусом пока никак не задевает, местные меня не обижают. Правда, я общаюсь здесь только с ребятами из университета и пастором из церкви. Все они говорят, что любят китайцев. Единственная неприятная ситуация случилась, когда я увидела, что незнакомые люди на улицах смотрят на меня испуганными глазами. Поняла, что они беспокоятся о том, что я могу быть носителем вируса. Но никто ничего мне плохого не сказал и не сделал.

Каждый день смотрю новости. Я сильно волнуюсь из-за коронавируса и слышала, что в Иркутске не продают маски. Но мои друзья и родители считают, что ничего страшного не случится.

В Иркутске мне комфортно. Когда я только приехала сюда, думала, что это маленький и не очень современный город. Но со временем я влюбилась в это место. Здесь очень красивая природа и культурные, вежливые и притягательные люди.


Анастасия Михайлова

гид-переводчик с китайского языка

Сейчас должен был быть самый сезон у туристических групп. Он ежегодно длится два месяца — с начала февраля до конца марта. Два месяца все гиды работают очень плотно. Но в этом году групп нет совсем, потому что границу Китая с Россией закрыли. Но до этого момента я всё же успела поработать с китайскими группами и увидела, как реагируют на них иркутяне.

Честно говоря, в нашем городе и до вспышки коронавируса к китайцам относились так себе. Иркутяне считают, что китайцы — громкие, грязные, и от них вообще все беды. А вирус только усугубил ситуацию. Сейчас это негативное отношение к туристам стало более заметным, его открыто демонстрируют.

Например, когда я вела экскурсию и мы останавливались около Вечного огня, проходившие мимо молодые люди закрыли носы, рты, а потом и всё лицо руками. Демонстративно смеялись. Я стараюсь не молчать в ответ на такое поведение, всегда говорю: «Люди, ведите себя прилично». Потом автобус высадился в самом центре города, около «Слаты». Мы вышли из автобуса, и людей как ветром сдуло. То же самое повторилось и внутри супермаркета, горожане обходили группу стороной. Иркутяне открыто выражают свое пренебрежение ко всем гражданам Китая. Без разбора. Я это четко вижу. И это, конечно, ужасно неприятно.

Загрузка...

Комментариев 0

21.02.2020 19:06

На экс-главу Листвянки завели дело из-за незаконной гостиницы на Байкале. Ее построили, когда мэр был под домашним арестом

Андрей Блинов

Автор Андрей Блинов

0Комментариев

В феврале силовики задержали главу Листвянки Александра Шамсудинова — по версии следствия, он выдал незаконное разрешение на строительство жилого дома на Байкальской природной территории. Мэра отстранили от должности, сейчас он под подпиской о невыезде. Шамсудинов рассказал «Верблюду» о причинах задержания и объяснил, почему он не согласен с обвинениями.

По версии Следственного комитета и прокуратуры, в 2017 году Шамсудинов незаконно выдал разрешение на строительство дома площадью более 1400 кв.м² в центральной экологической зоне Байкальской природной территории. Вместо того, чтобы построить дом, собственник возвел трехэтажную гостиницу. 14 февраля следствие возбудило уголовное дело о превышении полномочий, сейчас мужчина находится под подпиской о невыезде.

Экс-глава Листвянки рассказал «Верблюду», что в 2017 году пытался прекратить строительство гостиницы — чиновник заметил, что на месте будущего дома появилась крупная строительная площадка с котлованом. Администрация сообщила об этом в прокуратуру. «Стройка была прекращена в 2017 году, был запрет прокуратуры. Здание построили в мое отсутствие, а пришли ко мне: „вот, вы выдали разрешение“. Я давал разрешение на строительство жилого дома, стройку мы прекратили, когда там начали возводить этот объект, в мое отсутствие объект был построен, и мне предъявляют сейчас претензии», — рассказал собеседник «Верблюда».

Отсутствие, упомянутое Шамсудиновым, — домашний арест, под который его поместили 22 апреля 2018 года в рамках уголовного дела из-за незаконной выдачи разрешений на строительство домов. В ноябре 2019 года суд прекратил уголовное дело за истечением сроков давности. Шамсудинов уверен — уголовные дела связаны с тем, что он начал задавать много неудобных вопросов.

«Я офицер МВД, в этом поселке я работал 25 лет, у меня здесь семья, дети выросли и мне не безразлично, что тут с поселком будет происходить. Те, кто отстранили меня от должности — товарищи, поставленные мне сверху, — обливают меня грязью. Потому что пришел и начал интересоваться всякими моментами: Что сделано? Как деньги потратили бюджетные? Почему так случилось? Почему это не сделали? Вопросов неудобных много начал задавать, ну вот опять здесь», — поделился собеседник «Верблюда».

Почему администрация запрещала строительство?

По словам Шамсудинова, еще в октябре 2016 года прокуратура запретила главам поселений выдавать разрешения на строительство домов в экологической зоне Байкальской природной территории. Администрации поселков отказывали местным в строительстве, что возмущало жителей.

«Мы отказывали, и люди стали возмущаться. Депутаты потребовали разъяснений от прокуратуры. Зампрокурора Андрей Некрасов разъяснил, что 643 постановление (постановление правительства №643 Об утверждении перечня видов деятельности, запрещенных в центральной экологической зоне Байкальской природной территории“), не включает запрет о строительстве индивидуальных жилых домов. В марте 2017 года это разослали всем главам по Иркутской области. Пришло разъяснение Минприроды о том, что экологическая экспертиза для возведения жилых домов не требуется. С марта 2017 года, я, и все главы по Байкалу, начали выдавать разрешения на строительство», — рассказал собеседник «Верблюда».

Разъяснение для жителей Голоустненского, Большереченского и Листвянского муниципальных образований по-прежнему опубликовано на портале Иркутского района. В нем говорится, что выдавать разрешения возможно, если будущие постройки соответствуют градостроительной документации — генеральному плану, правилам землепользования и застройки.

Шамсудинов рассказал, что администрация Листвянки отправляла в надзорные органы все разрешения, которые он подписывал. «Они всё это видели, вопросов никаких не возникало. В 2018 году возбуждают уголовные дела, сажают меня под домашний арест, несмотря на разъяснение прокуратуры — всё, запрет, мы превысили полномочия», — подчеркнул собеседник «Верблюда».

20 февраля мужчина отправил обращение в СМИ (есть в распоряжении редакции), в котором он попросил врио губернатора Иркутской области Игоря Кобзева вмешаться в ситуацию. «Врио губернатора Кобзев, человек, который носил большие погоны, должен разобраться в ситуации, читает чью-то лживую справку, о том, что виной незаконным постройкам на Байкале — Шамсудинов, и не вникает в суть и не проверяет факты», — написал он в обращении.

Александр Шамсудинов был избран на пост мэра Листвянки 18 сентября 2016 года, за него проголосовали 57,67% избирателей. С 1993 по 2014 год он был сотрудником главного управления МВД по Иркутской области (начал как милиционер конвойной службы и закончил начальником дежурной смены). С декабря 2015 по сентябрь 2016 года он был председателем думы Листвянского муниципалитета.

Ничего не нашлось

Попробуйте как-нибудь по-другому