• Пробки 0
  • Погода
  • Экспонаты фильма ужасов. «Первый канал» рассказал о трех разваливающихся бараках в ИркутскеИркутске
  • Сын губернатора Иркутской области вызван на допрос в прокуратурупрокуратуру
  • 7 декабря в Иркутске пройдет акция «Сдай пакет»пакет»
  • В Братске врач приехала на вызов к грудному ребенку и стала гуглить информацию о лечениилечении
  • Артемий Лебедев обвинил в плагиате создателей сквера на улице Сурикова в Иркутске. У дизайнера украли лавочкилавочки

Тренды 03.07.2019 14:56

Наводнения в Иркутской области: что писали газеты о самых мощных паводках в истории

Иван Попов

Иван Попов

10Комментариев

Наводнения в Иркутской области: что писали газеты о самых мощных паводках в истории - Верблюд в огне

На совещании с президентом России Владимиром Путиным в Братске 30 июня глава Росгидромета Максим Яковенко заявил, что нынешний паводок в Иркутской области — самый сильный за последние 180 лет (позднее эти его слова были удалены), упомянув наводнения 1980 и 1984 гг. По просьбе «Верблюда в огне» библиотекарь отдела краеведения областной библиотеки им. И. И. Молчанова-Сибирского в Иркутске Иван Попов проанализировал, что писали в исторических хрониках, советских и российских газетах о других мощных наводнениях, затронувших Иркутскую область.


«Старожилы говорят, что в 1902 году был паводок 8–9 метров, но архивов нет. В 1937 году — 8,5 метра, в 1980 году — 9 метров, в 1984 — 11 метров, сегодня — почти 14 метров», — рассказал на совещании Яковенко. Одно из самых крупных наводнений в Иркутской губернии произошло в июле 1820 года, однако сведений о нем не так много. Известно, что одновременно вышли из берегов Ангара, Ия, Уда, Лена, Киренга и некоторые другие реки. По свидетельству историка Ивана Щеглова, в Иркутске были снесены все мосты, вода заливала улицы. В Нижнеудинске обвалился подмытый берег и многие дома рухнули в воду. Было полностью снесено село Карташевское на Ие. В губернии от наводнения «потерпели разорение многие волости, погибло множество скота и строений, деревья мачтовой высоты вырваны с корнем и разбросаны по лугам, множество мостов на Московской дороге разрушены. Потерпевшие получали ссуды из казенных запасных магазинов», — писал Щеглов.

Архивы газет 1996 года

Четыре наводнения за 100 лет

Расположенный в низине, Нижнеудинск неоднократно подвергался наводнениям. Он первым принял на себя удар стихии этим летом — река Уда начала выходить из берегов еще 25 июня. В церковной ведомости упоминается, что в 1850 году в Нижнеудинске произошло крупное наводнение, затопившее дома, приусадебные и дачные участки, а в 1870 году уровень воды поднимался на 4,5 метра.

О происшествиях XX века в библиотеке есть более подробные сведения. Страшное наводнение произошло в июне 1912 года. По рассказам очевидцев, упоминающихся в трудах нижнеудинских краеведов, в Саянах 6 суток шел дождь. В узком месте Уды за Столбами произошли оползни, и вода за этой искусственной 10-метровой плотиной задержалась на 4 дня. Оползни образовались из-за того, что предшествующая зима была своеобразной: мороз чередовался с оттепелью. Летом с гор пришла коренная вода от таяния льдов и снегов и началось наводнение, которое продолжалось 8 дней. Глубина воды доходила до метра, наводнением снесло мост через Уду. От улицы Каменной (ныне Красной Работницы) до острова мост стоял на сваях, а от острова к правому берегу Уды — на ряжах (укрепление из бревен типа клетки, заполненное, для устойчивости, большими камнями). Поток воды снес ряжи, а камни развалились, — их и сейчас можно увидеть на дне реки. Позднее мост построили заново на сваях до острова, а по глубокой части Уды стал ходить паром.

Большая вода была в Нижнеудинске, по упоминаниям, и 15 июня 1950 года, когда затопило улицы Молодости, часть Береговой и Малой Береговой. В поселках ниже по течению Уды вода размыла посевы, унесла дрова, заборы, тротуары, а с лесозавода — целые штабеля леса. О погибших, как и в остальных случаях наводнений, в советских газетах не сообщалось.

В следующий раз наводнение в Нижнеудинске было в 1972 году, тогда тоже затопило часть улиц. Выше моста ледяное поле было толстое (зима была холодная, и толщина льда достигла 1 м). Ниже по течению Уды образовались торосы, началось движение льда. Под большей частью моста с юга образовался затор, а вышестоящее ледяное поле перекрыло пролеты моста и образовало ледяную плотину. Часть ледяного поля встала наклонно к опоре, и вода водопадом пошла под опору. В ночь с 30 апреля на 1 мая начался подъем воды.

О движении льда сообщали председателю горисполкома А. Тирских еще днем 30 апреля, но в газетах потом писали, что меры приняты не были. В предыдущие годы ледяное поле перед мостом взрывали, о чем заранее договаривались с воинской частью, но в тот год понадеялись на авось. Падающая вода подмыла опору, к вечеру она стала крениться, в результате чего мост дал просадку и подкосы (диагональные конструкционные элементы) вышли из гнезд. Несмотря на большой пролом моста люди все же старались пройти по доскам, но милиция закрыла проход. На следующий день была наведена 30-тонная понтонная переправа, которая работала до осени.

Самое сильное наводнение в ХХ веке в Нижнеудинске произошло в 1996 году. Зима 1995-96 гг. в районе Тофаларии была очень снежная, а весна — довольно холодная, и снег не стаял естественным путем. Об этом наводнении писал краевед и исследователь Тофаларии Михаил Пугачев. По его словам, ливневый дождь с небольшим перерывом шел с раннего утра 2 июля и до ночи, а потом вода стала подниматься. «Еще тогда меня поразило, что вода была выше +20 градусов, что для Тофаларии крайне редкое явление. Теплый дождь способствовал быстрому таянию оставшихся после зимы снежников, наледей, небольших ледников и подземных льдов, скопившихся в осыпях скал, шерлотах, курумах», — писал Пугачев о причинах наводнения.

Резкое таяние снегов и вскрытие притоков реки Уды привели к подъему воды у Нижнеудинска утром 3 июля. Метеостанция сообщила, что уровень воды в Уде поднялся до 185 см при норме 140 см. Как писали местные газеты, на заседании штаба по борьбе с паводком было решено организовать спасательную команду из военнослужащих, отключить электроэнергию в местах наиболее вероятного затопления и водозабора, перебросить двигатели и горючее в безопасное место и вывезти детей из лагерей и детского приюта. В газетах писали, что жители района были оповещены за 17 часов до подъема воды по радио, телевидению и громкоговорителям.

Вода тогда поднялась до 4,93 м, что выше критического уровня на 2,43 м. В зоне затопления оказалось 2/3 городской территории Нижнеудинска, в том числе почти 650 жилых домов (8 разрушено полностью), 4 автомобильных моста и 42 км городских дорог. Погибли сельхозкультуры на огородах и дачах общей площадью в 154 гектара, пострадали объекты инфраструктуры. Убытки по городу и району составили более 700 млрд рублей (неденоминированных; это примерно 13,5 млрд рублей в нынешних ценах. — Ред.), но удалось избежать жертв. Когда власти обратились за возмещением ущерба, тогдашний министр по ЧС Сергей Шойгу обрушил встречный вопрос: «А сколько было жертв? Раз не было, то какой может быть разговор о помощи». В итоге, восстановление шло в основном средствами местного и областного бюджетов.

Жительница города Т. Саенко — о наводнении 1996 года: «Я живу по Советскому переулку, где насыпана дамба высотой 3-4 метра. Там уже было много народу, наблюдавшего за водой. Уда бушевала, и вскоре вода стала заливать дамбу, я подумала, что больше подъема не будет, и ушла домой. Вскоре услышала страшный гул, река прорвала дамбу, мчалась по улице Молодости, заливая дома по самые окна, топя огороды, снося теплицы, заборы, туалеты. Затоплеными оказались магазины, кондитерская, мебельная фабрики, молокозавод, мясокомбинат, всюду слышался визг свиней, мычание коров, кудахтанье кур, лай собак. А по улице плавала лодка-амфибия, спасая людей. Я зашла домой, что-то подняла повыше, взяла документы и побрела к дому сына. Они все затащили на чердак, а уйти невестка отказалась: „Пусть меня с домом уносит, раз огорода нет“. Так и были мы на улице у Госбанка, куда вода не дошла. К 11 часам вода стала спадать, возвратились домой — ограду не узнать: дрова, бочка, тротуар плавают, колодец полный. В сенях, в доме, в подполье — вода. Не видеть бы такого ужаса никогда».

Деревня Евдокимова, 1984 год. Фото: Личный архив

«Тулунчане не дрогнули»: о чем не рассказывали власти

Не раз страдал от наводнений и Тулун. 29 июля 1980 года ливень отрезал город и весь район от остального мира. За неделю выпало ¾ годовых осадков. Река Ия вышла из берегов, 4 августа на пике ее уровень поднялся до 9,74 метров. Если верить газетам, паники в городе не было, а эвакуацию наладили четко в первые же часы наводнения. В наиболее пострадавшую левую часть Тулуна продукты доставляли вертолеты, а людей перевозили лодки-амфибии и моторные лодки. Жертв тогда удалось избежать.

Гораздо сильнее пострадал рабочий городок Евдокимовский на берегу Ии. Старая деревня Евдокимова располагалась на горе: старожилы помнили наводнение 1820 года, в которых пострадали Бадар и Тулуновское село, и ставили свои пятистенки на безопасном расстоянии от воды. А вот более поздние переселенцы не учли опыта прошлого, и улицы стремительно расчертили береговую линии Ии. Там строились и частные дома, и бараки для завербованных на лесозаготовки. К 1980 году городок был густонаселенным центром для близлежащих деревень и лесопунктов. Стихия 1980 года заставила многих покинуть поселок: были разрушены дома, уничтожено имущество. Всего в Тулунском районе было затоплено 19 населенных пунктов и промышленные предприятия.

23 июля 1984 года началось еще более мощное наводнение, которое изменило облик Тулуна и многих сел. Наводнение в Тулунском, Зиминском, Нижнеудинском, Чунском и ряде других районов произошло после обильных дождей, прошедших 18-20 июля в Саянских горах и на территории области. Вода в городе дошла практически до улицы Советской, а в Евдокимове просто смыла прибрежные дома. Несмотря на то что школа в Евдокимове располагалась на высоком месте, уровень воды в ней был 1 метр, а на спортплощадке вода оставила огромные промоины.

Тулун, 1984 год. Фото: личный архив.

Газеты писали, что не менее половины из проживавших тогда в Тулуне 55 тыс.человек восстанавливали город. Передовица в каждом номере местной газеты «Наша жизнь» посвящалась информации о спасательных и восстановительных работах. Подробно рассказывалось о принятых мерах: за сутки восстановлен мост на автодороге Одон—Едогон ремонтной бригадой из совхоза «Приречный», райпотребсоюз открыл временные, взамен затопленных, магазины, по маршруту Красное озеро–Евдокимово пустили паром, прибыл отряд автомобилистов из Братска… Выходят статьи с заголовками «За работу, товарищи» (№119 от 27.07.1984) и «Тулунчане не дрогнули» (№120 от 31.07.1984). О масштабах бедствия в них не было ни слова.

Между тем, масштабы бедствия были огромные: только в Тулуне от стихии пострадали 360 семей, а ущерб превысил потери 1980 года. Многие населенные пункты отказались от восстановления унесенного и разрушенного стихией имущества, а приняли решение строиться на более высоком месте или поменять место жительства. Власти освободили пострадавших от уплаты сельхозналога. Партийное руководство города и района решило построить новые микрорайоны из многоэтажных домов. Не исключено, что это решение спасло многих жителей города во время нынешнего наводнения.

Загрузка...

Комментариев 10

Аватар Stanislav Mydry

2

класс

04.07.2019 23:25

Ответить

Аватар Stanislav Mydry

0

класс

04.07.2019 23:25

Ответить

Аватар dk

-1

Да

04.07.2019 23:26

Ответить

Аватар Stanislav Mydry

2

класс

04.07.2019 23:26

Ответить

Аватар aljmyhov

-1

коммент в ответ на коммент

изображение комментария

05.07.2019 09:09

Ответить

Аватар Stanislav Mydry

0

ого

04.07.2019 23:31

Ответить

Аватар Stanislav Mydry

2

ого

04.07.2019 23:31

Ответить

Admin admin

1

огого игого

05.07.2019 09:06

Ответить

Admin admin

0

привет

05.07.2019 15:06

Ответить

Аватар

0

Да, это так

08.07.2019 09:54

Ответить

Искры 18.11.2019 14:51

«Даже по дороге на Хобой они искали стрип-клуб»: иркутские гиды — о работе с иностранными туристами

Екатерина Фалалеева

Автор Екатерина Фалалеева

0Комментариев

В Прибайкалье всё больше туристов из-за границы: в 2018 году Иркутскую область? посетили 295 тыс. иностранцев — на 84 тыс. больше, чем годом ранее. В целом к нам приезжают более 1,5 млн. туристов ежегодно: в летний сезон многие экскурсоводы работают без выходных. «ВЕРБЛЮД» поговорил с иркутскими гидами о том, как работается с зарубежными гостями, какие вопросы они задают и в какие комичные ситуации попадают.


Фото: Шатуева Алёна

Марина Знаменская

работает гидом два года

«Показываю группе вьетнамцев карту Байкала, а они спрашивают: „А где Крым?“»

— Типичный день гида — проснуться рано утром, приехать в гостиницу, забрать туристов, отвезти их в Листвянку, пробыть там с ними весь день и вернуть обратно. Листвянка — самое популярное направление. Программа такая: Тальцы, Байкальский музей, подъемник на обзорную площадку к Камню Черского, рынок с обязательным поеданием рыбы и разбором, где пелядь, а где — нет. Перед возвращением в Иркутск — прогулка по Байкалу на катере или пешком вдоль берега.

Все хотят попробовать омуля — результат PR-кампаний наших туристических агентств. И в Листвянке эта рыба продается — хотя вылов запрещен. Я говорю туристам, что сейчас нужно восстанавливать популяцию омуля, поэтому если уж решили купить рыбу у нарушителей закона, возьмите только одну — на пробу.

Американцы, особенно пенсионеры, всегда очень восторженные, постоянно говорят: «Вау! Супер!» Европейцы сдержанные и, я бы сказала, довольно бережливые: с ними и с нашими соотечественниками работать комфортнее всего. Азиаты, наоборот, расточительные. И им не всегда есть дело до культуры, к сожалению. Иногда мне кажется, часть туристов из Азии выполняют программу: сходить к определенным достопримечательностям, съесть рыбу, сфотографировать березку — всё для галочки.

Туристы иногда задают самые странные, неожиданные вопросы. Показываю группе вьетнамцев карту Байкала, а они спрашивают: «А где Крым?» Еще они всё время искали стрип-клуб, даже по дороге на Хобой просили выяснить у водителя, где тут стриптиз. Я говорила: «Зачем вам это? Вот Байкал, прекрасная природа…» Они отвечали: «Мы так отдыхаем».

Другой случай: экскурсия по Иркутску для американцев преклонного возраста. Я что-то рассказываю, меня прерывают на полуслове и спрашивают: «Скажите, а у вас в городе вообще диетическую колу продают?»


127

туроператоров.

529

объектов размещения: гостиницы, хостелы, базы отдыха и санатории.

5339,1

млн рублей —
объем платных услуг в туристско-рекреационной сфере за 9 месяцев 2019 года: на 7,1% больше, чем год назад.

17,4%

рост объема туристических услуг за 9 месяцев 2019 года по сравнению с тем же периодом предыдущего года.


Самые популярные места отдыха — территории, прилегающие к озеру Байкал.

Основные туристские потоки движутся по направлениям: Иркутск — пос. Листвянка — КБЖД — Култук — Утулик — Байкальск и Иркутск — Малое море — остров Ольхон.

Источник: Отчет Агентства по туризму

Фото: Шатуева Алёна

Дарья Филиппова

с детства хотела путешествовать и получать за это деньги

«Многим хочется увидеть настоящую жизнь, пообщаться с бабушкой»

— В детстве я говорила: когда вырасту, хочу работать Дмитрием Крыловым, — путешествовать и получать за это деньги. Так и сложилось: уже 8 лет рассказываю туристам о нашем крае. Постоянное расширение кругозора, знакомства с людьми из разных точек мира, трансляция любви к родной земле — вот что я люблю в профессии. А основной минус — необходимость всегда быть открытой к общению. Мне нужно хотя бы пару часов тишины в день, а в турах этого нет — особенно когда селят в одной комнате с туристами и персоналом.

Работа гида сплетена из массы самых разных моментов: мы куда-то едем, я все время что-то рассказываю, едим, танцуем ёхор, нюхаем чабрец, целуем лед, общаемся с шаманами, штурмуем гору. Один день не похож на другой.

Зимний туризм на Байкале

По словам руководителя агентства по туризму Иркутской области Екатерины Сливиной, в этом году впервые местные туроператоры продали больше турпакетов на зиму, чем на лето: «Раньше к нам приезжали в основном летом, причем в короткий период: активность начиналась с середины июля — и до 15 августа. За четыре года произошел кардинальный переворот туристического сезона на Байкале: очень сильно „выстрелила“ зима».

Я веду группы туристов, в основном, из Европы, Индии и Таиланда. Индусы — шумные и благодарные слушатели. От нашей природы им в хорошем смысле срывает голову, а история и культура не так уж интересны. Тайцы обычно делятся на два лагеря: одним интересны селфи и сувениры, другие беседуют о смыслах и энергиях, медитируют. Европейцы в целом соответствуют стереотипам: педантичные немцы, эмоциональные итальянцы и так далее. Из Австралии и Новой Зеландии чаще всего приезжают милые старички, искренние и душевные. Американцы часто не знают вообще ничего и задают вопросы типа «как долго на корабле плыть от Москвы до Байкала». Стандартные вопросы — про омуля, среднюю зарплату и устройство быта. Еще о том, правда ли у нас все много пьют и медведи ходят по улицам.

Вне стандартной программы туристы часто просят отвести их на центральный рынок, в позную, посмотреть старые «деревяшки»: дома, подъезды, даже дачи. Многим хочется увидеть настоящую жизнь, пообщаться с бабушкой, сходить в гости к местным, посидеть в аутентичном баре.

Фото: Шатуева Алёна

Сергей Лаговчин

бывший переводчик, работает экскурсоводом с 2007 года

«Кинулся к крапиве со словами: „О, у вас растет конопля!“ Схватил — и заорал благим матом»

— Бывает, программу составляют туроператоры в Москве или в Германии. Они плохо знают наш регион и могут пообещать туристам ледовую переправу на Ольхон, когда она уже закрыта. Отдуваться приходится нам, гидам: обычно я говорю, что у Байкала свой характер, и прошу понять это.

Немцы проявляют живой интерес ко всему, что касается народов Сибири и Байкала, у них всегда много вопросов. Спрашивают, когда сезон грибов, когда ловят рыбу в Байкале, про тюрьмы Сибири, один раз даже спросили, почему заборы разной высоты.

При этом европейцы ищут у нас в тайге привычный комфорт. Был такой случай: с парой швейцарцев и немцем мы поехали «за экзотикой» на электричке в Слюдянку. Там планировалась ночевка. Пожилой швейцарец никак не мог поверить, что в Слюдянке нет отеля, хотя бы трехзвездочного. Мы спорили час. Он заставил меня вызвать таксиста и допрашивал его (я переводил). В итоге нашли турбазу с душем. Но многие едут сюда за экстримом, например прокатиться по байкальскому льду с юга на север. В одной из таких экспедиций мы встретили пожилую англичанку, которая две недели пешком шла от Култука до Нижнеангарска. Она рассказала, что это была мечта всей ее жизни, и отказалась взять у нас еду, потому что хотела преодолеть весь путь без помощи. Мы увидели эту даму в конце ее путешествия, и выглядела она бодро и счастливо.

Все без исключения просят сводить их на рынок. Обычно покупают шапки, варежки, носки, копченую рыбу. И много водки. Замечу, что немцы пьют больше нас, сибиряков. Бросается в глаза желание все попробовать, везде побывать, получить как можно больше впечатлений. Этим летом в группе из 25 человек был особенно шустрый турист, немец преклонного возраста, который поспевал везде: объявил себя спецом по бане — и ошпарил себе руку. Потом кинулся к крапиве со словами: «О, у вас растет конопля!» Схватил ее — и заорал благим матом».


Игорь Коваленко

председатель Сибирской Байкальской Ассоциации Туризма

— Потенциал развития туристической индустрии в регионе большой, но есть ряд обстоятельств, затрудняющих быстрый рост: высокие налоги для владельцев турбизнеса, что формирует высокую стоимость услуг (следовательно, сильно снижается внутренний туризм, а иностранцы часто высказывают недоумение по поводу несоответствия цены и качества), далекая от совершенства инфраструктура, отсутствие четкой стратегии развития, несовершенное законодательство. Последнее касается и природоохранной деятельности, и организации рабочих мест.

Фото: Шатуева Алёна

Сергей Донской

Работает в туризме с 1990-х

«Многие туристы не до конца осознают размеры и мощь Байкала»

— По моим наблюдениям, в 1990-е туристы прибывали в основном группами, больше всего было немцев и японцев. Были также цепочки американских и австралийских групп. Сейчас всё изменилось: меньше групп, больше — индивидуальных туристов, а по численности на первое место давно вышли китайцы. Только немцы как приезжали большими туристическими поездами, так и продолжают. Редко слышен американский акцент.

На мой взгляд, большинство туристов не до конца осознают размеры и мощь Байкала. Всё встает на свои места, когда они пройдутся по великому озеру или попадут в шторм. Для меня самые необычные места на Байкале — Бухта Песчаная и ее окрестности, а также мыс Рытый. Там потрясающая энергетика!

Всегда веселит, когда иностранцы, приезжая в нашу зиму, одеваются, мягко скажем, не по погоде и говорят: «Мы знаем, что такое холод, но мы не представляли, что может быть так холодно». Некоторые запросы туристов удивляют: однажды меня просили показать сохранившиеся строения лагерей ГУЛАГа на БАМе.

Самый забавный случай произошел в иркутском трамвае. Было время, когда местные жители пенсионного возраста ездили на трамваях бесплатно. Мои пожилые туристы захотели побывать на рынке, и я им предложил прокатиться на общественном транспорте, воспользовавшись льготой. Пришлось попросить их помолчать несколько остановок, чтобы кондуктор не догадался, что это иностранцы. Всё прошло хорошо: кондуктор просто посмотрел на моих гостей, а те любовались городом в окно и улыбались. Когда мы вышли на рынке, надо было видеть восторг этих взрослых людей от того, что они проехались на трамвае бесплатно!

Фото: Шатуева Алёна

Анастасия Осипова

Показывает китайцам Байкал и Иркутск

«У китайских туристов всегда хорошее настроение»

— Поток гостей из Китая резко увеличился года 4 назад, когда там на местной версии шоу «Голос» спели трогательную песню о Байкале. Теперь люди хотят побывать здесь и выложить в соцсети селфи с Байкала. А еще в Китае есть легенда о пастухе, который пас овец на Байкале, поэтому практически каждый турист мне говорит: «Ты знаешь, что Байкал раньше был китайским?» И добавляют: слово «Байкал» созвучно китайскому словосочетанию, которое переводится как «Северное море».

Больше всего туристов в июле и августе, когда в китайских школах каникулы. В это время одновременно в очереди на паром может оказаться 5 — 6 китайских групп по 20 — 30 человек. Это плохо: обычно туристы приезжают всего на 5 — 6 дней и дорога на Ольхон отнимает значительную часть времени.

Китайцы любят Россию, русских, уважительно относятся к культуре и истории. Они не снобы, приятные и общительные, с ними легко договориться. У них всегда хорошее настроение. Туристы всегда интересуются бытом, спрашивают, кто главный в семье (думают, что женщины). Задают и стереотипные вопросы типа «Перед тем как выйти на улицу зимой, ты пьешь водку?»

Заядлым путешественникам не нравится однообразие: они хотят вау-экскурсий, а у нас же все обычно: природа, катание на корабле, омуль. Я с иронией объясняю, что русские не особо хороши в коммерции. При этом китайцы редко просят отвезти их куда-то вне стандартной программы. Лишь однажды у меня был случай, когда просили показать военную технику и покатать на танках. Покупают мед, шоколад, конфеты и водку. Еще они в последние годы полюбили гиалуроновую кислоту и серию косметики «Бабушка Агафья».

Запомнился один диалог. В конце путешествия китаец подошел ко мне и спросил: «Ты правда здесь живешь и видишь это каждый день? Ты правда ешь эту еду каждый день?» Он, вероятно, думал, что я приезжаю сюда проводить туры. Я сказала: «Да»,  — на что он ответил: «Ты самый счастливый человек на свете».

Ничего не нашлось

Попробуйте как-нибудь по-другому