• Пробки 2
  • Погода
  • Осталось пятеро: два кандидата в губернаторы Иркутской области отказались участвовать в выборахвыборах
  • Более половины опрошенных медиков не доверяют отечественной вакцине от коронавирусакоронавируса
  • Задержания, забастовки и увольнения. Коротко о том, что происходит в БелоруссииБелоруссии

Главная > Тренды 03.07.2019 14:56

Наводнения в Иркутской области: что писали газеты о самых мощных паводках в истории

Иван Попов

Иван Попов

10Комментариев

Наводнения в Иркутской области: что писали газеты о самых мощных паводках в истории - Верблюд в огне

На совещании с президентом России Владимиром Путиным в Братске 30 июня глава Росгидромета Максим Яковенко заявил, что нынешний паводок в Иркутской области — самый сильный за последние 180 лет (позднее эти его слова были удалены), упомянув наводнения 1980 и 1984 гг. По просьбе «Верблюда в огне» библиотекарь отдела краеведения областной библиотеки им. И. И. Молчанова-Сибирского в Иркутске Иван Попов проанализировал, что писали в исторических хрониках, советских и российских газетах о других мощных наводнениях, затронувших Иркутскую область.


«Старожилы говорят, что в 1902 году был паводок 8–9 метров, но архивов нет. В 1937 году — 8,5 метра, в 1980 году — 9 метров, в 1984 — 11 метров, сегодня — почти 14 метров», — рассказал на совещании Яковенко. Одно из самых крупных наводнений в Иркутской губернии произошло в июле 1820 года, однако сведений о нем не так много. Известно, что одновременно вышли из берегов Ангара, Ия, Уда, Лена, Киренга и некоторые другие реки. По свидетельству историка Ивана Щеглова, в Иркутске были снесены все мосты, вода заливала улицы. В Нижнеудинске обвалился подмытый берег и многие дома рухнули в воду. Было полностью снесено село Карташевское на Ие. В губернии от наводнения «потерпели разорение многие волости, погибло множество скота и строений, деревья мачтовой высоты вырваны с корнем и разбросаны по лугам, множество мостов на Московской дороге разрушены. Потерпевшие получали ссуды из казенных запасных магазинов», — писал Щеглов.

Архивы газет 1996 года

Четыре наводнения за 100 лет

Расположенный в низине, Нижнеудинск неоднократно подвергался наводнениям. Он первым принял на себя удар стихии этим летом — река Уда начала выходить из берегов еще 25 июня. В церковной ведомости упоминается, что в 1850 году в Нижнеудинске произошло крупное наводнение, затопившее дома, приусадебные и дачные участки, а в 1870 году уровень воды поднимался на 4,5 метра.

О происшествиях XX века в библиотеке есть более подробные сведения. Страшное наводнение произошло в июне 1912 года. По рассказам очевидцев, упоминающихся в трудах нижнеудинских краеведов, в Саянах 6 суток шел дождь. В узком месте Уды за Столбами произошли оползни, и вода за этой искусственной 10-метровой плотиной задержалась на 4 дня. Оползни образовались из-за того, что предшествующая зима была своеобразной: мороз чередовался с оттепелью. Летом с гор пришла коренная вода от таяния льдов и снегов и началось наводнение, которое продолжалось 8 дней. Глубина воды доходила до метра, наводнением снесло мост через Уду. От улицы Каменной (ныне Красной Работницы) до острова мост стоял на сваях, а от острова к правому берегу Уды — на ряжах (укрепление из бревен типа клетки, заполненное, для устойчивости, большими камнями). Поток воды снес ряжи, а камни развалились, — их и сейчас можно увидеть на дне реки. Позднее мост построили заново на сваях до острова, а по глубокой части Уды стал ходить паром.

Большая вода была в Нижнеудинске, по упоминаниям, и 15 июня 1950 года, когда затопило улицы Молодости, часть Береговой и Малой Береговой. В поселках ниже по течению Уды вода размыла посевы, унесла дрова, заборы, тротуары, а с лесозавода — целые штабеля леса. О погибших, как и в остальных случаях наводнений, в советских газетах не сообщалось.

В следующий раз наводнение в Нижнеудинске было в 1972 году, тогда тоже затопило часть улиц. Выше моста ледяное поле было толстое (зима была холодная, и толщина льда достигла 1 м). Ниже по течению Уды образовались торосы, началось движение льда. Под большей частью моста с юга образовался затор, а вышестоящее ледяное поле перекрыло пролеты моста и образовало ледяную плотину. Часть ледяного поля встала наклонно к опоре, и вода водопадом пошла под опору. В ночь с 30 апреля на 1 мая начался подъем воды.

О движении льда сообщали председателю горисполкома А. Тирских еще днем 30 апреля, но в газетах потом писали, что меры приняты не были. В предыдущие годы ледяное поле перед мостом взрывали, о чем заранее договаривались с воинской частью, но в тот год понадеялись на авось. Падающая вода подмыла опору, к вечеру она стала крениться, в результате чего мост дал просадку и подкосы (диагональные конструкционные элементы) вышли из гнезд. Несмотря на большой пролом моста люди все же старались пройти по доскам, но милиция закрыла проход. На следующий день была наведена 30-тонная понтонная переправа, которая работала до осени.

Самое сильное наводнение в ХХ веке в Нижнеудинске произошло в 1996 году. Зима 1995-96 гг. в районе Тофаларии была очень снежная, а весна — довольно холодная, и снег не стаял естественным путем. Об этом наводнении писал краевед и исследователь Тофаларии Михаил Пугачев. По его словам, ливневый дождь с небольшим перерывом шел с раннего утра 2 июля и до ночи, а потом вода стала подниматься. «Еще тогда меня поразило, что вода была выше +20 градусов, что для Тофаларии крайне редкое явление. Теплый дождь способствовал быстрому таянию оставшихся после зимы снежников, наледей, небольших ледников и подземных льдов, скопившихся в осыпях скал, шерлотах, курумах», — писал Пугачев о причинах наводнения.

Резкое таяние снегов и вскрытие притоков реки Уды привели к подъему воды у Нижнеудинска утром 3 июля. Метеостанция сообщила, что уровень воды в Уде поднялся до 185 см при норме 140 см. Как писали местные газеты, на заседании штаба по борьбе с паводком было решено организовать спасательную команду из военнослужащих, отключить электроэнергию в местах наиболее вероятного затопления и водозабора, перебросить двигатели и горючее в безопасное место и вывезти детей из лагерей и детского приюта. В газетах писали, что жители района были оповещены за 17 часов до подъема воды по радио, телевидению и громкоговорителям.

Вода тогда поднялась до 4,93 м, что выше критического уровня на 2,43 м. В зоне затопления оказалось 2/3 городской территории Нижнеудинска, в том числе почти 650 жилых домов (8 разрушено полностью), 4 автомобильных моста и 42 км городских дорог. Погибли сельхозкультуры на огородах и дачах общей площадью в 154 гектара, пострадали объекты инфраструктуры. Убытки по городу и району составили более 700 млрд рублей (неденоминированных; это примерно 13,5 млрд рублей в нынешних ценах. — Ред.), но удалось избежать жертв. Когда власти обратились за возмещением ущерба, тогдашний министр по ЧС Сергей Шойгу обрушил встречный вопрос: «А сколько было жертв? Раз не было, то какой может быть разговор о помощи». В итоге, восстановление шло в основном средствами местного и областного бюджетов.

Жительница города Т. Саенко — о наводнении 1996 года: «Я живу по Советскому переулку, где насыпана дамба высотой 3-4 метра. Там уже было много народу, наблюдавшего за водой. Уда бушевала, и вскоре вода стала заливать дамбу, я подумала, что больше подъема не будет, и ушла домой. Вскоре услышала страшный гул, река прорвала дамбу, мчалась по улице Молодости, заливая дома по самые окна, топя огороды, снося теплицы, заборы, туалеты. Затоплеными оказались магазины, кондитерская, мебельная фабрики, молокозавод, мясокомбинат, всюду слышался визг свиней, мычание коров, кудахтанье кур, лай собак. А по улице плавала лодка-амфибия, спасая людей. Я зашла домой, что-то подняла повыше, взяла документы и побрела к дому сына. Они все затащили на чердак, а уйти невестка отказалась: „Пусть меня с домом уносит, раз огорода нет“. Так и были мы на улице у Госбанка, куда вода не дошла. К 11 часам вода стала спадать, возвратились домой — ограду не узнать: дрова, бочка, тротуар плавают, колодец полный. В сенях, в доме, в подполье — вода. Не видеть бы такого ужаса никогда».

Деревня Евдокимова, 1984 год. Фото: Личный архив

«Тулунчане не дрогнули»: о чем не рассказывали власти

Не раз страдал от наводнений и Тулун. 29 июля 1980 года ливень отрезал город и весь район от остального мира. За неделю выпало ¾ годовых осадков. Река Ия вышла из берегов, 4 августа на пике ее уровень поднялся до 9,74 метров. Если верить газетам, паники в городе не было, а эвакуацию наладили четко в первые же часы наводнения. В наиболее пострадавшую левую часть Тулуна продукты доставляли вертолеты, а людей перевозили лодки-амфибии и моторные лодки. Жертв тогда удалось избежать.

Гораздо сильнее пострадал рабочий городок Евдокимовский на берегу Ии. Старая деревня Евдокимова располагалась на горе: старожилы помнили наводнение 1820 года, в которых пострадали Бадар и Тулуновское село, и ставили свои пятистенки на безопасном расстоянии от воды. А вот более поздние переселенцы не учли опыта прошлого, и улицы стремительно расчертили береговую линии Ии. Там строились и частные дома, и бараки для завербованных на лесозаготовки. К 1980 году городок был густонаселенным центром для близлежащих деревень и лесопунктов. Стихия 1980 года заставила многих покинуть поселок: были разрушены дома, уничтожено имущество. Всего в Тулунском районе было затоплено 19 населенных пунктов и промышленные предприятия.

23 июля 1984 года началось еще более мощное наводнение, которое изменило облик Тулуна и многих сел. Наводнение в Тулунском, Зиминском, Нижнеудинском, Чунском и ряде других районов произошло после обильных дождей, прошедших 18-20 июля в Саянских горах и на территории области. Вода в городе дошла практически до улицы Советской, а в Евдокимове просто смыла прибрежные дома. Несмотря на то что школа в Евдокимове располагалась на высоком месте, уровень воды в ней был 1 метр, а на спортплощадке вода оставила огромные промоины.

Тулун, 1984 год. Фото: личный архив.

Газеты писали, что не менее половины из проживавших тогда в Тулуне 55 тыс.человек восстанавливали город. Передовица в каждом номере местной газеты «Наша жизнь» посвящалась информации о спасательных и восстановительных работах. Подробно рассказывалось о принятых мерах: за сутки восстановлен мост на автодороге Одон—Едогон ремонтной бригадой из совхоза «Приречный», райпотребсоюз открыл временные, взамен затопленных, магазины, по маршруту Красное озеро–Евдокимово пустили паром, прибыл отряд автомобилистов из Братска… Выходят статьи с заголовками «За работу, товарищи» (№119 от 27.07.1984) и «Тулунчане не дрогнули» (№120 от 31.07.1984). О масштабах бедствия в них не было ни слова.

Между тем, масштабы бедствия были огромные: только в Тулуне от стихии пострадали 360 семей, а ущерб превысил потери 1980 года. Многие населенные пункты отказались от восстановления унесенного и разрушенного стихией имущества, а приняли решение строиться на более высоком месте или поменять место жительства. Власти освободили пострадавших от уплаты сельхозналога. Партийное руководство города и района решило построить новые микрорайоны из многоэтажных домов. Не исключено, что это решение спасло многих жителей города во время нынешнего наводнения.

Загрузка...

Комментариев 10

Аватар Stanislav Mydry

2

класс

04.07.2019 23:25

Ответить

Аватар Stanislav Mydry

0

класс

04.07.2019 23:25

Ответить

Аватар dk

-1

Да

04.07.2019 23:26

Ответить

Аватар Stanislav Mydry

2

класс

04.07.2019 23:26

Ответить

Аватар aljmyhov

-1

коммент в ответ на коммент

изображение комментария

05.07.2019 09:09

Ответить

Аватар Stanislav Mydry

0

ого

04.07.2019 23:31

Ответить

Аватар Stanislav Mydry

2

ого

04.07.2019 23:31

Ответить

Админ admin

1

огого игого

05.07.2019 09:06

Ответить

Админ admin

0

привет

05.07.2019 15:06

Ответить

Аватар

0

Да, это так

08.07.2019 09:54

Ответить

Искры 30.07.2020 14:00

Гостиница «Сибирь», Госбанк СССР и дом сотрудников НКВД. Семь главных конструктивистских зданий Иркутска

Вадим Палько

Автор Вадим Палько

0Комментариев

Говоря об архитектурном наследии Иркутска, горожане чаще всего вспоминают дореволюционные памятники — классические деревянные усадьбы и каменные особняки. На их фоне незаслуженно незамеченным остаётся авангардная советская архитектура — здания в стиле конструктивизма, прорывного направления в отечественном искусстве, которое высоко ценят за рубежом. «Верблюд в огне» рассказывает о семи зданиях, представляющих конструктивизм в Иркутске.


Конструктивизм в архитектуре — авангардистское направление, получившее развитие в 1920-х — начале 1930-х годов и на много десятилетий опередившее своё время. Ключевая идея конструктивистов — функциональный подход к внутренним пространствам, разделение здания на отдельные блоки со специальным назначением (жилой, коммунальный и прочие), которые должны задавать его форму.

В то же время внешний облик должен ограничиваться взаимодействием блоков — простых геометрических форм, — а выразительность достигается не за счёт декоративных элементов (они признаются лишними, нефункциональными), а через динамику простых конструкций, вертикалей и горизонталей строения, свободу плана здания. Именно поэтому фасады конструктивистских зданий отличаются строгостью и лаконичностью.

Гостиница «Сибирь»

Адрес: Ленина, 18

Годы постройки: 1931—1933

Архитектор: Казимир Миталь

В 1930 году иркутский зодчий Казимир Миталь стал главным архитектором города, и с этого момента в Иркутске стали активно строить конструктивистские здания. Многие из них спроектировал сам же Миталь. Самый масштабный конструктивистский проект стал одновременно одним из первых зданий Иркутска в этом стиле.

К началу 1930-х годов в городе задумались над строительством главной гостиницы — многие дореволюционные отели успели передать под госучреждения и общежития, а оставшихся явно не хватало. Строительство «Сибири» — первого и на долгие годы самого большого конструктивистского здания в городе — завершили в 1933 году. Это был по-настоящему масштабный для Иркутска объект: первое в городе пятиэтажное здание занимало целый квартал от улицы Свердлова до Кооперативного переулка (ныне улица Канадзавы).

Центральный объём гостиницы — параллелепипед, в который вписан цилиндр — входная группа. По обе стороны от него расположены два крыла, плавным полукругом обозначающие углы квартала.

Изначально гостиница звалась «Центральной», но в 1960-е годы из-за строительства неподалёку ещё большей по размерам «Ангары» название сменили на «Сибирь». В 1995 году произошла трагедия: крупный пожар унёс жизни нескольких человек и уничтожил два корпуса здания, которые затем решили снести. Сейчас осталось только одно крыло — на углу улиц Ленина и Канадзавы. Внутри расположен небольшой бизнес-центр.

Госбанк СССР

Адрес: Ленина, 16

Год постройки: 1936

Архитектор: Владимир Волков

В 1934 году для иркутского отделения Госбанка СССР начали строить новое просторное здание на углу улицы Ленина и Кооперативного переулка (ныне улица Канадзавы) — ровно через дорогу от гостиницы «Сибирь». Прежнее строение, расположенное на улице Ленина, 3, уже не отвечало потребностям организации (позднее его передали Иркутскому государственному университету).

Проект архитектора Волкова должен был сочетать производственную и жилую функции: в левом крыле, по плану, размещались семьи сотрудников банка, а в правом, с видом на главную площадь, находилась административная зона. В ходе строительства проект заметно изменился (в том числе здание дополнилось классическими элементами в убранстве фасадов), но конструктивистские формы остались основой композиции.

К сожалению, последняя реконструкция здания, проведённая уже в XXI веке, серьёзно исказила его облик. Появились обширные мансардные помещения, а в центральном объёме — стеклянный купол, что исказило изначальные пропорции строения. Вдобавок к этому дом получил несвойственные ему яркие фасады. Теперь в здании Госбанка СССР памятник конструктивизма узнаётся не сразу — нужно вглядеться.

Жилой дом партактива («Тихвинское колесо»)

Адрес: Свердлова, 22

Год постройки: 1933

Архитектор: Казимир Миталь

Очередное здание Миталя в центре Иркутска. Жилой дом для актива коммунистической партии построили в 1933 году, почти одновременно с гостиницей «Центральная». Он расположился на углу улиц Свердлова и Красной Звезды (до революции она звалась Тихвинской; затем советские власти ещё раз её переименовали — с тех пор она носит имя монгольского революционера Сухэ-Батора).

По задумке Миталя здание разделили на две половины — жилую и коммунальную. Первая выходила на улицу Свердлова, вторая — на Красной Звезды. Присутствуют типичные элементы конструктивизма: большие окна, вертикальное ленточное остекление лестничных пролётов и просторные длинные балконы на угловой части здания.

После распада СССР за домом постепенно закрепилось новое название, «Тихвинское колесо», — по магазину на первом этаже, чья вывеска располагается на одном из полукруглых балконов.

Дом сотрудников НКВД

Адрес: Пионерский переулок, 10

Год постройки: 1934

Архитектор: Казимир Миталь

Следуя практике «профессиональных» жилых объектов, отдельное здание в начале 1930-х годов решили построить и для сотрудников НКВД. Столь ответственную задачу тоже взял на себя главный архитектор Миталь.

Прогрессивное авангардное здание гармонично вписалось в тихий переулок среди деревянных усадеб и классических каменных особняков. Этого удалось достичь благодаря переменной этажности и относительной компактности здания. Главная особенность Дома сотрудников НКВД — выразительный объём с протяжёнными балконами, выходящий на угол улиц.

Из-за плачевного состояния дома — у него серьёзно обветшал фасад — хорошо видны материалы, использовавшиеся при строительстве. Именно в них кроется ключевая особенность иркутского конструктивизма, отличающая его от каноничных представителей стиля.

Дело в том, что в 1930-е годы железобетон, основной материал конструктивистских объектов, был большой редкостью в Иркутске. Поэтому Миталь использовал его лишь в нескольких местах (например для создания балконов). В остальном же дом возведён из кирпича, оштукатуренного «под бетон», — так архитектор одновременно решил проблему острой нехватки необходимого материала и достиг внешнего соответствия стилю.

В 1938 году архитектор, построивший жильё для сотрудников НКВД, стал жертвой этого же ведомства. Его заподозрили в одновременном шпионаже в пользу Германии и Польши и арестовали. Меньше чем через год главный иркутский конструктивист умер в тюрьме.

Дом специалистов

Адрес: Марата, 29

Годы постройки: 1933—1935

Архитектор: Казимир Миталь

Ещё один крупный конструктивистский объект в центре — Дом специалистов — тоже построен по проекту Миталя. Возводить его начали после постановления Совета народных комиссаров о строительстве по всей стране жилья для советской интеллигенции в технической, педагогической и медицинской сферах. В такие дома заселяли, как правило, самых успешных и прославленных деятелей искусства и науки.

Дом специалистов в Иркутске стал масштабным проектом — это первый пятиэтажный жилой дом во всём регионе. Здесь жили врач Хаим-Бер Ходос (его имя носит сквер в центре Иркутска), профессор Захария Франк-Каменецкий (в честь него переименована одна из центральных улиц города) и сам Казимир Миталь.

Кроме того, в одной из квартир на пятом этаже когда-то жила семья стоматолога Соломона Вайса, которая переехала в Иркутск из Казани. Его дочь Аида, учившаяся в иркутском инязе, увлеклась здесь музыкой и затем решила переехать в Москву, где прославилась на всю страну как Аида Ведищева — исполнительница песен «Лесной олень», «Колыбельная медведицы», «Помоги мне» и «Песни о медведях».

Дом был известен своими жильцами, но у этой славы была и другая сторона. В нём жили люди, которые могли в любой момент оказаться неугодными советской власти. В годы репрессий сюда не раз приезжали «черные воронки». Этот адрес стал последним не только для архитектора Миталя. Именно отсюда сотрудники НКВД забрали и другого известного иркутянина — писателя Петра Петрова, которого высоко ценил Максим Горький.

Дом лётчика

Адрес: Горького, 29

Год постройки: 1936

Архитектор: группа московских архитекторов

Уже в начале 1930-х годов государство начало насаждать помпезный неоклассицизм. Аскетичный авангард стали показательно клеймить, а готовые проекты переделывать или дополнять декором. Такие дома (конструктивистские, но уже имеющие элементы классицизма) часто называют постконструктивизмом.

Яркий пример этого направления — жилое здание по улице Горького, 29, известное как Дом лётчика. Туда заселяли семьи лётного состава гражданского воздушного флота СССР (на фасаде даже есть его эмблема). Как писали об этом здании иркутские архитекторы Марк Меерович и Василий Лисицин, одна из трудно объяснимых особенностей здания — египетский стиль в капителях пилястр. Это исключительно нестандартное решение для советской архитектуры.

Но внимание горожан привлекла не эта особенность декора, а материал облицовки колонн у центрального входа со стороны улицы, — на чёрных плитах без особого труда можно было прочесть имена людей и даты жизни и смерти некоторых из них. Дело в том, что при строительстве здания для облицовки колонн использовали надгробия с Иерусалимского кладбища, закрытого в те же годы.

Уже в XXI веке из-за всплеска внимания к плитам после публикаций в интернете колонны облицевали сайдингом. В таком виде эта часть здания находится по сей день.

Дом культуры авиастроителей

Адрес: Макаренко, 6

Год постройки: 1937

Архитектор: Николай Четвериков

Практически все конструктивистские здания Иркутска находятся в его центре, но есть исключения. В жилом районе Иркутск-2 на северной окраине города расположено одно из последних, самых поздних зданий — представителей конструктивистской архитектуры.

Эта местность, изначально известная как поселок Иннокентьевский, в советские годы стала поселком Ленино. Его решили развивать как рабочее поселение нового авиастроительного завода.

При этом предприятии к 1937 году построили дом культуры. В облике здания отражён дух этого периода: в основные конструктивистские объёмы тоже вторглись неоклассические «излишества», но автору проекта Николаю Четверикову всё равно удалось создать гармоничное здание на стыке двух конфликтующих стилей. Примечательно, что Четвериков — не именитый архитектор-конструктивист, а инженер-строитель иркутского авиазавода, занимавшийся прежде заводскими строениями.

С момента создания облик Дома культуры претерпел некоторые изменения. Изначально угловой полукруглый корпус состоял из трех цилиндров, возложенных друг на друга по мере уменьшения размера. В конце 1970-х годов второй ярус расширили так, что он «слился» с объёмом первого этажа.

Известно также, что вначале у входа в Дом культуры стояли два памятника — Ленину и Сталину. Но после развенчания культа личности памятник второму исчез. Позднее убрали и памятник Ленину. С осени 1961 года и по сей день Дом культуры носит имя Юрия Гагарина.

Ничего не нашлось

Попробуйте как-нибудь по-другому