• Пробки 0
  • Погода
  • На экс-главу Листвянки завели дело из-за незаконной гостиницы на Байкале. Ее построили, когда мэр был под домашним арестомарестом
  • «Мы несколько лет беспризорниками жили, иркутяне»: что сказал Бердников на пресс-конференциипресс-конференции
  • Концерт, конкурсы и каток в виде воздушного шара. В Листвянке откроется фестиваль «Живи на Байкале»Байкале»

Тренды 11.10.2019 14:05

Новая традиция — отдавать старые вещи

Екатерина Балагурова

Екатерина Балагурова

0Комментариев

Новая традиция — отдавать старые вещи - Верблюд в огне

Продолжаем рубрику «Новые традиции»: рассказываем о привычках жителей Иркутска, которые постепенно становятся трендами. Одна из таких — относить ненужные вещи в специальные пункты приема, контейнеры и благотворительные организации или сдавать на переработку. Жители Иркутска рассказали «Верблюду», почему они не относят вещи просто на мусорку, куда сдают старые вещи и как к этому относятся окружающие.


Людмила Добосова

Мне нравится, что мои вещи теперь радуют кого-то еще

Всё началось с того, что я прочитала статью на Adme.ru. Точное название статьи не помню, но там было написано, что у каждой вещи может быть несколько жизней, то есть ее могут носить несколько людей. Я никогда не была собирателем вещей, мне всегда хотелось избавляться от лишнего. Но многое выбросить было жалко — особенно если вещи в хорошем состоянии. А потом я прочитала этот текст и поняла, что просто могу отдавать или недорого продавать вещи. Сдаю одежду уже около 5 лет, редко что-то выбрасываю.

Я стараюсь устраивать ревизию гардероба каждые полгода: отдаю и продаю в основном верхнюю одежду, обувь, платья и джинсы. Критерии того, что от вещей надо избавиться, очень простой: либо я не ношу вещь уже полгода, либо она мне просто не нравится. Одежду отдаю в боксы благотворительного магазина «Вторник». Я работаю в Институте филологии ИГУ, и такой бокс есть как раз рядом с университетом в «Слате» (улица Сухэ-Батора, 7). Просто складываю все вещи в ящик — потом работники «Вторника» сами распределяют одежду и отдают нуждающимся.

Летом я отдала много своих вещей людям, которые пострадали от наводнения в Тулуне. Все говорили, что пострадавшим не хватает одеял, и я отдала все, что нашла в доме. Когда наступила осень и в квартире стало холодно спать, оказалось, что у меня больше нет ни одного одеяла. Пришлось попросить лишнее одеяло у родителей.

Когда я вижу новости о пожарах, или паводках, или еще каких-то страшных событиях в Иркутской области, и узнаю, что пострадали дети, я всегда просматриваю свою обувь, чтобы понять, могу ли я что-то отдать (мой размер обуви: 34-35). При этом для меня в равной степени важно и помочь нуждающимся, и дать вторую жизнь вещам.

Часть старой одежды я выставляю на «Авито» или «Юле». Если она не продается в течение месяца, я предлагаю одежду друзьям и знакомым бесплатно или за какие-то мелочи, например кофе или апельсины. В прошлом месяце я продала два платья за 2 тыс. рублей каждое через свой инстаграм, просто сфотографировала и предложила купить. Недавно встретила одну из покупательниц — она поедет в командировку на год и возьмет платье с собой. Второе платье часто вижу в инстаграм-сторис у покупательниц. Мне нравится, что вещи, которые мне уже разонравились, не просто висят в шкафу, а приносят кому-то радость. Еще я постоянно дарю людям какие-то мелкие вещи, которые скапливаются дома, например брошки. Я часто покупаю открытки, любуюсь ими сама около года, а потом тоже дарю.

Я никогда не жалею о вещах, которые отдала или продала, но сама чью-то одежду я редко ношу. Бывает, что у кого-то из друзей я беру шапку, куртку, если человек сам это не носит. Так же и с бытовыми вещами: например, сейчас у меня дома стулья не мои.


Ксения Боброва

Включились даже мои родители

Три года назад я была заместителем председателя Волонтерского Центра ИГУ — мы организовали в университете сбор вещей для благотворительного фонда «Оберег». Тогда мы собрали столько одежды, что вся она не поместилась в минивен. С тех пор примерно раз в полгода я собираю сумку ненужных собственных вещей и везу в «Оберег», который помогает, в том числе, женщинам с детьми, или в женский кризисный центр «Мария».

К сбору вещей даже присоединились мои родители. Раньше, когда они слышали от меня об очередной акции по уборке мусора или о поездке в детский дом (я много занимаюсь волонтерством), то смотрели на меня как на дурочку. А здесь неожиданно поддержали, потому что этот шаг им понятен, — у нас в семье и до этого вещи передавали друг другу. Например, мои вещи с детства переходят к младшей двоюродной сестре, от которой потом — ее знакомым. Мне всегда нравится смотреть, как на ней смотрятся когда-то любимые мной вещи.

Мама собрала большую сумку одежды и обуви — своей и отца, — и мы втроем отвезли вещи в «Оберег». Этот фонд известен Иркутске, у него хорошая репутация, и он находится в двух остановках от дома. «Мария» менее известна и находится гораздо дальше. Но туда я тоже сдаю вещи — мне кажется, там женщины больше нуждаются, чем в «Обереге». Я знаю про прием вещей во «Вторнике» и H& M, но хочется сдавать вещи туда, где их потом отдают безвозмездно. Родители сейчас тоже сдают вещи, а раньше все ненужное мы увозили родственникам в деревню.

Я никогда не покупала одежду в секонд-хендах, но зато ношу много старых маминых вещей (кофты, платья), некоторые даже старше меня. Иногда, если вещь год провисела у меня в шкафу, я просто спрашиваю, не нужна ли она знакомым. Не все вещи стоит отдавать в фонды: вечерние платья и майки в стразах там не особо нужны, поэтому такие вещи сначала предлагаю просто друзьям.

Я не рассказываю всем, что отдаю вещи, но и не скрываю. Периодически узнаю, что кто-то из коллег и знакомых тоже сдает одежду. Все мы в детстве носили вещи, доставшиеся от родных, и так же передавали их потом родственникам.


Евгения Калмыкова

специалист по социальной работе Благотворительного фонда «Оберег»

Жители Иркутска очень активно сдают одежду. Наш фонд существует с 2009 года, всё это время у нас действовал пункт сбора и выдачи вещей. Раньше это было буквально несколько пакетиков на полках, сейчас же нам пришлось выделить целую комнату для вещей. И еще есть отдельное хранилище, куда мы тоже складываем одежду на резервное хранение. Кроме нашего фонда (ул. Помяловского, 19а), сдать вещи можно в четырех пунктах сбора в Иркутске: в Торговом комплексе, ТЦ «Новый рынок», ТЦ «Сезон» и в прачечной ЛандриСервис (ул. Жукова, 70). Там установлены контейнеры. Раз в неделю волонтеры производят выемку вещей и привозят их в «Оберег». Одеждой пользуются женщины и дети, которые проживают в нашем фонде. Сейчас это 65 человек: 22 мамы и 43 ребенка.

Также за одеждой может прийти любой нуждающийся: ежедневно этим пользуются до 40 человек. Бывают случаи, когда приходят одни и те же люди, мы многих уже узнаем. К сожалению, мы стали замечать, что за одеждой приходят и даже приезжают на авто с виду вполне обеспеченные люди и выбирают только самое хорошее — возможно, с целью перепродать потом где-то на рынке. Поэтому теперь мы записываем всех, кто приходит за одеждой, просим предъявить паспорт. Ввели новое правило: человек может прийти за одеждой не более раза в месяц (за исключением случаев, если ничего себе не подобрал, тогда можно прийти снова).

Мы стали находить способы взаимодействовать с территориями Иркутской области, потому что в деревнях и селах огромный спрос на одежду из-за небольших доходов. К нам уже приезжали волонтеры с территорий и увозили вещи в Тулунский, Нижнеудинский, Шелеховский и Черемховский районы, Новонукутск, Урик и другие муниципальные образования области. Два месяца назад мы написали официальные письма главам некоторых муниципальных районов — предлагали им помощь в одежде для нуждающихся. Многие не ответили, а большинство ответивших сообщили, что потребностей в вещах в их регионах нет. Но мы точно знаем, что это не так.

Мы думаем, многие нуждающиеся до сих пор не знают, что есть место, где можно взять одежду. Такие люди обычно не имеют возможности читать интернет и не смотрят телевизор, хотя мы везде активно даем рекламу. Сейчас, с наступлением холодов, мы очень нуждаемся в теплой верхней одежде. Также всегда не хватает мужских вещей, а они пользуются большим спросом. Многое мы отвозим в наше ангарское отделение для лиц без определенного места жительства. Всегда спросом пользуется обувь. И всегда очень актуальны для нас любые предметы быта: чайники, утюги, посуда, постельное белье, полотенца. Все это уходит очень быстро.

Мария Васильева

Сдаю вещи, чтобы освободить место в комнате

Я сдаю ненужные мне вещи (кроме белья, носков, колготок, пижам и т. п.) уже около 6 лет — с тех пор как стала жить отдельно от родителей. У меня правило: сначала избавься от старых вещей, а потом покупай новые, иначе не будет места. Конечно, если вещь в ужасном состоянии, выбрасываю. Ее можно сдать в переработку, но не хочу заморачиваться, да и просто неудобно сдавать вещи в таком состоянии. Но если вещь хорошая, а мне она больше по какой-то причине не нужна — разонравилась, стала мала, потеряла важные качества (например, пух у пуховика истончился), — то я ее отдаю.

Раньше я относила вещи в храм Александра Невского. Часть вещей отдают в детский интернат № 2, а что-то разбирают прихожане. Но в последний год отношу всё в бокс «Вторника», установленный в «Слате» в Солнечном (около «Истока»), — этот пункт ближе всего к дому. Я даже пробовала найти свои вещи в инстаграме «Вторника», но не нашла. Об этих боксах я узнала от знакомой, которая интересуется вопросами экологии. Я думаю, что это очень удобно: тяжелые пакеты не хочется везти куда-то далеко, а такие боксы стоят во многих «Слатах» города (адреса можно посмотреть здесь. — Ред.). Я просто складываю свои пакеты в специальный ящик, и в этот момент никто за мной не следит, не спросит, что я туда положила.

Я знаю, что в ТЦ «Грибоедовский» есть целый благотворительный магазин «Вторник», в котором хорошие вещи из боксов распродают по минимальной цене. Но мне нравится покупать вещи в обычных магазинах, потому что в секонд-хендах хоть и бывает приличное качество, но сложно найти что-то действительно стильное. Еще знаю, что одежду можно сдавать в H& M, там за один пакет с одеждой дают скидку 15% на одну покупку, но сама я этим не пользовалась.

В основном я все вещи отдаю, но несколько раз продавала подругам вещи с AliExpress, которые мне не подошли, — в 1,5 — 2 раза дешевле, хотела поскорее от них избавиться. Мои знакомые знают, что я сдаю вещи, — многие из них тоже сдают или говорят, что будут сдавать. Муж помогает относить вещи в бокс «Вторника», причем и свои тоже. Родители по-прежнему относят одежду в храм, либо через наших бабушек передают в деревни для тех, кому они нужны. Но при этом, что родители, что бабушки, увидев вещи, которые я собираюсь отдать, часто говорят: «Ты что, они же хорошие!», «Отдай мне, я сама носить буду». И действительно носят на даче или на природе.

Юлия Вяткина

Чтобы понять, сколько всего ненужного, достаточно сходить в поход

Я начала сдавать одежду около двух лет назад, когда работала в газете «Аргументы и факты». Тогда только начали появляться первые заметки о боксах «Вторника», в Иркутске открылся их магазин. Я писала об этом и очень заинтересовалась темой. Теперь я собираю и отношу вещи постоянно: за полгода у меня обычно накапливается 1 — 2 пакета ненужных вещей. Одежду, которую еще можно носить, я отношу в бокс «Вторника». Если вижу, что одежда не подойдет для дальнейшей носки, отдаю на переработку в H& M. Надеюсь, что я отдаю вещи не зря.

Если сезон-два я не ношу одежду, она выглядит старой или я просто понимаю, что мне в ней стало некомфортно, я отдаю эту вещь. Правда, прежде чем отнести одежду (платья, кофты, джинсы, футболки и др.), я всегда выставляю ее на «Авито» за символическую цену: 200 — 500 рублей. Если в течение двух месяцев одежда не продается, я ее просто отдаю.

Я никогда не носила одежду незнакомых людей: в иркутских секонд-хендах ужасное качество одежды. Я знаю, что в Москве есть магазины, где продают брендовые ношеные вещи. В такие магазины я бы ходила, но в Иркутске их нет.

Я вообще очень легко расстаюсь с вещами, стремлюсь к минимализму, не хочу захламлять пространство и свою жизнь. Если начинаю ревизию гардероба и вещей в комнате, то меня трудно остановить: я готова почти все выбросить. Хочу, чтобы было как можно больше свободного места. Я поняла, что все самое нужное человеку может уместиться в один рюкзак. Достаточно сходить один раз в горы на несколько дней — и понимаешь, сколько лишнего ты набрал. Такой универсальный и быстрый способ определения ненужного, всем советую.


Екатерина Шелехова

У меня так много одежды, что я не успеваю ее носить

Я сдаю одежду 4 года. Последние полтора года не только сдаю, но и обмениваюсь с друзьями. Началось с простого: я посмотрела на свой шкаф и решила, что в нем слишком много вещей, — но выбросить было жалко. Многие вещи я шью для себя сама, некоторые были сшиты на заказ. То есть вещи были качественные и в хорошем состоянии. Я решила, что отличной идеей будет не выбрасывать свою одежду, а начать ее отдавать: часть отнесла знакомым, часть — в бокс «Вторника», часть аккуратно сложила около мусорного бака, чтобы ее могли забрать.

С тех пор я регулярно разбираю свой гардероб — и каждый раз нахожу то, что можно отдать знакомым. Я откладываю то, что надоело или стало мало, что куплено импульсивно, но не подошло по стилю. Отдаю в основном верхнюю одежду, платья, кофты, юбки, украшения.


Что и в каком виде можно положить в бокс «Вторника»?

Вы можете оставить одежду, обувь и аксессуары. Ношеные вещи должны быть выстираны. Новые, с этикетками, можно не стирать. Одежду в удовлетворительном состоянии выставят по невысокой цене в благотворительном магазине или передадут нуждающимся. «Вторник» сотрудничает с благотворительными фондами «Оберег», им. Григория Шелехова, развития Иркутского района и другими организациями Иркутской области. Остальные вещи отправятся на переработку.

Нельзя сдать нижнее белье, колготки, чулки, носки, а также вещи из любых материалов с сильным загрязнением (с пятнами от вина, крови, краски, масла), заплесневевшие и отсыревшие вещи.

Всегда радуюсь, когда удается пристроить ненужную мне одежду. Приятно, когда вещи обретают новую жизнь и нового хозяина. Но один раз пожалела, что отдала. Мое любимое платье стало мне мало, и его взяла подруга, но почему-то совсем не носила. Было обидно: получается, она его забрала просто так. А кому-то моя вещь могла быть в радость. Продавать одежду я никогда не пробовала: это мне почему-то стыдно.

Сама я тоже с удовольствием беру вещи друзей, если мне предлагают. Среди моих друзей делиться одеждой — обычная практика. Я играю в любительском театре «Диалог», и нам часто нужны необычные образы. За 300 рублей в секонде вполне можно купить юбку или платье для выступления.

Я хожу в секонд-хенды уже больше 10 лет: там можно найти действительно хорошие и недорогие вещи, которые не купишь в обычных магазинах. Особенно раньше, когда курс евро был ниже: в секонде за 1 тыс. рублей можно было купить джинсы, которые в фирменном магазине стоили бы примерно 6 тыс. рублей. Сейчас цены выше — и выбор стал меньше, а раньше был хороший секонд на улице Тимирязева. Еще есть хороший секонд недалеко от моего дома: в Рабочем на ул. Ленской 1А. В ТЦ недавно открылся огромный секонд-хенд магазин «Мегахенд». Мне показалось, что вещи там не самого лучшего качества. Много сильно поношенных, растянутых вещей. Тем не менее, если хорошо покопаться сразу после нового завоза, наверно, можно найти что-то интересное.

Я всем всегда говорю, что отдаю вещи и сама ношу вещи подруг. В последнее время все хвалят мое пальто, а мне его отдала знакомая. Я считаю, что обмениваться вещами — прекрасная традиция. Я люблю покупать новую одежду, при этом очень качественную, но через какое-то время и она приедается, а выглядит отлично. Мне приятно доставить кому-то радость. Кроме того, меня греет мысль, что так я хоть чем-то помогаю экологии.

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите одновременно
клавиши «Ctrl» и «Enter»

Загрузка...

Комментариев 0

21.02.2020 19:06

На экс-главу Листвянки завели дело из-за незаконной гостиницы на Байкале. Ее построили, когда мэр был под домашним арестом

Андрей Блинов

Автор Андрей Блинов

0Комментариев

В феврале силовики задержали главу Листвянки Александра Шамсудинова — по версии следствия, он выдал незаконное разрешение на строительство жилого дома на Байкальской природной территории. Мэра отстранили от должности, сейчас он под подпиской о невыезде. Шамсудинов рассказал «Верблюду» о причинах задержания и объяснил, почему он не согласен с обвинениями.

По версии Следственного комитета и прокуратуры, в 2017 году Шамсудинов незаконно выдал разрешение на строительство дома площадью более 1400 кв.м² в центральной экологической зоне Байкальской природной территории. Вместо того, чтобы построить дом, собственник возвел трехэтажную гостиницу. 14 февраля следствие возбудило уголовное дело о превышении полномочий, сейчас мужчина находится под подпиской о невыезде.

Экс-глава Листвянки рассказал «Верблюду», что в 2017 году пытался прекратить строительство гостиницы — чиновник заметил, что на месте будущего дома появилась крупная строительная площадка с котлованом. Администрация сообщила об этом в прокуратуру. «Стройка была прекращена в 2017 году, был запрет прокуратуры. Здание построили в мое отсутствие, а пришли ко мне: „вот, вы выдали разрешение“. Я давал разрешение на строительство жилого дома, стройку мы прекратили, когда там начали возводить этот объект, в мое отсутствие объект был построен, и мне предъявляют сейчас претензии», — рассказал собеседник «Верблюда».

Отсутствие, упомянутое Шамсудиновым, — домашний арест, под который его поместили 22 апреля 2018 года в рамках уголовного дела из-за незаконной выдачи разрешений на строительство домов. В ноябре 2019 года суд прекратил уголовное дело за истечением сроков давности. Шамсудинов уверен — уголовные дела связаны с тем, что он начал задавать много неудобных вопросов.

«Я офицер МВД, в этом поселке я работал 25 лет, у меня здесь семья, дети выросли и мне не безразлично, что тут с поселком будет происходить. Те, кто отстранили меня от должности — товарищи, поставленные мне сверху, — обливают меня грязью. Потому что пришел и начал интересоваться всякими моментами: Что сделано? Как деньги потратили бюджетные? Почему так случилось? Почему это не сделали? Вопросов неудобных много начал задавать, ну вот опять здесь», — поделился собеседник «Верблюда».

Почему администрация запрещала строительство?

По словам Шамсудинова, еще в октябре 2016 года прокуратура запретила главам поселений выдавать разрешения на строительство домов в экологической зоне Байкальской природной территории. Администрации поселков отказывали местным в строительстве, что возмущало жителей.

«Мы отказывали, и люди стали возмущаться. Депутаты потребовали разъяснений от прокуратуры. Зампрокурора Андрей Некрасов разъяснил, что 643 постановление (постановление правительства №643 Об утверждении перечня видов деятельности, запрещенных в центральной экологической зоне Байкальской природной территории“), не включает запрет о строительстве индивидуальных жилых домов. В марте 2017 года это разослали всем главам по Иркутской области. Пришло разъяснение Минприроды о том, что экологическая экспертиза для возведения жилых домов не требуется. С марта 2017 года, я, и все главы по Байкалу, начали выдавать разрешения на строительство», — рассказал собеседник «Верблюда».

Разъяснение для жителей Голоустненского, Большереченского и Листвянского муниципальных образований по-прежнему опубликовано на портале Иркутского района. В нем говорится, что выдавать разрешения возможно, если будущие постройки соответствуют градостроительной документации — генеральному плану, правилам землепользования и застройки.

Шамсудинов рассказал, что администрация Листвянки отправляла в надзорные органы все разрешения, которые он подписывал. «Они всё это видели, вопросов никаких не возникало. В 2018 году возбуждают уголовные дела, сажают меня под домашний арест, несмотря на разъяснение прокуратуры — всё, запрет, мы превысили полномочия», — подчеркнул собеседник «Верблюда».

20 февраля мужчина отправил обращение в СМИ (есть в распоряжении редакции), в котором он попросил врио губернатора Иркутской области Игоря Кобзева вмешаться в ситуацию. «Врио губернатора Кобзев, человек, который носил большие погоны, должен разобраться в ситуации, читает чью-то лживую справку, о том, что виной незаконным постройкам на Байкале — Шамсудинов, и не вникает в суть и не проверяет факты», — написал он в обращении.

Александр Шамсудинов был избран на пост мэра Листвянки 18 сентября 2016 года, за него проголосовали 57,67% избирателей. С 1993 по 2014 год он был сотрудником главного управления МВД по Иркутской области (начал как милиционер конвойной службы и закончил начальником дежурной смены). С декабря 2015 по сентябрь 2016 года он был председателем думы Листвянского муниципалитета.

Ничего не нашлось

Попробуйте как-нибудь по-другому