• Пробки 2
  • Погода
  • Журналисты не смогут наблюдать за подсчетом голосов по поправкам в КонституциюКонституцию
  • В Иркутске строят отель. Раньше на его месте была деревянная усадьбаусадьба
  • У иркутского бизнесмена украли маски на 30 млн рублей. Его приковали к батарее и избилиизбили

Главная > Искры 09.08.2019 14:57

Одержимые духами: как древние сибирские народы хоронили шаманов

МАЙЯ НОВИК

МАЙЯ НОВИК

0Комментариев

Одержимые духами: как древние сибирские народы хоронили шаманов - Верблюд в огне

Шаманы обладают выдающимися способностями, утверждают легенды. Однако в Сибирив древности не стремились становиться шаманом — боялись сойти с ума. Соплеменники опасались человека, одержимого духами. Тому приходилось селиться вдали от людей. Всю жизнь его преследовали голоса и видения страшных демонов, слетающихся к его жилищу во время общения с духами. И даже после смерти его тело редко находило покой. Кто такие шаманы и почему соплеменники боялись к ним прикоснуться?


Похитить душу и спрятать в бутылку

Почти у всех сибирских народов, живущих сейчас на территории Иркутской области, существуют легенды, связывающие появление первого шамана с орлом, который или сам стал шаманом, или научил людей общаться с духами (камлать). Например, у бурят сохранилась легенда о том, что людей создали западные тэнгрии (божества). Создания божеств жили счастливо, пока им не позавидовали боги с востока и не наслали на них болезни и голод. Тогда западные боги решили дать людям в защитники шамана, чтобы отгонял злобных духов востока. Для этой цели боги избрали орла (или коршуна). Он спустился на землю, встретил девушку-пастушку, дождался, когда она уснет, дунул ей в ухо — и так передал свои чары.

Эта легенда варьируется у долган, якутов, хакасов, тувинцев, кетов, эвенков и других народов Восточной Сибири. У кетов, которые жили в низовьях Ангары, орел двуглавый. Он не передает чары человеку, а учит его камлать. У бурят девушка сама становится первой шаманкой. В монгольской версии женщина, сбежавшая от нелюбимого мужа, забеременела во сне от орла и родила первого шамана — будущего прародителя волхвов.


По легендам, первые шаманы соперничали с божествами и даже превосходили их в силе. Киренские эвенки рассказывают: первый маг был таким сильным, что воскрешал умерших, и на земле не стало смерти.


Бурятская легенда гласит, что первый шаман Моргон-Хара был сильнее богов: злой дух Эрлэн-Хан похищал души людей и отправлял их в ад, а Моргон-Хара возвращал их на землю. Тогда демон пожаловался другим божествам. Они разозлились и стали соперничать с шаманом. Верховное божество приказало ему пожарить два огромных куска мяса на одной сковороде. Если бы шаман справился с заданием, божество признало бы его силу и дало бы обет не вмешиваться в дела людей. Но шаман не справился с задачей. Так он лишился половины силы, и люди снова стали смертными.

Однажды божество похитило душу человека и спрятало в бутылку, чтобы шаман ее не нашел. Но Моргон-Хара не только обнаружил душу сородича, но и ужалил божество в лоб, превратившись в осу. За что, конечно, был наказан: его сила уменьшилась вчетверо, а святую книгу, благодаря которой он был силен, съел баран. Поэтому сейчас бурятские шаманы гадают по бараньей лопатке. Самого Моргон-Хара боги заставили плясать на черном камне до скончания времен. Если шаман «сотрется», то с лица земли исчезнут все шаманы. Если же сотрется камень, Моргон-Хара вновь появится на земле.

Сибирский шаман. 1985 год Фото: Jackson, William Henry/Library of Congress

Ольхон. Фото: Elena Odareeva/123RF

Бедность и одиночество: как жили шаманы

Этнографы пишут, что никто по собственной воле не хотел быть шаманом, потому что это означало видеть демонов, слетающихся к юрте, все время слышать их голоса и не принадлежать самому себе. Шаманы были бедны, поскольку от работы их отвлекали надоедливые посетители. И если он еще мог попытаться отказать людям, то страшным демонам — не имел права.

По свидетельствам самих шаманов, сила передавалась по мужской линии, но так происходило не всегда. Часто духи сами выбирали себе жертву и начинали мучить ее, пока человек не соглашался служить им. Главным «симптомом» была «шаманская болезнь», когда мучимый духами человек начинал слышать голоса, видеть потусторонних тварей и делать то, что никогда не делал бы в здравом рассудке.

Недаром православные богословы сравнивают «шаманскую болезнь» с одержимостью демонами. В Евангелии от Марка к Христу приводят мальчика, одержимого демонами. При виде Иисуса он начинает трястись, падает и катается по земле, испуская пену. Его отец свидетельствует, что «многократно дух бросал его и в огонь, и в воду, чтобы погубить его».

«Шаманская болезнь» крайне мучительна: человек надолго теряет сознание, а душу бедняги духи якобы уносят туда, где его тело крючьями растаскивают на части и варят в котлах. После это человек умирает — и появляется шаман.

Якутский этнограф Гавриил Ксенофонтов в 1925 году записал историю тунгуса.

За общение с духами шаман платил здоровьем и семейными связями. К нему обращались за помощью в разных случаях: по болезни, при падеже скота и даже при потере ценной вещи. Камлание было разным по продолжительности — от получаса до нескольких суток. За это время шаман терял физические силы и заболевал.

Если шаман хворал всерьез, его обходили стороной и боялись прикасаться — ведь через прикосновение тот мог передать свою силу другому человеку. Чтобы лечить, звали другого, более сильного шамана. Если шаман все-таки умирал, его тело погребали в редких случаях. Каждый народ поступал с останками по-своему.

«Прежде чем стать шаманом, человек несколько лет хворает умопомешательством. Его мучают духи умерших шаманов… Затем его тело… где-то наверху разрубают на части и жарят на рожне».

Осиновый кол и белый пепел: как хоронили шаманов

Прибайкальские буряты, согласно исследованиям монголоведа Баджи Бамбаева, хоронили шаманов в соответствии с их «цветом»: белых кремировали, чтобы они могли вознестись в верхний мир божеств, а черных (приносивших людям зло) до середины XIX века погребали в землю. Этнограф Матвей Хангалов писал: буряты верили, что черные шаманы поедают души людей и поэтому после смерти сами отправляются в «нижний» мир. Таких клали в гроб лицом вниз, чтобы они, даже если очнутся, не смогли вернуться на землю.

Хангалову удалось стать свидетелем погребения черной шаманки Балаганского ведомства Иркутской губернии.

Подобный обычай был распространен и у других народов Сибири. Например, якуты хоронили злого шамана ничком в согнутом положении, чтобы тот не мог встать, а в руки ему насыпали землю, чтобы она удерживала его.

Белого шамана буряты предавали кремации. Обряд назывался «шандаруу», что значило «белый пепел на угасающих углях». Пожилые родственники обмывали тело умершего водой и облачали его в шелковое белье, халат, шапку из лисьего меха, шубу, хромовые сапоги. Поверх одежды одевали оргой — шаманский наряд, подпоясанный белым поясом. До места кремации покойник ехал верхом на коне, покрытом синей шелковой попоной с колокольчиками, его поддерживал сидящий сзади человек. Затем усопшего усаживали на войлок.

Кремировали шамана в отоге — сосновом срубе, куда останки помещали после молитв и тризны, в которой участвовали старики. Под тело клали потник — войлок, который подкладывали под седло, а рядом — узду, седло, снедь, табак, водку. В сруб обязательно помещали лук и 8 стрел — верили, что на небесах, ломая эти стрелы, шаман сможет спасти от смерти 8 человек. Затем сруб закрывали бревнами.

Сжигали и бубен почившего, его оружие, колокольчики, звериные шкуры, трости. Некоторые вещи складывали в небольшой ящик и подвешивали его высоко на дереве. Иногда бубен не сжигали, а протыкали и оставляли на дереве. Тут же приносили в жертву коня и сжигали его в другом костре. Как только погребальный сруб разгорался, все уезжали, не оглядываясь.На место возвращались на третий день, в определенном порядке собирали останки в мешок из синего шёлка (торгон худэһэн), надевая специальные рукавицы. Мешок и рукавицы прятали в дупле сосны, закрывали его дощечкой и забивали гвоздями.

«Из дерева осины сделали гроб и положили в него шаманку лицом вниз; потом вырыли глубокую яму и опустили в неё гроб; кольями, сделанными из осины, пригвоздили её и придавили осиною, а потом завалили землёю»

Мужчине — бубен, женщине — котел: как шаманов хоронили эвенки

Из-за вечной мерзлоты эвенки погребали шаманов на пнях. Они выдалбливали для покойников колоду, заворачивали тело в ровдугу (тонкую замшу) и оставляли колоду головой на север на пнях, покрывая гроб пластами мха. В гроб мужчинам клали бубен и другие сакральные предметы, женщинам у ног — пробитый медный котел, рядом помещали предметы для рукоделия. Северный народ верил, что душа шамана покидает тело, лишь когда оно полностью истлеет. Поэтому к покойнику не приближались, а поминовения и обряды проводили в отдалении.

Подобным образом хоронили шаманов и якуты. Они сооружали арангасы — высоко над землей на шестах устанавливали колоду с телом и атрибутами шаманского ремесла. Якуты думали, что сильного шамана следует три раза перезахоронить, и выполняли этот ритуал: по мере разрушения арангаса они трижды «поднимали его кости». Для обряда приглашали другого шамана. Считалось, если умерший снится, значит, обряд до конца не выполнен.

При перезахоронении останки наряжали в новую одежду, арангас подновляли и приносили в жертву коней. Считалось, что дух шамана продолжает жить вблизи могилы и на этом месте никто не может обидеть его потомка, — шаман отомстит. Существовало поверье: если не довести обряд до конца, умерший станет «юэр» — злобным демоном. Если мертвый шаман начинал досаждать сородичам, приглашали другого шамана и тот с помощью ритуалов заключал демона в деревянную фигурку и избавлял сородичей от незваного гостя.

Юкагирский шаман. 1902 год Фото: Wikipedia

Обряд сибирского шамана. Фото: Roman Bagavutdinov/123RF

Почему от души шамана нужно было избавиться

Юкагиры — древнее население Саян. Этот народ жил в тайге от Енисея до Чукотки, а позже был вытеснен на Восток. Считается, что многие юкагирские племена были ассимилированы эвенами и эвенками.

Для юкагиров тело шамана было сакральным предметом. Имя шамана и само название его ремесла было табуировано. Как пишет в статье «Юкагирские сайтааны» этнограф Виктор Васильев, после смерти мага в его чум собирались другие шаманы. Они надевали маски в виде вороньих клювов и особые перчатки. А затем с помощью крючьев разрывали тело покойного на части, изображая воронье, которое поедает мертвечину. Возможно, это было связано с желанием уничтожить тело покойника, чтобы его душа, освободившись, легко ушла в мир мертвых.

Затем шаманы отделяли мясо от костей и вялили его на солнце. Так юкагиры готовили жертву для душ предков. Вяленую человечину развозили по стойбищам, где строили святилища — урасу. Останки вкладывали в труп жертвенной собаки (она считалась проводником в мир мертвых) и помещали в святилища.

Кости шамана разбирали на амулеты. Череп насаживали на кол, закрывали ритуальной маской, сооружали идола — шайтана (сайтааны).Этого идола юкагиры держали в жилищах и «кормили», сжигая перед ними пищу. Они верили, что таким образом насыщают душу мертвеца, и надеялись, что она охранит их дом.

Известно, что в древности подобные идолы были в домах якутов и эвенков, однако у них имя шамана никогда не было табу. Дух, заключенный в идоле, якобы служил не всему роду, а лишь одному человеку и был опасен для остальных.


Очевидно, все обряды народов Восточной Сибири, связанные с погребением шамана, были призваны обезопасить живых от мертвеца. Душа «правильно» погребенного покойника должна была существовать отдельно от мира людей и являться только в строго определенные дни поминовения.


Схожие поверья, связанные с умершими шаманами, были распространены на огромных территориях — от Урала до Тихого океана. В Приуралье, например, полагалось раздавить мертвому шаману голову и грудь и похоронить вдали от селений. Археолог Эльга Вадецкая в работе «Имитация мертвых для продления их жизни» писала, что еще недавно эвенки и нивхи мумифицировали тела «белых» шаманов и поклонялись им. Сибирские татары некогда верили, что мертвый злой шаман может выпить их душу, поэтому следовало разрыть его могилу и кольями разделить тело на части.

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите одновременно
клавиши «Ctrl» и «Enter»

Загрузка...

Комментариев 0

Искры 15.05.2020 17:03

Глазами местных: путеводитель по району Ново-Ленино и его культовым местам

Александр Бондарев

Автор Александр Бондарев

3Комментариев

Ново-Ленино — один из самобытных районов Иркутска, а ещё и самых часто упоминаемых в медиа и соцсетях. Специально для «Верблюда» филолог Александр Бондарев написал авторский путеводитель по району, где он живёт. Вас ждут болота, роща, стройка и сортировка, а также культовый рынок с «Боярышником».


Посещение Ново-Ленино — сомнительное мероприятие. Жизнь не заставит никто не поедет. Но если вам нравится мысль, что рейтинги пространств иллюзорны, то прочувствовать это лучше в том месте, чей социальный рейтинг крайне низок. Поездка в Ново-Ленино подходит идеально. Но не оттого, что вас будут поджидать яркие впечатление или ужасы, лабиринты фавел или современный город. Нет, в Ново-Ленино вы увидите категорию среднего. Такое принято называть словами «обычно», «нормально», «так себе», «не то чтобы, но не так уж плохо». А «среднее» лучше всего рушит вымышленные иерархии в нашем сознании.

В общем, вот вариант маршрута для тех, кто никогда не был в Ново-Ленино, среди иркутян таких много. Выбор остановок субъективен, как и любой выбор.

Ново-Ленинские болота

Звучит абсурдно и жутковато, но мне нравится. Болота в городах редки. Здесь они находятся в самом начале Ново-Ленина, до въезда. Это низина, которая относится к пойме Иркута. Место издревле мало на что годилось, разве что карасей ловить. Но красиво. В конце 19 века болота пересекла Транссибирская магистраль, а в 80-х годах 20 века — объездная дорога.

Днём в любое время года низину заливает солнце, на горизонте стоят без движения товарняки. Идеальный пейзаж для фильмов про апокалипсис. Особенно в морозы. Болота всегда были домом для огромного количества птиц, в основном чаек и уток, но и редких, краснокнижных. Местные уверены, что болота давно носят какой-то важный природоохранный статус, но он присвоен им лишь 31 октября 2019 года.

Птицы вместо Ленина красуются на новой вывеске, встречающей гостей Ленинского округа, но никакого сохраняющего птиц статуса у болот нет. Поэтому некоторые болота отсыпают для неизвестных индустриальных нужд. Спешите посетить, пока ещё есть что. Дважды приходилось видеть, как дорогу пересекает утка с утятами, — из болота с одной стороны дороги в болото на другой стороне. Водители останавливаются, лица у всех счастливые. Впрочем, это редкость, не рассчитывайте.

Роща и бесцеремонные белки

Роща — это роща на остановке «Роща». В прошлом место было крайне опасным, но сейчас там уютный парк для прогулок с детьми.

В Иркутске принято ездить кормить белок на курорт Ангара. Грызуны там сытые, привередливые, всё подряд есть не станут, только кедровые орешки и обычно после уговоров и соблазнений. В Новоленинской роще всё иначе. Как истинные обитатели спального района, местные белки не брезгуют семечками любого формата. Их не надо искать, они сами перекроют вам путь и недвусмысленно намекнут на желание что-нибудь съесть.

Белки могут легко добраться до вашей руки по брюкам, подраться между собой, заглянуть в объектив камеры, которую вы зачем-то выставили вместо ладони с орешками. В общем, «им нужна ваша одежда и мотоцикл», ибо существа совершенно бесцеремонные. Не пугливые — на радость детям.  

Сортировка и «Старший сын» Вампилова

Станция Иркутск-сортировочный находится за рощей с белками. В ней нет ничего интересного — это обычное советское здание вокзала, мост, разветвлённая сеть путей, проводов и запах креозота. Ценителям типового индустриального пейзажа должно понравиться.

Я вас приглашаю туда потому, что станция и район отметились в истории литературы. С большой долей вероятности, это то самое место, куда провожали девушек Сильва и Бусыгин в пьесе Александра Вампилова «Старший сын». И откуда потом не могли уехать обратно. Если вы не читали, то это Боярский и Караченцов из одноимённого фильма. В тексте район называется Ново-Мыльниково. За право им быть обычно спорят станция Мельниково и Ново-Ленино.

У Ново-Ленина больше аргументов. Во-первых, удалённость достаточная, чтобы застрять на пару дней, а во-вторых, описанное в пьесе смешение частного сектора и малоэтажной застройки как раз типично для этой части Ново-Ленина. До сих пор. Так что давайте просто объявим это «доказанным исследователями фактом». Пьесы Вампилова сейчас очень популярны в европейских театрах, так что прогулку по этим местам можно считать приобщением к мировой литературе.

Стройка и ее тени

Сейчас уже мало кто помнит этот топоним, хотя в 90-х и начале нулевых он существовал наравне с официальным названием остановки «Кинотехникум». Рядом с ней красовался советский долгострой — бетонный каркас с непристойными надписями, поросший полынью. Стройка.

Место было обителью наркоманов. Если вы проходили мимо, то от темноты отделялась тень, которая следовала за вами, а потом отбирала деньги и меховую шапку. Телефон не трогали, потому что тогда мобильная связь ещё не распространилась. Впрочем, подобное могло случиться в любом месте.

Сейчас кинотехникум превратился в филиал ВГИК, а на месте стройки находится единственный крупный ТЦ «Европарк». Загляните, возможно, вам интересно, как выглядит молл в спальном районе.

Рынок с «Боярышником»

К несчастью, если произнести слово «боярышник» в Иркутске, то никто не подумает про возможность купить полезные для сердца плоды. Речь о том самом злосчастном месте на улице Баумана и о киоске, где продавалась техническая спиртовая жидкость.

В ночь на 18 декабря 2016 года в партии жидкого концентрата, предназначенного для ванн, вместо этанола оказался метанол. Это привело к смерти 76 человек. Тогда страна внезапно обнаружила, что «Боярышник» никто не использует для ванн, полиция накрыла цех по его производству, а городские власти «увидели», что рынок незаконный.

Его грозились снести, но в реальности перенесли на 200 метров по той же улице. Рынок обещали сделать цивилизованным, с туалетами. Но не сделали. Временно вернули на прежнее место, а перед началом строительства новой дороги убрали немного в сторону. В результате переносов часть владельцев киосков разорилась и закрылась, теперь их осталось совсем немного.

До трагедии к месту было сложное отношение. Как любой стихийный рынок, он обрастал кафе, местами для нелегалов и ночными покупателями дешевого этанола. Но местные жители его по большей части любили, сочувствуя предпринимателям. Сейчас здесь, как и раньше, можно попросить привезти нужный товар, сэкономив время и деньги на поездку в центр. А ещё вам всегда честно ответят на вопрос о свежести продуктов. Нельзя обманывать людей, которых видишь каждый день.

Павильон с овощами и фруктами на Баумана

В этом павильоне нет уникальной продукции, оптовые базы для всех одни и те же. Мне хотелось привезти вас в район новостроек — для демонстрации размеров поселения. Потому что в том месте, где район заканчивается, начинается новое Ново-Ленино. Новейшее. Тот эффект, когда, выходя за границы старого города, вы попадаете в мир небоскребов. Только здесь вы из мира хрущевских пятиэтажек перенесетесь в мир 1215-этажных домов.

Сначала я хотел обозначить место «взрослой» поликлиникой, которая так и осталась одна, несмотря на то что к ней приписали огромную «опухоль» в виде пустыря, застроенного многоэтажками. Из-за этого в электронной записи есть не только очередь, но и лист ожидания из желающих записаться в очередь. В результате поход к какому-нибудь специалисту может быть отсрочен на два месяца. Это учит планировать свою жизнь и смерть. Следом за ней стоит новая «детская» поликлиника. Её много раз анонсировали, ею отчитывались местные депутаты и чиновники, но она пока не открылась.

Но потом я вспомнил про чудесных предприимчивых ребят, которые стали пригонять к поликлинике микроавтобус и продавать бабушкам (их в поликлинике много) свежие овощи и фрукты по низкой цене. Бабушки были счастливы — удобно, недорого, да ещё и продавцы терпимы к капризам, хотя и молоды. Очень скоро они стали достопримечательностью. Можно было увидеть выстроенную из бабушек в пустоту очередь. Зрелище странное и забавное. Вскоре пустота заполнялась автомобилем и начиналась торговля. Сейчас они стали отдельным павильоном в том же самом месте. Хорошая история.


Выезжать из Ново-Ленина рекомендую по 20-му Советскому переулку на объездную дорогу и домой. Весь маршрут можно совершить в обратном порядке, так вы получите бонусом эпический вид на новостройки с горы и более удобный доступ к болотам.

Ничего не нашлось

Попробуйте как-нибудь по-другому