• Пробки 2
  • Погода
  • В Иркутске открыли квест-комнату за 1,1 млн рублей для профилактики наркоманиинаркомании
  • Иркутские волонтеры заявили, что врачам не рекомендовали с ними работатьработать
  • Рейтинг: пять самых популярных хорроров у жителей ПриангарьяПриангарья

Главная > Герои 24.04.2020 19:49

От Гонконга до США: иркутяне, живущие за границей, — о том, как они переживают пандемию

Екатерина Фалалеева

Екатерина Фалалеева

0 Читать комментарии
От Гонконга до США: иркутяне, живущие за границей, — о том, как они переживают пандемию - Верблюд в огне

Коллаж: Олег Бородин

Эпидемия коронавируса затронула весь мир: на сегодняшний день по всему Земному шару зарегистрировано 2,7 млн зараженных. Меры защиты и поддержки населения от государства к государству различаются: пока где-то гражданам перечисляют пособия, в России объясняют, почему денег лучше не ждать. Мы поговорили с иркутянами, которые эмигрировали в США, Гонконг, Канаду, Швецию и Израиль, о том, как они переживают этот период.


Александра Казвирова

живет в США 8 лет

«В одном только штате Нью-Йорк зараженных больше, чем в любой стране мира. Порой у меня есть ощущение, что это никогда не закончится»

США: 890 тыс. заразились, 83 тыс. выздоровели, 50 тыс. умерли

Мы живем в Сиракьюсе, в четырех часах езды от Нью-Йорка. Ситуация в штате развивалась стремительно. До конца февраля думали, что вирус в основном в Китае и Европе, и нас он не заденет. Но после первых же случаев число заболевших начало расти как на дрожжах. Я поняла, что все серьезно, когда 12 марта в 10 вечера — в будний день! — в супермаркете была очередь из 70 человек. Люди начали скупать продукты, ощущалась легкая паника. Тогда же стали закрываться общественные места, а компании перевели сотрудников на удаленку. Я работаю в международном инвестиционном холдинге, и в нашей компании на работу из дома перешли офисы по всему миру.

На улицах Нью-Йорка — баннеры, призывающие быть дома во избежание распространения вируса.
Фото: gettyimages.com

Правительство настоятельно рекомендует оставаться дома и выходить только по необходимости. С 17 апреля нас обязали носить маски в общественных местах. На улицах — баннеры «Stay Home. Stop the Spread. Save Lives». Но жестких карантинных мер со штрафами нет — можно выходить не только в магазин, но и просто прогуляться. Полиция патрулирует город, следит, чтобы люди соблюдали дистанцию, но на деле найти безлюдное место, чтобы прогуляться, нетрудно. Сначала я думала, что отсутствие строгих мер опрометчиво. Но Америка была бы не Америка, если бы приказала людям сидеть дома: право людей на свободу тут неприкосновенно.

Государство поддерживает граждан: каждому налогоплательщику дают $1200 на взрослого и $500 на ребенка. Ничего заполнять не надо — все данные уже есть в налоговой, и перечисления приходят на карту автоматически. Мы с мужем уже получили деньги. Те, кто остался совсем без дохода, подают заявления на пособие по безработице. Почти каждый день от банков и энергосбытовой компании приходят сообщения с предупреждениями, что все, кто не может оплатить счета, должны связаться с офисом, чтобы получить отсрочку.

Насколько я знаю, пик заражения в США еще не пройден. Но статистика уже очень печальная: в одном только штате Нью-Йорк зараженных больше, чем в любой стране мира. Порой у меня есть ощущение, что это никогда не закончится.


Александр Черкашин

живет в Канаде 4 года

«Мы пережили несколько кризисов в своей жизни, у нас уже психологический иммунитет»

Канада: 42 тыс. заразились, 14 тыс. выздоровели, 2150 умерли

В начале февраля было ощущение, что нас китайская история не коснется — все-таки мы достаточно далеко. При этом Ванкувер, где мы живем, — портовый город, и жители Китая тут есть. На китайский Новый год многие, естественно, поехали на родину, но настроения все равно царили спокойные: премьер-министр Канады Джастин Трюдо говорил, что все под контролем, причин волноваться нет. Так было до тех пор, пока его жена в середине марта не привезла из Лондона коронавирус. Правительство срочно приняло меры: закрыли границы, объявили карантин для въезжающих, закрыли общественные места, госучреждения, школы и университеты. Правда, мы ходили на вечерние курсы в колледже до 27 марта.

Жителям рекомендовано не выходить из дома без особой надобности, об этом убедительно просила мэрия, но штрафами не угрожали. Канадцы к рекомендациям отнеслись ответственно — улицы опустели. Вообще, чувствовалось напряжение, потому что канадцы привыкли к спокойной размеренной жизни. Мы, русские, которые пережили несколько кризисов в своей жизни, у нас уже психологический иммунитет.

Ванкуверская морская дамба любимое место горожан и туристов.
Фото: GoToVan/flickr.com

В моей жизни ничего не поменялось — я все это время продолжал работать и свободно передвигаться по городу, потому что работаю менеджером по строительству. Сейчас ситуация постепенно стабилизируется. Пока еще закрыты общественные места, но люди смелее выходят на улицы, выезжают за город.

Социальная поддержка населения работает хорошо: ввели бесплатный общественный транспорт, бензин подешевел почти в два раза, центральный банк снизил процентную ставку на 0,75%, людям дали отсрочку на полгода по ипотеке и кредитам, а еще социальную выплату $1400 тем, кто лишился дохода или у кого он уменьшился. Выплачивать будут ежемесячно в течение четырех месяцев. В этом нам уже перечислили. Кроме того, провинциальные правительства помогают с оплатой аренды — каждый имеет право получить $350.


Юлия Демянец

живет в Швеции 7 лет

«Швеция пошла по своему собственному пути — пути развития коллективного иммунитета»

Швеция: 16,7 тыс. заразились, 2 тыс. умерли, 550 выздоровело

Первые случаи в стране появились, когда шведы вернулись с весенних каникул с севера Италии — это было за неделю до того, как итальянские границы закрыли. При этом крупный музыкальный фестиваль в Стокгольме, на который сходили 50 тысяч человек, не отменили. После него количество зараженных резко увеличилось.

В середине марта стало понятно, что легко никто не отделается — динамика заболеваемости по всей Европе, в Скандинавии в том числе, пугала. При этом в Швеции статистика была и остается немного лучше, чем в остальных странах. Возможно, потому, что тесты делают не всем, а только тяжело больным людям, которым уже нужна интенсивная терапия, и их близким, а людей с легкими проявлениями заболевания не проверяют.

Швеция пошла по своему собственному пути — пути развития коллективного иммунитета. Населению дают переболеть, изолируя только самые уязвимые группы. Карантина у нас нет, хотя режим ЧП в стране объявлен. Но все работает, рестораны и магазины открыты. С недавних пор меры стали чуть жестче: ввели социальную дистанцию в два метра и ограничение на группы больше 50 человек. Но совсем строгие ограничения не вводят — вероятно, потому, что экономические последствия карантина для правительства выглядят гораздо серьезнее. У шведов высокая социальная ответственность, к рекомендациям правительства тут все прислушиваются, в общественных местах соблюдают меры предосторожности. Плюс все больше людей сами предпочитают изолироваться дома.

Слева — площадь Бюсисторьет, популярная достопримечательность, справа — на асфальте перед пекарней указана рекомендуемая дистанция между покупателями. Правда, сейчас она уже не 1,5, а 2 метра.
Фото предоставлены героиней

Государство взяло на себя обязательство доплачивать людям, которые лишились части заработка. В некоторых компаниях шведы работают всего 20% от своего обычного времени, работодатель оплачивает отработанное, а государство — все остальное. Так сотрудники получают до 90% от привычной зарплаты. В целом на поддержку бизнеса правительство собирается выделить 50 миллиардов евро.


Анна Рабинович

живет в Израиле 4 года

«Путь заражения прослеживали очень четко: нам сообщали, например, что заболевший номер 89 заразился от заболевшего номер 13»

Израиль: 14, 8 тыс.заболели, 5,7 тыс. выздоровели, 193 умерли

В начале марта у туристов, которые путешествовали по Израилю, обнаружился коронавирус. Власти моментально ввели двухнедельную изоляцию для всех прибывших в страну, а туристов пускать вообще перестали. Количество заболевших росло каждый день, информацию публиковали на сайте министерства здравоохранения. Каждому зараженному присваивался номер, публиковали выявленный источник заражения и маршрут этого человека за последнюю неделю. Путь заражения прослеживали очень четко: нам сообщали, например, что заболевший номер 89 заразился от заболевшего номер 13. Еще министерство здравоохранения разработало приложение, в котором перемещения носителей вируса синхронизируется с вашим местоположением. Если у меня был контакт с зараженным, я получу оповещение, и мне нужно будет сдать тест. Пока я с заболевшими не контактировала.

Скриншот приложения, сопоставляющее местоположение пользователя с перемещениями носителей вируса. Предоставлен героиней

Паники я не наблюдала, с самого начала было ощущение, что все под контролем. Премьер-министр выступал практически каждый день. С 10 марта работодателям рекомендовали отправлять людей работать из дома. Я работаю удаленно с 12 марта (я координатор программы для молодежи с еврейскими корнями). В это же время перевели на дистанционное обучение школы, университеты и даже группы детсада — малыши созванивались в Zoom, чтобы увидеть друзей и испечь вместе кекс.

Общественные места тоже закрыли. Затем каждые пять дней карантин ужесточали, а 9 апреля на несколько дней объявили полный запрет на выход из дома. Поэтому Песах мы праздновали взаперти и пели песни с балкона.

Почти весь карантин мы провели в Иерусалиме.

В ультраортодоксальных районах коронавирус распространился сильнее всего, потому что ультраордоксы продолжали совместные молитвы и в целом меньше прислушивались к требованиям правительства. Сейчас эти районы просто перекрыли, но в Иерусалиме все равно самое большое количество заболевших в стране. Мы же в середине апреля переехали на север страны, в город Хариш.

19 апреля правительство объявило поэтапный выход из карантина. Израиль — одна из стран с благополучной динамикой. Я считаю, что все это благодаря своевременным мерам.

Детская площадка обтянутая сигнальной лентой.
Фото предоставлено героиней

Людям, которые ушли в неоплачиваемый отпуск, государство выплачивает пособие в размере 60-70% от обычной зарплаты. К Песаху всем семьям с детьми перечислили по $140 на каждого ребёнка, такую же выплату получили пенсионеры и инвалиды. Деньги пришли людям на счет автоматически, ничего оформлять не пришлось.

Сложнее всего тут малому бизнесу, но предпринимателей все-таки тоже поддерживают. Например, мой муж оформил документы на пособие в $650 — это около половины минимальной зарплаты в стране. Эту сумму он получил на счет через пару дней после подачи онлайн-заявления. Больше всего сейчас я переживаю за своих родных в Иркутске. Советую им закупить продукты и переехать на дачу.


Анна Уварова

живет в Гонконге 4 года

«Людей волнует уже не вопрос угрозы здоровью, а то, как будут восстанавливаться экономические процессы»

Гонконг: 1,3 тыс. заразились, 699 выздоровели, 4 умерли

Коронавирус пришел к нам в январе — практически одновременно с материковым Китаем. Ситуация усугубилась с приходом китайского Нового года, когда увеличился внутренний туризм. Быстро возник дефицит масок, очереди за ними были огромные, а цены взлетели: пачка масок из 50 штук могла стоить около $100.

Местные власти помнят атипичную пневмонию 2005 года, так что среагировали быстро. Ввели обязательный карантин для приезжающих из Уханя и всей провинции Хубэй, а 30 января закрыли большинство путей сообщения с материковым Китаем. После китайского Нового года бюджетные работники ушли на удаленку, 3 февраля закрылись университеты, школы и детсады.

Строгого карантина для всех жителей не было, полиция никого не отлавливала. Особое внимание уделяется прилетевшим из-за рубежа: они сразу же сдают анализ и восемь часов ждут результатов в изоляции. Если анализ отрицательный, им надевают браслет и отпускают домой на двухнедельный карантин. За нарушение — штраф около $7 тыс. или тюремное заключение. Для всех нерезидентов Гонконга границы и вовсе закрыты.

Нам было сложно привыкнуть к социальному напряжению. Если ты вдруг появляешься на улице без маски, некоторые люди могут отреагировать агрессивно. Но сейчас ограничения постепенно снижаются — по стране не больше четырех новых случаев заражения в день. Фитнес-центры, салоны красоты и бары еще закрыты, запрещена продажа алкоголя, а вот рестораны уже работают. Правда, там изменена рассадка и максимально строго соблюдаются санитарные меры — например, маску можно снять только во время приема пищи.

В Гонгконге ограничения постепенно снижаются — по стране не больше четырех новых случаев заражения в день. Фото: gettyimages.com

Люди уже свободно выходят на улицу: на пляжи, в парки. Тропы для хайкинга больше не пустуют. Но в целом дистанцию все соблюдают, что выглядят странно: обычно Гонконг — тусовочное место с толпами людей в ресторанах, клубах и просто на улицах. Собираться компанией больше четырех человек до сих пор нельзя.

Гонконг — один из самых крупных мировых хабов, а авиасообщение сейчас работает примерно на 10 % от прежнего объема, так что нетрудно представить масштаб бедствия. Экономика страдает достаточно сильно. Людей волнует уже не столько здоровье, сколько то, как будут восстанавливаться экономические процессы. Впрочем, государство объявило о грантах для малого бизнеса: на каждое рабочее место будет выделяться по $1200.

Комментариев 0

Загрузка...

Искры 06.10.2020 17:24

Гигантские торшеры и горка-вигвам: как изменились общественные пространства Иркутска в 2020 году

Екатерина Зырянова

Автор Екатерина Зырянова

0 Читать комментарии

В 2020 году в Иркутске благоустраивают 17 общественных пространств. Ряд готовых объектов горожане уже успели оценить, а на некоторых работы активно продолжаются, несмотря на минусовые температуры по ночам. «Верблюд» прогулялся по новым местам для отдыха вместе с урбанистом Фёдором Т. и оценил, как меняется облик города.


🔨

Работы по благоустройству города идут по федеральному проекту «Формирование комфортной городской среды». Причем 2020-й стал рекордсменом по объему финансовых средств: Иркутск получил 1,4 млрд рублей — столько денег не было в 20182019 гг. и не планируется выделять в 2021 году. Во многом это связано с тем, что в следующем году Иркутск отметит 360-летие.

Бульвар Гагарина

Наиболее заметные изменения произошли на бульваре Гагарина. На променаде от памятника Александру III до улицы Красного Восстания заменили тротуарную плитку, поставили новое освещение и скамейки. Судя по всему, авторы проекта местами вдохновлялись эпохой социальной дистанции здесь есть лавочки на одного человека. На пересечении с улицей Красного Восстания появилось новое общественное пространство с необычными навесами из дерева и поликарбоната. Тут же установили стол для пинг-понга, а еще велопарковку.


Федор Т.,

общественный деятель

Конструкции на бульваре Гагарина симпатичные, выглядят достойно. Нельзя не отметить, как они установлены, — весь крепеж скрытый. Моё уважение. Фонари выглядят так, как и должно выглядеть освещение в городской среде, — незаметно. Но! Такие же светильники установлены в районе Космического проезда, и света они не дают. Если устанавливать их через каждый метр, будет нормально. А здесь получилось такое интимное освещение. Не тот свет, который должен быть в городе, тем более в парковой зоне.

Мне очень понравилось, что начали появляться скамеечки на одного. Впервые я увидел подобные в Москве. Это хорошо, но я бы одиночные стулья ставил немного под углом, чтобы два человека могли сидеть и разговаривать друг с другом.

Классно, что здесь нормальная велопарковка. Обычно их делают какими-то диковинными и пользоваться ими невозможно, а иногда и опасно. Логика создателей бывает примерно такая: «Будьте любезны, ставьте велосипед передним колесом. А, у вас широкая вилка? Велосипед дорогой? Не влезает? Ну, не пользуйтесь нашими парковками, до свидания». А здесь всё правильно можно парковать транспорт за раму.

В целом мне всё нравится, а имеющиеся недочеты можно легко исправить.

Бульвар Постышева

На променаде от улицы Коммунистической до улицы Дальневосточной, где любят гулять горожане со всего района, обновили пешеходные дорожки, заменили скамейки. Новинкой для Иркутска стали фонари, стилизованные под огромные торшеры. Их дополняют разноцветные наземные светильники.


Федор Т.,

общественный деятель

У человека со вкусом эти настольные лампы не вызовут радости — китч и безвкусица. Хотя такие объекты могут быть в городе. Например, на бульваре Гагарина стоит подобный светильник. Но он там один, и в этом его сила. А здесь их слишком много, и это неправильно. Чай с мёдом вкуснее, чем без него. Но литровая банка за раз — это перебор. Вместо одного декоративного элемента мы имеем кучу фонарей, которые производят странное впечатление и к тому же слабо светят. Понятно, что люди, которые всё это ставили, действовали из лучших побуждений. Но если у тебя нет вкуса, пожалуйста, не распределяй бюджетные деньги!

Скамейки такие же, как на бульваре Гагарина. На тех сидеть неплохо. На рейках написаны стихи, оценивать их я не буду, но то, как они заверстаны, конечно, стоит рассмотреть. Стихи верстают с выключкой по левому краю. Левый край ровный, правый — рваный. Делать это по центру — неправильно. Дизайнеры из типографий и чиновники этого не знают. Симметрия им кажется естественной и красивой.

Земля на бульваре выше уровня грунта, она никак не укреплена. Очевидно, что в дождь всё потечет вниз, на асфальт. Деревья — в ветрянке. Выглядят уродливо. Я разговаривал с людьми из комитета городского обустройства, они мне сказали, что знают: нужно красить спилы деревьев под цвет коры, нельзя использовать зелёную краску, и списывают всё на подрядчика.

Лисихинский парк

Здесь также обновили освещение, создали новую сеть внутренних дорожек и разноплановые зоны отдыха. Отличительной чертой стала детская игровая площадка из природных материалов. Доминантой выступает комплекс в виде высокого вигвама со скалодромом и горкой-трубой. Подобный детский городок появился в Иркутске впервые.


Федор Т.,

общественный деятель

Наконец до мэрии дошло, что детская площадка должна быть нейтральных цветов, все наелись вырвиглазного. Здесь должны быть видны дети и они должны видеть других детей, а не одни окрашенные трубы. Объектам нужно растворяться в среде, а не кричать «Мы есть!»

Вообще впервые я увидел подобную конструкцию три года назад в столице, где-то в новостройках ПИКа (девелоперская и строительная компания со штаб-квартирой в Москве. — Прим. ред.). Затем такие объекты начали появляться по всей стране. Скоро они заполонят всё, и это печально. На самом деле это тоже штампованное. Хочется отразить «иркутскость», хочется, чтобы появлялись индивидуальные площадки, но существуют проблемы с их сертифицированием.

Все объекты приглушенных цветов — если красный, то он не кричит, что он красный. Это правильно. Хотя я не понимаю, что красный цвет должен транслировать. Если хотели отразить идентичность Лисихи, стоило красить в мягкий оранжевый.

Скамейки типичный ФСИН-дизайн. Грубо. Некоторые скамейки с красными металлическими элементами, а рядом точно такие же с черными. Это странновато.

Одна дорожка с мощением плиткой разрывается дорожкой с асфальтовым покрытием. Может быть, это велодорожка, не знаю. В парке их можно было сделать, хотя лучше снаружи.

Освещение разноцветное некоторые люди будут в восторге. Но вечером глаз выколи.

Парк Парижской коммуны

Этот парк долгое время оставался полузаброшенным символом советской эпохи в Иркутске. При этом он является местом многовековых захоронений и памятником археологии федерального значения. В 2020 году его облагораживают впервые за многие годы. Здесь благоустраивают аллеи, ставят освещение, информационные стенды, создают спортивные и детские площадки, место для проведения массовых мероприятий. «Верблюд» застал работы в самом разгаре. Например, освещение, по словам строителей, подключат только к концу этой недели.


Федор Т.,

общественный деятель

В парке Парижской коммуны я был один раз, и то далеко не заходил, потому что было ощущение какой-то заброшенности. Сейчас смотрю — и кажется, что за территорию берутся. Мне нравится, что здесь используется камень — габионы. Дерево, металл, камень — это те материалы, которые у нас в Сибири нужно применять.

Минус — стоят те же фонари, которые были на предыдущих объектах. Они, повторюсь, светят очень плохо. Это не фонарь, это символ фонаря.

По всей видимости, в декоре сцены используются какие-то пластиковые элементы, поликарбонат, хотя его использование в отделке запрещено в Иркутске. Можно было взять материал, который не создает ощущение дешевизны.

Я слышал, что раскрашивать сцену могли простые горожане. И совершенно точно можно было обойтись без серпов с молотами. Хотите сделать отсылку к прошлому сделайте это без прямой символики. Вот спутник нарисован это очень хорошо: его придумали мы, и это слово вошло во все языки мира.

Сквер в Топкинском

В 2020 году продолжили благоустройство сквера в микрорайоне Топкинский. Это нечастая практика для отдаленных районов Иркутска. В 2019 году здесь сформировали участок, уложили тротуарную плитку, обустроили газоны, зоны отдыха, установили инсталляцию в виде куба. В этом году поставили освещение и малые архитектурные формы декоративные столбики с подсветкой. Планируется, что в 2021 году от сквера перенесут торговые павильоны и киоски, сделают дополнительные парковочные карманы через дорогу.


Федор Т.,

общественный деятель

Я недавно видел куб в Топкинском, и до середины он был заполнен мусором — крышки, бутылки, банки, фантики. Может быть, это потому что рядом с ним нет урн? Форма предмета подталкивает человека взаимодействовать с ней соответствующим образом. Например, был скандал, когда какой-то гражданин сел на памятник Оскара Уайльда, — мемориал выглядит как диванчик.

На Поленова стоит емкость для сбора крышек сетчатая металлическая конструкция в виде сердца. Авторы куба подобную идею не закладывали, и чтобы в него не сбрасывали мусор, нужно организовать урну ближе к тому месту, где человек сидит.

Территория вокруг в сдержанных тонах — мне это очень нравится. Но на фоне торчат киоски — табак, выпечка, Союзпечать, — всё в разных цветах и формах, которые ни с чем не вяжутся. Если хотелось отобразить Топкинский как район контрастов, то это получилось. Если идея была «Мы на краю города, но тоже стремимся какой-то культуре», то это всё нужно снести или обустроить иначе. Сейчас это кусок порнографии.

Опять те самые фонари. Они же совсем не светят! Такое ощущение, что мэрия украла вагон фонарей и сейчас не знает, куда их пристроить.

За сквером видна арка на ней реклама, которой 30 лет. А мы пытаемся говорить про паспорта фасадов, дизайн-код города. 20 метров в сторону и всё уже как будто бы не имеет отношения к тому, чем занимается комитет городского обустройства.

Сквер в переулке МОПРа

Продолжается обустройство сквера по проекту молодых архитекторов, объект еще не закончен. Уже готовы дорожки, установлены скамейки, выполнено озеленение. В проекте есть арт-объект, который будет выполнять функцию скамьи и велопарковки одновременно.


Федор Т.,

общественный деятель

Когда ничего не было и что-то появилось — это хорошо, но недостатки есть. При проектировании дорожек сквера не были учтены маршруты, по которым люди будут ходить. Они будут вытаптывать грунт, и такие тропинки уже есть.

Хорошо, что взрослые деревья сохранили, их даже попытались как-то вписать в пространство. Но когда ведутся строительные работы, деревья должны быть защищены деревянными щитами. Вы когда-нибудь видели, чтобы в Иркутске так делали? Березу сломали — и ветку обратно в нее вставили. И жаль, что оставили клены. Они должны быть уничтожены, потому что выглядят как промежуточная стадия между деревом и кустом. Клен нужно заменять на культурные посадки. Свежие кустарники посадили редковато. Они никак не огорожены, и это значит, собаки их зальют или изломают.

На газоне похоронено очень много строительного мусора. Грунт выше уровня дорожек. Ребята из Горзеленхоза могут говорить всё, что угодно, мол, осядет, — ничего подобного, это стечёт вместе с дождями, будет забивать ливневку и разводить грязь.

Мебель установлена почему-то под наклоном. Скамейки неудобные, хлипкие, спинка почти под прямым углом, долго не посидишь. Еще проблема: они не создают уюта над ними нет фонаря, сзади не защищены кустарником, деревом, ни тени, ни ощущения безопасности.

Фонари тоскливые. Они создают световое пятно в центре, но освещение недостаточное.

Благоустройство набережной реки Ушаковки

В 2019 году начали реконструировать берег реки Ушаковки, там прошли подготовительные работы — были демонтированы старые бетонные конструкции, оставшиеся от рынка, уложен асфальт, установлены скамейки. В 2020 году работы продолжились — здесь установили цветное покрытие и освещение. Предполагается, что эта территория будет использоваться как роллердром.


Федор Т.,

общественный деятель

Нужно понимать, что это не конец работ на Ушаковке. Город таким образом застолбил территорию, которая раньше была диким рынком. Он дает понять: «Это мое, и я за этим буду следить». Оценивать то, что здесь есть сейчас, сложно. Дураку полработы не показывают.

Мне очень греет душу, что конструкции деревянные, аккуратные и покрашены в белый цвет. Возможно, лампочки очень красиво светятся вечером. Но здесь нет деревьев, кустарников. Чтобы эту территорию хоть как-то оживить, может, был смысл поставить какие-то флаги.

Лучше вернуться к территории через год или три, когда всё обживется, появятся кусты и будет понятно, как эта территория совмещается с другими. Сейчас тут оценивать нечего.

Сквер на улице Степана Разина

Самый незаконченный объект из числа облагораживаемых в 2020 году в Иркутске находится на пересечении улиц Степана Разина и Чкалова. Эту территорию решили посвятить дружбе Иркутска и его немецкого города-побратима Пфорцхайма. По замыслу дизайнеров, тут должны появиться мостик арочного типа, символизирующий дружественные связи городов, а также скульптура от известного немецкого мастера Рене Дантеса.

Работы, судя по инфостенду, начались 25 июня, а должны были завершиться 15 сентября. Однако до сих пор (фото сделаны в начале октября) на объекте ничего не готово.


Федор Т.,

общественный деятель

Про этот строящийся сквер сложно что-то говорить, кроме того, что строительный мусор скидывают туда, куда потом насыпят землю. И потом мы удивляемся: что у нас с зеленью не так?

Ничего не нашлось

Попробуйте как-нибудь по-другому