• Пробки 0
  • Погода
  • Экспонаты фильма ужасов. «Первый канал» рассказал о трех разваливающихся бараках в ИркутскеИркутске
  • Сын губернатора Иркутской области вызван на допрос в прокуратурупрокуратуру
  • 7 декабря в Иркутске пройдет акция «Сдай пакет»пакет»
  • В Братске врач приехала на вызов к грудному ребенку и стала гуглить информацию о лечениилечении
  • Артемий Лебедев обвинил в плагиате создателей сквера на улице Сурикова в Иркутске. У дизайнера украли лавочкилавочки

Искры 19.11.2019 14:05

От конных экипажей до троллейбусов: краткая история общественного транспорта в Иркутске

Иван Попов

Иван Попов

0Комментариев

От конных экипажей до троллейбусов: краткая история общественного транспорта в Иркутске - Верблюд в огне

Биржи извозчиков, дилижансы и конно-железная дорога. К запуску нового троллейбусного маршрута №5 рассказываем, когда и как в городе появился общественный транспорт


1836 год

Начало

«В последних числах сентября 1836 года поручик иркутской жандармской команды Казимирский в качестве опыта поставил на Толкучем рынке семь конных экипажей. Опыт весьма удался. Желающих воспользоваться этим новым для города видом транспорта оказалось много», — пишет Анатолий Чернигов в «Иркутских повествованиях». С этого момента в городе началась история общественного транспорта.

Заниматься перевозками по городу дозволялось на биржах извозчиков, в современном понимании — стоянках. Перевозчиков выбирали по конкурсу: победители не сами возили людей, а нанимали извозчиков, предоставляли им лошадей и уплачивали в городской бюджет 10 — 25 рублей ежегодно. Самой популярной стоянкой экипажей был угол Трапезниковской и Ивановской улиц, где сейчас находится остановка «Цирк». Пассажиров возили в четырехколесных двухместных колясках, извозчик сидел впереди седоков на приподнятом облучке.

Важно не путать извозчиков с ямщиками. Извозчики работали в городском «такси», а ямщики гоняли тройки на дальние расстояния: перевозили почту, казенные грузы, чиновников и других пассажиров.

1879 год

Первые «маршрутки»

Первые «маршрутные такси» появились после пожаров второй половины XIX века, уничтоживших значительную часть Иркутска. 1 октября 1879 года в восстановленном городе запустили дилижансы — длинные, обтянутые кожей возки с двумя оконцами, спереди и сзади. Пассажиры сидели посередине салона двумя рядами, спиной друг к другу, их разделяла перегородка. Зимой дилижансы брали четырех пассажиров, летом — шестерых, да еще двое могли поместиться рядом с кучером. Дилижансы передвигались со скоростью 10 км/ч, а маршрут проходил от Амурской улицы (ныне улица Ленина) до Покровской церкви. Проезд стоил 10 копеек, для гимназистов — 5.

Через неделю маршрут изменился: дилижансы стали ходить от здания Городского театра по улицам Арсенальской (ныне Дзержинского) и Шелашниковской (теперь Октябрьской революции) до Учительской семинарии, где размещалась мужская гимназия.

В 1881 году в городе появились дилижансы побольше, на 10— 12 мест каждый.

Были и смелые попытки ввести продвинутые для того времени технологии. В летописи Н. С. Романова упоминается местный инженер Кривцов, который в 1896 году хотел получить разрешение на постройку в Иркутске конно-железной дороги. Это были запряженные лошадьми вагончики, ходившие по рельсам, — прообраз современных трамваев. Первую в России «конку» проложили в середине XIX века недалеко от Петербурга, а затем они появились и в других крупных городах: Москве, Казани, Минске, Самаре, Екатеринбурге, Новгороде. Но иркутские власти инициативу не поддержали.

1899 год

Омнибусы

Эти 12-местные автобусы внешне напоминали дилижансы. Входили в них через заднюю дверь, имелись большие остекленные окна, а если еще были сиденья на крыше, то такой омнибус назывался «империал».

Омнибус можно считать «дедушкой» автобуса. Транспорт появился в начале XIX века, когда француз Этьен Бюро создал многоместный конный экипаж для перевозки служащих из конторы судоходной компании в портовую таможню. Карета отправлялась с площади от шляпного магазина, на котором находилась вывеска Omnes Omnibus — «Всё для всех». Поэтому конторские служащие стали называть транспорт омнибусом, то есть «для всех».

Иркутские омнибусы отправлялись от Тихвинской площади (ныне сквер им. Кирова) по Дегтевской (Российской) и Троицкой (5-й Армии) улицам через понтонный мост до Вознесенского монастыря, в них брали плату 40 копеек с пассажира. Второй маршрут шел через Дегтевскую и понтонный мост до железнодорожного вокзала — за 25 копеек. Дешевле всего можно было проехать от Учительской семинарии в Знаменском предместье по улице Якутской (Рабочего Штаба) через Ланинскую (Декабрьских Событий) и Арсенальскую (Дзержинского) до Хлебного базара (Торговый комплекс): за проезд брали 15 копеек. Столько же стоили три булки хлеба, килограмм картофеля или литр молока.

6 января 1908 года в Иркутске открылся новый маршрут: 4 омнибуса проходили от улицы Мяснорядной (Франк-Каменецкого) до железнодорожного вокзала с тремя остановками. Спустя два года появились ещё 10 омнибусов, связавших Знаменское предместье с центром города и вокзалом, а на остановках установили щиты с расписанием движения.

Городская дума в 1913 году утвердила единую плату за проезд в омнибусах. Поездка по городу стоила 25 копеек днём и вдвое дороже ночью. А на маршруте Глазковского предместья в центр Иркутска — 90 копеек или 1 рубль 20 копеек, в зависимости от времени суток.

1925 год

В Иркутск привезли первые автобусы

Первый в городе автомобиль, развивавший скорость до 15 км/ч, приобрел в 1899 году иркутский меценат, купец Николай Васильевич Яковлев. А вот автобусы появились уже в советское время. В декабре 1925 года из Москвы прибыло 4 шасси автобусов «Форд» — на 10 и 12 мест. Кузова делали в Иркутске, поэтому пуск движения задержался до января 1926 года. Маршрут с пятью остановками проходил через весь город, от вокзала в Маратовское предместье. Транспорт был передан с условием самоокупаемости в течении пяти лет, поэтому плата за проезд была высокой — 60 копеек за весь маршрут и 30 копеек при выходе на промежуточных остановках, при средней месячной зарплате 46 рублей. «Автобусы рейсировали по городу все время деловой работы: с утра и до вечера», — отмечали в «Восточно-Сибирская правде».

Автобусный парк обновлялся, появлялись новые маршруты, но не все в иркутском автобусном королевстве было спокойно, — об этом свидетельствуют газеты 1930-х годов. «Иркутский коммунальный транспорт не удовлетворяет нужд населения города. Трудящиеся Иркутска лишены возможности быстро и своевременно передвигаться по городу. О выездах в поле, лес и другие места отдыха и говорить не приходится. Городской транспорт насчитывает 65 автомашин, а для обслуживания их имеется гараж всего на… 8 машин. Профилактория, где можно было бы произвести предупредительный ремонт и мойку, также нет. Большинство машин остаются неосмотренными, выходят на линию технически неисправными, что влечет за собой поломки. Серьезный материальный ущерб приносят транспорту зима и осень. В прошлом году правительство выделило для Иркутска 15 шасси ЗИС-8 для 42-местных автобусов. Но вот уже второй год, как они стоят без кузовов, не работают. О некультурном, нелюбовном отношении к делу говорит такой факт: прекрасные комфортабельные М-1 за короткий промежуток времени стали грязными, давно утратили свой блеск, внутренняя обивка засалена», — пишет «Восточно-Сибирская правда» от 8 июля 1939 года.

Из того же выпуска: «За последнее время из-за плохих дорог закрыто много маршрутов. Например, не ходят машины до конечной остановки в предместье Маратово, аэропорт, Кая, Сенюшкина гора. Автобусы и такси [они появились в 1935 году] ходят только в пределах города. Пользуясь тем, что в городе плохие дороги, шоферы начинают заниматься самоуправством. 11 июня помощник начальника полярной аэроэкспедиции В. Гутгерц от вокзала решил доехать до гидропорта, шофер такси т. Прокопьева не захотела ехать и высадила его около реки Ушаковки, заявив, что дальше ехать нельзя, в то время как другой шофер увез т. Гутгерна до порта. Другой случай. Инженеру Союзвзрывпрома М. Докучаеву нужно было доехать до ул. Декабрьских событий, 86, шофер Иванов отказался ехать и высадил его на полпути. Мало этого, он наговорил ему еще массу грубостей».

1947 год

Пуск первой линии иркутского трамвая

О трамвайном сообщении между вокзалом и центром города велись разговоры еще в начале века. Предлагались многочисленные проекты, их обсуждали, утверждали — и откладывали в долгий ящик. То времена были неспокойные, то просто не было денег. Пустить трамвай городские власти решили через два года после окончания Великой Отечественной войны. Проект поручили Управлению Восточно-Сибирской железной дороги: людей обязали трудиться бесплатно после 10-часового рабочего дня и в единственный выходной. В помощь железнодорожникам привозили студентов, зеков с охраной и собаками, рабочих с городских предприятий и японских военнопленных.

Трамвайные рельсы потянули от здания железнодорожного почтамта, где примкнули их к железнодорожной ветке, — так было удобнее подвозить стройматериалы из депо. Укладка рельсов и шпал шла полным ходом, когда из Ленинграда прибыл поезд с 10 трамвайными вагонами, пережившими блокаду. Это были искореженные остовы-скелеты. Столяры, плотники, стекольщики и другие рабочие восстановили трамваи. Электрики вернули вагонам подвижность и обеспечили их контактными устройствами. Ходовую часть и техническую начинку подбирали и вытачивали из чего придется: в основном использовали отработавшие свой срок узлы. Последний лоск наводили краснодеревщики.

Летом 1947 года три трамвая, покрашенные в зеленый и кирпично-красный цвета, вышли на испытательные пробеги. Первую 4-километровую линию иркутского трамвая «Вокзал — Рынок» запустили 3 августа, причем какое-то время проезд был бесплатным. В 1950 году открылся маршрут № 2 «Вокзал — Трампарк» (улица Советская), а в 1961 году силами студентов маршрут № 1 продлили до Студгородка.

1970 год

Первые троллейбусы

В 1949 году на автобазу «Верхнелентранс» поступили такси: 5 автомобилей М-20 «Победа». Водители удивлялись, что в нищем тогда Иркутске спрос превышал предложение, а пассажиры, шикуя, часто не брали сдачу. Кроме того в городе развивалось трамвайное движение, а к 1957 году ездили 150 пассажирских автобусов. Но всего этого не хватало: 6 ноября 1970 года вышли на рейс первые два троллейбуса. Они курсировали от поселка Энергетиков до сквера им. Кирова через плотину ГЭС.

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите одновременно
клавиши «Ctrl» и «Enter»

Загрузка...

Комментариев 0

Искры 18.11.2019 14:51

«Даже по дороге на Хобой они искали стрип-клуб»: иркутские гиды — о работе с иностранными туристами

Екатерина Фалалеева

Автор Екатерина Фалалеева

0Комментариев

В Прибайкалье всё больше туристов из-за границы: в 2018 году Иркутскую область? посетили 295 тыс. иностранцев — на 84 тыс. больше, чем годом ранее. В целом к нам приезжают более 1,5 млн. туристов ежегодно: в летний сезон многие экскурсоводы работают без выходных. «ВЕРБЛЮД» поговорил с иркутскими гидами о том, как работается с зарубежными гостями, какие вопросы они задают и в какие комичные ситуации попадают.


Фото: Шатуева Алёна

Марина Знаменская

работает гидом два года

«Показываю группе вьетнамцев карту Байкала, а они спрашивают: „А где Крым?“»

— Типичный день гида — проснуться рано утром, приехать в гостиницу, забрать туристов, отвезти их в Листвянку, пробыть там с ними весь день и вернуть обратно. Листвянка — самое популярное направление. Программа такая: Тальцы, Байкальский музей, подъемник на обзорную площадку к Камню Черского, рынок с обязательным поеданием рыбы и разбором, где пелядь, а где — нет. Перед возвращением в Иркутск — прогулка по Байкалу на катере или пешком вдоль берега.

Все хотят попробовать омуля — результат PR-кампаний наших туристических агентств. И в Листвянке эта рыба продается — хотя вылов запрещен. Я говорю туристам, что сейчас нужно восстанавливать популяцию омуля, поэтому если уж решили купить рыбу у нарушителей закона, возьмите только одну — на пробу.

Американцы, особенно пенсионеры, всегда очень восторженные, постоянно говорят: «Вау! Супер!» Европейцы сдержанные и, я бы сказала, довольно бережливые: с ними и с нашими соотечественниками работать комфортнее всего. Азиаты, наоборот, расточительные. И им не всегда есть дело до культуры, к сожалению. Иногда мне кажется, часть туристов из Азии выполняют программу: сходить к определенным достопримечательностям, съесть рыбу, сфотографировать березку — всё для галочки.

Туристы иногда задают самые странные, неожиданные вопросы. Показываю группе вьетнамцев карту Байкала, а они спрашивают: «А где Крым?» Еще они всё время искали стрип-клуб, даже по дороге на Хобой просили выяснить у водителя, где тут стриптиз. Я говорила: «Зачем вам это? Вот Байкал, прекрасная природа…» Они отвечали: «Мы так отдыхаем».

Другой случай: экскурсия по Иркутску для американцев преклонного возраста. Я что-то рассказываю, меня прерывают на полуслове и спрашивают: «Скажите, а у вас в городе вообще диетическую колу продают?»


127

туроператоров.

529

объектов размещения: гостиницы, хостелы, базы отдыха и санатории.

5339,1

млн рублей —
объем платных услуг в туристско-рекреационной сфере за 9 месяцев 2019 года: на 7,1% больше, чем год назад.

17,4%

рост объема туристических услуг за 9 месяцев 2019 года по сравнению с тем же периодом предыдущего года.


Самые популярные места отдыха — территории, прилегающие к озеру Байкал.

Основные туристские потоки движутся по направлениям: Иркутск — пос. Листвянка — КБЖД — Култук — Утулик — Байкальск и Иркутск — Малое море — остров Ольхон.

Источник: Отчет Агентства по туризму

Фото: Шатуева Алёна

Дарья Филиппова

с детства хотела путешествовать и получать за это деньги

«Многим хочется увидеть настоящую жизнь, пообщаться с бабушкой»

— В детстве я говорила: когда вырасту, хочу работать Дмитрием Крыловым, — путешествовать и получать за это деньги. Так и сложилось: уже 8 лет рассказываю туристам о нашем крае. Постоянное расширение кругозора, знакомства с людьми из разных точек мира, трансляция любви к родной земле — вот что я люблю в профессии. А основной минус — необходимость всегда быть открытой к общению. Мне нужно хотя бы пару часов тишины в день, а в турах этого нет — особенно когда селят в одной комнате с туристами и персоналом.

Работа гида сплетена из массы самых разных моментов: мы куда-то едем, я все время что-то рассказываю, едим, танцуем ёхор, нюхаем чабрец, целуем лед, общаемся с шаманами, штурмуем гору. Один день не похож на другой.

Зимний туризм на Байкале

По словам руководителя агентства по туризму Иркутской области Екатерины Сливиной, в этом году впервые местные туроператоры продали больше турпакетов на зиму, чем на лето: «Раньше к нам приезжали в основном летом, причем в короткий период: активность начиналась с середины июля — и до 15 августа. За четыре года произошел кардинальный переворот туристического сезона на Байкале: очень сильно „выстрелила“ зима».

Я веду группы туристов, в основном, из Европы, Индии и Таиланда. Индусы — шумные и благодарные слушатели. От нашей природы им в хорошем смысле срывает голову, а история и культура не так уж интересны. Тайцы обычно делятся на два лагеря: одним интересны селфи и сувениры, другие беседуют о смыслах и энергиях, медитируют. Европейцы в целом соответствуют стереотипам: педантичные немцы, эмоциональные итальянцы и так далее. Из Австралии и Новой Зеландии чаще всего приезжают милые старички, искренние и душевные. Американцы часто не знают вообще ничего и задают вопросы типа «как долго на корабле плыть от Москвы до Байкала». Стандартные вопросы — про омуля, среднюю зарплату и устройство быта. Еще о том, правда ли у нас все много пьют и медведи ходят по улицам.

Вне стандартной программы туристы часто просят отвести их на центральный рынок, в позную, посмотреть старые «деревяшки»: дома, подъезды, даже дачи. Многим хочется увидеть настоящую жизнь, пообщаться с бабушкой, сходить в гости к местным, посидеть в аутентичном баре.

Фото: Шатуева Алёна

Сергей Лаговчин

бывший переводчик, работает экскурсоводом с 2007 года

«Кинулся к крапиве со словами: „О, у вас растет конопля!“ Схватил — и заорал благим матом»

— Бывает, программу составляют туроператоры в Москве или в Германии. Они плохо знают наш регион и могут пообещать туристам ледовую переправу на Ольхон, когда она уже закрыта. Отдуваться приходится нам, гидам: обычно я говорю, что у Байкала свой характер, и прошу понять это.

Немцы проявляют живой интерес ко всему, что касается народов Сибири и Байкала, у них всегда много вопросов. Спрашивают, когда сезон грибов, когда ловят рыбу в Байкале, про тюрьмы Сибири, один раз даже спросили, почему заборы разной высоты.

При этом европейцы ищут у нас в тайге привычный комфорт. Был такой случай: с парой швейцарцев и немцем мы поехали «за экзотикой» на электричке в Слюдянку. Там планировалась ночевка. Пожилой швейцарец никак не мог поверить, что в Слюдянке нет отеля, хотя бы трехзвездочного. Мы спорили час. Он заставил меня вызвать таксиста и допрашивал его (я переводил). В итоге нашли турбазу с душем. Но многие едут сюда за экстримом, например прокатиться по байкальскому льду с юга на север. В одной из таких экспедиций мы встретили пожилую англичанку, которая две недели пешком шла от Култука до Нижнеангарска. Она рассказала, что это была мечта всей ее жизни, и отказалась взять у нас еду, потому что хотела преодолеть весь путь без помощи. Мы увидели эту даму в конце ее путешествия, и выглядела она бодро и счастливо.

Все без исключения просят сводить их на рынок. Обычно покупают шапки, варежки, носки, копченую рыбу. И много водки. Замечу, что немцы пьют больше нас, сибиряков. Бросается в глаза желание все попробовать, везде побывать, получить как можно больше впечатлений. Этим летом в группе из 25 человек был особенно шустрый турист, немец преклонного возраста, который поспевал везде: объявил себя спецом по бане — и ошпарил себе руку. Потом кинулся к крапиве со словами: «О, у вас растет конопля!» Схватил ее — и заорал благим матом».


Игорь Коваленко

председатель Сибирской Байкальской Ассоциации Туризма

— Потенциал развития туристической индустрии в регионе большой, но есть ряд обстоятельств, затрудняющих быстрый рост: высокие налоги для владельцев турбизнеса, что формирует высокую стоимость услуг (следовательно, сильно снижается внутренний туризм, а иностранцы часто высказывают недоумение по поводу несоответствия цены и качества), далекая от совершенства инфраструктура, отсутствие четкой стратегии развития, несовершенное законодательство. Последнее касается и природоохранной деятельности, и организации рабочих мест.

Фото: Шатуева Алёна

Сергей Донской

Работает в туризме с 1990-х

«Многие туристы не до конца осознают размеры и мощь Байкала»

— По моим наблюдениям, в 1990-е туристы прибывали в основном группами, больше всего было немцев и японцев. Были также цепочки американских и австралийских групп. Сейчас всё изменилось: меньше групп, больше — индивидуальных туристов, а по численности на первое место давно вышли китайцы. Только немцы как приезжали большими туристическими поездами, так и продолжают. Редко слышен американский акцент.

На мой взгляд, большинство туристов не до конца осознают размеры и мощь Байкала. Всё встает на свои места, когда они пройдутся по великому озеру или попадут в шторм. Для меня самые необычные места на Байкале — Бухта Песчаная и ее окрестности, а также мыс Рытый. Там потрясающая энергетика!

Всегда веселит, когда иностранцы, приезжая в нашу зиму, одеваются, мягко скажем, не по погоде и говорят: «Мы знаем, что такое холод, но мы не представляли, что может быть так холодно». Некоторые запросы туристов удивляют: однажды меня просили показать сохранившиеся строения лагерей ГУЛАГа на БАМе.

Самый забавный случай произошел в иркутском трамвае. Было время, когда местные жители пенсионного возраста ездили на трамваях бесплатно. Мои пожилые туристы захотели побывать на рынке, и я им предложил прокатиться на общественном транспорте, воспользовавшись льготой. Пришлось попросить их помолчать несколько остановок, чтобы кондуктор не догадался, что это иностранцы. Всё прошло хорошо: кондуктор просто посмотрел на моих гостей, а те любовались городом в окно и улыбались. Когда мы вышли на рынке, надо было видеть восторг этих взрослых людей от того, что они проехались на трамвае бесплатно!

Фото: Шатуева Алёна

Анастасия Осипова

Показывает китайцам Байкал и Иркутск

«У китайских туристов всегда хорошее настроение»

— Поток гостей из Китая резко увеличился года 4 назад, когда там на местной версии шоу «Голос» спели трогательную песню о Байкале. Теперь люди хотят побывать здесь и выложить в соцсети селфи с Байкала. А еще в Китае есть легенда о пастухе, который пас овец на Байкале, поэтому практически каждый турист мне говорит: «Ты знаешь, что Байкал раньше был китайским?» И добавляют: слово «Байкал» созвучно китайскому словосочетанию, которое переводится как «Северное море».

Больше всего туристов в июле и августе, когда в китайских школах каникулы. В это время одновременно в очереди на паром может оказаться 5 — 6 китайских групп по 20 — 30 человек. Это плохо: обычно туристы приезжают всего на 5 — 6 дней и дорога на Ольхон отнимает значительную часть времени.

Китайцы любят Россию, русских, уважительно относятся к культуре и истории. Они не снобы, приятные и общительные, с ними легко договориться. У них всегда хорошее настроение. Туристы всегда интересуются бытом, спрашивают, кто главный в семье (думают, что женщины). Задают и стереотипные вопросы типа «Перед тем как выйти на улицу зимой, ты пьешь водку?»

Заядлым путешественникам не нравится однообразие: они хотят вау-экскурсий, а у нас же все обычно: природа, катание на корабле, омуль. Я с иронией объясняю, что русские не особо хороши в коммерции. При этом китайцы редко просят отвезти их куда-то вне стандартной программы. Лишь однажды у меня был случай, когда просили показать военную технику и покатать на танках. Покупают мед, шоколад, конфеты и водку. Еще они в последние годы полюбили гиалуроновую кислоту и серию косметики «Бабушка Агафья».

Запомнился один диалог. В конце путешествия китаец подошел ко мне и спросил: «Ты правда здесь живешь и видишь это каждый день? Ты правда ешь эту еду каждый день?» Он, вероятно, думал, что я приезжаю сюда проводить туры. Я сказала: «Да»,  — на что он ответил: «Ты самый счастливый человек на свете».

Ничего не нашлось

Попробуйте как-нибудь по-другому