• Пробки 0
  • Погода
  • Экспонаты фильма ужасов. «Первый канал» рассказал о трех разваливающихся бараках в ИркутскеИркутске
  • Сын губернатора Иркутской области вызван на допрос в прокуратурупрокуратуру
  • 7 декабря в Иркутске пройдет акция «Сдай пакет»пакет»
  • В Братске врач приехала на вызов к грудному ребенку и стала гуглить информацию о лечениилечении
  • Артемий Лебедев обвинил в плагиате создателей сквера на улице Сурикова в Иркутске. У дизайнера украли лавочкилавочки

Практика 11.11.2019 14:42

Перемен! Иркутяне, кардинально сменившие профессию, — о том, зачем и как это сделали

Екатерина Балагурова

Екатерина Балагурова

0Комментариев

Перемен! Иркутяне, кардинально сменившие профессию, — о том, зачем и как это сделали - Верблюд в огне

Монологи горожан, которые бросили работу ради карьеры в новой области: кто-то 20 лет назад, а кто-то совсем недавно.


Анна Игумнова

Специалист по PR → визажист-стилист

«Пришла мысль: или сейчас, или никогда. И я уволилась».

8 месяцев назад я ушла с должности ведущего специалиста по связям с общественностью в ФКУ Упрдор «Прибайкалье», где проработала 7 лет. Теперь я визажист-стилист.

О смене профессии я начала думать еще в 2016 году, когда вернулась на работу после кругосветного путешествия. Тогда поймала себя на мысли, что снова хочу в поездку. И поняла, что нужна работа, которая востребована везде: в любой стране, в любом городе.

Я не умела красиво краситься и никогда никому не делала прически: думала, это целое искусство, освоить которое могут только избранные. Но меня влекло именно к профессии в сфере красоты: ты даришь людям положительные эмоции и поэтому сама получаешь удовольствие от того, что делаешь.

В итоге, не бросая работу, я выучилась на визажиста-стилиста в студии Надежды Гомбрайх, начала красить людей и поняла, что этим можно зарабатывать деньги. Накопила подушку безопасности, чтобы не попасть в финансовую яму, когда перейду на другую работу. Но все равно сомневалась около полугода: боялась, что не получится. Но потом пришла мысль: или сейчас, или никогда. И я написала заявление об уходе.

Первое время было очень сложно работать вне в системы. Мне больше не надо было приходить на работу к 8:00 и уходить в 18:00. Теперь я работаю исключительно на себя. Иногда работаю с 8:00 до 20:00, а иногда только час в день. Теперь я сама ищу себе клиентов, даю рекламу в Инстаграм.

Не знаю, что будет дальше, но сегодня в этой профессии чувствую себя комфортно и уверенно. Клиенты уходят от меня обновленными, новыми. И я знаю, что я причина этому. Бесценное чувство. Еще один плюс общение: ты можешь поговорить с клиентом, поддержать его, даже просто помолчать вместе. К тому же цели я достигла путешествовать действительно удается. В мае ездила в Пекин, в августе на Алтай.

Я довольна тем, как всё складывается. Если ты не любишь работу, тебе плохо от нее, просыпаешься с мыслью: «Я не хочу туда», стоит остановиться. Посмотри вокруг: чего ты на самом деле хочешь? Наверняка есть что-то, чего ты давно очень хотел, но боялся. Рискни. Только помни, что перед этим нужно создать для себя «подушку безопасности» подкопить денег.

Виктория Колесникова

Учитель → предприниматель

«Первое, чему научилась, — смотреть людям в глаза»

Профессий у меня три: учитель начальных классов, учитель русского языка и литературы и журналист. Журналистом я не работала, а учителем трудилась с 1990 по 1993 годы — и ушла из профессии. На тот момент мне было 23.

Я вышла замуж, ушла в декрет, родила ребенка. Денег не хватало, а военную часть в Усть-Илимске, где служил муж, расформировали. Нас перевели в Братск: денег не платили, поселили в общежитии. Первый этаж занимал детский приют, второй поликлиника, на третьем жили мы с другими семьями военнослужащих, а на четвертом студенты. На этаже один разбитый умывальник, где умывались, стирали, мыли посуду. Мы заняли комнату, которая раньше служила кладовкой, — и решили с супругом, что так жить не хотим. К тому же тогда шла чеченская война и никто не знал, куда будет следующая командировка. Муж уволился, и мы переехали в мой родной город Байкальск.

Мы собрали у родителей на даче клубнику и поехали продавать на рынок. Потом я услышала, что можно съездить на границу с Монголией в Наушки, купить хороший дешевый товар и перепродать его здесь. Попробовала. Представьте, какое это было время: за несколько лет до того, как я начала бизнес, торгующие на рынке назывались фарцовщиками. Мои папа и мама уважаемые люди, оба работали на единственном, градообразующем предприятии БЦБК почти с самого открытия. И тут я, их единственная дочь, надеваю пуховик, валенки, беру баул с товаром и иду на завод по цехам, предлагаю купить у меня товар. Конечно, у них был шок от моих выходок. Мама пыталась меня убедить вернуться работать в школу или хотя бы устроиться в городскую администрацию. Плакала тихонько. Папа молчал, переживал. Но ничего мне не говорил.

Первые ощущения, когда начала продавать, — стыд и страх, но постепенно появилась привычка и удовольствие от процесса. Первое, чему я научилась, смотреть людям в глаза, общаться. Теперь у меня своя сеть магазинов в La Vittoria, я одеваю женщин. Думаю, если бы тогда, в 1990-е, пришлось печь пирожки, то сейчас бы была сеть пирожковых. Главное желание.

Могу дать несколько советов молодым предпринимателям. Учитесь на своих ошибках: не бойтесь сделать что-то неправильно, главное — не повторяйте промахов. Есть у Харуки Мураками хорошие слова: «Ошибки это знаки препинания жизни, без которых, как и в тексте, не будет смысла». Я согласна. Будьте гибкими, открытыми для новых идей. Умейте слушать (до сих пор этому учусь). Делегируйте полномочия, даже если уверены, что только вы справитесь с задачей. Сами по себе планы, мысли и рассуждения ничего не изменят — реализуйте свои идеи. А чтобы преодолеть сложности, нужно по-настоящему любить то, чем планируете заниматься.

Олеся Ершова

Продавец запчастей → педагог-психолог

«Муж был против, друзья крутили у виска. А я была непреклонна».

5 лет назад, когда мне было 29, я работала менеджером по продаже автозапчастей в Норильске. Мы с мужем из Иркутска, уезжали временно, на 3 года. Когда решили возвращаться, предстоял поиск работы. Я поняла, что не хочу заниматься продажами, несмотря на хорошую зарплату: не нравился режим и бешеный темп, эмоциональные покупатели, иногда не совсем адекватное руководство.

Так случилось, что в детском саду, где работала мама, освободилось место нянечки. Я сделала санитарную книжку и пошла работать. Муж был против, друзья крутили у виска. А я была непреклонна, ведь еще после школы хотела работать с детьми, — тогда меня отговорили родные. В детском саду я почувствовала себя в своей стихии. У меня все ладилось, дети и родители были довольны моей работой. Я интуитивно чувствовала, как быть в сложных ситуациях: этому невозможно научиться.

В плане финансов было тяжело: моим спонсором был муж. Если бы не он, ничего бы не вышло: всё, что я зарабатывала первые полгода, уходило на учебу.

Спустя полгода работы нянечкой прошла переподготовку по дошкольной педагогике и меня перевели в воспитатели. С 2017 года работаю педагогом-психологом, а в 2020 году оканчиваю педагогический вуз.

Большой плюс работы в образовании для меня постоянное получение новых знаний. Повышение квалификации, самообучение единственный шанс быть в курсе того, что происходит, знать все нововведения системы.

Я не жалею, что выбрала этот путь. Конечно, работа сложная: устаю, но получаю от дела, которым занимаюсь, огромную радость. И думаю, что всё интересное только начинается.


Евгения Огнева

Руководитель проектов в строительстве → массажист, мастер коррекции фигуры

«На прошлой работе я не ощущала никакого морального удовлетворения»

До 2018 года я была руководителем проектов в строительной организации, а теперь — владелец и ведущий мастер студии коррекции фигуры. На прошлой работе я не ощущала абсолютно никакого морального удовлетворения или карьерного роста: потолок внутри компании достигнут. При этом была хроническая усталость, частые переработки и просто полный хаос. Руководитель такого уровня морально очень тяжёлая работа для девушки: остается минимум сил и времени на себя и семью.

Зато с самого детства я интересовалась массажем и в один момент решила развиваться в этом направлении. Около полугода сомневалась: страшно терять стабильный доход, столкнуться с осуждением близких. Свое дело для меня было совсем непонятным мероприятием.

Первые полгода после создания бизнеса были самыми трудными. Серьезные вложения ушли на открытие и обучение массажу, тренинги личностного роста и бизнес-курсы. Накопления быстро закончились. Только через 7 месяцев, когда я стала топовым мастером, получила первый доход. Но всё это трудное время меня поддерживал муж. Он помогал красить здание, возить инвентарь, заказывать оборудование. Верил в меня всецело.

Моя профессия не требует высшего медицинского образования. Увы, многие клиенты этого не знают, а конкуренты успешно этим пользуются. Уже были слухи, что я не врач и при этом открыла студию массажа. Также конкуренты не упускают возможности писать гадости на странице в соцсетях. Но я все равно чувствую себя полноценным специалистом и наработала хороший практический опыт.

Тем, кто мечтает о новой профессии, я советую не торопиться. Нужно создать финансовую подушку безопасности хотя бы на 3 4 ваших зарплаты. Начать с фриланса, какое-то время поработать в новой сфере не увольняясь. А главное не бояться. Я тоже металась и даже хотела устроиться опять в найм. Но Юрий Стручков, директор строительной компании, куда я проходила собеседование, сказал мне: «А вдруг получится?» И всё действительно получилось.


Артём Глинский

Преподаватель истории → ведущий мероприятий

«Причина смены профессии очень банальна: преподавателям мало платят»

С 2013 по 2016 год я работал в Медицинском Университете преподавателем истории и экономики. Был старшим преподавателем на кафедре социальных наук. Но вот уже 2 года работаю ведущим детских и взрослых праздников.

В моем случае причина смены профессии очень банальна: преподавателям мало платят. У меня была полная ставка 900 часов. Это заработок примерно в 10 тыс. рублей. Будучи ведущим, я зарабатываю во много раз больше.

В своем решении я почти не сомневался, потому что у меня уже был большой опыт проведения мероприятий, просто раньше это не было основной работой. О том, что поменял свою жизнь, не жалею нисколько, хоть это профессия и не простая, как почему-то считают многие. Ты всегда должен раскрываться на максимум. Должен знать психологию, подходить к каждому гостю индивидуально. К тому же как только гости выпивают, любое мероприятие вести в разы сложнее. Но у меня получается всё лучше и лучше.

Ключевое профессиональное качество и преподавателя, и ведущего постоянное взаимодействие с публикой. Поэтому мне не пришлось переучиваться, что обычно необходимо при смене профессии. Но думаю, если бы в вузе была специализация «Ведущий мероприятий», она бы пользовалась популярностью.

Сейчас мне очень нравится то, что что я делаю. Ведущий это профессия, с которой ты можешь путешествовать по стране и за ее пределами, если обладаешь должным уровнем английского. Меня это очень вдохновляет, хотя я понимаю, что на такой работе легко перегореть, потому что ты постоянно отдаешь эмоции в огромном количестве.

Есть простое упражнение, которое очень помогло мне, когда я думал о смене работы. Берешь лист бумаги и две ручки разных цветов. Делишь лист на два столбца. Левый твоя нынешняя профессия. Справа работа мечты. И пишешь плюсы, которые видишь в одной и другой сферах. Ответ, куда идти, будет очевиден. И еще нужно просто понять, что у нас нет возможности прожить эту жизнь заново. Если хочешь что-то сделать делай.

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите одновременно
клавиши «Ctrl» и «Enter»

Загрузка...

Комментариев 0

Искры 18.11.2019 14:51

«Даже по дороге на Хобой они искали стрип-клуб»: иркутские гиды — о работе с иностранными туристами

Екатерина Фалалеева

Автор Екатерина Фалалеева

0Комментариев

В Прибайкалье всё больше туристов из-за границы: в 2018 году Иркутскую область? посетили 295 тыс. иностранцев — на 84 тыс. больше, чем годом ранее. В целом к нам приезжают более 1,5 млн. туристов ежегодно: в летний сезон многие экскурсоводы работают без выходных. «ВЕРБЛЮД» поговорил с иркутскими гидами о том, как работается с зарубежными гостями, какие вопросы они задают и в какие комичные ситуации попадают.


Фото: Шатуева Алёна

Марина Знаменская

работает гидом два года

«Показываю группе вьетнамцев карту Байкала, а они спрашивают: „А где Крым?“»

— Типичный день гида — проснуться рано утром, приехать в гостиницу, забрать туристов, отвезти их в Листвянку, пробыть там с ними весь день и вернуть обратно. Листвянка — самое популярное направление. Программа такая: Тальцы, Байкальский музей, подъемник на обзорную площадку к Камню Черского, рынок с обязательным поеданием рыбы и разбором, где пелядь, а где — нет. Перед возвращением в Иркутск — прогулка по Байкалу на катере или пешком вдоль берега.

Все хотят попробовать омуля — результат PR-кампаний наших туристических агентств. И в Листвянке эта рыба продается — хотя вылов запрещен. Я говорю туристам, что сейчас нужно восстанавливать популяцию омуля, поэтому если уж решили купить рыбу у нарушителей закона, возьмите только одну — на пробу.

Американцы, особенно пенсионеры, всегда очень восторженные, постоянно говорят: «Вау! Супер!» Европейцы сдержанные и, я бы сказала, довольно бережливые: с ними и с нашими соотечественниками работать комфортнее всего. Азиаты, наоборот, расточительные. И им не всегда есть дело до культуры, к сожалению. Иногда мне кажется, часть туристов из Азии выполняют программу: сходить к определенным достопримечательностям, съесть рыбу, сфотографировать березку — всё для галочки.

Туристы иногда задают самые странные, неожиданные вопросы. Показываю группе вьетнамцев карту Байкала, а они спрашивают: «А где Крым?» Еще они всё время искали стрип-клуб, даже по дороге на Хобой просили выяснить у водителя, где тут стриптиз. Я говорила: «Зачем вам это? Вот Байкал, прекрасная природа…» Они отвечали: «Мы так отдыхаем».

Другой случай: экскурсия по Иркутску для американцев преклонного возраста. Я что-то рассказываю, меня прерывают на полуслове и спрашивают: «Скажите, а у вас в городе вообще диетическую колу продают?»


127

туроператоров.

529

объектов размещения: гостиницы, хостелы, базы отдыха и санатории.

5339,1

млн рублей —
объем платных услуг в туристско-рекреационной сфере за 9 месяцев 2019 года: на 7,1% больше, чем год назад.

17,4%

рост объема туристических услуг за 9 месяцев 2019 года по сравнению с тем же периодом предыдущего года.


Самые популярные места отдыха — территории, прилегающие к озеру Байкал.

Основные туристские потоки движутся по направлениям: Иркутск — пос. Листвянка — КБЖД — Култук — Утулик — Байкальск и Иркутск — Малое море — остров Ольхон.

Источник: Отчет Агентства по туризму

Фото: Шатуева Алёна

Дарья Филиппова

с детства хотела путешествовать и получать за это деньги

«Многим хочется увидеть настоящую жизнь, пообщаться с бабушкой»

— В детстве я говорила: когда вырасту, хочу работать Дмитрием Крыловым, — путешествовать и получать за это деньги. Так и сложилось: уже 8 лет рассказываю туристам о нашем крае. Постоянное расширение кругозора, знакомства с людьми из разных точек мира, трансляция любви к родной земле — вот что я люблю в профессии. А основной минус — необходимость всегда быть открытой к общению. Мне нужно хотя бы пару часов тишины в день, а в турах этого нет — особенно когда селят в одной комнате с туристами и персоналом.

Работа гида сплетена из массы самых разных моментов: мы куда-то едем, я все время что-то рассказываю, едим, танцуем ёхор, нюхаем чабрец, целуем лед, общаемся с шаманами, штурмуем гору. Один день не похож на другой.

Зимний туризм на Байкале

По словам руководителя агентства по туризму Иркутской области Екатерины Сливиной, в этом году впервые местные туроператоры продали больше турпакетов на зиму, чем на лето: «Раньше к нам приезжали в основном летом, причем в короткий период: активность начиналась с середины июля — и до 15 августа. За четыре года произошел кардинальный переворот туристического сезона на Байкале: очень сильно „выстрелила“ зима».

Я веду группы туристов, в основном, из Европы, Индии и Таиланда. Индусы — шумные и благодарные слушатели. От нашей природы им в хорошем смысле срывает голову, а история и культура не так уж интересны. Тайцы обычно делятся на два лагеря: одним интересны селфи и сувениры, другие беседуют о смыслах и энергиях, медитируют. Европейцы в целом соответствуют стереотипам: педантичные немцы, эмоциональные итальянцы и так далее. Из Австралии и Новой Зеландии чаще всего приезжают милые старички, искренние и душевные. Американцы часто не знают вообще ничего и задают вопросы типа «как долго на корабле плыть от Москвы до Байкала». Стандартные вопросы — про омуля, среднюю зарплату и устройство быта. Еще о том, правда ли у нас все много пьют и медведи ходят по улицам.

Вне стандартной программы туристы часто просят отвести их на центральный рынок, в позную, посмотреть старые «деревяшки»: дома, подъезды, даже дачи. Многим хочется увидеть настоящую жизнь, пообщаться с бабушкой, сходить в гости к местным, посидеть в аутентичном баре.

Фото: Шатуева Алёна

Сергей Лаговчин

бывший переводчик, работает экскурсоводом с 2007 года

«Кинулся к крапиве со словами: „О, у вас растет конопля!“ Схватил — и заорал благим матом»

— Бывает, программу составляют туроператоры в Москве или в Германии. Они плохо знают наш регион и могут пообещать туристам ледовую переправу на Ольхон, когда она уже закрыта. Отдуваться приходится нам, гидам: обычно я говорю, что у Байкала свой характер, и прошу понять это.

Немцы проявляют живой интерес ко всему, что касается народов Сибири и Байкала, у них всегда много вопросов. Спрашивают, когда сезон грибов, когда ловят рыбу в Байкале, про тюрьмы Сибири, один раз даже спросили, почему заборы разной высоты.

При этом европейцы ищут у нас в тайге привычный комфорт. Был такой случай: с парой швейцарцев и немцем мы поехали «за экзотикой» на электричке в Слюдянку. Там планировалась ночевка. Пожилой швейцарец никак не мог поверить, что в Слюдянке нет отеля, хотя бы трехзвездочного. Мы спорили час. Он заставил меня вызвать таксиста и допрашивал его (я переводил). В итоге нашли турбазу с душем. Но многие едут сюда за экстримом, например прокатиться по байкальскому льду с юга на север. В одной из таких экспедиций мы встретили пожилую англичанку, которая две недели пешком шла от Култука до Нижнеангарска. Она рассказала, что это была мечта всей ее жизни, и отказалась взять у нас еду, потому что хотела преодолеть весь путь без помощи. Мы увидели эту даму в конце ее путешествия, и выглядела она бодро и счастливо.

Все без исключения просят сводить их на рынок. Обычно покупают шапки, варежки, носки, копченую рыбу. И много водки. Замечу, что немцы пьют больше нас, сибиряков. Бросается в глаза желание все попробовать, везде побывать, получить как можно больше впечатлений. Этим летом в группе из 25 человек был особенно шустрый турист, немец преклонного возраста, который поспевал везде: объявил себя спецом по бане — и ошпарил себе руку. Потом кинулся к крапиве со словами: «О, у вас растет конопля!» Схватил ее — и заорал благим матом».


Игорь Коваленко

председатель Сибирской Байкальской Ассоциации Туризма

— Потенциал развития туристической индустрии в регионе большой, но есть ряд обстоятельств, затрудняющих быстрый рост: высокие налоги для владельцев турбизнеса, что формирует высокую стоимость услуг (следовательно, сильно снижается внутренний туризм, а иностранцы часто высказывают недоумение по поводу несоответствия цены и качества), далекая от совершенства инфраструктура, отсутствие четкой стратегии развития, несовершенное законодательство. Последнее касается и природоохранной деятельности, и организации рабочих мест.

Фото: Шатуева Алёна

Сергей Донской

Работает в туризме с 1990-х

«Многие туристы не до конца осознают размеры и мощь Байкала»

— По моим наблюдениям, в 1990-е туристы прибывали в основном группами, больше всего было немцев и японцев. Были также цепочки американских и австралийских групп. Сейчас всё изменилось: меньше групп, больше — индивидуальных туристов, а по численности на первое место давно вышли китайцы. Только немцы как приезжали большими туристическими поездами, так и продолжают. Редко слышен американский акцент.

На мой взгляд, большинство туристов не до конца осознают размеры и мощь Байкала. Всё встает на свои места, когда они пройдутся по великому озеру или попадут в шторм. Для меня самые необычные места на Байкале — Бухта Песчаная и ее окрестности, а также мыс Рытый. Там потрясающая энергетика!

Всегда веселит, когда иностранцы, приезжая в нашу зиму, одеваются, мягко скажем, не по погоде и говорят: «Мы знаем, что такое холод, но мы не представляли, что может быть так холодно». Некоторые запросы туристов удивляют: однажды меня просили показать сохранившиеся строения лагерей ГУЛАГа на БАМе.

Самый забавный случай произошел в иркутском трамвае. Было время, когда местные жители пенсионного возраста ездили на трамваях бесплатно. Мои пожилые туристы захотели побывать на рынке, и я им предложил прокатиться на общественном транспорте, воспользовавшись льготой. Пришлось попросить их помолчать несколько остановок, чтобы кондуктор не догадался, что это иностранцы. Всё прошло хорошо: кондуктор просто посмотрел на моих гостей, а те любовались городом в окно и улыбались. Когда мы вышли на рынке, надо было видеть восторг этих взрослых людей от того, что они проехались на трамвае бесплатно!

Фото: Шатуева Алёна

Анастасия Осипова

Показывает китайцам Байкал и Иркутск

«У китайских туристов всегда хорошее настроение»

— Поток гостей из Китая резко увеличился года 4 назад, когда там на местной версии шоу «Голос» спели трогательную песню о Байкале. Теперь люди хотят побывать здесь и выложить в соцсети селфи с Байкала. А еще в Китае есть легенда о пастухе, который пас овец на Байкале, поэтому практически каждый турист мне говорит: «Ты знаешь, что Байкал раньше был китайским?» И добавляют: слово «Байкал» созвучно китайскому словосочетанию, которое переводится как «Северное море».

Больше всего туристов в июле и августе, когда в китайских школах каникулы. В это время одновременно в очереди на паром может оказаться 5 — 6 китайских групп по 20 — 30 человек. Это плохо: обычно туристы приезжают всего на 5 — 6 дней и дорога на Ольхон отнимает значительную часть времени.

Китайцы любят Россию, русских, уважительно относятся к культуре и истории. Они не снобы, приятные и общительные, с ними легко договориться. У них всегда хорошее настроение. Туристы всегда интересуются бытом, спрашивают, кто главный в семье (думают, что женщины). Задают и стереотипные вопросы типа «Перед тем как выйти на улицу зимой, ты пьешь водку?»

Заядлым путешественникам не нравится однообразие: они хотят вау-экскурсий, а у нас же все обычно: природа, катание на корабле, омуль. Я с иронией объясняю, что русские не особо хороши в коммерции. При этом китайцы редко просят отвезти их куда-то вне стандартной программы. Лишь однажды у меня был случай, когда просили показать военную технику и покатать на танках. Покупают мед, шоколад, конфеты и водку. Еще они в последние годы полюбили гиалуроновую кислоту и серию косметики «Бабушка Агафья».

Запомнился один диалог. В конце путешествия китаец подошел ко мне и спросил: «Ты правда здесь живешь и видишь это каждый день? Ты правда ешь эту еду каждый день?» Он, вероятно, думал, что я приезжаю сюда проводить туры. Я сказала: «Да»,  — на что он ответил: «Ты самый счастливый человек на свете».

Ничего не нашлось

Попробуйте как-нибудь по-другому