• Пробки 0
  • Погода
  • Стали известны итоги премии «Грэмми». Билли Айлиш победила во всех основных номинацияхноминациях
  • Депутат думы Иркутска заявил о давлении со стороны мэриимэрии
  • В Иркутске появились таблички с надписями против мэра в плохо расчищенных от снега местахместах
  • Глава Чувашии заставил сотрудника МЧС прыгать за ключами подаренного автомобиляавтомобиля
  • Иркутяне выступили против строительства двух многоэтажных домовдомов

31.08.2019 04:00

Последний адрес: какие места в Иркутске связаны с Колчаком

Майя Новик

Майя Новик

0Комментариев

Последний адрес: какие места в Иркутске связаны с Колчаком - Верблюд в огне

В Иркутске адмирал, океанограф, исследователь Севера и лидер Белого движения Александр Колчак бывал несколько раз. Здесь его встречали овациями, когда он приезжал с лекциями, отсюда он уезжал в северную экспедицию и на русско-японскую войну, здесь венчался и провел короткий медовый месяц. В Иркутске он нашел смерть от рук членов губернской ЧК. Несмотря на то, что многие российские историки вспоминают прежде всего о зверствах колчаковских войск в Сибири, в Иркутске адмирала Колчака чтут как полярного исследователя и человека, который многое сделал для русского флота.

Чем Колчак обязан иркутскому купечеству

Родителями Александра Колчака были отставной офицер морской артиллерии Василий Колчак и дворянка Ольга Посохова. Будущий адмирал пошел по стопам отца: в 14 лет поступил и в 1894 году окончил морской кадетский корпус, служил мичманом на крейсере «Рюрик», затем на клипере «Крейсер», побывал в Корее, в Китае, в Японии и выучил китайский язык. Его командир Генрих Цывинский отмечал, что у Александра прекрасная память, превосходное знание лоций и отличное владение языками. В юности Колчак изучал гидрологию в Физической Обсерватории Санкт-Петербурга и обучался в Норвегии у океанографа Фритьофа Нансена.

Исследователь Заполярья Эдуард Толль предложил Колчаку место гидролога в экспедиции по поиску Земли Санникова — неизвестного материка, в существование которого Толль свято верил. «Заря» — первое в России научно-исследовательское судно, подготовленное к условиями Арктики, — вышло в море из Петербурга 21 июня 1900 года. Через год, летом, участники экспедиции обследовали полуостров Таймыр, но на север пробиться не смогли из-за льдов и остались на зимовку в Нерпичьей бухте. Следующей весной исследователи разделились: Толль вместе с тремя товарищами на собачьих упряжках ушел к острову Беннетта, а шхуна должна была подойти к острову, когда море очистится от льдов.

Но льды так и не позволили «Заре» подойти к острову, шхуна получила повреждения. Лейтенант Фёдор Матисен отвел ее в бухту Тикси в море Лаптевых и выбросил на мель. Чтобы спасти команду, правительству пришлось обратиться к иркутской купчихе I гильдии Анне Ивановне Громовой, которая спонсировала экспедицию в надежде на открытие богатых земель.

Громова послала в Тикси свой пароход «Лена», на нем участников и материалы экспедиции по реке Лене доставили в Якутск. Оттуда Колчак вместе со своими соратниками через Иркутск уехал в Санкт-Петербург, где сразу же стал готовить спасательную экспедицию: он хотел выручить Толля с острова Беннетта.

О коротком пребывании Колчака в Иркутске в декабре 1902 году известно мало: предположительно, в этот приезд он мог посетить купчиху Громову в ее особняке на Тихвинской (ныне улица Сухэ-Батора, 15). Сейчас особняк признан историческим памятником, в 2017 году на его реставрацию было выделено 23 млн рублей. Сегодня в этом обновленном здании — одно из министерств региона и магазины.

Иркутяне в арктической экспедиции Колчака

В Санкт-Петербурге Колчак готовил новую экспедицию, чтобы найти Толля. В декабре 1902 года Колчак и Матисен участвовали в специальном заседании Комиссии по снаряжению полярной экспедиции. Одни ученые предлагали отправить к острову Беннетта ледокол, другие — пароход «Лена», третьи — снять «Зарю» с мели, отремонтировать, снабдить углем и на шхуне выйти искать Толля. Однако Колчак указал, что ледокол имеет слишком глубокую осадку и это помешает ему подойти к острову. Купчиха Анна Громова запросила такие деньги за аренду парохода и доставку угля к «Заре», что от этой идеи сразу отказались. Тогда Колчак настоял на своем плане: снять с «Зари» вельбот, поставить его на сани, добраться до острова Котельного волоком, а оттуда на вельботе морем дойти до острова Беннетта.

Александр Колчак сам отбирал в Мезени участников для спасательной экспедиции — холостых, привычных ко льдам поморов. К «Заре» Колчак снова проехал через Иркутск и Верхоянск. В феврале 1903 года в Иркутске, в здании музея Восточно-Сибирского Императорского отделения Русского географического общества он прочитал доклад о путешествии и планах.

Его речь была встречена аплодисментами. Иркутские газеты часто писали об экспедиции Колчака. В первой экспедиции принимал участие ученый Константин Волоссович, сосланный в Иркутск за политические взгляды. Петр Оленин (Оленьин), еще один иркутский естествоиспытатель, был отправлен с Колчаком для организации лагеря на побережье возле Устьянска. Поэтому иркутяне с замиранием сердца следили за событиями.

Как имя Колчака появилось на иркутских улицах

Здание иркутского отделения Русского географического общества (ныне там находится Иркутский краеведческий музей) было построено в мавританском стиле в 1883 году по проекту архитектора Генриха Розена. На фризе — декоративной ленте под карнизом здания — выбиты имена двенадцати знаменитых исследователей Сибири: в их числе Витус Беринг (в его честь назван пролив между Чукоткой Аляской), Пржевальский, Фердинанд Врангель (полярный исследователь). В 2007 году Иркутск почтил память Александра Колчака — на фризе появилось и его имя.

Достигнув бухты Тикси, Колчак с товарищами сняли 36-пудовый вельбот (1 пуд — 16 кг) со шхуны и на санях доставили к острову Котельный. Едва льды начали таять, как экспедиция вышла к острову Беннетта. Пробиваться сквозь льды приходилось по узкой полосе воды у берега. Когда вельбот застревал, весь экипаж прыгал в воду и тащил шлюпку к берегу, где можно было отдохнуть и обсушиться у костра. Именно в этой экспедиции Колчак получил ревматизм, который мучил его всю жизнь, и лишился почти всех зубов.

Экспедиции удалось выяснить,что Толль с товарищами добрался до острова Беннетта и оборудовал лагерь. Там были найдены его дневники. Последняя запись гласила, что Эдуард Васильевич решил не дожидаться смерти и предпринять попытку прорыва к Новосибирским островам. Он не знал, что путь отрезан Великой Сибирской полыньей от моря Лаптева до Восточно-Сибирского моря.

Экспедиция Колчака прошла по маршруту Толля, вельбот тащили на санях. На Новосибирских островах Колчак обнаружил нетронутые склады с припасами. Это означало, что Толль и его друзья погибли. Спустя 42 дня экспедиция вернулась к острову Котельному, перешла по льдам на материк и отправились в Якутск. Там Колчак узнал, что началась русско-японская война.


«Срочная. Петербург. Секретарю полярной комиссии. Иду на войну из Иркутска. Документы и отчеты высылаю. Колчак».

Оставив товарищам заботу о материалах экспедиции, Колчак отправился в Иркутск. Уже после русско-японской войны Географическое общество России вручит ему Большую Константиновскую медаль, поставив в один ряд с Пржевальским. А Колчак напишет монографию по гидрологии «Лед Карского и Сибирского морей», где выскажет предположение о связи Сибирской полыньи не только с течениями, но и с вращением Земли вокруг оси.

С венчания в Иркутске — на фронт в Порт-Артуре

В третий раз в Иркутске Колчак появился весной 1904 года. Сюда же с Кипра выехала его невеста Софья Омирова, обрученная с ним уже 4 года. Ее сопровождал отец Колчака, Василий Иванович.

Как считается, Колчак тогда останавливался в одной из самых комфортных гостиниц — «Метрополь» на Луговой (ныне улица Марата). Сейчас это административное здание.

2 марта 1904 года в географическом обществе Иркутска Колчак прочитал еще один доклад. Газеты писали, что его рассказ, мужество и обаяние произвели необыкновенное впечатление на слушателей. Зал аплодировал полярнику. 3 марта Колчак встретил на вокзале отца и невесту, а 5 марта 1904 года обвенчался с Софьей Омировой в храме в честь Архангела Михаила, о чем в регистрационной книге появилась соответствующая запись. Через три дня Колчак уехал на фронт — в Порт-Артур.

Гостиница Метрополь построена в 1901 году в стиле «модерн» и занимала два двухэтажных деревянных особняка. Здесь в начале XX века были устроены номера со всеми удобствами — электричеством, телефонной связью. Во дворе для постояльцев был разбит летний сад.


Софья Омирова

«Сегодня венчались лейтенант флота Александр Васильевич Колчак, православный, первым браком, 29 лет и дочь действительного статского советника, потомственная дворянка подольской губернии Софья Федоровна Омирова, православная, первым браком, 27 лет. Таинство совершено протоиереем Измаилом Соколовым и диаконом Василием Петелиным».


Михаило-Архангельский Харлампиевский каменный храм (улица 5-й Армии, 59) был заложен в 1777 году, а к 1806 году стал двухэтажной церковью с пятью престолами. 24 декабря 1797 года на колокольню храма подняли колокол весом в 263 пуда и 20 фунтов. Храм имел богатое убранство, общий вес золотых риз на образах составлял 7 пудов. По местному обычаю, церковь называли «морской»: здесь получали благословение моряки и полярники, уходившие в экспедиции. Именно здесь получил свое первое благословение и молодой Колчак. В 1932 году храм был закрыт постановлением ВЦИК, большая часть имущества — разорена. Здесь было студенческое общежитие, затем — библиотека университета. После здание сдавали в аренду, а в 1998 году вернули РПЦ и началось восстановление храма. В 2005 году на куполах засияли кресты, а спустя год на колокольне появился Благовест — трехтонный колокол. Сейчас это один из любимых прихожанами храмов Иркутска.

Две войны

В Порт-Артуре Колчак служил на крейсере «Аскольд», затем на минном заградителе «Амур». По воспоминаниям современника, Михаила Ивановича Смирнова, однажды за ночь, благодаря минным заграждениям, которые установил «Амур», ко дну пошли четыре японских военных транспортных судна с грузом и военными. После этого Колчака перевели на миноносец «Сердитый», хотя из-за воспаления легких и ревматизма могли списать на берег. Колчак сумел потопить японский крейсер «Такасаго», а когда боевые действия перешли на сушу, командовал сдвоенной батареей морских орудий. После сдачи крепости попал с другими военнопленными в Японию, а позже через Канаду вернулся в Россию и был отправлен восстанавливаться «на воды». За героизм в русско-японской войне Колчаку, уже капитану II ранга, вручили Георгиевскую саблю, ордена Св. Анны IV степени и Св. Станислава II степени.

После лечения Колчак приступил к возрождению флота с учетом ошибок минувшей войны. Он был уверен, что предстоит война с Германией, и делал все, чтобы Россия сократила отставание в вооружении с немцами, выступал перед высшими офицерами и убеждал их начать постройку новых кораблей.

Кроме подготовки к войне, Колчак лично занимался постройкой двух исследовательских полярных судов ледокольного типа: «Вайгач» и «Таймыр». Он собирался организовать несколько экспедиций для исследования пути из Владивостока в Мурманск.

Вайгач

Ледоколы были спущены на воду в 1909 году и имели много общего со знаменитым иркутским ледоколом «Ангара», который сейчас стоит на приколе в Солнечном и служит музеем. У кораблей был стальной корпус, а конструкция закругленных бортов не давала льдам стиснуть ледокол, — его просто выдавливало вверх. Все ледоколы были оснащены новинкой начала XX века — радиосвязью.

Но если детали «Ангары» создавали в Англии, а собирали ледокол на берегу Байкала, то ледоколы «Вайгач» и «Таймыр» были полностью построены на Невском судостроительном заводе. Судьба «Вайгача» оказалось несчастливой — он затонул через 9 лет, наскочив на мель в Енисейском заливе. А «Таймыр» ходил до начала 1950-х годов.

Колчак участвовал в первых экспедициях: командовал «Вайгачем» и обследовал мыс Дежнева, — но вскоре был отозван с Дальнего Востока для претворения в жизнь его судостроительной программы. Освоение Северного пути продолжилось без него. Но именно материалы экспедиций, совершенных на «Вайгаче» и «Хатанге», легли в основу карт и лоций, которыми долгое время пользовались советские полярники.

Первую мировую войну Колчак встретил на Балтике. Здесь он создал целую систему минных полей, которые защищали русские порты от немцев. В 1916 году Колчак был произведен в вице-адмиралы и назначен командующим флотом Черного моря. Здесь он сумел переломить ход боевых действий: запер турок в проливе Босфор и тем обезопасил российские порты.

В начале марта 1917 года российская монархия пала. Колчак оказался единственным из офицеров высшего состава, кто не убеждал императора Николая II отречься от престола. Адмирал долго удерживал флот от распада силой своего авторитета, однако в конце концов разложение постигло и черноморский флот. История сохранила эпизод: члены Севастопольского комитета матросов приказали адмиралу сдать оружие, а он бросил наградную саблю за борт. Но верные адмиралу моряки сумели достать саблю и снова вручили ее Колчаку.

В начале лета 1917 года Колчак приехал в Петроград, но председатель Временного правительства Александр Керенский отправил его в США, опасаясь конкуренции. Ведь газеты пестрели заголовками: «Колчак — спаситель России!», «Вся власть — Колчаку!» Понимая, что монархии больше нет, но Россия все еще ведет войну, Колчак согласился на командировку и побывал в американских военно-морских училищах, принял участие в учениях американского флота. Его принял президент США Вудро Вильсон.

Перед отъездом из Сан-Франциско он узнал об октябрьском перевороте, но все же выехал через Японию в Россию. В пути его настигла новая весть: большевики ведут с Германией переговоры о мире. Это стало для Колчака ударом, он расценил ситуацию как капитуляцию. Российский историк Владимир Хандорин пишет, что Колчак был до мозга костей милитаристом и знал, что обезопасить Россию можно одним способом — полной победой над врагом.

Если Россия не может вести войну, то союзники могут, решил Колчак. Он был готов пойти на службу к англичанам, однако до этого не дошло: в Германии произошла революция, фронт рассыпался, Первая мировая война завершилась. Но в России началась Гражданская война. В Пекине русский посол Николай Кудашев рассказал адмиралу, что в России на него возлагают большие надежды и что есть силы, способные противостоять большевикам. Генералы Деникин, Врангель, Миллер ведут борьбу, а значит, еще не все потеряно.

Неудавшееся отступление в Иркутск

Колчак прибыл во Владивосток летом 1918 года, надеясь пересечь Россию и попасть в Севастополь, где, как он думал, находилась его семья — жена Софья и сын Ростислав.

Однако уже в Омске, где чешские легионеры свергли власть Советов и правила демократическая Директория, монархически настроенные офицеры, недовольные эсэрами, уговорили его остаться и возглавить борьбу.

18 ноября 1918 года в Омске произошел переворот, и власть перешла от эсэров к Колчаку. Он провозгласил себя Верховным правителем России, и, по сути, вся полнота власти принадлежала ему. Владимир Ханадорин в своих трудах уточняет, что Колчак не стремился к власти и желал продлить полномочия военной диктатуры лишь до победы над большевиками. После чего он хотел уйти, предварительно создав механизмы, которые не допустили бы к выборам большевистски настроенных кандидатов.

Боевые действия сначала разворачивались в пользу белых — они сумели дойти до Урала, взять Екатеринбург и уже подходили к Волге, но на большее сил им не хватило. На Дальнем Востоке и в Сибири разгоралась партизанская война, в правительстве Колчака военные и гражданские чиновники соревновались, кто быстрее набьет карманы.

Историк Владимир Хандорин в книге «Адмирал Колчак. Правда и мифы» указывает, что в самом начале 1919 года в Омске за кражу бриллиантов был арестован начальник уголовной милиции Суходольский. В марте этого же года контрразведка Колчака на Урале арестовала двух уполномоченных министерства снабжения. За покупку чая по завышенным ценам был отдан под суд начальник губернской тюрьмы в Томске Зефиров. На железной дороге царил хаос: однажды исчез целый состав с хлебом, а под Пермью бесследно пропал вагон гвоздей. В конце весны 1919 года за контрабанду были расстреляны 9 работников железной дороги во главе с капитаном интендантской службы из Третьей Армии. А в августе за взятку к полугодовому заключению в крепости был приговорен генерал Касаткин.

Союзники — французы, японцы и американцы — тоже преследовали свои цели, главные из них — выжить, сохранить личный состав и, по возможности, вывезти ценности. Всерьез воевать они не собирались, а жестокостью настраивали против себя мирных жителей. Даже чехословаки брали и расстреливали заложников из числа мирного населения, тем самым усиливая ненависть к белым.

Прибывший в Омск французский генерал Морис Жанен решил единолично возглавить антибольшевистские силы в Сибири и потребовал, чтобы Колчак встал под его начало. Держать ситуацию под контролем с каждым днем становилось все труднее.

Армия белых начала откатываться на восток под натиском большевиков. В ноябре 1919 года Омск покинуло сначала правительство Колчака, а затем и он сам со своим штабом. Железная дорога, по которой Верховный правитель мог добраться до Иркутска, была забита эшелонами и находилась в руках чехословаков.

Вскоре вдоль железной дороги прокатилась волна восстаний. 21 декабря 1919 года восстали рабочие Черемхово, затем — Нижнеудинска, чуть позже вспыхнуло восстание в Тулуне. А 5 января 1920 года Иркутск проснулся при власти эсэров, которых быстро сменили большевики.

Что известно о последних днях Колчака в Иркутске

Поезд, в котором ехал Колчак и везли золотой запас Российской империи, от восставших рабочих Нижнеудинска оградили легионеры Чехословацкого корпуса. Таким образом, Верховный правитель и золото государства оказались в руках иностранного легиона. Доверенные люди предлагали Колчаку пересесть на лошадей и бежать в Монголию, чтобы оттуда уйти на Дальний Восток, но Колчак предложение отверг как недостойное. Тогда чехи арестовали адмирала и с санкции генерала Жанена передали его большевикам, заручившись их обещанием беспрепятственной эвакуации из России. Кстати, карьера Жанена на этом эпизоде и закончилась — во Франции ему не простили предательство Колчака.

С вокзала в Иркутске адмирала и председателя совета министров его правительства Виктора Пепеляева доставили в Тюремный замок губернской тюрьмы. Так Колчак оказался в Иркутске в последний раз.


Здание тюрьмы Иркутской губернии, или тюремного замка, было построено в 1805 году на правом берегу реки Ушаковки (ныне это улица Баррикад, 63). Проектировал его иркутский архитектор Антон Лосев. В начале XX века тюрьма была перестроена: в 1914 году возведены трёхэтажное здание одиночного корпуса, двухэтажное здание бани; построены два барака и водонапорная башня. А в каменном здании главного корпуса достроен второй этаж. В 1915 году появились здание для администрации и дом для проживания надзирателей. Здесь, в одиночной камере №5, Колчак провел последние дни.

Все это время его допрашивала Чрезвычайная следственная комиссия, по протоколам допросов которой можно восстановить биографию адмирала. Как пишет исследователь Иван Плотников, в эти дни 46-летний Колчак был уже совершенно седым, смертельно уставшим человеком.

Его хотели судить, но планы спутали подошедшие к Иркутску оставшиеся военные части Восточного фронта генерала Владимира Каппеля, готовые штурмовать город. Чтобы предотвратить штурм, было решено расстрелять Колчака и Пепеляева тайно. Расстрел организовали председатель губернской чрезвычайной комиссии Самуил Чудновский, председатель Иркутского военно-революционного комитета Александр Ширямов и вчерашний заключенный того же тюремного замка Иван Бурсак — новый комендант Иркутска. 

По воспоминаниям Бурсака, ночью Колчака и Пепеляева вывели из камер, зачитали приказ о расстреле и повели «в контору». Затем под конвоем отвели на берег Ушаковки, где и расстреляли. Тела погрузили на подводу, вывезли на лед Ангары и сбросили в прорубь, чтобы исключить возможное паломничество к могиле Колчака.

На берегу Ангары рядом с устьем Ушаковки, где в воду бросили тела убитых, сейчас установлен крест. А рядом, на площади перед Знаменским монастырем в 2014 году установлен единственный в России памятник полярному исследователю Александру Колчаку работы скульптора Вячеслава Клыкова.

В 2006 году в тюремном замке появился музей: коридор, лестница и три камеры, среди которых и камера №5, в которой Колчак провел последние недели жизни. В ней установлена восковая фигура адмирала и воспроизведена обстановка тех лет. В других камерах расположена экспозиция, рассказывающая о быте арестантов царской России.

Кстати, в ходе ремонтных работ был открыт подземный коридор. Возможно, именно через него Колчака вели на расстрел. А возможно, там адмирала и расстреляли. Попасть в музей можно только по предварительной заявке небольшими группами, ведь сейчас в здании Тюремного замка находится следственный изолятор.

Женщины адмирала

Когда жена Колчака Софья Омирова родила первую дочь, Колчак воевал с японцами. Когда на свет появился сын Ростислав, Колчак был в полярной экспедиции, а когда родилась младшая, Маргарита, все силы Колчак отдавал подготовке войны с Германией. Софья не жаловалась, даже когда похоронила двух детей. Во время революционных событий она осталась в Севастополе, соратники мужа помогли ей выбраться в Констанцу, затем — в Бухарест и в Париж. Софья Колчак умерла в 1956 году и похоронена на кладбище Сент-Женевьев де Буа.

Сын Колчака Ростислав окончил Высшую школу коммерческих наук, работал в Алжирском банке, был женат на Екатерине, дочери адмирала Развозова — командующего Балтийским флотом. Ростислав сражался с фашистами, но попал в плен и вернулся во Францию лишь после войны. Умер он в 1965 году. Его сын Александр занимался джазом, следил за событиями в России и хранил память о деде. Скончался он 9 марта 2019 года на 86 году жизни.

У Колчака была и любимая женщина — Анна Тимирёва, жена его сослуживца контр-адмирала Сергея Тимирёва. Тимирева бросила мужа и ребенка и приехала к Колчаку в Китай. С тех пор они не расставались, хотя отношения свои не афишировали. При аресте Колчака большевики не задержали Тимирёву, но она добровольно последовала за ним в тюрьму, В тюремном замке Губернской тюрьмы она находилась в общей женской камере и даже могла выходить на прогулки.

Тимирёва была освобождена в октябре 1920 года по амнистии, а в мае 1921 года снова арестована. «За любовь к адмиралу» она провела в заключении в общей сложности около 40 лет с перерывами. Владимир Темирёв, ее сын, в 1938 году был осужден по 58 статье как контрреволюционер и расстрелян.

Анна Васильевна чудом осталась жива и была реабилитирована лишь в 1960 году. Остаток жизни она прожила в Москве. Умерла в 1975 году и похоронена на Ваганьковском кладбище.

С памятью Анны Термирёвой в Иркутске связан дом №39 на улице Карла Маркса (бывшая Большая), где она прожила до 19 мая 1921 года. Потом была арестована и две недели находилась в доме №21 на Карла Маркса (доходный дом фон Люде на пересечении Большой и Тихвинской), где располагалась губернская ЧК. Затем ее снова перевели в Тюремный замок, а оттуда отправили в Новониколаевск (ныне Новосибирск).

В Иркутске Темирёва работала старшим каталогизатором в научной библиотеке Иркутского госуниверситета. Библиотека находилась на бульваре Гагарина, 36, в здании канцелярии иркутского генерал-губернатора. Любопытный факт: здание было передано университету указом самого Колчака. Белый дом, как его называют в Иркутске, проектировал архитектор Александр Алексеев в конце 1780-х годов. Кроме Белого дома, в Иркутске сохранились еще несколько зданий, связанных с Колчаком, — и этого хватило бы еще на несколько экскурсионных маршрутов.

Загрузка...

Комментариев 0

23.01.2020 16:45

Иркутская кондитерская обвинила кооператив «Окинский» в поставке некачественных яиц

Андрей Блинов

Автор Андрей Блинов

0Комментариев

Кафе кондитерская Cake Home (ООО «Иркутский кондитерский комбинат»), чьи цеха в декабре закрыли на месяц из-за подозрений на сальмонеллу, обвинила сельскохозяйственный производственный кооператив «Окинский» в поставке некачественных яиц. В кооперативе отрицают эти обвинения.

«Нас больше интересует не финансовая потеря, а моральная — потому что мы пострадали из-за наших поставщиков. Была найдена в сырье сальмонелла, непосредственно в яйце. Пострадали мы, так как использовали яйцо и в один из тортов шло яйцо в сыром виде, поэтому произошла такая вот беда», — рассказала «Верблюду» заместитель генерального директора Cake Home Дарья Исакова. Она заявила, что яйца с сальмонеллой для кондитерской поставлял производственный кооператив «Окинский». 

Представитель «Окинского» опроверг эту информацию в разговоре с «Верблюдом»: «У нас яйца без сальмонеллы, это какая-то ложная информация». В комбинате добавили, что в декабре на производстве обнаружили сальмонеллу, однако это произошло в скотобойном цехе, из которого мясо отправляли на переработку в корм. 

«Верблюд» связался с представителями Роспотребнадзора, чтобы прояснить ситуацию. В ведомстве предположили, что никто из заинтересованных сторон — кафе-кондитерская или поставщик — не будут брать на себя вину.

В разговоре с «Верблюдом» представительница Cake Home сообщила, что сейчас в Иркутске нет птицефабрики, на которой нет сальмонеллы. По словам Исаковой, из-за проблем с сырьем кондитерская отказалась от использования яиц. «Мы их даже со своего региона больше не берем, а заказываем из Московской области», — отметила она.

Представитель Роспотребнадзора заявил «Верблюду», что яйца, как и остальные продукты, которые находятся в продаже, должны быть безопасны для здоровья. «Всё, что находится в торговле оно должно быть безопасно (для здоровья — прим. ред.), а однозначно кто может сказать? Если соблюдается вся цепочка, от производителя, до доставки и условий хранения, сопроводительные документы, контроли качества, то, конечно, оно безопасно», — отметили в ведомстве.

Напомним, что 20 декабря 2019 года Роспотребнадзор приостановил работу одного из цехов Cake Home из-за подозрений на заболевание сальмонеллезом. Через несколько дней на сайте Роспотребнадзора опубликовали результаты проверки: в сырье и готовой продукции кафе-кондитерской обнаружили бактерии Salmonella enteritidis. В результате работу одного из цехов приостановили. 22 января в пресс-службе Октябрьского районного суда сообщили, что работу «Иркутского кондитерского комбината» приостановили на 30 суток, которые завершились 15 января. В ходе судебного заседания представитель Cake Home полностью признал вину в нарушении санитарно-эпидемиологических требований — на производстве был нарушен режим мытья и дезинфекции посуды и технологического оборудования. В сообщении суда о сальмонелле или случаях заболевания сальмонеллезом не сообщается.

Тот факт, что деятельность цеха Роспотребнадзор приостановил из-за подозрений на сальмонеллез, а в сообщении суда говорится только о нарушениях санитарных правил, в суде прокомментировали так: «Значит информация не подтвердилась. Нарушения которые были, они были указаны в протоколе административного правонарушения. Суд рассматривал документы и материалы именно по тем нарушениям, которые были указаны в протоколе, мы не можем выходить за рамки протокола». В Роспотребнадзоре отказались комментировать действия судей и специалистов, которые проводили расследование.

Ничего не нашлось

Попробуйте как-нибудь по-другому