• Пробки 2
  • Погода
  • Продолжение комикса «Легенды озера Байкал» выйдет в октябреоктябре
  • «Мы думали, он железный». Трое иркутян сломали скульптуру быка на улице ЛенинаЛенина
  • Рейтинг: сколько заработали министры Иркутской области в 2019 годугоду

Главная > Практика 05.12.2019 16:57

Профессиональное выгорание: почему оно возникает и как с ним бороться

Екатерина Балагурова

Екатерина Балагурова

1Комментариев

Профессиональное выгорание: почему оно возникает и как с ним бороться - Верблюд в огне

Хроническая усталость, апатия, снижение продуктивности и ощущение бессмысленности своей работы — профессиональному выгоранию подвержены даже те, кто занимается любимым делом. Причины — хронический стресс из-за лавины задач, непростого коллектива и сложных клиентов. «Выгоревшие» иркутяне рассказывают, как они справлялись со сложной ситуацией, а психолог советует, как ее не допустить.


Ксения Коршунова

в прошлом — маркетолог

«Я приходила домой после работы, рыдала в подушку, спала, вставала утром, снова рыдала — но шла в офис»

— Я работала маркетологом и была влюблена в работу. Профессиональное выгорание началось через 5 лет в профессии. Это не связано с конкретным событием — просто накопилось. За 7 лет я сменила 3 места работы, наблюдала за работой коллег в других компаниях и заметила, что все собственники бизнеса считают, будто маркетолог почти ничего не делает, а с его работой может справиться любой. Зарплата меньше, чем у других сотрудников, при том что маркетолог в Иркутске — человек, совмещающий минимум 6 должностей: маркетолог, дизайнер, пиарщик, рекламщик, сммщик и таргетолог. Но почему-то за это платят одну небольшую зарплату: как правило, не больше 30 тыс. рублей в месяц.

Я всегда ставила себя на место собственника бизнеса (потом поняла, что зря), болела успехом компании, хотела, чтобы моя работа приносила доход. А потом поняла, что не хочу ничего делать. Не хочу генерировать идеи, не хочу решать срочные задачи здесь и сейчас, когда на них требуется минимум 3 дня. Была полная апатия, отсутствие любого желания работать.

Я приходила домой после работы, рыдала в подушку, спала, вставала утром, снова рыдала — но шла в офис. Потом подключилась психосоматика: как только переступала порог своего кабинета, начинала болеть голова, я аж плакала от боли. И так каждый день на протяжении 4—5 месяцев.

В итоге я ушла совершенно в другую сферу, теперь я репетитор по русскому языку, работаю на себя. И советую всем, кто тоже столкнулся с выгоранием, ничего не бояться. Главное — заранее всё рассчитать, составить подробный план «отхода»: чем хотите заниматься, нужно ли для этого учиться, сколько денег необходимо.

Фото: gettyimages.com

Софья Чернова

музыкант

«Я переехала из Иркутска в Петербург и поняла, что нисколько не уникальна. Таких много»

— Я пианистка. Мое выгорание всегда начинается при поступлении в новое учебное заведение: сначала колледж, потом училище, затем вуз.

В первую очередь, мне лень заниматься дома. Не хочется снова и снова играть произведения, которые надо будет сдавать на экзамене. Кроме того, я не хочу выступать на предложенных концертах. Рабочие часы, кажется, тянутся вечно. Мои коллеги знают о моем состоянии. В мире музыки так у многих. Наша профессия требует огромной эмоциональной отдачи, мы часто просто не выдерживаем такой нагрузки. Две коллеги даже решили уйти из музыки, хоть и занимались до этого всю жизнь: мы начинаем учиться в 5—6 лет. Мы постоянно говорим друг другу: «А может, к черту все, пойдем в маникюрши?»

Мое выгорание связано с разочарованием в профессии. Я переехала из Иркутска в Петербург и поняла, что нисколько не уникальна. Таких много, а сцена, грубо говоря, одна. Я не знала, кем работать, как работать и где. Хотелось уйти в программисты, где можно точно выбрать направление. И нельзя вычеркивать отсутствие вдохновения. Если ничто не наполняет тебя, тебе нечем наполнить музыку. А, значит, ты сжигаешь и съедаешь себя изнутри, чтобы добавить в произведение хоть каплю человечности.

Однажды я нашла выход: просто поняла, что мне нужно новое увлечение. Каждого в школе спрашивали: «А какое у тебя хобби?» Я всегда отвечала, что играю на фортепиано. А теперь это моя профессия. Я встаю утром — за фортепиано, на учебе — фортепиано, на работе — фортепиано, а вечером… тоже фортепиано. Это стало рутиной. Хобби я выбрала два: театр и кондитерское искусство. Театр помог наполниться новыми впечатлениями и эмоциями. Выпечка тортиков отвлекает от рутины новизной. Музыка перестала быть рутиной.

Когда я взяла себя в руки, вновь поверила в себя и в свое дело, поняла, что действительно очень хочу выступать, быть педагогом, передо мной открылось очень много путей. Я осталась в профессии. И поняла вот что: всегда нужно отвлекаться от дела жизни, давать себе передышку. И наполнять себя чем-то, кроме быта и работы.

Фото: gettyimages.com

Рената Вафина

менеджер проектов в веб-студии

«Я интроверт, устаю от большого количества общения — и поняла, что выбрала работу не по своей натуре»

— Я была программистом, но однажды мне предложили другую должность — менеджер проектов. Сфера для меня совсем новая, зарплата повыше — в общем, я решила попробовать. Спустя полтора года постоянного общения с клиентами я стала понимать, что чудовищно устаю от этого, перестала любить работу. Всё проявилось не сразу: негатив копился постепенно и из-за этого казался нормальным. По утрам хотелось никогда не вылезать из-под одеяла, я то и дело раздражалась из-за работы. Постоянные стрессовые состояния сказывались на здоровье — одним только ОРВИ в тот год я болела раз 6, не говоря уже о других вылезших болячках.

Я интроверт, устаю от большого количества общения — и поняла, что выбрала работу не по своей натуре. Пошла к начальству, всё объяснила, и мы договорились, что я вернусь на прежнюю должность. Но какое-то время нужно было доработать менеджером, довести дела, найти себе замену. В этот переходный период я максимально отвлекала себя от работы — отключала деловые каналы связи в нерабочее время, встречалась с родными и друзьями, проводила время в одиночестве. Училась чему-то новому, читала книги, смотрела фильмы или выбиралась на природу.

Помогал и поддерживал молодой человек и друзья, а также занятия спортом и танцы. А попытки гасить стресс покупками и едой — не помогали. В итоге всё получилось.

Думаю, чтобы не допустить выгорания, нужно внимательнее слушать себя. Каждую негативную мысль у себя в голове отлавливать и тщательно препарировать: в чём дело? почему мне плохо? в чём истинная причина? как это изменить? Для меня эта схема действует не только с работой, а в жизни в целом. Если начинаешь отвечать себе честно, ответы приходят сами.

Елена Машура

педагог-хореограф

«Я с огромным трудом каждое утро заставляла себя встать с кровати и ехать на работу»

— В августе 2019 года я поняла, что совсем не хочу выходить после летних каникул в школу, где проработала 4 года. Больше это место не вызывало во мне трепета, который я испытывала раньше. Мне не хотелось творить, видеть подопечных и коллег. Я с огромным трудом каждое утро заставляла себя встать с кровати и ехать на работу. Не могла заставить себя улыбаться и наслаждаться творческим процессом так, как это было раньше. Вечерами хотелось рыдать от бессилия.

Сначала было чувство вечной усталости — даже утром, сразу после сна. Так же было и днём, и вечером. Казалось, что я никогда не смогу отдохнуть, усталость даже не собиралась проходить. Мучили бессонница и головная боль. На работу мне было откровенно наплевать: приходила только потому, что надо. Я отменяла дополнительные занятия, уходила домой намного раньше — и не было страха, что директор узнает, сделает выговор. Избегала любых контактов с коллегами. Разговоры с ними казались бесполезными и только раздражали. Это было мое первое в жизни профессиональное выгорание. Было страшно из-за ощущения, что я не смогу из этого состояния выйти.

Фото: gettyimages.com

Начала думать о проблеме и пришла к выводу, что у нее несколько причин. Во-первых, низкая зарплата. Во-вторых, руководству было наплевать на плохие условия для занятий. Мне постоянно приходилось придумывать, где мы с детьми сегодня будем заниматься, потому что танцевальный зал почти всегда был занят каратистами. В-третьих, среди коллег появились обо мне сплетни — внезапные и необоснованные. В школе преимущественно женский коллектив, что поделать.

Мне помогли консультации у психолога. Кроме того, поддерживали родители и молодой человек. Думаю, что справиться с апатией, по большей части, мне помогла именно поддержка родных, чувство, что им не все равно и что они поддержат любое мое решение.

В итоге я взяла тайм-аут, все обдумала и поменяла место работы. Теперь работаю хореографом в частном детском саду и инструктором в фитнес-клубе. Оказалось, не так уж и много нужно для счастья.


Любовь Плюснина

исполнительный директор детского развлекательно-познавательного парка

«Как только я понимала, что уже некуда развиваться, меня переводили на более высокую должность»

— Последнее мое выгорание началось более полугода назад, с малого, а потом выросло в большую проблему. Сначала ощутила, что нет больше энтузиазма на работе, как было раньше, я выполняю часть действий «на автомате». Наступило чувство усталости от большой нагрузки, организм не успевал восстанавливаться перед новым рабочим днем. Как следствие, меня стали тяготить обязанности, которые при обычном состоянии приносили удовольствие.

Парк — мое первое место работы. Выгораю я не в первый раз, и всегда это было связано с тем, что я достигала максимума в своей должности. Всякий раз начальство не знало о том, что я испытываю: качество работы от выгорания не страдало. Я такой человек: буду в ущерб себе пыхтеть и стараться, но чтобы все было идеально. И каждый раз мне везло: как только я понимала, что уже некуда развиваться, меня переводили на более высокую должность — и я с новым энтузиазмом бралась за работу.

Сталкиваясь с выгоранием, я еще вспоминаю, почему когда-то выбрала эту работу: со временем привыкаешь к плюсам и не замечаешь их, глаз замыливается. Здесь нужно отбросить эмоции и холодным взглядом посмотреть на факты. Что дает мне работа? Например, у нас хорошая зарплата, бесплатно предоставляются услуги массажиста, стоматолога, корпоративное такси. Отличный коллектив. Это круто, это меня держит.


Как предотвратить профессиональное выгорание: советы психолога

Наталья Миронова

психолог-консультант

— У человека два тела: физическое и психическое. В идеале они живут синхронно и вместе. Но когда происходит эмоциональное и профессиональное выгорание, оба этих тела выбывают из строя. Перестают работать правильно сознание, ум, разум.

Профилактика выгорания очень проста. Нужно только начать, а не ссылаться, как многие, на отсутствие ресурса и времени.

Во-первых, научитесь отдыхать — физически и умственно. Речь не о том, чтобы пойти с семьей на прогулку или приготовить большой званый ужин — и утомиться от этого еще сильнее. Речь о вашем личном, очень спокойном времени для себя. Ванна с солью, СПА, прогулка в одиночестве отлично для этого подойдут. У каждого свой способ идеально отдохнуть наедине с собой: выберите тот, который подходит вам.

Во-вторых, нужна физическая активность. Не обязательно записываться в зал: попробуйте, например, много гулять пешком.

В-третьих, расходуйте психологическую энергию, которую вырабатывает мозг. Просмотр сериалов и лент соцсетей, разговоры по телефону— не считаются. Дайте мозгу нагрузку, непривычную для него. Например, займитесь творчеством или освойте полезный навык: вышивку, поделки из дерева. Рисуйте, раскрашивайте, занимайтесь с детьми, решайте легкие арифметические задачки, освойте скорочтение.

В-четвертых, соблюдайте режим дня. Ложитесь спать, просыпайтесь, принимайте пищу в одно и то же время. Пейте больше воды и старайтесь питаться правильно. Всё это способствует хорошему самочувствию, продуктивности и помогает прийти в себя.

В-пятых, общайтесь только с теми, кто вам приятен, — так вы избежите лишнего стресса.

И самое важное. Многие люди, испытывающие выгорание, считают, что все эти советы слишком просты. Я часто даю эти рекомендации и слышу ответ: «И всё?» Попробуйте, начните с малого. А если нет времени — найдите: вряд ли ваша занятость действительно стоит здоровья. И помните, все эти советы работают, только если им следовать в системе: ежедневно, из недели в неделю, из месяца в месяц. Это главный и самый сложный в исполнении секрет.

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите одновременно
клавиши «Ctrl» и «Enter»

Загрузка...

Комментариев 1

Аватар

0

Отсоси

07.02.2020 03:59

Ответить

Искры 30.07.2020 14:00

Гостиница «Сибирь», Госбанк СССР и дом сотрудников НКВД. Семь главных конструктивистских зданий Иркутска

Вадим Палько

Автор Вадим Палько

0Комментариев

Говоря об архитектурном наследии Иркутска, горожане чаще всего вспоминают дореволюционные памятники — классические деревянные усадьбы и каменные особняки. На их фоне незаслуженно незамеченным остаётся авангардная советская архитектура — здания в стиле конструктивизма, прорывного направления в отечественном искусстве, которое высоко ценят за рубежом. «Верблюд в огне» рассказывает о семи зданиях, представляющих конструктивизм в Иркутске.


Конструктивизм в архитектуре — авангардистское направление, получившее развитие в 1920-х — начале 1930-х годов и на много десятилетий опередившее своё время. Ключевая идея конструктивистов — функциональный подход к внутренним пространствам, разделение здания на отдельные блоки со специальным назначением (жилой, коммунальный и прочие), которые должны задавать его форму.

В то же время внешний облик должен ограничиваться взаимодействием блоков — простых геометрических форм, — а выразительность достигается не за счёт декоративных элементов (они признаются лишними, нефункциональными), а через динамику простых конструкций, вертикалей и горизонталей строения, свободу плана здания. Именно поэтому фасады конструктивистских зданий отличаются строгостью и лаконичностью.

Гостиница «Сибирь»

Адрес: Ленина, 18

Годы постройки: 1931—1933

Архитектор: Казимир Миталь

В 1930 году иркутский зодчий Казимир Миталь стал главным архитектором города, и с этого момента в Иркутске стали активно строить конструктивистские здания. Многие из них спроектировал сам же Миталь. Самый масштабный конструктивистский проект стал одновременно одним из первых зданий Иркутска в этом стиле.

К началу 1930-х годов в городе задумались над строительством главной гостиницы — многие дореволюционные отели успели передать под госучреждения и общежития, а оставшихся явно не хватало. Строительство «Сибири» — первого и на долгие годы самого большого конструктивистского здания в городе — завершили в 1933 году. Это был по-настоящему масштабный для Иркутска объект: первое в городе пятиэтажное здание занимало целый квартал от улицы Свердлова до Кооперативного переулка (ныне улица Канадзавы).

Центральный объём гостиницы — параллелепипед, в который вписан цилиндр — входная группа. По обе стороны от него расположены два крыла, плавным полукругом обозначающие углы квартала.

Изначально гостиница звалась «Центральной», но в 1960-е годы из-за строительства неподалёку ещё большей по размерам «Ангары» название сменили на «Сибирь». В 1995 году произошла трагедия: крупный пожар унёс жизни нескольких человек и уничтожил два корпуса здания, которые затем решили снести. Сейчас осталось только одно крыло — на углу улиц Ленина и Канадзавы. Внутри расположен небольшой бизнес-центр.

Госбанк СССР

Адрес: Ленина, 16

Год постройки: 1936

Архитектор: Владимир Волков

В 1934 году для иркутского отделения Госбанка СССР начали строить новое просторное здание на углу улицы Ленина и Кооперативного переулка (ныне улица Канадзавы) — ровно через дорогу от гостиницы «Сибирь». Прежнее строение, расположенное на улице Ленина, 3, уже не отвечало потребностям организации (позднее его передали Иркутскому государственному университету).

Проект архитектора Волкова должен был сочетать производственную и жилую функции: в левом крыле, по плану, размещались семьи сотрудников банка, а в правом, с видом на главную площадь, находилась административная зона. В ходе строительства проект заметно изменился (в том числе здание дополнилось классическими элементами в убранстве фасадов), но конструктивистские формы остались основой композиции.

К сожалению, последняя реконструкция здания, проведённая уже в XXI веке, серьёзно исказила его облик. Появились обширные мансардные помещения, а в центральном объёме — стеклянный купол, что исказило изначальные пропорции строения. Вдобавок к этому дом получил несвойственные ему яркие фасады. Теперь в здании Госбанка СССР памятник конструктивизма узнаётся не сразу — нужно вглядеться.

Жилой дом партактива («Тихвинское колесо»)

Адрес: Свердлова, 22

Год постройки: 1933

Архитектор: Казимир Миталь

Очередное здание Миталя в центре Иркутска. Жилой дом для актива коммунистической партии построили в 1933 году, почти одновременно с гостиницей «Центральная». Он расположился на углу улиц Свердлова и Красной Звезды (до революции она звалась Тихвинской; затем советские власти ещё раз её переименовали — с тех пор она носит имя монгольского революционера Сухэ-Батора).

По задумке Миталя здание разделили на две половины — жилую и коммунальную. Первая выходила на улицу Свердлова, вторая — на Красной Звезды. Присутствуют типичные элементы конструктивизма: большие окна, вертикальное ленточное остекление лестничных пролётов и просторные длинные балконы на угловой части здания.

После распада СССР за домом постепенно закрепилось новое название, «Тихвинское колесо», — по магазину на первом этаже, чья вывеска располагается на одном из полукруглых балконов.

Дом сотрудников НКВД

Адрес: Пионерский переулок, 10

Год постройки: 1934

Архитектор: Казимир Миталь

Следуя практике «профессиональных» жилых объектов, отдельное здание в начале 1930-х годов решили построить и для сотрудников НКВД. Столь ответственную задачу тоже взял на себя главный архитектор Миталь.

Прогрессивное авангардное здание гармонично вписалось в тихий переулок среди деревянных усадеб и классических каменных особняков. Этого удалось достичь благодаря переменной этажности и относительной компактности здания. Главная особенность Дома сотрудников НКВД — выразительный объём с протяжёнными балконами, выходящий на угол улиц.

Из-за плачевного состояния дома — у него серьёзно обветшал фасад — хорошо видны материалы, использовавшиеся при строительстве. Именно в них кроется ключевая особенность иркутского конструктивизма, отличающая его от каноничных представителей стиля.

Дело в том, что в 1930-е годы железобетон, основной материал конструктивистских объектов, был большой редкостью в Иркутске. Поэтому Миталь использовал его лишь в нескольких местах (например для создания балконов). В остальном же дом возведён из кирпича, оштукатуренного «под бетон», — так архитектор одновременно решил проблему острой нехватки необходимого материала и достиг внешнего соответствия стилю.

В 1938 году архитектор, построивший жильё для сотрудников НКВД, стал жертвой этого же ведомства. Его заподозрили в одновременном шпионаже в пользу Германии и Польши и арестовали. Меньше чем через год главный иркутский конструктивист умер в тюрьме.

Дом специалистов

Адрес: Марата, 29

Годы постройки: 1933—1935

Архитектор: Казимир Миталь

Ещё один крупный конструктивистский объект в центре — Дом специалистов — тоже построен по проекту Миталя. Возводить его начали после постановления Совета народных комиссаров о строительстве по всей стране жилья для советской интеллигенции в технической, педагогической и медицинской сферах. В такие дома заселяли, как правило, самых успешных и прославленных деятелей искусства и науки.

Дом специалистов в Иркутске стал масштабным проектом — это первый пятиэтажный жилой дом во всём регионе. Здесь жили врач Хаим-Бер Ходос (его имя носит сквер в центре Иркутска), профессор Захария Франк-Каменецкий (в честь него переименована одна из центральных улиц города) и сам Казимир Миталь.

Кроме того, в одной из квартир на пятом этаже когда-то жила семья стоматолога Соломона Вайса, которая переехала в Иркутск из Казани. Его дочь Аида, учившаяся в иркутском инязе, увлеклась здесь музыкой и затем решила переехать в Москву, где прославилась на всю страну как Аида Ведищева — исполнительница песен «Лесной олень», «Колыбельная медведицы», «Помоги мне» и «Песни о медведях».

Дом был известен своими жильцами, но у этой славы была и другая сторона. В нём жили люди, которые могли в любой момент оказаться неугодными советской власти. В годы репрессий сюда не раз приезжали «черные воронки». Этот адрес стал последним не только для архитектора Миталя. Именно отсюда сотрудники НКВД забрали и другого известного иркутянина — писателя Петра Петрова, которого высоко ценил Максим Горький.

Дом лётчика

Адрес: Горького, 29

Год постройки: 1936

Архитектор: группа московских архитекторов

Уже в начале 1930-х годов государство начало насаждать помпезный неоклассицизм. Аскетичный авангард стали показательно клеймить, а готовые проекты переделывать или дополнять декором. Такие дома (конструктивистские, но уже имеющие элементы классицизма) часто называют постконструктивизмом.

Яркий пример этого направления — жилое здание по улице Горького, 29, известное как Дом лётчика. Туда заселяли семьи лётного состава гражданского воздушного флота СССР (на фасаде даже есть его эмблема). Как писали об этом здании иркутские архитекторы Марк Меерович и Василий Лисицин, одна из трудно объяснимых особенностей здания — египетский стиль в капителях пилястр. Это исключительно нестандартное решение для советской архитектуры.

Но внимание горожан привлекла не эта особенность декора, а материал облицовки колонн у центрального входа со стороны улицы, — на чёрных плитах без особого труда можно было прочесть имена людей и даты жизни и смерти некоторых из них. Дело в том, что при строительстве здания для облицовки колонн использовали надгробия с Иерусалимского кладбища, закрытого в те же годы.

Уже в XXI веке из-за всплеска внимания к плитам после публикаций в интернете колонны облицевали сайдингом. В таком виде эта часть здания находится по сей день.

Дом культуры авиастроителей

Адрес: Макаренко, 6

Год постройки: 1937

Архитектор: Николай Четвериков

Практически все конструктивистские здания Иркутска находятся в его центре, но есть исключения. В жилом районе Иркутск-2 на северной окраине города расположено одно из последних, самых поздних зданий — представителей конструктивистской архитектуры.

Эта местность, изначально известная как поселок Иннокентьевский, в советские годы стала поселком Ленино. Его решили развивать как рабочее поселение нового авиастроительного завода.

При этом предприятии к 1937 году построили дом культуры. В облике здания отражён дух этого периода: в основные конструктивистские объёмы тоже вторглись неоклассические «излишества», но автору проекта Николаю Четверикову всё равно удалось создать гармоничное здание на стыке двух конфликтующих стилей. Примечательно, что Четвериков — не именитый архитектор-конструктивист, а инженер-строитель иркутского авиазавода, занимавшийся прежде заводскими строениями.

С момента создания облик Дома культуры претерпел некоторые изменения. Изначально угловой полукруглый корпус состоял из трех цилиндров, возложенных друг на друга по мере уменьшения размера. В конце 1970-х годов второй ярус расширили так, что он «слился» с объёмом первого этажа.

Известно также, что вначале у входа в Дом культуры стояли два памятника — Ленину и Сталину. Но после развенчания культа личности памятник второму исчез. Позднее убрали и памятник Ленину. С осени 1961 года и по сей день Дом культуры носит имя Юрия Гагарина.

Ничего не нашлось

Попробуйте как-нибудь по-другому