• Пробки 2
  • Погода
  • Возможность для иркутян: прокатиться на ретро-трамвае и узнать больше о ВИЧВИЧ
  • Иркутский зоосад опубликовал фото новорожденных лисятлисят
  • В одной из школ Казани произошла стрельба. ГлавноеГлавное

Главная > Практика 05.12.2019 16:57

Профессиональное выгорание: почему оно возникает и как с ним бороться

Екатерина Балагурова

Екатерина Балагурова

2 Читать комментарии
Профессиональное выгорание: почему оно возникает и как с ним бороться - Верблюд в огне

Хроническая усталость, апатия, снижение продуктивности и ощущение бессмысленности своей работы — профессиональному выгоранию подвержены даже те, кто занимается любимым делом. Причины — хронический стресс из-за лавины задач, непростого коллектива и сложных клиентов. «Выгоревшие» иркутяне рассказывают, как они справлялись со сложной ситуацией, а психолог советует, как ее не допустить.


Ксения Коршунова

в прошлом — маркетолог

«Я приходила домой после работы, рыдала в подушку, спала, вставала утром, снова рыдала — но шла в офис»

— Я работала маркетологом и была влюблена в работу. Профессиональное выгорание началось через 5 лет в профессии. Это не связано с конкретным событием — просто накопилось. За 7 лет я сменила 3 места работы, наблюдала за работой коллег в других компаниях и заметила, что все собственники бизнеса считают, будто маркетолог почти ничего не делает, а с его работой может справиться любой. Зарплата меньше, чем у других сотрудников, при том что маркетолог в Иркутске — человек, совмещающий минимум 6 должностей: маркетолог, дизайнер, пиарщик, рекламщик, сммщик и таргетолог. Но почему-то за это платят одну небольшую зарплату: как правило, не больше 30 тыс. рублей в месяц.

Я всегда ставила себя на место собственника бизнеса (потом поняла, что зря), болела успехом компании, хотела, чтобы моя работа приносила доход. А потом поняла, что не хочу ничего делать. Не хочу генерировать идеи, не хочу решать срочные задачи здесь и сейчас, когда на них требуется минимум 3 дня. Была полная апатия, отсутствие любого желания работать.

Я приходила домой после работы, рыдала в подушку, спала, вставала утром, снова рыдала — но шла в офис. Потом подключилась психосоматика: как только переступала порог своего кабинета, начинала болеть голова, я аж плакала от боли. И так каждый день на протяжении 4—5 месяцев.

В итоге я ушла совершенно в другую сферу, теперь я репетитор по русскому языку, работаю на себя. И советую всем, кто тоже столкнулся с выгоранием, ничего не бояться. Главное — заранее всё рассчитать, составить подробный план «отхода»: чем хотите заниматься, нужно ли для этого учиться, сколько денег необходимо.

Фото: gettyimages.com

Софья Чернова

музыкант

«Я переехала из Иркутска в Петербург и поняла, что нисколько не уникальна. Таких много»

— Я пианистка. Мое выгорание всегда начинается при поступлении в новое учебное заведение: сначала колледж, потом училище, затем вуз.

В первую очередь, мне лень заниматься дома. Не хочется снова и снова играть произведения, которые надо будет сдавать на экзамене. Кроме того, я не хочу выступать на предложенных концертах. Рабочие часы, кажется, тянутся вечно. Мои коллеги знают о моем состоянии. В мире музыки так у многих. Наша профессия требует огромной эмоциональной отдачи, мы часто просто не выдерживаем такой нагрузки. Две коллеги даже решили уйти из музыки, хоть и занимались до этого всю жизнь: мы начинаем учиться в 5—6 лет. Мы постоянно говорим друг другу: «А может, к черту все, пойдем в маникюрши?»

Мое выгорание связано с разочарованием в профессии. Я переехала из Иркутска в Петербург и поняла, что нисколько не уникальна. Таких много, а сцена, грубо говоря, одна. Я не знала, кем работать, как работать и где. Хотелось уйти в программисты, где можно точно выбрать направление. И нельзя вычеркивать отсутствие вдохновения. Если ничто не наполняет тебя, тебе нечем наполнить музыку. А, значит, ты сжигаешь и съедаешь себя изнутри, чтобы добавить в произведение хоть каплю человечности.

Однажды я нашла выход: просто поняла, что мне нужно новое увлечение. Каждого в школе спрашивали: «А какое у тебя хобби?» Я всегда отвечала, что играю на фортепиано. А теперь это моя профессия. Я встаю утром — за фортепиано, на учебе — фортепиано, на работе — фортепиано, а вечером… тоже фортепиано. Это стало рутиной. Хобби я выбрала два: театр и кондитерское искусство. Театр помог наполниться новыми впечатлениями и эмоциями. Выпечка тортиков отвлекает от рутины новизной. Музыка перестала быть рутиной.

Когда я взяла себя в руки, вновь поверила в себя и в свое дело, поняла, что действительно очень хочу выступать, быть педагогом, передо мной открылось очень много путей. Я осталась в профессии. И поняла вот что: всегда нужно отвлекаться от дела жизни, давать себе передышку. И наполнять себя чем-то, кроме быта и работы.

Фото: gettyimages.com

Рената Вафина

менеджер проектов в веб-студии

«Я интроверт, устаю от большого количества общения — и поняла, что выбрала работу не по своей натуре»

— Я была программистом, но однажды мне предложили другую должность — менеджер проектов. Сфера для меня совсем новая, зарплата повыше — в общем, я решила попробовать. Спустя полтора года постоянного общения с клиентами я стала понимать, что чудовищно устаю от этого, перестала любить работу. Всё проявилось не сразу: негатив копился постепенно и из-за этого казался нормальным. По утрам хотелось никогда не вылезать из-под одеяла, я то и дело раздражалась из-за работы. Постоянные стрессовые состояния сказывались на здоровье — одним только ОРВИ в тот год я болела раз 6, не говоря уже о других вылезших болячках.

Я интроверт, устаю от большого количества общения — и поняла, что выбрала работу не по своей натуре. Пошла к начальству, всё объяснила, и мы договорились, что я вернусь на прежнюю должность. Но какое-то время нужно было доработать менеджером, довести дела, найти себе замену. В этот переходный период я максимально отвлекала себя от работы — отключала деловые каналы связи в нерабочее время, встречалась с родными и друзьями, проводила время в одиночестве. Училась чему-то новому, читала книги, смотрела фильмы или выбиралась на природу.

Помогал и поддерживал молодой человек и друзья, а также занятия спортом и танцы. А попытки гасить стресс покупками и едой — не помогали. В итоге всё получилось.

Думаю, чтобы не допустить выгорания, нужно внимательнее слушать себя. Каждую негативную мысль у себя в голове отлавливать и тщательно препарировать: в чём дело? почему мне плохо? в чём истинная причина? как это изменить? Для меня эта схема действует не только с работой, а в жизни в целом. Если начинаешь отвечать себе честно, ответы приходят сами.

Елена Машура

педагог-хореограф

«Я с огромным трудом каждое утро заставляла себя встать с кровати и ехать на работу»

— В августе 2019 года я поняла, что совсем не хочу выходить после летних каникул в школу, где проработала 4 года. Больше это место не вызывало во мне трепета, который я испытывала раньше. Мне не хотелось творить, видеть подопечных и коллег. Я с огромным трудом каждое утро заставляла себя встать с кровати и ехать на работу. Не могла заставить себя улыбаться и наслаждаться творческим процессом так, как это было раньше. Вечерами хотелось рыдать от бессилия.

Сначала было чувство вечной усталости — даже утром, сразу после сна. Так же было и днём, и вечером. Казалось, что я никогда не смогу отдохнуть, усталость даже не собиралась проходить. Мучили бессонница и головная боль. На работу мне было откровенно наплевать: приходила только потому, что надо. Я отменяла дополнительные занятия, уходила домой намного раньше — и не было страха, что директор узнает, сделает выговор. Избегала любых контактов с коллегами. Разговоры с ними казались бесполезными и только раздражали. Это было мое первое в жизни профессиональное выгорание. Было страшно из-за ощущения, что я не смогу из этого состояния выйти.

Фото: gettyimages.com

Начала думать о проблеме и пришла к выводу, что у нее несколько причин. Во-первых, низкая зарплата. Во-вторых, руководству было наплевать на плохие условия для занятий. Мне постоянно приходилось придумывать, где мы с детьми сегодня будем заниматься, потому что танцевальный зал почти всегда был занят каратистами. В-третьих, среди коллег появились обо мне сплетни — внезапные и необоснованные. В школе преимущественно женский коллектив, что поделать.

Мне помогли консультации у психолога. Кроме того, поддерживали родители и молодой человек. Думаю, что справиться с апатией, по большей части, мне помогла именно поддержка родных, чувство, что им не все равно и что они поддержат любое мое решение.

В итоге я взяла тайм-аут, все обдумала и поменяла место работы. Теперь работаю хореографом в частном детском саду и инструктором в фитнес-клубе. Оказалось, не так уж и много нужно для счастья.


Любовь Плюснина

исполнительный директор детского развлекательно-познавательного парка

«Как только я понимала, что уже некуда развиваться, меня переводили на более высокую должность»

— Последнее мое выгорание началось более полугода назад, с малого, а потом выросло в большую проблему. Сначала ощутила, что нет больше энтузиазма на работе, как было раньше, я выполняю часть действий «на автомате». Наступило чувство усталости от большой нагрузки, организм не успевал восстанавливаться перед новым рабочим днем. Как следствие, меня стали тяготить обязанности, которые при обычном состоянии приносили удовольствие.

Парк — мое первое место работы. Выгораю я не в первый раз, и всегда это было связано с тем, что я достигала максимума в своей должности. Всякий раз начальство не знало о том, что я испытываю: качество работы от выгорания не страдало. Я такой человек: буду в ущерб себе пыхтеть и стараться, но чтобы все было идеально. И каждый раз мне везло: как только я понимала, что уже некуда развиваться, меня переводили на более высокую должность — и я с новым энтузиазмом бралась за работу.

Сталкиваясь с выгоранием, я еще вспоминаю, почему когда-то выбрала эту работу: со временем привыкаешь к плюсам и не замечаешь их, глаз замыливается. Здесь нужно отбросить эмоции и холодным взглядом посмотреть на факты. Что дает мне работа? Например, у нас хорошая зарплата, бесплатно предоставляются услуги массажиста, стоматолога, корпоративное такси. Отличный коллектив. Это круто, это меня держит.


Как предотвратить профессиональное выгорание: советы психолога

Наталья Миронова

психолог-консультант

— У человека два тела: физическое и психическое. В идеале они живут синхронно и вместе. Но когда происходит эмоциональное и профессиональное выгорание, оба этих тела выбывают из строя. Перестают работать правильно сознание, ум, разум.

Профилактика выгорания очень проста. Нужно только начать, а не ссылаться, как многие, на отсутствие ресурса и времени.

Во-первых, научитесь отдыхать — физически и умственно. Речь не о том, чтобы пойти с семьей на прогулку или приготовить большой званый ужин — и утомиться от этого еще сильнее. Речь о вашем личном, очень спокойном времени для себя. Ванна с солью, СПА, прогулка в одиночестве отлично для этого подойдут. У каждого свой способ идеально отдохнуть наедине с собой: выберите тот, который подходит вам.

Во-вторых, нужна физическая активность. Не обязательно записываться в зал: попробуйте, например, много гулять пешком.

В-третьих, расходуйте психологическую энергию, которую вырабатывает мозг. Просмотр сериалов и лент соцсетей, разговоры по телефону— не считаются. Дайте мозгу нагрузку, непривычную для него. Например, займитесь творчеством или освойте полезный навык: вышивку, поделки из дерева. Рисуйте, раскрашивайте, занимайтесь с детьми, решайте легкие арифметические задачки, освойте скорочтение.

В-четвертых, соблюдайте режим дня. Ложитесь спать, просыпайтесь, принимайте пищу в одно и то же время. Пейте больше воды и старайтесь питаться правильно. Всё это способствует хорошему самочувствию, продуктивности и помогает прийти в себя.

В-пятых, общайтесь только с теми, кто вам приятен, — так вы избежите лишнего стресса.

И самое важное. Многие люди, испытывающие выгорание, считают, что все эти советы слишком просты. Я часто даю эти рекомендации и слышу ответ: «И всё?» Попробуйте, начните с малого. А если нет времени — найдите: вряд ли ваша занятость действительно стоит здоровья. И помните, все эти советы работают, только если им следовать в системе: ежедневно, из недели в неделю, из месяца в месяц. Это главный и самый сложный в исполнении секрет.

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите одновременно
клавиши «Ctrl» и «Enter»

Комментариев 2

Аватар

0

Отсоси

07.02.2020 03:59

Ответить

Аватар

0

у кого

14.04.2021 16:05

Ответить
Загрузка...

Еда 30.04.2021 21:45

Интерактивная карта. Где есть и пить в Иркутске по версии «Верблюда»

Верблюд в огне

Автор Верблюд в огне

2 Читать комментарии

В начале апреля мы вместе с En+ Group запустили проект «Лучшее в Иркутске»: собрали жюри из экспертов в ресторанной индустрии и попросили их выбрать самые яркие и качественные гастропроекты в Иркутске. Рассказываем и показываем на карте, что у нас получилось.


При поддержке En+ Group

Коротко о том, что и зачем мы сделали

В Иркутске каждый год становится все больше заведений: кафе, баров и ресторанов. Но до сих пор в городе не было хорошей рекомендательной системы — непонятно, куда идти и что посоветовать гостям из других городов. Мы решили исправить ситуацию.

Мы составили лонг-лист из 70 проектов, а затем попросили жюри оценить их по шести критериям — концепция, интерьер и атмосфера, сервис, маркетинг, команда, еда и/или напитки (подробно о них, членах жюри и самом проекте можно прочитать здесь). В конце мы отобрали 44 классных заведения, набравших больше всего баллов.


Классные заведения — это какие?

Это места, в которых хорошо без преувеличения примерно все. Интерьер должен быть продуманным, стильным и работающим на идею кафе, маркетинг — понятным, дружелюбным и эффективным, еда и напитки — очевидно, безумно вкусными, а концепция — интересной, небанальной, отличающей место от того, что представляют собой большинство российских заведений.

Поэтому в наш рейтинг не попали многие кафе и рестораны, которые давно работают в Иркутске, — кто-то вяло вел соцсети, другие давно перестали работать над кухней или ничего не рассказывали о команде. Надеемся, что со временем это изменится.


А как их найти?

По нашей карте (прокрутите чуть ниже) и на отдельной страничке «Лучшее в Иркутске», которую мы запустим в мае. А еще проекты, которые получили высокую оценку, можно узнать по яркой наклейке на дверях, с надписью «Лучшее в Иркутске».

Рекомендательная система будет обновляться — наша редакция будет следить за новыми проектами и добавлять их на карту, а всё, что закроется, оттуда сразу исчезнет.


А теперь — карта

Перед вами карта Иркутска, на которой расположены лучшие заведения по версии «Верблюда». Все места мы поделили на 4 категории — кафе, рестораны, бары и кофейни. У каждого заведения есть своя карточка, которая открывается по клику на иконку, — в ней вы найдете краткое описание и контакты.

И кое-что еще: мы не стали наносить на карту все заведения сетей, попавших в наш рейтинг, а выбрали только одно-два лучших места. Например, у Cake Home 12 точек в Иркутске, но на карте вы найдете только локацию на 3 июля. Это сделано для того, чтобы на ней было проще ориентироваться. На наше мнение о других филиалах сети это не влияет — вы найдете нашу фирменную наклейку во всех Cake Home.

И пара слов от жюри

Иван Вильчинский

программный директор радио MCM, член жюри проекта «Лучшее в Иркутске»

С моей точки зрения, любые премии и рейтинги, которые поощряют лучших, являются стимулом для развития. Это как топливо. Заведения могут получить обратную связь и убедиться в том, что они всё делают правильно — или нет.

Оценка — дело всегда очень сложное: ты берешь на себя ответственность. При этом оценка всегда субъективна. Ты же не суперфуди, ты любитель — есть определенные вкусовые пристрастия, которые уже сложились. Особенно сложным для меня в проекте оказался критерий «маркетинг», потому что он у заведений может идти через блогеров, через какие-то другие каналы. А для меня маркетинг — это качество еды. Это что вкусного я хочу здесь съесть вновь. Поэтому отделять маркетинг от еды мне было очень сложно.

В Иркутске не так много заведений, в которые мне хотелось бы возвращаться. Но перспективы есть. У меня есть ощущение, что рано или поздно мы получим актуальные заведения. По индустрии очень сильно ударила пандемия — сейчас всё, что касается индустрии гостеприимства, находится в состоянии I will survive.


Лера Трошина

Соосновательница The Library Bar, член жюри проекта «Лучшее в Иркутске»

Подобные проекты, безусловно, важны: они дают встряску и мотивацию заведениям. Другой вопрос — насколько премии и рейтинги адекватны. Судить должны люди-профессионалы, подкованные в плане современной гастрономии.

Есть одна мною любимая фраза: «Народу много, людей мало». Она шикарно подходит к состоянию индустрии гостеприимства в Иркутске. Концептуальные достойные заведения можно пересчитать по пальцам одной руки. В основном же в городе — места для набития желудка с плохим сервисом, отсутствием идеи, внутреннего наполнения. Иркутску просто не хватает хорошего продукта.


En+ Group — энерго-металлургическая компания, объединяющая крупнейшие гидростанции Сибири и алюминиевые заводы, и мировой лидер по производству низкоуглеродного алюминия. Холдинг активно участвует в социальной жизни регионов, где живут его сотрудники, — строит медицинские центры, парки отдыха, детские спортивные и культурные объекты, реализует образовательные программы и развивает волонтерское движение, помогая сохранять уникальность Байкала.

Ничего не нашлось

Попробуйте как-нибудь по-другому