• 11 июня в Иркутске откроется кинотеатр под открытым небомнебом
  • Власти потратят почти миллиард рублей на флаги и гербы для российских школшкол
  • В иркутском кинотеатре пройдет обсуждение аниме «Призрак в доспехах»доспехах»

Главная > Искры 27.09.2021 16:56

Как в Иркутске возвращают к жизни дома-памятники. 5 удачных примеров

Диана Полякова

Диана Полякова

0 Читать комментарии
Как в Иркутске возвращают к жизни дома-памятники. 5 удачных примеров - Верблюд в огне

Фотографии: Алена Аманмахова / «Верблюд в огне»

Иркутяне привыкли ругать город за небрежное отношение к памятникам деревянной архитектуры — многие дома находятся в аварийном состоянии, некоторые горят или попадают под снос. Так, с 2000 года мы потеряли больше трети объектов архитектурного наследия от общего числа вновь выявленных. Однако есть удачные примеры сохранения деревянного Иркутска. «Верблюд» собрал пять историй домов, которые бережно отреставрировали и сделали функциональными в условиях современного города.


Дом Локуциевских

улица Володарского, 2

Гласный Городской думы Иосиф Локуциевский владел этим участком с 1879 года, в 1884 году с разрешения городской управы построил одноэтажный деревянный дом, позже там появился и второй — уже двухэтажный. Все помещения сдавались в аренду. В 1906 году хозяин сменился, в советские годы дом находился на балансе Управления внутренних дел, а в 2004 году перешел в частную собственность.

В 2011 году у него появился новый владелец, к тому времени жильцов расселили. Снести дом было нельзя — этому мешал статус памятника федерального значения. Его, как указывалось в документах, присвоили из-за уникальных наличников.

В руки реставраторов из фирмы «АРМ-10» («Архитектурно-реставрационная мастерская») дом попал в очень плохом состоянии: половину здания утратили в пожаре, восемь венцов (несколько бревен, соединенных в единый горизонтальный ряд деревянного сруба. — Прим. ред.) находились в земле, остатки сруба изнутри были завалены мусором по окна. Кроме того, большая часть дома сгнила, были полностью утрачены прирубы (постройка, прирубленная к уже существующему строению. — Прим. ред.) и весь декор. Уцелело всего лишь около 15% подлинного материала — его и использовали при реставрации.

Фото: «АРМ-10»

В «АРМ-10» рассказали, что во время работ вышла целая детективная история с теми самыми барочными наличниками. «Их сняли и вывезли во время пожара более 10 лет назад в неизвестном направлении. По документам они должны находиться в музее, но ни один музей города их в своих хранилищах не нашел. Мы опросили всех свидетелей пожара, представителей службы по охране объектов культурного наследия, вплоть до людей, спасавших декор, но все тщетно. Искали более полугода, обращались в прессу и к блогерам, но следов их так и не обнаружили», — рассказала руководитель мастерской Лидия Захарова.

Повезло найти на чердаке подлинную лобань (верхняя часть обрамления окна. — Прим. ред.), которую и взяли за основу для восстановления наличников. В столярной мастерской работа шла вручную, повторить декор удалось только с третьего-четвертого раза.

Также проект предусматривал создание деревянных ворот. Однако против этого выступили соседи из дома №2Б в глубине участка: они посчитали, что конструкция будет затруднять проезд автомобилей. Закон оказался на их стороне, и ворота делать не стали. Вся реставрация длилась около двух лет. Сейчас здание, приведенное в пряничный вид, пока не обрело назначение и ждет нового владельца.

Фото: «АРМ-10»

Усадьба мещанина Савинцева

улица Седова, 64

Владельцем этого участка с 1882 года был томский мещанин Илья Савинцев, усадьбу построили в 1890–1900-х годах. Предполагается, что она могла быть возведена по проекту известного иркутского архитектора Владимира Рассушина. В 1932 году все строения отдали в городское владение, их использовали под жилье. В 2012 году дом перешел в собственность ОАО «Агентство развития памятников Иркутска».

Эту усадьбу тоже реставрировало «АРМ-10» — по словам архитекторов, ей повезло гораздо больше, чем дому Локуциевских. Здание не ушло в землю, фундамент был в удовлетворительном состоянии, венцы сруба лишь частично сгнили, а наличники и декор на карнизе и вовсе прекрасно сохранились. Только дворовому прирубу не повезло, он выгорел полностью.

Фото: «АРМ-10»

В «АРМ-10» рассказали, что и здесь во время работ пришлось столкнуться с сопротивлением соседей. Они, как и в случае с домом Локуциевских, не хотели, чтобы реставраторы воссоздали первоначальные ворота с калитками, которые ведут на общую территорию. Вопрос находится в подвешенном состоянии до сих пор.

Реставрация шла более трех лет, за это время восстановили не только внешний вид и конструктив здания, но и интерьеры: двери, потолочный декор. Воссоздали печи. Сегодня там разместились ресторан и магазин мяса.

Фото: «АРМ-10»

Усадьба купца Винтовкина

улица Бабушкина, 12

Этот памятник архитектуры построил в 1880–1890-е годы для себя и своей семьи купец Владимир Винтовкин. Когда постепенно все члены семьи разъехались, в усадьбе устроили коммуналку, а в конце 1970-х она сгорела. Отреставрировать для постоянного проживания своей семьи её взялся бывший вице-мэр Иркутска Дмитрий Разумов.

В компании «Предприятие „Иркут-Инвест“», которая занималась восстановлением здания, «Верблюду» рассказали, что основной задачей было сохранить в первозданном виде каменный фасад. Его нужно было высвободить из «культурного слоя» (наслоений грунта), который составлял около 60–80 сантиметров.

Конструкцию фасада усилили изнутри, подвели под нее фундамент, возвысили на 80 сантиметров. Причем её поднимали и опускали несколько раз, пока реставраторы не получили желанный результат. К этой стене присоединили основную часть здания, фасад остался в своем историческом виде без трещин и повреждений.

Усадьбу восстановили не только снаружи, но и изнутри, об этом Дмитрий Разумов рассказывал изданию «МК Байкал»: «Благодаря имеющимся в архивах фотографиям и описаниям я полностью восстановил практически все внутреннее убранство здания. К счастью, фото показывали и печи с изразцами, и полы, и даже обои, не говоря уже о ставнях, дверях, крыльце, наличниках, расположении окон». Внесли лишь необходимые изменения — добавили санузлы, ванные, отопление и водоснабжение.

Сам Разумов подчеркивает, что не просто отреставрировал усадьбу для своей семьи, — таким образом он хочет привлечь других состоятельных иркутян к сохранению архитектурных памятников для переселения в них.

Дом причта при Троицкой церкви

улица Чкалова, 4

Дом причта — жилое здание в комплексе храма, предназначенное для постоянного проживания священнослужителей и персонала при церкви. На Чкалова такой построили на вклады и пожертвования прихожан в 1903 году. А в 1923 году он был национализирован и перешел управлению жилищного хозяйства и строительства.

Реставратором выступила организация «Иркутскархпроект». Специалисты при обследовании дома выяснили, что основной сруб хорошо сохранился: замены требовали только по одному-два венца снизу и сверху. А вот фундамент оказался в плохом состоянии, его пришлось усилить. Здание приспособили под современные нужды: в подвале устроили техническое подполье, в доме теперь есть водопровод, канализация и отопление.

Обнаружив большой высокий чердак, реставраторы спроектировали лестницу на второй этаж и сделали там мансарду, так как не хотели оставлять пространство неиспользованным.

Фото: «Иркутскархпроект»

Работы еще не окончены: со стороны двора есть пристрой, который находится в аварийном состоянии, его еще предстоит восстановить. Предполагается, что помещение раньше использовали как холодные сени, но сейчас его сделают теплым. А еще вернут его историческую особенность — закругленную крышу, которую когда-то перекрыли треугольной кровлей.

Изначально здание проектировалось как жилой дом, но, скорее всего, оно будет использовано иначе. У заказчика реставрации были разные идеи: отдать часть дома церкви, открыть там воскресную школу или чайную, но пока ничего не решено.

Фото: «Иркутскархпроект»

Усадьба священника Шастина

улица Лапина, 45

Усадьба на улице Лапина строилась в 1880-х годах и принадлежала настоятелю Благовещенской церкви протоиерею Иннокентию Шастину. Владения включали небольшой дом в три окна по красной линии и флигель, в 1902 году был надстроен второй этаж. В 1931 году дом отдали под жилье, он принадлежал Комжилтресту, а уже в настоящее время сгорел до основания.

Воссозданием усадьбы занималось «АРМ-10», и она запомнилась архитекторам сложным проектным решением. Нужно было определиться, в каком виде восстанавливать дом: с мезонином (надстройка над серединой дома. — Прим. ред.) или с полноценным вторым этажом. В итоге приняли решение воссоздать дом того периода, когда он был с мезонином, потому что так «максимально раскрывались его художественные качества», говорят реставраторы.

Работа осложнилась тем, что усадьба находится на территории старого иркутского кладбища. Пришлось провести археологические изыскания — в результате нашли и перезахоронили несколько человеческих останков.

Воссоздание усадьбы Шастина заняло около трех лет, ее адаптировали под современный офис. Проект впоследствии отметили наградами на различных российских конкурсах.

Комментариев 0

Тренды 18.04.2022 12:00

Что такое Индекс качества жизни (объясняем в картинках) и почему в Иркутске жить хорошо

Яна Шутова

Автор Яна Шутова

0 Читать комментарии

Представьте, что любой город России можно, как во многих интернет-магазинах, «добавить к сравнению» и посмотреть, как он выглядит на фоне остальных. Много ли в нем людей, работающих по 50 часов в неделю? Достаточно ли фруктов и овощей они едят? Пользуются ли электромобилями и есть ли у них в пешей доступности школа? Для ответа на эти вопросы госкорпорация ВЭБ.РФ вместе с партнерами разработала информационно-аналитическую систему «Индекс качества жизни в городах России»: на конкретных цифрах можно увидеть, чем отличаются наши города.

«Верблюд» в картинках объясняет, как индекс может пригодиться вам в повседневной жизни. А еще мы нашли в базе данных Иркутск и проверили, как он оценен по разным параметрам — от уровня благоустройства до work-life balance у его жителей.


Партнерский материал

Кому нужен Индекс ВЭБа

В Иркутске широко известен проект арт-вечеринок «Без бокала нет Шагала». Люди собираются в приятной атмосфере, чтобы продегустировать хорошее вино и написать собственную (возможно, первую в жизни) картину. Пять лет назад «Шагал» начинался с вечеринки для друзей в винном погребе, а сегодня это большой проект с франшизой в 15 городах России. Каждый раз, открываясь в новом месте, владельцу бизнеса Светлане Давыдовой приходится проводить глубокий анализ незнакомого города.

«Когда мы рассматриваем открытие очередной франшизы, я обращаю внимание на ряд критериев. Например, сколько в городе компаний, которые работают в сфере креативных индустрий. Кто бы что ни говорил, наличие конкурентов — это хорошо. Потому что если в городе нет конкурентов, то нам самим придется „раскачивать“ аудиторию. Так, например, было в Южно-Сахалинске, где люди привыкли после работы идти домой и смотреть телевизор», — рассказывает Светлана Давыдова.

«»

«Очень важно знать, есть ли в городе музеи, кинотеатры, галереи и охотно ли туда ходят. Количество объектов общественного питания — тоже важный показатель. Когда город живет, у него высокий потребительский коэффициент, как следствие — высокий уровень сервиса. В случае с „Шагалом“ кафе и рестораны — это еще и площадки для проведения мероприятий».

Эти и другие важные показатели городов предпринимателям теперь не нужно выискивать самостоятельно. Они есть в открытом доступе Индекса качества жизни. Имея все данные под рукой (от уровня доходов населения до количества коворкингов), Светлана Давыдова может быстро оценить ситуацию: так, в Самаре в три раза меньше точек общепита на душу населения, чем в Иркутске, а кемеровчане посещают культурные события в два раза чаще иркутян.

«»

«По данным Индекса качества жизни ВЭБ.РФ, Иркутск входит в топ-20 лучших городов России по девяти показателям. Это обеспеченность врачами, высокая доступность спортивных объектов, пешая доступность школ, достаточное число кафе и ресторанов, обилие зеленых зон и ряд других», — рассказал руководитель блока аналитики и маркетинга группы ВЭБ.РФ Андрей Самохин.

В базу данных включены 115 городов России, и каждый оценен примерно по 250 показателям. Такой инструмент интересен не только предпринимателям, но и обычным горожанам. Для многих семей Индекс ВЭБа может стать ориентиром в решении повседневных вопросов: где провести отпуск, в какой город поступать учиться. С помощью удобной таблицы можно за пару кликов узнать, что иркутяне в среднем стоят на остановке 8,5 минут, что здесь каждый пятый ведет здоровый образ жизни и что у 90% жителей школа находится в 20-минутной шаговой доступности.

Индекс качества жизни — это независимое исследование, поэтому его результаты могут дать пищу для размышлений представителям городской власти. Цифры дают четкое понимание, какие отрасли нуждаются в реформах и эффективных решениях, а какие являются конкурентными преимуществами Иркутска. Сейчас администрация города заключила контракт с компанией Strategy Partners Group на разработку Стратегии социально-экономического развития Иркутска до 2036 года.

«Результаты исследования Индекса качества жизни будут направлены в Strategy Partners Group для использования в работе, поскольку Индекс качества жизни имеет конкретное практическое применение», — пояснили в мэрии.

Как устроен Индекс качества жизни

Ядро концепции — это потребности обычного человека. Индекс учитывает все аспекты, влияющие на повседневную жизнь российской семьи, а это более 250 разных показателей. Из них складывается детальный портрет населенного пункта. По этим критериям можно сопоставить его с другими российскими или зарубежными городами.

Что это дает? Во-первых, позволяет четко разглядеть конкурентные преимущества города, а лучшие практики — тиражировать на всю страну. Во-вторых, увидеть в городе «слабые места» и превратить их в точки роста. Индекс создан не для того, чтобы ранжировать города, а чтобы изучить потребности жителей. Это не рейтинг, а практический инструмент анализа.

Есть пять ключевых принципов, с учетом которых формируется Индекс качества жизни.

  • Человекоцентричность. Все города рассматриваются изнутри, с позиции простого человека и его ценностей.

Иркутяне удовлетворены своей жизнью на 5,61 балла из 10. Чтобы выяснить это, респондентам задавали вопрос: «Вообразите лестницу со ступеньками от 0 до 10. Самая верхняя — это лучшая для вас жизнь, самая нижняя — наихудшая. Где вы сейчас находитесь?»

  • Функциональность. Сильные и слабые стороны места легко проявить, если сравнить его с другими российскими или зарубежными городами по отдельным направлениям.

Уровень обеспеченности врачами и средним медицинским персоналом у нас значительно выше, чем по России: в Иркутске на 10 тысяч жителей приходится 104 сотрудника, а в других городах — около 80.

  • Интеграция с другими индексами. Показатели анализа — точно такие же, как в других российских и международных индексах. За основу взята структура ОЭСР (Организации экономического сотрудничества и развития) — по ней проанализировано 650 городов из 38 стран.

В Иркутске доступ к паркам и лесам в пешей доступности имеет 79-80% населения.

  • Институционализация. В России насчитывается 1117 городов и качество жизни в них разительно отличается. Индекс ВЭБа может использоваться как общий знаменатель для национальной системы оценки и в то же время — как инструмент сопоставления с международными стандартами.

Как минимум среднее образование имеют 90,7% иркутян (в возрасте от 25 до 64 лет), в Мадриде — только 75,2%.

  • Регулярность. Жизнь не стоит на месте, поэтому Индекс обновляется ежегодно.

По данным на 2021 год, в Иркутске 9,56% жителей посвящают работе более 50 часов в неделю.

По каким критериям оценивали города

Индекс ВЭБа складывается из 12 направлений, которые больше всего влияют на качество жизни людей: это доход и работа, жилищные условия, здоровье, образование, мобильность, благоустройство, экология, безопасность, общество, работа и отдых, гржданские права, удовлетворенность. Что из этого может пригодиться нам в повседневной жизни?

Жилищные условия. Сколько стоит сегодня квадратный метр жилья, много ли в городе новостроек, высокая ли там ипотечная ставка и сколько однокомнатных квартир можно снять на одну зарплату — этими вопросами в первую очередь задается человек, переезжающий в другой город.

Лидируют по обеспеченности жильем Владикавказ (1,44 комнаты на человека), Краснодар (1,36) и Вологда (1,33). Любопытно, что жилье в российских городах почти в два раза новее, чем в среднем по городам стран ОЭСР (59% домов, построенных после 1980 года, против 30%).

Доход и работа. Этот критерий включает в себя и разнообразие вакансий, и уровень безработицы, и число патентных заявок, и даже количество краудфандинговых проектов в отдельно взятом городе.

Самые высокие зарплаты получают в Магадане, Сургуте и Новом Уренгое (≈1,3–1,6 млн рублей в год). Это сопоставимо с восточноевропейскими странами (Чехия, Словакия, Польша). Быстрее всего работу можно найти в Казани и Белгороде (5 месяцев), а вот во Владикавказе на это уйдет почти год.

Работа и отдых. Этот показатель справедливо выделен в отдельную категорию. Чтобы понять, как жители городов восстанавливают силы, исследователи подсчитали количество музеев, кинотеатров и галерей, оценили кафе, бары и рестораны, обратили внимание на туристическую привлекательность городов.

В среднем 13,1 часа тратит на свой отдых и восстановление (включая ночной сон) житель российского города, работающий полный день. Если оценить культурную жизнь по 10-балльной шкале, то средняя оценка по России составит 5,6. В лидерах — Казань (7,5), Тюмень (7,4) и Екатеринбург (7,3)

Здоровье. Чтобы оценить уровень здоровья, в 115 российских городах подсчитали среднюю продолжительность жизни, количество ЗОЖников, выяснили объем овощей и фруктов в рационе граждан, изучили пешую доступность спортивных объектов и поликлиник.

Выяснилось, что Махачкала — лидер по продолжительности жизни среди российских городов (79 лет). В среднем по России — 73 года.

Только 46% российских горожан считают свое здоровье хорошим или очень хорошим. Это меньше, чем в зарубежных городах.

Образование. На этот критерий влияет множество показателей: доступность школ, учебные результаты школьников, состояние образовательной инфраструктуры, результаты ЕГЭ, доля горожан с высшим образованием.

Между прочим, 59% взрослых горожан в России имеют высшее образование. Это значительно выше, чем в ОЭСР (46%).

Самыми образованными городами можно назвать Воронеж, Брянск и Казань. А вот по удобству расположения школ в числе лидеров Иркутск: 93% проживают в 20-минутной пешей доступности (это на 14% выше общероссийского показателя).

Мобильность. Этот параметр очень хорошо демонстрирует ситуацию с транспортом в конкретном городе. Учитывается соотношение легковых машин и численности населения, наличие каршеринговых сервисов, выделенных велодорожек и зарядных станций для электромобилей, средний возраст автобусов и троллейбусов, время на дорогу до работы, а также число ДТП с общественным транспортом.

Как выяснилось, 13% жителей городов России хотели бы добираться до работы или учебы на велосипедах или самокатах (сейчас это делают 4%).

Благоустройство. Именно городская среда зачастую становится решающим фактором в выборе города для жизни. Из чего она складывается? Из плотности жилой застройки, количества зеленых зон и набережных, городской иллюминации и эстетичной рекламы.

Не может не радовать тот факт, что более 80% населения российских городов живет в пешей доступности от парков и скверов. По мнению самих жителей, наиболее красивые и ухоженные города — это Грозный (94%), Ставрополь (91%) и Ханты-Мансийск (88%)

Как Иркутск оценили в Индексе ВЭБа

По данным Индекса качества жизни, Иркутск входит в топ-20 лучших городов России по девяти показателям. Самые сильные стороны — это жилищные условия (64,83), благоустройство (63,14), образование (63,99), доход и работа (52,67).

Иркутск часто называют студенческим городом — он является магнитом для молодежи из Бурятии, Забайкалья, Приморского и Красноярского краев. Один из многих факторов — количество вузов и ссузов в области креативных специальностей. По этому показателю Иркутск значительно обгоняет города своего кластера (Владивосток, Казань, Екатеринбург, Красноярск, Хабаровск и другие).

«»

«Я приехал в Иркутск в 2019 году из Забайкальского края. Хотел поступать в суворовское училище в Чите, но старший брат посоветовал ехать в Иркутск, так как здесь много перспектив», — рассказывает Егор Бальжинимаев, студент третьего курса Института архитектуры, строительства и дизайна ИРНИТУ.

Егор поступил в иркутский политех на специальность «Теплогазоснабжение и вентиляция». «Когда я в первый раз приехал в Иркутск, у меня рот открылся. Увидел остров Конный и буквально влюбился с первого взгляда. После университета я решил остаться здесь. Я уже понимаю, где буду жить и работать. Есть несколько компаний, куда можно будет устроиться инженером, а жить хочу в Университетском, мне нравится этот район. Еще один плюс Иркутска — это спортивная база. Здесь хорошая школа каратэ, я планирую в будущем не просто тренироваться, но и преподавать», — говорит Егор.

«По данным Индекса качества жизни, в Иркутске высокая доступность спортивных объектов и сооружений — 78% жителей города проживают от них в 15 минутах пешком, в то же время в среднем по стране этот показатель равен 65%», — рассказывает главный управляющий директор, руководитель блока аналитики и маркетинга группы ВЭБ.РФ Андрей Самохин.

Средняя годовая зарплата в Иркутске в прошлом году составляла 623,5 тысячи рублей в год, тогда как по России — примерно 545 тысяч. По количеству патентных заявок и научных публикаций наш город в три раза обгоняет остальные российские города. Эти и другие факторы создают благоприятную среду для ведения бизнеса.

«У Иркутска все хорошо по сравнению с городами в средней части России, — подтверждает предприниматель Светлана Давыдова, основатель проекта „Без бокала нет Шагала“. — В средней полосе (Самара, Воронеж, Смоленск) очень низкие зарплаты, наши арт-вечера стоят там дешевле всего. Для клиента 1500-1800 рублей за мероприятие — это потолок. Сибирские города (Тюмень, Иркутск, Новосибирск) более платежеспособны и привлекательны для туристов, поэтому сервис и бизнес здесь развивается стремительнее».

Отдыху и уходу за собой иркутяне посвящают недостаточно времени: вместе с ночным сном выходит меньше 12 часов. На общение времени тоже не хватает: более 40% иркутян признались, что хотели бы видеться с близкими чаще, чем удается. Возможно, по этим причинам оценка удовлетворенности своей жизнью составляет 5,61 баллов из возможных 10. Еще два направления, по которым Иркутск отстает от других российских городов, — это мобильность (36,07) и экология (42,97). В городе отмечается изношенность общественного транспорта и довольно высокий комплексный индекс загрязнения атмосферы (3,67 балла, что в два раза больше среднероссийского показателя).

«Несмотря на то что в Иркутске есть своя гидроэлектростанция, его нельзя назвать городом чистой энергии. ГЭС обеспечивает электроэнергией не город, а Иркутский алюминиевый завод, а город питается от Ново-Иркутской ТЭЦ. Она работает на угле, поэтому у нас такие показатели [загрязненности] атмосферы, — объясняет Иван Крылов, представитель благотворительного экологического фонда „Подари планете жизнь“. — Кроме того, в Иркутске в предместьях Рабочее и Марата до сих пор много домов, отапливаемых от котельных».

В то же время, как отмечает руководитель блока аналитики и маркетинга группы ВЭБ.РФ Андрей Самохин, город находится на высоких позициях по площади, отведенной под парки и зеленые зоны, — в Иркутске это 42% от территории города, а в среднем по России — 27%. По степени вовлеченности жителей в экологические проекты, программы и инициативы Иркутск (12%) тоже выделяется на фоне общероссийского (9%) показателя.

«»

«За последнее время в городе значительно развилась инфраструктура для раздельного сбора мусора. Экотакси у нас уже принимает больше 60 (!) фракций, в том числе тетрапаки. В Иркутске сейчас, по-моему, рекордное количество мини-заводов по переработке отходов», — отмечает экоактивист Иван Крылов.

Еще два года назад все вторсырье из Иркутска вывозили в другие регионы, а сейчас в городе из макулатуры производят картон, туалетную бумагу и утеплитель эковата, говорит Крылов. Как минимум четыре предприятия в городе делают из отслуживших шин резиновую плитку и покрытия. Пластик идет на производство тротуарной плитки, а под Иркутском из бывших бутылок, пакетов и прочего пластика производят домашнюю утварь (ведра, тазики, горшки), мусорные пакеты, стеновые панели из ПВХ. Эти практики берут себе на заметку другие города.


Еще больше интересного — в телеграм-канале «Верблюда в огне»!

Ничего не нашлось

Попробуйте как-нибудь по-другому