• Пробки 0
  • Погода
  • Следственный комитет поможет героине «Верблюда» получить медицинский протезпротез
  • Экспонаты фильма ужасов. «Первый канал» рассказал о трех разваливающихся бараках в ИркутскеИркутске
  • Сын губернатора Иркутской области вызван на допрос в прокуратурупрокуратуру
  • 7 декабря в Иркутске пройдет акция «Сдай пакет»пакет»
  • В Братске врач приехала на вызов к грудному ребенку и стала гуглить информацию о лечениилечении

Тренды 20.11.2019 16:28

Семейное образование: родители о том, почему их дети не ходят в школу

Екатерина Балагурова

Екатерина Балагурова

0Комментариев

Семейное образование: родители о том, почему их дети не ходят в школу - Верблюд в огне

«Верблюд» поговорил с родителями, чьи дети учатся дома, — и узнал, почему они выбрали семейное образование, как оно проходит и в чем его преимущества.


Для начала разберемся в терминах. Домашнее и семейное обучение — разные формы получения знаний, но многие их путают. Домашнее обучение ориентировано на детей, которые из-за болезней не могут посещать школу, поэтому к ребенку приходят школьные учителя и занимаются с ним по общей программе дома. При семейном обучении, о котором сегодня речь, не подразумевается обязательная программа и уроки учителей. Перейти на такую форму образования могут все дети — родителям достаточно написать заявление в департамент образования. Семья сама выбирает учебную программу и график аттестации. Чтобы сдавать экзамены, можно бесплатно прикрепиться к любой школе. Более удобный вариант — платный, когда аттестация проходит дистанционно или офлайн на базе аккредитованной школы. Стоимость зависит от выбранного сервиса аттестации.


Анна Буковская

Мама 7-летней Мии

«Я всё время гоняла в голове вопрос, как бы нам вообще не ходить в школу, избежать этого».

Мии 7 лет, и в этом году она не пошла в школу. То, что индивидуальные занятия позволяют достичь эффекта быстрее, чем в школе, я впервые поняла, когда поступала в вуз. Нужно было сдавать вступительные экзамены — математику, биологию и русский язык, — а школьных знаний для этого не хватало, они были нулевые. Пришлось всё выучить за лето: брать репетиторов, штудировать учебники, — в итоге меня приняли.

Когда старшая дочь училась в школе, история повторилась. Программа там «узкая» и непонятная: приходилось закреплять знания дома, проходить материал заново. Я всё время гоняла в голове вопрос, как бы вообще не отправлять детей в школу, избежать этого. Но тогда просто не знала, что все дети могут учиться дома. До девятого класса мы кое-как доходили в школу, а чтобы сдать выпускные экзамены, наняли репетиторов. Зато теперь, когда пришел Миин черед идти в первый класс, мы выбрали семейное обучение.

Во-первых, я не хочу впустую тратить время, ни свое, ни ребенка. Вся эта стандартная ученическая жизнь — с ранними подъемами и слезами, занятиями в школе и кружках, возвращением домой в темноте, а затем еще двух-трехчасовыми мучениями над домашними заданиями под ночной лампой — повергает меня в ужас.

К тому же нет желания отдавать дочь под многочасовое воздействие ровесников и чужих «теть и дядь». Где тогда связь родителей и детей? В чем воспитание, если вы даже не видите своего ребенка? Для меня важно быть рядом, вкладываться, видеть и чувствовать его. Ради этого я оставила работу. Людям кажется, что они должны отдать своего ребенка в школу, чтобы он закалился, привык к нормам общества, чтобы ему в жизни было проще. Но это не так. Это как с рассадой: никто не сажает помидоры и огурцы в декабре, все делают это весной, и сначала в теплицу. Для меня отдать ребенка в школу — выкинуть его в бурлящее море, чтобы он научился плавать. Мы все сделаем постепенно. К тому же дети, которые учатся дома, могут приходить в школу на аттестацию и видеться с друзьями во дворе. Для общения со сверстниками не обязательно сидеть за партой ежедневно по 6 — 7 часов.

Мы с дочерью учимся в игровой форме. С понедельника по пятницу занимаемся чтением, письмом и математикой по программе «Русская классическая школа». Она логичнее и качественнее современных методик. Чтобы освоить чтение, часто Мия читает вслух рецепты, а потом мы вместе по ним готовим: дочь отсчитывает ингредиенты по граммам, складывает и вычитает, — математика. Потом прошу ее написать рецепт, и это урок русского языка. Вторая половина дня свободная: Мия ходит в бассейн и играет с сестрами, — у меня четыре дочери.

Дважды в неделю устраиваем «живые уроки»: встречаемся с другими первоклашками на семейном обучении. В нашей группе 5 детей: берем тему, например «Ледяной мир»: показываем видео, играем, танцуем, а иногда и готовим тематические блюда.

Люди говорят: «Ладно первый класс. А как же дальше? Начнется химия, физика». Меня это не пугает: сейчас много методичек и онлайн-курсов, благодаря которым можно давать ребенку знания, не будучи учителем. Не справлюсь сама — найму преподавателей. На это нужны деньги, но и в обычной школе каждый второй занимается с репетиторами.

Екатерина Полякова

Мама 14-летней Веры

«Дочь спросила: „Мама, зачем мне вообще идти в школу?“»

Вере 14 лет, на семейном обучении она третий год. Когда дочь оканчивала пятый класс, я, как всегда, с трудом ее будила, а она спросила: «Мама, зачем мне вообще идти в школу?» Я сама отличница с двумя высшими образованиями, идеальный продукт школьной системы, но при этом у меня возникли проблемы с самореализацией. Вопрос дочери заставил задуматься, насколько учеба в школе действительно правильная стратегия. Мне вовремя попалась книга Ольги Валяевой «Предназначение быть мамой». Одна глава там посвящена анскулингу.

Одна из причин, почему мы перешли на «семейку», — художественная школа: Вере нравится рисовать, и у нее это получается. Я поощряю интересы ребенка, но параллельная учеба в двух школах — слишком большая нагрузка.

Также важен вопрос общения: помню, как мальчики ведут себя в период полового созревания. Хотелось бы от этого оградить мою дочь. Думаю, она успеет пообщаться с противоположными полом, когда будет к этому готова. Дети общаются со сверстниками, которым интересны те же области знаний, например в художественной школе. В кружках нет соперничества из-за более модных кроссовок, телефонов и неважных прочих вещей. При этом у Веры есть подружки и из школы: она гуляет с ними, ходит на концерты.

Ребенку на семейном обучении не нужно соблюдать субординацию, сидеть и молчать, потому что учитель требует тишины. В результате дети вырастают более свободными, имеют свое мнение.

Семейное обучение подразумевает комфортный ритм. Нет стресса, связанного с гонкой и тем, что нужно успеть к началу занятий. Вера формирует расписание сама, я ее не контролирую. Есть образовательные блоки под художественную школу, английский язык, на который дочь ходит дополнительно, занятия по школьным предметам. Мы покупаем учебники, также Вера проходит онлайн-курсы по физике, химии, биологии, географии, астрономии и другим предметам — их очень много в интернете. Репетитора зовем, когда ребенок совсем не понимает какую-то тему. Это бывает крайне редко.

Потом по каждому предмету дочь сдает аттестацию — дистанционно. Сначала прикрепились к школе, но это был горький опыт: нужно было сначала писать завучу, я постоянно бегала за учителями, искала их. В плане отношения к семейному обучению всё было нормально, но сама организация процесса хромала. Еще неудобно, что нельзя сдать предмет сразу после его прохождения, например в октябре: вопросы для аттестации у школы появляются только весной. Дистанционную аттестацию можно проходить 24/7, когда готов.

Хочу предупредить родителей, думающих о семейном обучении для ребенка: к этому надо подготовиться. Когда мы решили перейти на семейную форму обучения, я не понимала, что конкретно делать. Поэтому съездила на семинар специалиста по семейному обучению Любови Сгонник: узнала о философии анскулинга и поняла, что мне нужно поменять сознание, пройти «расшколивание». Научиться слышать ребенка, позволять ему пробовать то, что интересно, и не зацикливаться на результатах. Дети ищут себя себя, это их право. Всё это и есть процесс «расшколивания» родителя — знание, что не нужно соблюдать регламенты и гнаться за оценками.

Юлия Колбасина

Мама 11-летнего Максима
и 8-летней Кати

«Дома ребенок успевает гораздо больше, чем успевал в школе»

У меня двое детей: пятиклассник Максим и второклассница Катя. Сын с этого учебного года на семейном обучении, дочь на домашнем. Катя не ходит, она колясочница.

Я перевела сына на семейное обучение, потому что меня не устраивает качество школьного образования. В «началке» у Максима был сильный учитель, но теперь начался старший блок. В нашем учебном заведении он слабый — учителя часто увольняются и не всегда соответствуют квалификации. Не хочу, чтобы у сына пропал интерес к учебе.

Еще я увидела, как много времени в школе уходит на дисциплину. Весь прошлый год я ходила с дочерью в первый класс и сидела на уроках, помогала. И наблюдала учебный процесс изнутри. Дисциплина, организационные вопросы, подписи каких-то бумаг — вот чем заняты учителя. Я их не ругаю: в классах много детей — первоклашек было 37. Нереально каждому дать знания в нужном количестве.

Кроме того, в прошлом году перед экзаменами сын занимался с репетитором. Оказалось, учиться индивидуально ему интереснее. Еще один немаловажный фактор — безопасность. Например, в нашей школе была история: кто-то принес наркотики. Да и возраст начинается непростой — мальчишки пробуют курить, первый алкоголь. Хочу оградить сына от всего этого.

Другая причина — экономия времени. Максим ходит в музыкальную школу. Полдня он сидел в обычной школе, потом в музыкалке, а вечером мы вместе по 4 часа делали домашние задания — усваивали школьный материал, потому что уроке ребенок впитывал только 20% знаний. Ходили в спортивную секцию — пришлось бросить, не успевали.

Когда мы перешли на семейное обучение, я хотела прикрепиться к школе, чтобы Максим сдавал аттестацию там, но директор была настроена агрессивно. Она указала на недостаток моего интеллекта и пообещала, что на первой же аттестации моего ребенка завалят. Я знала, что закон на моей стороне, но решила не устраивать скандалы и не тратить нервы — свои и сына. Мы забрали документы и прикрепились к петербургской школе ЦОДИВ — теперь у нас заочное семейное обучение. Сделали это просто: заверили документы у нотариуса, оплатили учебу и отправили бумаги почтой. Сын смотрит видеоуроки, которые выложены на сайте школы, затем читает материал в учебниках, делает упражнения в рабочей тетради, проходит тесты. Аттестация — два раза в год.

Когда Максим узнал, что я хочу перевести его на домашнее образование, он расстроился, посчитал это наказанием. Потом мы сели и все разложили по полочкам: нет гонки, нервотрепки, мы идем в своем темпе. Если нужно, потратим на тему больше времени, нет — пройдем материал быстрее. У нас есть репетитор по математике, еще сын ходит в школу английского языка. По остальным предметам пока успевает сам.

В плане общения со сверстниками почти ничего не изменилось. Максим очень активный и коммуникабельный: дружит с одноклассниками, созванивается, ходит к ним в гости.

У нас составлено расписание. Учеба — первая половина дня, после обеда — музыка и спорт. Еще занимаемся в онлайн-клубе, который создали мамы детей на семейном образовании: смотрим видео, ставим опыты.

Но самое большое счастье семейного образования — нет домашней работы. В итоге в спокойном ритме ребенок успевает гораздо больше, чем успевал в школе. А знания те же.

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите одновременно
клавиши «Ctrl» и «Enter»

Загрузка...

Комментариев 0

Искры 18.11.2019 14:51

«Даже по дороге на Хобой они искали стрип-клуб»: иркутские гиды — о работе с иностранными туристами

Екатерина Фалалеева

Автор Екатерина Фалалеева

0Комментариев

В Прибайкалье всё больше туристов из-за границы: в 2018 году Иркутскую область? посетили 295 тыс. иностранцев — на 84 тыс. больше, чем годом ранее. В целом к нам приезжают более 1,5 млн. туристов ежегодно: в летний сезон многие экскурсоводы работают без выходных. «ВЕРБЛЮД» поговорил с иркутскими гидами о том, как работается с зарубежными гостями, какие вопросы они задают и в какие комичные ситуации попадают.


Фото: Шатуева Алёна

Марина Знаменская

работает гидом два года

«Показываю группе вьетнамцев карту Байкала, а они спрашивают: „А где Крым?“»

— Типичный день гида — проснуться рано утром, приехать в гостиницу, забрать туристов, отвезти их в Листвянку, пробыть там с ними весь день и вернуть обратно. Листвянка — самое популярное направление. Программа такая: Тальцы, Байкальский музей, подъемник на обзорную площадку к Камню Черского, рынок с обязательным поеданием рыбы и разбором, где пелядь, а где — нет. Перед возвращением в Иркутск — прогулка по Байкалу на катере или пешком вдоль берега.

Все хотят попробовать омуля — результат PR-кампаний наших туристических агентств. И в Листвянке эта рыба продается — хотя вылов запрещен. Я говорю туристам, что сейчас нужно восстанавливать популяцию омуля, поэтому если уж решили купить рыбу у нарушителей закона, возьмите только одну — на пробу.

Американцы, особенно пенсионеры, всегда очень восторженные, постоянно говорят: «Вау! Супер!» Европейцы сдержанные и, я бы сказала, довольно бережливые: с ними и с нашими соотечественниками работать комфортнее всего. Азиаты, наоборот, расточительные. И им не всегда есть дело до культуры, к сожалению. Иногда мне кажется, часть туристов из Азии выполняют программу: сходить к определенным достопримечательностям, съесть рыбу, сфотографировать березку — всё для галочки.

Туристы иногда задают самые странные, неожиданные вопросы. Показываю группе вьетнамцев карту Байкала, а они спрашивают: «А где Крым?» Еще они всё время искали стрип-клуб, даже по дороге на Хобой просили выяснить у водителя, где тут стриптиз. Я говорила: «Зачем вам это? Вот Байкал, прекрасная природа…» Они отвечали: «Мы так отдыхаем».

Другой случай: экскурсия по Иркутску для американцев преклонного возраста. Я что-то рассказываю, меня прерывают на полуслове и спрашивают: «Скажите, а у вас в городе вообще диетическую колу продают?»


127

туроператоров.

529

объектов размещения: гостиницы, хостелы, базы отдыха и санатории.

5339,1

млн рублей —
объем платных услуг в туристско-рекреационной сфере за 9 месяцев 2019 года: на 7,1% больше, чем год назад.

17,4%

рост объема туристических услуг за 9 месяцев 2019 года по сравнению с тем же периодом предыдущего года.


Самые популярные места отдыха — территории, прилегающие к озеру Байкал.

Основные туристские потоки движутся по направлениям: Иркутск — пос. Листвянка — КБЖД — Култук — Утулик — Байкальск и Иркутск — Малое море — остров Ольхон.

Источник: Отчет Агентства по туризму

Фото: Шатуева Алёна

Дарья Филиппова

с детства хотела путешествовать и получать за это деньги

«Многим хочется увидеть настоящую жизнь, пообщаться с бабушкой»

— В детстве я говорила: когда вырасту, хочу работать Дмитрием Крыловым, — путешествовать и получать за это деньги. Так и сложилось: уже 8 лет рассказываю туристам о нашем крае. Постоянное расширение кругозора, знакомства с людьми из разных точек мира, трансляция любви к родной земле — вот что я люблю в профессии. А основной минус — необходимость всегда быть открытой к общению. Мне нужно хотя бы пару часов тишины в день, а в турах этого нет — особенно когда селят в одной комнате с туристами и персоналом.

Работа гида сплетена из массы самых разных моментов: мы куда-то едем, я все время что-то рассказываю, едим, танцуем ёхор, нюхаем чабрец, целуем лед, общаемся с шаманами, штурмуем гору. Один день не похож на другой.

Зимний туризм на Байкале

По словам руководителя агентства по туризму Иркутской области Екатерины Сливиной, в этом году впервые местные туроператоры продали больше турпакетов на зиму, чем на лето: «Раньше к нам приезжали в основном летом, причем в короткий период: активность начиналась с середины июля — и до 15 августа. За четыре года произошел кардинальный переворот туристического сезона на Байкале: очень сильно „выстрелила“ зима».

Я веду группы туристов, в основном, из Европы, Индии и Таиланда. Индусы — шумные и благодарные слушатели. От нашей природы им в хорошем смысле срывает голову, а история и культура не так уж интересны. Тайцы обычно делятся на два лагеря: одним интересны селфи и сувениры, другие беседуют о смыслах и энергиях, медитируют. Европейцы в целом соответствуют стереотипам: педантичные немцы, эмоциональные итальянцы и так далее. Из Австралии и Новой Зеландии чаще всего приезжают милые старички, искренние и душевные. Американцы часто не знают вообще ничего и задают вопросы типа «как долго на корабле плыть от Москвы до Байкала». Стандартные вопросы — про омуля, среднюю зарплату и устройство быта. Еще о том, правда ли у нас все много пьют и медведи ходят по улицам.

Вне стандартной программы туристы часто просят отвести их на центральный рынок, в позную, посмотреть старые «деревяшки»: дома, подъезды, даже дачи. Многим хочется увидеть настоящую жизнь, пообщаться с бабушкой, сходить в гости к местным, посидеть в аутентичном баре.

Фото: Шатуева Алёна

Сергей Лаговчин

бывший переводчик, работает экскурсоводом с 2007 года

«Кинулся к крапиве со словами: „О, у вас растет конопля!“ Схватил — и заорал благим матом»

— Бывает, программу составляют туроператоры в Москве или в Германии. Они плохо знают наш регион и могут пообещать туристам ледовую переправу на Ольхон, когда она уже закрыта. Отдуваться приходится нам, гидам: обычно я говорю, что у Байкала свой характер, и прошу понять это.

Немцы проявляют живой интерес ко всему, что касается народов Сибири и Байкала, у них всегда много вопросов. Спрашивают, когда сезон грибов, когда ловят рыбу в Байкале, про тюрьмы Сибири, один раз даже спросили, почему заборы разной высоты.

При этом европейцы ищут у нас в тайге привычный комфорт. Был такой случай: с парой швейцарцев и немцем мы поехали «за экзотикой» на электричке в Слюдянку. Там планировалась ночевка. Пожилой швейцарец никак не мог поверить, что в Слюдянке нет отеля, хотя бы трехзвездочного. Мы спорили час. Он заставил меня вызвать таксиста и допрашивал его (я переводил). В итоге нашли турбазу с душем. Но многие едут сюда за экстримом, например прокатиться по байкальскому льду с юга на север. В одной из таких экспедиций мы встретили пожилую англичанку, которая две недели пешком шла от Култука до Нижнеангарска. Она рассказала, что это была мечта всей ее жизни, и отказалась взять у нас еду, потому что хотела преодолеть весь путь без помощи. Мы увидели эту даму в конце ее путешествия, и выглядела она бодро и счастливо.

Все без исключения просят сводить их на рынок. Обычно покупают шапки, варежки, носки, копченую рыбу. И много водки. Замечу, что немцы пьют больше нас, сибиряков. Бросается в глаза желание все попробовать, везде побывать, получить как можно больше впечатлений. Этим летом в группе из 25 человек был особенно шустрый турист, немец преклонного возраста, который поспевал везде: объявил себя спецом по бане — и ошпарил себе руку. Потом кинулся к крапиве со словами: «О, у вас растет конопля!» Схватил ее — и заорал благим матом».


Игорь Коваленко

председатель Сибирской Байкальской Ассоциации Туризма

— Потенциал развития туристической индустрии в регионе большой, но есть ряд обстоятельств, затрудняющих быстрый рост: высокие налоги для владельцев турбизнеса, что формирует высокую стоимость услуг (следовательно, сильно снижается внутренний туризм, а иностранцы часто высказывают недоумение по поводу несоответствия цены и качества), далекая от совершенства инфраструктура, отсутствие четкой стратегии развития, несовершенное законодательство. Последнее касается и природоохранной деятельности, и организации рабочих мест.

Фото: Шатуева Алёна

Сергей Донской

Работает в туризме с 1990-х

«Многие туристы не до конца осознают размеры и мощь Байкала»

— По моим наблюдениям, в 1990-е туристы прибывали в основном группами, больше всего было немцев и японцев. Были также цепочки американских и австралийских групп. Сейчас всё изменилось: меньше групп, больше — индивидуальных туристов, а по численности на первое место давно вышли китайцы. Только немцы как приезжали большими туристическими поездами, так и продолжают. Редко слышен американский акцент.

На мой взгляд, большинство туристов не до конца осознают размеры и мощь Байкала. Всё встает на свои места, когда они пройдутся по великому озеру или попадут в шторм. Для меня самые необычные места на Байкале — Бухта Песчаная и ее окрестности, а также мыс Рытый. Там потрясающая энергетика!

Всегда веселит, когда иностранцы, приезжая в нашу зиму, одеваются, мягко скажем, не по погоде и говорят: «Мы знаем, что такое холод, но мы не представляли, что может быть так холодно». Некоторые запросы туристов удивляют: однажды меня просили показать сохранившиеся строения лагерей ГУЛАГа на БАМе.

Самый забавный случай произошел в иркутском трамвае. Было время, когда местные жители пенсионного возраста ездили на трамваях бесплатно. Мои пожилые туристы захотели побывать на рынке, и я им предложил прокатиться на общественном транспорте, воспользовавшись льготой. Пришлось попросить их помолчать несколько остановок, чтобы кондуктор не догадался, что это иностранцы. Всё прошло хорошо: кондуктор просто посмотрел на моих гостей, а те любовались городом в окно и улыбались. Когда мы вышли на рынке, надо было видеть восторг этих взрослых людей от того, что они проехались на трамвае бесплатно!

Фото: Шатуева Алёна

Анастасия Осипова

Показывает китайцам Байкал и Иркутск

«У китайских туристов всегда хорошее настроение»

— Поток гостей из Китая резко увеличился года 4 назад, когда там на местной версии шоу «Голос» спели трогательную песню о Байкале. Теперь люди хотят побывать здесь и выложить в соцсети селфи с Байкала. А еще в Китае есть легенда о пастухе, который пас овец на Байкале, поэтому практически каждый турист мне говорит: «Ты знаешь, что Байкал раньше был китайским?» И добавляют: слово «Байкал» созвучно китайскому словосочетанию, которое переводится как «Северное море».

Больше всего туристов в июле и августе, когда в китайских школах каникулы. В это время одновременно в очереди на паром может оказаться 5 — 6 китайских групп по 20 — 30 человек. Это плохо: обычно туристы приезжают всего на 5 — 6 дней и дорога на Ольхон отнимает значительную часть времени.

Китайцы любят Россию, русских, уважительно относятся к культуре и истории. Они не снобы, приятные и общительные, с ними легко договориться. У них всегда хорошее настроение. Туристы всегда интересуются бытом, спрашивают, кто главный в семье (думают, что женщины). Задают и стереотипные вопросы типа «Перед тем как выйти на улицу зимой, ты пьешь водку?»

Заядлым путешественникам не нравится однообразие: они хотят вау-экскурсий, а у нас же все обычно: природа, катание на корабле, омуль. Я с иронией объясняю, что русские не особо хороши в коммерции. При этом китайцы редко просят отвезти их куда-то вне стандартной программы. Лишь однажды у меня был случай, когда просили показать военную технику и покатать на танках. Покупают мед, шоколад, конфеты и водку. Еще они в последние годы полюбили гиалуроновую кислоту и серию косметики «Бабушка Агафья».

Запомнился один диалог. В конце путешествия китаец подошел ко мне и спросил: «Ты правда здесь живешь и видишь это каждый день? Ты правда ешь эту еду каждый день?» Он, вероятно, думал, что я приезжаю сюда проводить туры. Я сказала: «Да»,  — на что он ответил: «Ты самый счастливый человек на свете».

Ничего не нашлось

Попробуйте как-нибудь по-другому