• Пробки 2
  • Погода
  • Что будет, если отправить родственника сдавать ЕГЭ вместо себя? Житель Приангарья выяснилвыяснил
  • Четверть российских торговых центров могут закрыться к осениосени
  • Предложение дня: сделать вход в хрущевки через палисадникпалисадник

Главная > Герои 08.06.2020 22:43

Спасай, а не болтай: как Егор Лесной и его команда очищают Приангарье от мусора

Екатерина Балагурова

Екатерина Балагурова

0Комментариев

Спасай, а не болтай: как Егор Лесной и его команда очищают Приангарье от мусора - Верблюд в огне

Фото предоставлено героем, фотограф Артем Моисеев

Последние два года иркутский блогер Егор Лесной вместе с единомышленниками очищает Иркутскую область от мусора. Зимой его проект «Спасай, а не болтай» выиграл грант от частного благотворительного фонда, на эти деньги Лесной купил джип, чтобы быстрее добираться до нужных локаций. Но в конце мая машина перевернулась на пути в Бугульдейку. Об истории проекта и о том, что будет с ним дальше, — в интервью «Верблюда в огне».


Я — обычный чувак, которому не пофиг

Представьте, что вы идете по улице и видите волонтёров в одинаковых футболках и кепочках. Убираются. О чём вы сразу подумаете? Скорее всего, что скоро выборы и опять происходит какая-то показуха. Вот этого я избегаю. У нас нет одинаковой одежды, горы брендированных инструментов, нам никто не платит за работу. До недавнего времени у проекта даже не было машины, чтобы добираться в труднодоступные места.

Я не эко-активист, а обычный чувак, которому не пофиг. Который тратит так свои выходные. И моя команда думает так же. Именно это привлекает внимание. Прохожие спрашивают: «А зачем вы здесь убираетесь?» И мы честно отвечаем: «Потому что нам не всё равно, это наш дом». У людей диссонанс: мало кто тоже так делает, а живём все в одном регионе. Это главное в моём проекте — ломать барьеры в головах у людей. Основная цель «Спасай, а не болтай» — не очистка Байкала, это просто нереально. Мы хотим привлечь внимание к проблеме, донести, что каждый в силах что-то изменить.

Фото предоставлено героем. Фотограф Артем Моисеев.

Все только кричали: «Не дадим, это строят китайцы!»

История проекта началась весной 2018 года, когда стало известно, что в Слюдянском районе хотят построить завод по розливу байкальской воды. И люди на это ополчились. Всей страной активно подписывали петицию, выступали «против». Но никто толком не разобрался, что там планировалось и как. Все только кричали: «Не дадим, это строят китайцы!» С моей точки зрения, это была настоящая ксенофобия. Просто инвесторы были не россияне.

Я не был против строительства и ратовал за то, чтобы были соблюдены три пункта. Чтобы завод построили по международным стандартам, чтобы там работали местные и чтобы платились налоги. Всё. Кто инвесторы — китайцы, корейцы, американцы или русские, — мне не важно. Россия в глазах международной общественности становится максимально закрытой страной, которая сама просаживает свой инвестиционный рынок. Пришли инвесторы, а мы от них отказались из-за гражданства. Люди сами всё испортили. Не было никакого конструктивного диалога. В итоге те, кто против, победили. И меня до сих пор от этого бомбит. Сейчас на слюдянских болотах происходит выпас домашнего скота, а в советское время там был склад ГСМ. Здесь просто без комментариев.

Слева: Пикет в Иркутске. Фото: Алёна Шатуева. Справа: Посёлок Култук. Строительство завода по розливу воды. Фото: Вадим Данилов

При этом я видел, как местные собирались и кричали: «Спасите Байкал», а потом продавали рыбу из этого самого Байкала и бросали мусор себе под ноги. Они не думали ни о поголовье рыбы, ни о чистоте озера. Я понял, что в большинстве своём люди — кликуши. Кричат, ругаются, но сами ничего не делают для себя. Я так не могу. Считаю, что если ты живешь на этом свете, радуешься ему, берёшь от него ресурсы, ты просто не можешь не отдавать. Мне стыдно, потому что со всех сторон слышно «Я люблю свою Родину», но почти никто реально о ней не заботится. Я понял, что надо что-то делать. Не понтоваться и хейтить, а просто начинать с себя и люди подтянутся. Тогда я придумал проект и назвал его очень понятно. Вместо криков, подписей и петиций — возьми и начни действовать. Посмотри на себя. Спасай, а не болтай. Это моя философия.

Фото предоставлено героем. Фотограф Артем Моисеев.

Мне дико стыдно перед фондом, но это жизнь

Весной 2020 года я выиграл грант 500 тыс. рублей в конкурсе проектов благотворительного фонда «+7». Все деньги ушли на машину для экспедиций и уборок в регионе — купил внедорожник Mitsubishi Pajero, чтобы ездить на уборку в самые разные места, в том числе труднопроходимые. Мы тягаем большие деревья, железо, тяжелые покрышки из воды. На легковушке не справиться, а грузовик не везде удобен.

В итоге нашел машину на вторичном рынке, ее средняя цена — 450 тыс. рублей. Грантовые деньги улетели вмиг. Я пригнал своего железного коня из области, по минимуму довёл до ума. За месяц работы мы с командой успели вывезти 15 тонн покрышек из посёлка Патроны и был ещё ряд мелких уборок, которые я даже не считаю.

Фото: egor_lesnoy/ Instagram

Но теперь мы вынуждены замедлиться, потому что случилась беда. В последний день весны, 31 мая, когда мы ехали очищать Мраморный карьер в Бугульдейку, на гравийную дорогу, на сложном повороте со спуском выбежал конь. Мы улетели в кювет, не доехав до места всего 40 км. Машина перевернулась дважды. Все живы и целы, но автомобиль сильно пострадал.

Мне дико стыдно перед фондом, но это жизнь. Никто не застрахован от такого несчастья. Пока я пребываю в шоке, стараюсь найти в себе силы. Твёрдо решил восстанавливать машину. Предварительная сумма ремонта — 250 тыс. рублей.

По просьбам неравнодушных друзей и подписчиков открыл сбор, решение об этом далось мне сложно. Из-за этого в меня и мою жену летит много хейта, люди пишут гадости. Говорят, что мы наживаемся за счет проекта и машины. Это дико обидно, не может не задевать. Но я верю, что добрых людей и наших союзников больше. Я вкладываю в неё ежедневно, сам плачу за бензин, закупаю инструменты. И теперь уже точно вложу больше, чем изначальная сумма гранта. Я никогда не зарабатывал на проекте, хотя он занимает почти всё мое время. Иногда мне кажется, что я уже сам себе не принадлежу, потому что мои мысли постоянно о том, как помочь и как убрать больше. Это нелёгкое время, но я не отчаиваюсь. Выплывем.

Сейчас основной фронт работ — поселок Патроны

Первые 250 килограммов мусора мы собрали в 2019 году вместе с Женей Лоховым в Листвянке. Я занимаюсь фридайвингом, и благодаря этому мы всё вытащили со дна Байкала. Потом почти месяц я провел в Тулуне, помогал на наводнении. С машиной стало намного проще работать, не нужно никого постоянно искать.

До аварии мы выезжали на уборки от одного до четырех раз в неделю. Сейчас у нас уже собрано около 15 тонн мусора. В основном двигаемся своей компанией, а также присоединяются мои подписчики. Я всегда заранее пишу, куда едем, где встречаемся и что взять с собой. В среднем, на одной уборке нас бывает около десяти человек. Есть и мужчины, и женщины. По желанию можно брать детей. Работают все на равных. В прошлом году были просто люди, желающие помогать. В этом году понемногу подтягиваются большие компании.

Сейчас основной фронт работ — поселок Патроны. Впервые мы отправились туда в конце апреля по просьбе моих подписчиков, они прислали фотографии. Приехали на двух внедорожниках с прицепами и грузовичке. Думали, немного работы, быстро справимся. Но не тут-то было. Оказалось, там просто груды покрышек. Наши вывезенные 15 тонн оказались четвертью от того, что скопилось. Там в советское время была линия берегоукрепления, потом её переделали, а покрышки так и остались загрязнять окружающую среду и разлагаться.

Работать в Патронах было по-настоящему тяжело: часть покрышек находится в воде, на глинистом дне. Выбивали липкую твердую глину кувалдами, ломами и прочими инструментами.

На месте всегда были три команды — одни доставали покрышки из воды, вторые их чистили, третьи — грузили. Забитая покрышка может весит около 300 килограммов. Пустая — от 40 до 150 килограммов. На чистку одной покрышки у нас уходило по 3040 минут. Работали полный рабочий день и возвращались всегда без сил.

Фотографии предоставлены героем. Фотограф Артём Моисеев

В работе помогает «Байкал-шина» и её гендиректор Антон Тюменцев, он даёт своих рабочих, предоставляет инструмент и договаривается с грузовым транспортом — это огромная работа. Ещё администрация Патронов дала нам трактор для погрузки, а сеть Centra Market установила лебёдку на внедорожник, чтобы можно было тягать покрышки из воды. +7 и Reus тоже иногда выезжают с нами, помогают с лопатами, ломами и другими инструментами.

После уборки все покрышки увозим в Иркутский резиноперерабатывающий завод. Грузим вместе, а доставляет «Байкал-шина». Из переработанной резины на заводе делают покрытие для парков, детских площадок и стадионов.

Основная проблема — отношение людей

Год назад нас выгнали с уборки в порту «Байкал», где мы убирали покрышки со дна озера. Нас вызвали к начальнику и сказали, что надо было брать разрешение на уборку в МЧС и ещё в ряде организаций. И выгнали. Мы пытались объяснить, что всё делаем безопасно, никому не мешаем, работаем с яркими буями. Что хотим помочь сделать озеро чище, не просим денег. Но бесполезно.

Я понимаю, что это система, что виноват не сам человек, который нас оттуда гнал. Но ведь можно иначе выстроить диалог. Сказать: «Ребята, у вас инициатива, круто! У нас есть проблема с разрешением. Давайте мы пообщаемся с руководством, договоримся по поводу допуска». Можно было договориться на другой день. Черт с ним, выдать нам яркую форму. Но никакого диалога с нами никто не собирался строить.

Поэтому основная проблема сегодня — отношение людей. Те, кто у меня в подписчиках, мои сторонники. Но их меньшинство. Абсолютное большинство просто отмалчивается и ничего не делает. Им важно, чтобы мусорка в их дворе всегда была чистой. И они поднимают крик, только когда мусорка захламляется. А то, что у нас переполнены полигоны, их не интересует. У них позиция «Я живу здесь и сейчас, в своей квартирке. Не трогайте меня». Опять же, все ругают китайцев, а по факту ты приезжаешь к заливам и лесам и видишь, что мусорят россияне. Наша цель — менять сознание людей, показывать, что можно жить по-другому. Хотелось бы, чтобы нас, делающих, была критическая масса. Важно понимать, что даже если ты просто вышел убраться у дома, то ты уже сделал хорошее дело. Любая уборка хороша — неважно, сколько в ней человек принимает участие, несколько или сотни.

Фото предоставлено героем. Фотограф Артем Моисеев.

Однажды женщина в соцсетях написала мне, что я хочу хайпануть и машину на халяву, а акцию организовать — ничего не стоит. Так говорит только тот, кто ничего не организовывал и не объединял людей для общей задачи. Большинство пробуют это на себе один раз и тактично говорят: «Чувак, извини, я больше не готов таким заниматься». Еще находятся умники: «Вы своим фридайвингом вывозите со дна по паре тонн, так мало». Ребят, мы делаем то, что можем, с учетом нашей техники и возможностей. Сейчас наша главная задача — обратить внимание на проблему и делать то, что от нас зависит.

Команда «Спасай, а не болтай» очищают акваторию на причале Рогатка (Листвянка). Видео: egor_lesnoy/ Instagram

Конечно, хотелось бы поддержки. Даже не финансовой, а хотя бы в разрешениях — как в случае с портом «Байкал». У меня не раз брали телефон люди из администрации врио губернатора, представители каких-то партий. И на этом всё заканчивалось. Не было никаких встреч, обещаний. Я прошу власть просто лишний раз не мешать нам: не просить десятки разрешений и пропусков. Мы потратим больше времени на бумагу, чем на уборку. Все мы понимаем, что такое бюрократия.

Я не остановлюсь, у меня цель — заразить своей философией сотни людей

Я планировал до конца июня закончить с Патронами. Надеюсь, так и получится, потому что, помимо моей машины, есть ещё техника. В планах — Мраморный карьер, Слюдянка, порт «Байкал», Листвянка, Ольхон, Байкальск, Северобайкальск. Нет конкретного одного направления. Увы, но у нас куда ни поедешь — везде будет мусор. Очень хотелось бы найти партнёров, чтобы поставить на воду катамаран с мотором и лебедкой, чтобы доставать габаритный мусор со дна. Цена вопроса — около 300 тыс. рублей. Ещё думали о приобретении грузовика, дополнительной техники: хотелось бы обзавестись дайверским снаряжением и работать уже на глубине.

До автоаварии было много целей, связанных с проектом. Но теперь главное — восстановить автомобиль. С помощью внедорожника за один месяц работы сделали в четыре раза больше, чем за весь прошлый сезон. И я не могу взять и отремонтировать его дёшево, а потом кому-то перепродать. Это непорядочно. Сделаю ремонт на совесть и буду ездить убираться дальше.

В день города Егор Лесной со своей семьей убрали 100 кг мусора на берегу Ангары. Фото: egor_lesnoy/ Instagram

Я не остановлюсь, у меня цель — заразить своей философией сотни людей. Вижу, что уже сейчас многие выходят во двор и убираются. Это нетрудно. С конца апреля каждый день у меня по 23 отметки в инстаграме с хэштегом #cпасайанеболтай из разных городов России и даже мира. Недавно убирались даже на Багамских островах. Даже не выходя из дома можно помочь — просто начните сортировать мусор. Здесь дело не в хэштегах.

После аварии я получил огромную поддержку от людей: помогают те, кто может и хочет. Да, сейчас реально трудно. Проект держится на моей внутренней силе, на вере людей, который вовлечены в него. Сейчас время, которое просто нужно пережить. Очередное испытание, с которым мы точно справимся. Рассвет точно настанет.

Загрузка...

Комментариев 0

Искры 15.05.2020 17:03

Глазами местных: путеводитель по району Ново-Ленино и его культовым местам

Александр Бондарев

Автор Александр Бондарев

3Комментариев

Ново-Ленино — один из самобытных районов Иркутска, а ещё и самых часто упоминаемых в медиа и соцсетях. Специально для «Верблюда» филолог Александр Бондарев написал авторский путеводитель по району, где он живёт. Вас ждут болота, роща, стройка и сортировка, а также культовый рынок с «Боярышником».


Посещение Ново-Ленино — сомнительное мероприятие. Жизнь не заставит никто не поедет. Но если вам нравится мысль, что рейтинги пространств иллюзорны, то прочувствовать это лучше в том месте, чей социальный рейтинг крайне низок. Поездка в Ново-Ленино подходит идеально. Но не оттого, что вас будут поджидать яркие впечатление или ужасы, лабиринты фавел или современный город. Нет, в Ново-Ленино вы увидите категорию среднего. Такое принято называть словами «обычно», «нормально», «так себе», «не то чтобы, но не так уж плохо». А «среднее» лучше всего рушит вымышленные иерархии в нашем сознании.

В общем, вот вариант маршрута для тех, кто никогда не был в Ново-Ленино, среди иркутян таких много. Выбор остановок субъективен, как и любой выбор.

Ново-Ленинские болота

Звучит абсурдно и жутковато, но мне нравится. Болота в городах редки. Здесь они находятся в самом начале Ново-Ленина, до въезда. Это низина, которая относится к пойме Иркута. Место издревле мало на что годилось, разве что карасей ловить. Но красиво. В конце 19 века болота пересекла Транссибирская магистраль, а в 80-х годах 20 века — объездная дорога.

Днём в любое время года низину заливает солнце, на горизонте стоят без движения товарняки. Идеальный пейзаж для фильмов про апокалипсис. Особенно в морозы. Болота всегда были домом для огромного количества птиц, в основном чаек и уток, но и редких, краснокнижных. Местные уверены, что болота давно носят какой-то важный природоохранный статус, но он присвоен им лишь 31 октября 2019 года.

Птицы вместо Ленина красуются на новой вывеске, встречающей гостей Ленинского округа, но никакого сохраняющего птиц статуса у болот нет. Поэтому некоторые болота отсыпают для неизвестных индустриальных нужд. Спешите посетить, пока ещё есть что. Дважды приходилось видеть, как дорогу пересекает утка с утятами, — из болота с одной стороны дороги в болото на другой стороне. Водители останавливаются, лица у всех счастливые. Впрочем, это редкость, не рассчитывайте.

Роща и бесцеремонные белки

Роща — это роща на остановке «Роща». В прошлом место было крайне опасным, но сейчас там уютный парк для прогулок с детьми.

В Иркутске принято ездить кормить белок на курорт Ангара. Грызуны там сытые, привередливые, всё подряд есть не станут, только кедровые орешки и обычно после уговоров и соблазнений. В Новоленинской роще всё иначе. Как истинные обитатели спального района, местные белки не брезгуют семечками любого формата. Их не надо искать, они сами перекроют вам путь и недвусмысленно намекнут на желание что-нибудь съесть.

Белки могут легко добраться до вашей руки по брюкам, подраться между собой, заглянуть в объектив камеры, которую вы зачем-то выставили вместо ладони с орешками. В общем, «им нужна ваша одежда и мотоцикл», ибо существа совершенно бесцеремонные. Не пугливые — на радость детям.  

Сортировка и «Старший сын» Вампилова

Станция Иркутск-сортировочный находится за рощей с белками. В ней нет ничего интересного — это обычное советское здание вокзала, мост, разветвлённая сеть путей, проводов и запах креозота. Ценителям типового индустриального пейзажа должно понравиться.

Я вас приглашаю туда потому, что станция и район отметились в истории литературы. С большой долей вероятности, это то самое место, куда провожали девушек Сильва и Бусыгин в пьесе Александра Вампилова «Старший сын». И откуда потом не могли уехать обратно. Если вы не читали, то это Боярский и Караченцов из одноимённого фильма. В тексте район называется Ново-Мыльниково. За право им быть обычно спорят станция Мельниково и Ново-Ленино.

У Ново-Ленина больше аргументов. Во-первых, удалённость достаточная, чтобы застрять на пару дней, а во-вторых, описанное в пьесе смешение частного сектора и малоэтажной застройки как раз типично для этой части Ново-Ленина. До сих пор. Так что давайте просто объявим это «доказанным исследователями фактом». Пьесы Вампилова сейчас очень популярны в европейских театрах, так что прогулку по этим местам можно считать приобщением к мировой литературе.

Стройка и ее тени

Сейчас уже мало кто помнит этот топоним, хотя в 90-х и начале нулевых он существовал наравне с официальным названием остановки «Кинотехникум». Рядом с ней красовался советский долгострой — бетонный каркас с непристойными надписями, поросший полынью. Стройка.

Место было обителью наркоманов. Если вы проходили мимо, то от темноты отделялась тень, которая следовала за вами, а потом отбирала деньги и меховую шапку. Телефон не трогали, потому что тогда мобильная связь ещё не распространилась. Впрочем, подобное могло случиться в любом месте.

Сейчас кинотехникум превратился в филиал ВГИК, а на месте стройки находится единственный крупный ТЦ «Европарк». Загляните, возможно, вам интересно, как выглядит молл в спальном районе.

Рынок с «Боярышником»

К несчастью, если произнести слово «боярышник» в Иркутске, то никто не подумает про возможность купить полезные для сердца плоды. Речь о том самом злосчастном месте на улице Баумана и о киоске, где продавалась техническая спиртовая жидкость.

В ночь на 18 декабря 2016 года в партии жидкого концентрата, предназначенного для ванн, вместо этанола оказался метанол. Это привело к смерти 76 человек. Тогда страна внезапно обнаружила, что «Боярышник» никто не использует для ванн, полиция накрыла цех по его производству, а городские власти «увидели», что рынок незаконный.

Его грозились снести, но в реальности перенесли на 200 метров по той же улице. Рынок обещали сделать цивилизованным, с туалетами. Но не сделали. Временно вернули на прежнее место, а перед началом строительства новой дороги убрали немного в сторону. В результате переносов часть владельцев киосков разорилась и закрылась, теперь их осталось совсем немного.

До трагедии к месту было сложное отношение. Как любой стихийный рынок, он обрастал кафе, местами для нелегалов и ночными покупателями дешевого этанола. Но местные жители его по большей части любили, сочувствуя предпринимателям. Сейчас здесь, как и раньше, можно попросить привезти нужный товар, сэкономив время и деньги на поездку в центр. А ещё вам всегда честно ответят на вопрос о свежести продуктов. Нельзя обманывать людей, которых видишь каждый день.

Павильон с овощами и фруктами на Баумана

В этом павильоне нет уникальной продукции, оптовые базы для всех одни и те же. Мне хотелось привезти вас в район новостроек — для демонстрации размеров поселения. Потому что в том месте, где район заканчивается, начинается новое Ново-Ленино. Новейшее. Тот эффект, когда, выходя за границы старого города, вы попадаете в мир небоскребов. Только здесь вы из мира хрущевских пятиэтажек перенесетесь в мир 1215-этажных домов.

Сначала я хотел обозначить место «взрослой» поликлиникой, которая так и осталась одна, несмотря на то что к ней приписали огромную «опухоль» в виде пустыря, застроенного многоэтажками. Из-за этого в электронной записи есть не только очередь, но и лист ожидания из желающих записаться в очередь. В результате поход к какому-нибудь специалисту может быть отсрочен на два месяца. Это учит планировать свою жизнь и смерть. Следом за ней стоит новая «детская» поликлиника. Её много раз анонсировали, ею отчитывались местные депутаты и чиновники, но она пока не открылась.

Но потом я вспомнил про чудесных предприимчивых ребят, которые стали пригонять к поликлинике микроавтобус и продавать бабушкам (их в поликлинике много) свежие овощи и фрукты по низкой цене. Бабушки были счастливы — удобно, недорого, да ещё и продавцы терпимы к капризам, хотя и молоды. Очень скоро они стали достопримечательностью. Можно было увидеть выстроенную из бабушек в пустоту очередь. Зрелище странное и забавное. Вскоре пустота заполнялась автомобилем и начиналась торговля. Сейчас они стали отдельным павильоном в том же самом месте. Хорошая история.


Выезжать из Ново-Ленина рекомендую по 20-му Советскому переулку на объездную дорогу и домой. Весь маршрут можно совершить в обратном порядке, так вы получите бонусом эпический вид на новостройки с горы и более удобный доступ к болотам.

Ничего не нашлось

Попробуйте как-нибудь по-другому