• Пробки 2
  • Погода
  • Иркутский зоосад опубликовал фото новорожденных лисятлисят
  • В одной из школ Казани произошла стрельба. ГлавноеГлавное
  • В Музтеатре Бутусов споет песни Nautilus Pompilius и ответит на вопросы иркутяниркутян

Главная > Искры 04.05.2021 15:52

Главный архитектор Иркутска предложил снести стадион «Труд». Что не так с этой идеей?

Екатерина Балагурова

Екатерина Балагурова

0 Читать комментарии
Главный архитектор Иркутска предложил снести стадион «Труд». Что не так с этой идеей? - Верблюд в огне

Коллаж: Евгения Власова / «Верблюд в огне», фотографии: Алена Шатуева / «Верблюд в огне»

На прошлой неделе главный архитектор Иркутска Антон Жуков предложил снести стадион «Труд» и построить на его месте концертный зал и театр кукол. Тема вызвала многочисленные споры среди горожан, и впоследствии даже мэр Руслан Болотов в эфире радио «КП» высказался против такой инициативы. Он добавил, что «это личное мнение Антона Жукова, а не главного архитектора, и абсолютно неверная позиция во многих направлениях». «Верблюд» вместе с экспертами попытался разобраться, действительно ли так неудачно предложение Жукова и какая судьба может ждать стадион «Труд».



«Труд» — многофункциональный и самый крупный стадион в центре Иркутска. Объект построен в 1957 году и вмещает 17 800 зрителей. На стадионе действуют 12 спортивных секций для взрослых и детей, многие из которых бесплатные. Здесь проходят городские и областные соревнования, футбольные и хоккейные матчи. Кроме того, много лет стадион используется в качестве концертного зала для приезжающих звезд.

Ника Песчинская

спортивный журналист

Хочу начать с истории «Труда». Я делала интервью с Русланом Проходовским, бывшим директором стадиона, проработавшим более 20 лет. Он прилагал огромные усилия для сохранения «Труда». Рассказывал, как в советское время партийцы хотели забрать покрытие для атлетических дорожек себе на госдачи, а он не дал. В 1990-е годы, по его словам, бандиты требовали с него «дань», он не давал, за это ему в кабинет подбросили гранату — чудом остался жив.

В 2000-х годах, утверждал Проходовский, на малом поле хотели построить торгово-выставочный центр, нынешний «Сибэкспоцентр». Директор и здесь отстоял свой объект. Добился, чтобы стадион выкупили в областную собственность. В итоге Проходовского, с его слов, уволили за его активную несогласную деятельность. Ценой своей карьеры человек спас «Труд» — он так гордился этим.

И сейчас всё это наследие снести? Какая острая нужда лишать детей и взрослых спорта? Вред и отдача несоизмеримы. Я не верю в такие перемены без цели. Наверняка есть кто-то сильно заинтересованный в этой земле.

Еще губернатор Сергей Ерощенко (возглавлял регион с 2012 по 2015 годы. — Прим. ред.) говорил, что готовится проект реконструкции стадиона «Труд». Я задавала вопрос об этом бывшему министру спорта области Илье Резнику. Он не дал точных данных: с проектной документацией были какие-то накладки, её бесконечно переделывали. Такое чувство, что это у нас какое-то народное развлечение — разрабатывать проекты, которые не двигаются с места.

А теперь уже много лет я пытаюсь поговорить с Антоном Шишкиным, директором стадиона «Труд» и руководителем областного Центра развития спортивной инфраструктуры. Эта организация отвечает за все спортивные объекты, которые находятся в собственности региона. Всё хочу узнать, какое развитие этот человек предлагает для «Труда», какой проект разработан. Но секретарь Шишкина каждый раз любезно отвечает, что Антон Сергеевич очень загружен работой и принципиально не дает интервью. У меня сложилось впечатление, что ему просто нечего рассказать людям.

Если не удается общение с директором стадиона, нужно идти к министру спорта, в правительство, и спрашивать, почему стадион не выполняет свою функцию. Почему не работает малое поле с прокатом роликов и коньков? Там был буфет, музыка, инструкторы, а теперь тишина. В правительстве говорят: «У нас нет министра спорта». Его нет с лета прошлого года, и вообще всё правительство новое, собранное после выборов губернатора, и не отвечает за предыдущих своих коллег. А тех уже попробуй найти. Вот и получается какая-то бесконечная цепочка, где никто ничего не знает, и стадион предлагают снести. Это просто абсурд.

Стадион «Труд» находится на земле рекреационного назначения, это объект физической культуры и спорта. По закону, на таких землях запрещается деятельность, не соответствующая ее целевому назначению. То есть нельзя просто снести «Труд» и построить на его месте коммерческие помещения, его можно заменить только спортивным объектом.

Однако не все соблюдают закон. Например, был освещенный корт перед старым ангарским мостом, там регулярно проводили соревнования. Его снесли в нулевых и возвели офисное здание. Во время строительства даже сделали вывеску «здесь строится спортивный центр». Но в итоге только офисы. Я тогда спрашивала у властей, почему разрешили снести. Мне объяснили, что там будет спортивный центр. А на самом деле среди офисов сделали спортзал — и назначение земли выполняется. Так можно построить хоть автостоянку и во дворе поставить два турника и детскую лестницу — это будет спортивная площадка!

Меня поразили рассуждения архитектора Иркутска о том, что стадион не выполняет свою спортивную функцию. Напрашиваются вопросы: Вы изучали ситуацию? Сколько людей каждый день проходят через стадион? Сколько там детей, спортивных секций, работающих тренеров?

«»

Еще Жуков приводит аргумент, что хоккей с мячом уехал, а футбола у нас нет. Но ведь надеяться, что он появится в городе без стадиона, — это наивно. Сначала сделали так, что у нас нет большого футбола, а теперь под этим предлогом хотят снести стадион. Если в городе образуется хорошая команда, ей будет просто негде играть.

У каждого стадиона в Иркутске свои секции, своя направленность. Многие объекты рассчитаны под высшее мастерство спортсменов — на тот же «Рекорд» не пробьешься. А «Труд» — одно из немногих мест в центре города, где можно заниматься спортом: действует единственная в Иркутске секция стрельбы из лука, есть зал для настольного тенниса, корт для большого тенниса, есть отличный легкоатлетический манеж с хорошим покрытием. При этом у нас вообще мало кто из иркутян знает, что до 19:00 любой желающий может просто приходить и бесплатно там бегать. Нельзя говорить: «Подумаешь, “Труд” закроется, останутся “Рекорд”, “Вымпел” и “Локомотив”». Везде свои виды спорта.

Если бы у иркутского правительства был интерес к спорту, уже собрали бы комиссию, наблюдательный совет. Решили, какие виды спорта в Иркутске нуждаются в развитии и как можно реконструировать «Труд». Но мы не знаем, чего мы хотим. И профессионалам вообще не дают слова. Всё это ужасно печально. Вместе с тем «Труд» давно стал частью исторического облика центра города. Лишиться его — значит лишиться истории города. Не надо одно решать за счет другого.


Инна Дружинина

профессор кафедры архитектурного проектирования ИРНИТУ

Снос стадиона «Труд» возможен, только если для нас, горожан, история архитектуры не имеет значения. Если нам не важно сохранение истории уникального объекта архитекторов-предшественников, мастеров своего дела. Если нам безразлично, что в сооружении, которое по праву может стать памятником культурного и градостроительного наследия, впервые были применены уникальные для того времени конструкции и, в целом, объемно-планировочные решения. Речь идет о двух талантливейших архитекторах: Борисе Кербеле и Викторе Шматкове.

По-моему, трибуны и здание спортивного комплекса «Труд» — это шедевры архитектуры советского периода в нашем городе. Думаю, снос этого сооружения нанесет еще один удар по центральной части города, где и так крайне не хватает спортивных площадок. Сколько бы ни стоило сохранение и восстановление первоначального облика объекта, его необходимо восстановить.

От сноса здания пострадает в первую очередь городское сообщество. За последние 20 лет Иркутск и так перенес не один удар по своей самобытности, и этот, очередной, будет одним из самых разрушительных.

Уверена, что никакой другой спортивный комплекс или общественное здание, а тем более жильё, не сможет так встроиться в сложную, многостилевую градостроительную среду центра города, как «Труд».

Известно немало примеров, когда даже после проведения городских конкурсов на высоком уровне с участием именитых архитекторов площадка застраивалась банальными объектами, далекими от идей, предлагаемых мастерами. Есть серьезные опасения, что это повторится и здесь.

Вопрос необходимо обсуждать с горожанами и архитекторами. Сносить «Труд» категорически нельзя.


Татьяна Бонько

мастер спорта СССР по легкой атлетике, тренер, старший преподаватель ИГУ, 40 лет жизни связано со стадионом «Труд»

Снос здания — идея очень плохая. Если мы думаем о будущем, в нашей жизни должен существовать спорт. Более того, в стране принята федеральная программа «Спорт — норма жизни». Сейчас в «Труде» много секций для детей и взрослых: тхэквондо, легкая атлетика, хоккейный клуб «Сибскана», карате, бокс, конькобежный спорт.

В стенах «Труда», на нашем поле, воспитаны чемпионы российского и международного уровней. Например, наша гордость — Олег и Роман Кузнецовы, призеры Чемпионата России по тхэквондо 2018 года.

В 2008 году к нам приезжала Олимпийская сборная России, спортсмены проходили в Иркутске акклиматизацию перед перелетом в Пекин. На «Труде» тогда бегали такие легкоатлеты, как олимпийская чемпионка Гульнара Самитова-Галкина и чемпион мира и трехкратный чемпион Европы Юрий Борзаковский. Спортсмены сборной тогда назвали наш стадион «черным стадионом», потому что у нас резина черного цвета. И говорили, что ноги здесь отдыхают. Это правда — у нас особенное, очень качественное амортизирующее покрытие стадиона. На нем не травмируются суставы, связки, сухожилия, позвоночник.

«»

Я считаю, что стадион нельзя сносить, потому что у нас занимаются дети со всех районов города. Сюда, в центр Иркутска, очень удобно добираться абсолютно из любой точки, здесь отличная транспортная инфраструктура, и родители не боятся отпускать своих детей тренироваться.

Конечно, осуществить идею со сносом стадиона очень даже реально. Были бы власть и деньги. Но каковы будут последствия? Кто за это будет отвечать и перед кем? Мы можем добиться того, что дети будут просто сидеть за экранами ноутбуков круглосуточно, а не заниматься здоровьем. Кроме того, на нашем стадионе ежедневно занимаются не только дети, но и взрослые люди, и даже пенсионеры. Только у нас, на легкой атлетике, в день тренируются около 350 спортсменов ежедневно.

Моя жизнь связана с «Трудом» уже 40 лет. Я пришла сюда тренироваться студенткой в 1981 году, а через 10 лет начала работать тренером. У нас существует преемственность поколений. Мои ученики приводят ко мне на тренировки своих детей. И так далеко не только у меня одной.

За 40 лет я впервые слышу о том, что поставлен вопрос о сносе стадиона. И считаю, что если уж и переносить секции из «Труда», то только также в центральную часть города. Но лучшее, что можно сделать для нас, тренеров и спортсменов, — это провести реконструкцию. Зданию почти сто лет, и оно правда нуждается в ремонте.


Максим Жестянкин

спортсмен сборной России и Иркутской области по бобслею, неоднократный призер Кубка и Первенства России по бобслею. Тренируется на стадионе «Труд»

Среди тренеров и спортсменов уже было много разговоров о сносе или ремонте нашего стадиона. Более серьезных разговоров от правительства я не слышал. Сейчас, наверное, первое публичное заявление.

Я считаю, что стадион нужно сносить. Только при одном условии: если на его месте оперативно построят новый объект, который будет собирать еще больше спортсменов в своих стенах. Идея о сносе хорошая. Когда-то же должно это случиться. Если за этот снос возьмутся серьезные и ответственные люди, я буду только рад, что в скором времени буду тренироваться в стенах нового стадиона.

«»

Сейчас стадион в ужасном состоянии. В раздевалках манежа постоянно сыро, покрытие самого стадиона старое и неровное. Краска в помещениях и бетон уже начинают сыпаться. И все это может увидеть не только спортсмен, а вообще любой, кто придет посмотреть на «Труд».

Именно для моего вида спорта особых трудностей нет, потому что для бобслея нужна ледовая эстакада (а её в Иркутске вообще нет). А для бега я могу использовать любой стадион, для силовых тренировок — любой тренажерный зал. Тем не менее заниматься на новом стадионе было бы куда приятнее.

Не знаю, пострадаем ли мы, спортсмены, или тренеры, если «Труд» решат снести. Конечно, тренерам должны будут предоставить их новое рабочее место во время строительства, а мы сможем временно тренироваться в других спортивных комплексах. Когда все построится, всем же будет приятно и работать, и тренироваться на свежем, новом стадионе.


Фёдор Т

общественный деятель

Четкого мнения относительно сноса стадиона у меня нет. Но в целом я тот человек, который всегда за сохранение и реконструкцию, а не за снос. И еще мне не очень нравится идея собирать похожие по функциям объекты в одном месте. Не понимаю, зачем нам в центре еще один концертный зал. Возле «Труда» уже есть филармония, ТЮЗ, драмтеатр, музыкальный театр.

У нас в городе уже есть два ледовых дворца, стоящих через парковку друг от друга. Думаю, их целесообразнее было бы построить на разных берегах. Еще есть две крупные библиотеки через дорогу друг от друга. Представьте, если мы все кофейни города в одно место соберем и назовем это «кофейный квартал». И кофе можно будет попить только там, в одном районе. А в другом будет «парикмахерский квартал». Это неправильно. Функции, которыми могут пользоваться люди любого возраста и достатка, должны быть разнесены по разным частям города.

Не знаю, хватает ли в целом в Иркутске мест для проведения спортивных соревнований. Слышал, что немного. Если не нужен крупный стадион, давайте «нарежем» это поле. Пусть там будет теннисный корт, какое-то футбольное поле, поле для крикета, любой другой вид спорта. Или конный клуб там открыть. Я не сторонник того, чтобы здание уничтожать. Может, если стадион не будет рассчитан на такой массовый спорт, как хоккей с мячом или футбол, то трибуны понадобится как-то реконструировать. Нынешние огромные трибуны будут уже не нужны. Все это можно сделать — изменять, строить новое, но не сносить здание полностью. Нужно изучить мировой опыт реконструкции стадионов вообще.

Конечно, вопрос нужно обсуждать с горожанами. Но только не в том формате, как сейчас. Я знаю, как в Иркутске проходят общественные слушания, — за какое время они анонсируются, как людей туда приглашают. Это все туфта и нужно только для того, чтобы пропихнуть нужное властям мнение. Если были бы честные общественные слушания, мы жили бы в другом городе и другой стране.


Григорий Скарченко

урбанист, юрист, руководитель иркутского отделения Фонда «Городские проекты»

Сносить здания всегда проще, чем реконструировать и наполнять новыми функциями. Но именно реконструкция сохраняет преемственность, историю города и уважение к тем людям, которые это построили. Если «Труд» уже утратил своё значение, нужно подумать, как сделать так, чтобы он приобрёл своё значение вновь. Возможно, это будет что-то новое, не спортивное, но важно сохранять те функции, которые там работают прямо сейчас, например различные спортивные секции. Снос — это крайняя мера, и сейчас я не вижу её обоснования.

К идее места для концертов как таковой я отношусь нейтрально. Мне просто не нравится, что для этого предлагают снести стадион, а не перестроить его. Нужно обсуждать вопрос со всеми заинтересованными сторонами, рассматривать все варианты.

Примечание: Редакция «Верблюда в огне» обращалась к восьми архитекторам города, но не получила от них комментариев по теме. В мэрии Иркутска сообщили, что официального решения по вопросу пока не принято, а с администрацией стадиона связаться не удалось.


Подписывайтесь на телеграм-канал «Верблюда в огне»!

Комментариев 0

Загрузка...

Еда 30.04.2021 21:45

Интерактивная карта. Где есть и пить в Иркутске по версии «Верблюда»

Верблюд в огне

Автор Верблюд в огне

0 Читать комментарии

В начале апреля мы вместе с En+ Group запустили проект «Лучшее в Иркутске»: собрали жюри из экспертов в ресторанной индустрии и попросили их выбрать самые яркие и качественные гастропроекты в Иркутске. Рассказываем и показываем на карте, что у нас получилось.


При поддержке En+ Group

Коротко о том, что и зачем мы сделали

В Иркутске каждый год становится все больше заведений: кафе, баров и ресторанов. Но до сих пор в городе не было хорошей рекомендательной системы — непонятно, куда идти и что посоветовать гостям из других городов. Мы решили исправить ситуацию.

Мы составили лонг-лист из 70 проектов, а затем попросили жюри оценить их по шести критериям — концепция, интерьер и атмосфера, сервис, маркетинг, команда, еда и/или напитки (подробно о них, членах жюри и самом проекте можно прочитать здесь). В конце мы отобрали 44 классных заведения, набравших больше всего баллов.


Классные заведения — это какие?

Это места, в которых хорошо без преувеличения примерно все. Интерьер должен быть продуманным, стильным и работающим на идею кафе, маркетинг — понятным, дружелюбным и эффективным, еда и напитки — очевидно, безумно вкусными, а концепция — интересной, небанальной, отличающей место от того, что представляют собой большинство российских заведений.

Поэтому в наш рейтинг не попали многие кафе и рестораны, которые давно работают в Иркутске, — кто-то вяло вел соцсети, другие давно перестали работать над кухней или ничего не рассказывали о команде. Надеемся, что со временем это изменится.


А как их найти?

По нашей карте (прокрутите чуть ниже) и на отдельной страничке «Лучшее в Иркутске», которую мы запустим в мае. А еще проекты, которые получили высокую оценку, можно узнать по яркой наклейке на дверях, с надписью «Лучшее в Иркутске».

Рекомендательная система будет обновляться — наша редакция будет следить за новыми проектами и добавлять их на карту, а всё, что закроется, оттуда сразу исчезнет.


А теперь — карта

Перед вами карта Иркутска, на которой расположены лучшие заведения по версии «Верблюда». Все места мы поделили на 4 категории — кафе, рестораны, бары и кофейни. У каждого заведения есть своя карточка, которая открывается по клику на иконку, — в ней вы найдете краткое описание и контакты.

И кое-что еще: мы не стали наносить на карту все заведения сетей, попавших в наш рейтинг, а выбрали только одно-два лучших места. Например, у Cake Home 12 точек в Иркутске, но на карте вы найдете только локацию на 3 июля. Это сделано для того, чтобы на ней было проще ориентироваться. На наше мнение о других филиалах сети это не влияет — вы найдете нашу фирменную наклейку во всех Cake Home.

И пара слов от жюри

Иван Вильчинский

программный директор радио MCM, член жюри проекта «Лучшее в Иркутске»

С моей точки зрения, любые премии и рейтинги, которые поощряют лучших, являются стимулом для развития. Это как топливо. Заведения могут получить обратную связь и убедиться в том, что они всё делают правильно — или нет.

Оценка — дело всегда очень сложное: ты берешь на себя ответственность. При этом оценка всегда субъективна. Ты же не суперфуди, ты любитель — есть определенные вкусовые пристрастия, которые уже сложились. Особенно сложным для меня в проекте оказался критерий «маркетинг», потому что он у заведений может идти через блогеров, через какие-то другие каналы. А для меня маркетинг — это качество еды. Это что вкусного я хочу здесь съесть вновь. Поэтому отделять маркетинг от еды мне было очень сложно.

В Иркутске не так много заведений, в которые мне хотелось бы возвращаться. Но перспективы есть. У меня есть ощущение, что рано или поздно мы получим актуальные заведения. По индустрии очень сильно ударила пандемия — сейчас всё, что касается индустрии гостеприимства, находится в состоянии I will survive.


Лера Трошина

Соосновательница The Library Bar, член жюри проекта «Лучшее в Иркутске»

Подобные проекты, безусловно, важны: они дают встряску и мотивацию заведениям. Другой вопрос — насколько премии и рейтинги адекватны. Судить должны люди-профессионалы, подкованные в плане современной гастрономии.

Есть одна мною любимая фраза: «Народу много, людей мало». Она шикарно подходит к состоянию индустрии гостеприимства в Иркутске. Концептуальные достойные заведения можно пересчитать по пальцам одной руки. В основном же в городе — места для набития желудка с плохим сервисом, отсутствием идеи, внутреннего наполнения. Иркутску просто не хватает хорошего продукта.


En+ Group — энерго-металлургическая компания, объединяющая крупнейшие гидростанции Сибири и алюминиевые заводы, и мировой лидер по производству низкоуглеродного алюминия. Холдинг активно участвует в социальной жизни регионов, где живут его сотрудники, — строит медицинские центры, парки отдыха, детские спортивные и культурные объекты, реализует образовательные программы и развивает волонтерское движение, помогая сохранять уникальность Байкала.

Ничего не нашлось

Попробуйте как-нибудь по-другому