• Пробки 0
  • Погода
  • В Приангарье с 30 марта по 3 апреля приостановят работу ТЦ, кафе и салонов красоты. Вышел указ КобзеваКобзева
  • У женщины в Иркутской области — положительный тест на коронавирус. Недавно она вернулась из ОАЭОАЭ
  • Минпросвещения перенесло сроки ЕГЭ из-за коронавирусакоронавируса

Главная > Искры 14.01.2020 10:00

«Странный и любопытный город»: командировочные — о жизни и работе в Иркутске

Екатерина Фалалеева

Екатерина Фалалеева

0Комментариев

«Странный и любопытный город»: командировочные — о жизни и работе в Иркутске - Верблюд в огне

Для местных жителей, туристов и тех, кто приезжает по работе, Иркутск раскрывается с разных сторон. «Верблюд» узнал у командировочных, какое впечатление у них сложилось об Иркутске и где они здесь проводят свободное время.


Илья Жигулин

инженер авиационной промышленности, Москва

«Иногда не хватает „Макдоналдс“, но зато здесь есть позы».

— Езжу в Иркутск по работе с 2017 года, бываю здесь 2—3 раза в год по 2 недели. Первый раз оказался в городе в феврале, и меня очень удивило, насколько тут солнечно в сравнении с Москвой. Подкупает и близость к Байкалу, но жаль, что пока не получается съездить дальше Листвянки из-за непредсказуемости рабочего графика: на смену могут вызвать даже в выходные.

Свободное время провожу в центре города. 130-й квартал, например, может удивить даже самого привередливого туриста — здесь есть все, от павловопосадских платков до недавно закрывшегося бара «Камчатка». Гастрономическая жизнь в Иркутске заслуживает отдельного упоминания: мне понравились необычные кафе и бары, например «Антрекот», «Самолет» и Library, — все обладают особенным колоритом. Иногда не хватает «Макдоналдс», а может, и хорошо, что его нет. Позы, хушуры и сагудай прекрасно заменят привычный бургер.

Характер иркутян на первый взгляд показался суровым, но при более близком знакомстве люди смягчаются, становятся более открытыми и располагающими к себе.

Агрессивные товарищи встречаются на дорогах. Вообще трафик в Иркутске напрягает, а общественный транспорт и такси — пожалуй, самая плохая сторона города: едут так, как будто живут последний день, в течение маршрута можно постареть лет на 10.

Одна из самых запомнившихся историй связана как раз с транспортом. В очередной раз собрались с коллегами на Байкал: маршрутка от центрального рынка, час в пути и весь день в Листвянке. Прошло уже полчаса в пути, как коллега сказал: «Я не уверен, что здесь есть поблизости автомастерская и о нас кто-нибудь позаботится, если сейчас что-нибудь случится». И в этот же момент у маршрутки ломается рессора прямо под креслом коллеги, маршрутку начинает мотать из стороны в сторону, дым, скрип, метров через 100 затормозили. Приходим в себя уже стоя на обочине. Нам обещают маршрутку, которая вот-вот должна выехать следом, но мы решили, что ни в какую маршрутку уже не лезем и ловим попутную машину. Женщина на Volvo довезла нас до места просто так — за рассказ о том, как живут и трудятся инженеры в Иркутске. Большое ей спасибо!

Никита Хорин

ревизор, Москва

«В окрестностях рынка все выглядит так, будто ты оказался в среднеазиатской республике».

— Впервые побывал в Иркутске в 2013 году, с тех пор приезжал раз пять. Первым делом удивило то, что аэропорт находится прямо в городе. А недавно заметил на стоянке самолетов возле аэропорта хвост старого самолета с флагом СССР. Интересно, многие ли иркутяне обращали внимание на эту деталь?

Обычно мои командировки длятся от 3 до 8 дней. Я работаю в сфере розничной торговли и приезжаю в местные магазины одной федеральной сети для проверок. Работа занимает почти целый день, но время погулять остается, тем более что живу и работаю в центре.

Очень нравится 130-й квартал: деревянная архитектура и близость популярных мест для досуга и шопинга классно дополняют друг друга. Здесь сосредоточение жизни: много людей, много баров и кафе, толпы туристов, приехавших посмотреть Байкал.

Еще я оценил «зеленую линию» — туристический маршрут по историческим местам города, который прошел от начала до конца, — правда, не сразу, а частями, в разные приезды. По-моему, аналогичная схема должна быть в любом туристическом городе: приезжающим не нужно выискивать маршруты в интернете или бумажных гидах, можно просто следовать по «зеленой линии» и читать информационные стенды с описанием места, здания.

Приятное место для прогулок — набережная, особенно в хорошую погоду. Очень красивая Ангара. Еще мне нравится отдыхать в небольшом скверике со скульптурами рядом со «Стомцентром». В одну из прогулок я однажды попал на «Вечер тротуарной астрономии»: прямо на улице стоял телескоп и можно было посмотреть на луну, и тут же астрономы давали мини-лекции. Это очень крутой проект!

Атмосферное место в городе — центральный рынок и его окрестности. Там стоят маршрутки, следующие на Байкал. Нерусская речь, баулы, суета — как будто ты оказался в среднеазиатской республике.

Недавно я узнал, что фотография Иркутска вошла в шорт-лист всемирного конкурса архитектурной фотографии. И вот мне кажется, что, с одной стороны, этот спальный район мог бы быть в любом городе России, но с другой — почему-то здесь ощущается дух Иркутска.

Об Иркутске до приезда я ничего особо не слышал. Разве что о его близости к Байкалу. И желание попасть на Байкал было огромное. Так как особых ожиданий от города не было, то и оправдаться или не оправдаться ничего не могло, а вот Байкал — просто огонь! В каждую командировку обязательно еду в Листвянку. Беру рыбу на рынке и ухожу подальше от людей, за поселок. Сижу на берегу и наслаждаюсь природой. Круто, что Байкал настолько близко к городу, всего в часе езды. А однажды я провел неделю на Ольхоне, катаясь на велосипеде. В тот год были пожары, видимость была плохая, но все же я остался в абсолютном восторге. Особенно понравилась сторона «большого» Байкала: был длинный спуск к берегу и галечный пляж, а в озере купались нерпы.


Николай Маловечко

ведущий инженер-конструктор инженерного центра корпорации «Иркут», Москва

«Я попросил иркутских коллег дать мне файлик, чтобы сложить документы. Они ответили, что есть только мультифора».

— В командировки в Иркутск езжу с 2016 года, и с тех пор побывал здесь уже несколько десятков раз: в 2017—2018 гг. прилетал чуть ли не каждый месяц, а то и чаще. В первые командировки я ограничивался маршрутом «гостиница — „Слата“ — „Позная 38“ — автобус — завод». Раньше мы работали по ночам по 12— 14 часов, сил хватало только поесть и дойти до кровати, поэтому первые ощущения — темно, пусто и холодно. Когда появилась возможность осмотреть город днем, впечатление, конечно, изменилось. После Москвы основные эмоции вызывает климат! В Москве зимой солнечных дней практически не бывает, поэтому домой возвращаться тяжелее. Летом там тоже не особо тепло и солнечно, но зато можно выделить весенний и осенний период, а в Иркутске два сезона — лето и зима, которые резко сменяют друг друга. Приходится брать больше одежды, а ведь хочется, чтобы в чемодане осталось место для рыбки в качестве гостинца домой.

Работа отнимает много времени, так что в основном мой досуг — это ужин вечером и иногда спортзал. Даже на Байкале удалось побывать лишь дважды. Одна поездка была на экскурсионном поезде по Кругобайкальской железной дороге, она доставила большое удовольствие, но отняла целый день, для меня это роскошь. В центре города мы с коллегами обошли почти все рестораны и кафе, некоторые из них довольно аутентичные, но и цена соответствующая, как в любых туристических городах: съедобно, а ценник — для туриста. Мне нравится бывать на центральном рынке, где я ощущаю что-то такое ностальгическое, из детства. Хорошо в планетарии. Еще могу выделить иркутский дацан — там, на мой взгляд, лучшие позы, — но близость жилого комплекса рушит всю атмосферу этого места.

Иркутск — вполне провинциальный город, после Москвы или Питера контраст бросается в глаза. Например, удивляет организация движения маршрутного транспорта, расположение некоторых остановок: там, где было бы удобно выйти, их нет. Бывает, остановки находятся сразу за поворотом, это создаёт трудности как автобусам, так и автомобилям. Единственный плюс городского транспорта — его дешевизна.

Внешне иркутян ничего не выделяет, как мне кажется. Отличия чувствуются при разговоре — здесь особый диалект, свои словечки. Как-то я попросил иркутских коллег дать мне файлик, чтобы сложить документы. Они, почесав голову, ответили, что есть мультифора. Так мы и разошлись: они пошли искать файлики, а я — думать, что же такое мультифора.

Иркутск привлекает природой. Хотел было сказать — самобытностью, но в городе нет ощущения, что за красивым марафетом, наведенным для туристов, есть цель сохранить реликвии и традиции прошлого. Но ведь гостей города привлекает история, а не красивые витрины.


Андрей Тесля

старший научный сотрудник, научный руководитель Центра исследований русской мысли Института гуманитарных наук БФУ им. И. Канта, Калининград

«Я наконец-то проникся красотой этих мест — „проняло“».

— Об Иркутске у меня были типовые представления: деревянные дома, Ангара, Байкал, декабристы, аэропорт в городе. Всегда хотелось побывать, но в сугубо туристических целях как-то не получалось, а вот в командировку в 2013 году, наконец, приехал. С тех пор был 9 раз, в основном с публичными лекциями и в качества спикера Байкальской школы социальных исследований. Насколько сейчас могу вспомнить свои первые впечатления, город мне показался довольно странным и вместе с тем любопытным. То есть в первый приезд не понял, понравился ли он мне, — скорее заинтересовал. Я сразу встретил несколько близких и важных людей, из-за них возникло желание приехать еще раз, и дальше уже город стал раскрываться глубже. Впечатления менялись очень сильно. Так, со временем полюбил центр — гулять по небольшим улочкам, рассматривать дома, любоваться нетривиальными перспективами и сочетаниями. В последний приезд, благодаря спутнику, открыл для себя плотину — виды с нее и на нее с разных ракурсов.

Из досуговых мест меня привлекают музеи. Краеведческий — и своей архаичностью, и в силу того что сам Иркутск и область мне интересны. Весьма тосклив музей истории города — очень мало про людей, собственно про то, что и составляет историю города: не музей, а официальный биографический очерк, приближающийся к некрологу. Галерея Бронштейна — приятные впечатления. Музей декабристов (усадьбы Волконского и Трубецкого) примечателен своеобразными играми с памятью, тем, как осмыслять — представлять — продавать теперь «декабристское наследие». Художественный музей — в первую очередь работами XVIII—XIX вв., связанными с купечеством. В окрестностях Иркутска я не бывал, но каждый год на несколько дней уезжаем с Байкальской школой на Ольхон. Несколько первых лет мне это было не очень близко: я вообще довольно равнодушен к природе, а здесь долгий путь и нежаркая погода — те факторы, которые окончательно отвращали. Но года два назад наконец-то проникся красотой тех мест: то ли «проняло», то ли сыграли роль привычка, наросшие образы, воспоминания. В любом случае теперь это одно из любимых мест в мире.

Фото Илья Сакулин в сети ВК

Ничего «особенного» в характере горожан в целом я не вижу. То есть, разумеется, есть средовые моменты, например сочетание представлений о былом величии/значении Иркутска и его нынешнем положении. Отсюда своеобразная «шизофрения»: одновременно повышенная критичность к своему городу и при этом обостренное внимание к высказываниям чужаков, склонность обижаться (и одновременно отмахиваться от лестных замечаний). Но вот это невротическое переживание — сочетание высокого мнения о себе и неуверенности в себе — черта во многом общерусская или вообще стран периферии, так что Иркутск в этом смысле разве что обнаженнее, наивнее и умнее одновременно.

Отличает Иркутск редкий в России собственно «городской» характер, наличие своей жизни, среды. То есть это не разросшееся поселение, а действительно город — многослойный, живой. Мне нравится в Иркутске ритм жизни, накопленный культурный слой, неброскость. Нравится и то, что город во многом «в себе», совсем не «парадный», укутанный, то есть живущий своей жизнью, приезжий здесь — прохожий, визитер. Он может попытаться что-то увидеть, почувствовать, войти в какое-то из пространств существования, но сам город не навязывается, не нуждается в этом, ожидая скорее, что им будут интересоваться.

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите одновременно
клавиши «Ctrl» и «Enter»

Загрузка...

Комментариев 0

Искры 24.03.2020 16:57

Команда-винегрет, сотни поручений и неясные преимущества. 100 дней «генерал-губернатора» Приангарья Игоря Кобзева

Вадим Палько

Автор Вадим Палько

0Комментариев

На третью декаду марта 2020 года выпал символический рубеж — 100 дней со дня назначения генерал-полковника внутренних войск, экс-замминистра МЧС Игоря Кобзева на должность врио губернатора Иркутской области. «Верблюд в огне» узнал, как управленца оценивают люди, с которыми он работал и работает, а также политологи и мэры Приангарья.


Спасатель Иркутской области и патриот

Игорь Кобзев — классический варяг. Вплоть до своего назначения врио Иркутской области 12 декабря 2019 года с ее столицей — Иркутском — он ранее не был связан. Да и сам город ничем, кроме идентичного памятника Ленину, на его родной Воронеж совсем не похож. Поэтому не удивительно, что вскоре после громкого назначения Кобзев на время отошел от общения с прессой.

Как рассказал анонимный источник «Верблюда» в администрации области, ему нужно было влиться в повестку и быстро разобраться в проблемах. Собственную команду Кобзев в Иркутск не привез, но вскоре с ним стали работать московские консультанты из агентства «ИМА-консалтинг» (сотрудничают с мэрией Москвы, сопровождали выборы губернатора Орловской области).

Перед Новым годом Кобзев активизировался: заработали аккаунты в соцсетях, а посты дополнялись хэштегом #кобзевнасвязи (который, как заметили пользователи фейсбука, перекликался с предвыборным слоганом Сергея Левченко «услышу голос каждого»). Исходя из повестки, которую пиарщики Кобзева транслировали в соцсетях, на первом месте оказались вопросы, связанные с празднованием 75-летия Великой Отечественной войны, ветеранами и патриотическим воспитанием. На втором месте — спорт и стройка ледового дворца в Иркутске, на третьем — Байкал и экология. Тулун по интенсивности тем стал только четвертым.

Игорь Кобзев во время поездки в Усолье-Сибирское. Фото: Иркутская область, официальный портал

По словам Павла Добродеева, который в течение первого месяца оставался руководителем пресс-службы при Кобзеве, образ «спасателя Иркутской области» был на поверхности. Тем не менее у него возникло ощущение, что новый человек приехал и немного не понял или ему не объяснили, чем отличается государственная гражданская служба от военной.

«Очевидно, была выбрана такая стратегия, что спасателя отправляют в Иркутск спасать Тулун. Но есть еще проблемы “Усольехимпрома”, Байкальска. Строительство Ледового дворца — как позитивная тема. Это создание правильного образа — ездить, контролировать, раздавать поручения. Это время лозунгов, я называют его так. Убеждали, что выполним все наказы ветеранов ВОВ, что мы их помним, чтим подвиг. Нужно решить по Байкальску? Все решим. Есть ЧС? Ликвидируем», — рассказывает Добродеев.

Плодовитый на поручения, выносливый, но «пустой»

Столь широкий охват тем и регулярные поездки сказались на статистике законотворческой «плодовитости» Кобзева. Экс-губернатор Сергей Левченко за весь 2019 год, вплоть до отставки, дал около 900 поручений, Кобзев за два месяца — уже 400.

Как отмечает источник «Верблюда», выносливости и здоровью врио, способного передвигаться по региону нон-стоп, можно только позавидовать. Вместе с этим, он выделяет его «пустоту» — нежелание или нехватку времени, чтобы досконально погрузиться в проблемы Приангарья.

Врио с неясными преимуществами

Отставка губернатора Левченко в декабре 2019 года была радостно встречена в Иркутского области многими политическими соперниками, которые давно продавливали в Москве решение о его отстранении.

Как отмечает политолог Константин Калачев, ради этого в Кремле на совещаниях по поводу последствий паводка в регионе даже намеренно преувеличивали некоторые проблемы. Как результат столь искусственного отчуждения от власти — проблемы при получении Кобзевым поддержки среди населения.

«Я не уверен, что он сейчас выигрывает даже в сравнении с Левченко и что ему будет просто получить народную поддержку. Потому что есть тема взаимоотношений с жителями, — считает Калачев. — В нынешней ситуации ему будет очень сложно доказать свои конкурентные преимущества, поскольку экономический рост явно замедлился, а жить становится всё сложнее».

Сам Левченко комментировать первые 100 дней работы врио губернатора Кобзева не стал.

Сергей Левченко, экс-губернатор Иркутской области. Фото: Википедия, Alex554322


Игорь Кобзев долго воздерживался от оценки своего предшественника. Но после критики Сергея Левченко о том, что в Тулуне упущено два месяца строительных работ, наконец, отреагировал. Во время послания Заксобранию Кобзев заявил, что жители области видели достаточно политических интриг и откровенной лжи. И рассказал про госдолг региона, который за 2019 год вырос на 38 % — до 4,7 млрд рублей.

На это оперативно ответил Левченко в своем инстаграме: напомнил, что долг вырос за счет кредита у Сбербанка уже при Кобзеве и кредита в федеральном бюджете, взятого еще позднее. «По состоянию на 1 марта госдолг Приангарья 20,4 млрд рублей, за 100 дней временного правительства он вырос на 71 %», — написал экс-губернатор.

Встреча Игоря Кообзева с мэрами Черемхова и Братска. Фото: Иркутская область, официальный портал

С мэрами деловой и жесткий, с приказным тоном

Одно из самых заметных противостояний периода губернаторства Левченко происходило между региональной властью и многими из мэров Иркутской области, объединенными под началом Ассоциации муниципальных образований (АМО).

Председатель АМО, мэр Черемхова Вадим Семенов так комментирует смену формата работы при Кобзеве. «Губернатор сразу же сказал, что абсолютно все мэры равны, они значимы. Врио губернатора старается выстраивать отношения так, чтобы учесть интересы всех муниципальных образований. То есть не делить, как это было раньше, на своих и чужих. Подход чисто деловой», — сказал он.

Семенов, однако, добавил, что при губернаторе Левченко конфликта как такового не было. «Здесь просто был непрофессионализм, неуважение», — утверждает мэр Черемхова.

Куда менее однозначное мнение сложилось у мэра Саянска Олега Боровского, который находился в составе регионального совета — другой организации мэров, лояльных Сергею Левченко. «Пока не могу однозначно ответить, насколько хорошо Игорь Иванович наладил работу с мэрами. Работа идет, контакт есть».

Правда, сначала, по словам Боровского, возник небольшой перегиб. «Кобзев пытается все муниципалитеты затащить в АМО. Мы ему на встрече предлагали сразу, что должно быть и то и другое, АМО и региональный совет. Территории разделились — 24 территории второго уровня вышли из АМО, 18 остались. Поэтому нам нужны и важны обе площадки. Врио сначала не очень хотел с нами соглашаться, но сейчас его призыв всем присоединяться к АМО поутих. Мэров это полностью устраивает», — добавил Боровский.

По словам мэра Саянска, каких-то резких изменений в руководстве регионом он пока не увидел. «Время покажет. Пока у Кобзева всё очень четко, понятно, в приказном тоне и без всяких обсуждений. Я считаю, что по вертикали власти это и правильно: меньше разговоров, больше конкретики. Левченко был мягче. Кобзев более жесткий. Но в нынешнее время нужна именно такая позиция», — говорит Олег Боровский.

Заседание комиссии по ЧС в связи с «Усольехимпромом» . Фото: Иркутская область, официальный портал

Команда-винегрет и попытка построить свою вертикаль власти

Перестановки в правительстве и формирование собственной команды больше всего обсуждались уже на исходе 100 дней врио губернатора на своем посту — потому что самые важные из них произошли именно в марте.

13 марта свой пост оставил мэр Иркутска Дмитрий Бердников, который перешел на должность исполняющего обязанности первого заместителя губернатора вместо ушедшего в отставку Владимира Дорофеева. В тот же день стало известно, что пост председателя правительства Иркутской области занял Константин Зайцев, ранее возглавлявший управление ФНС в регионе. Занимавший это место прежде Руслан Болотов стал вице-мэром Иркутска. Наконец, 16 марта полномочия сложил председатель Законодательного собрания области Сергей Сокол. Его место занял Александр Ведерников.

По информации «Верблюда», многие решения по созданию команды Кобзева утверждались в администрации президента. Ходили также разговоры о пришедшей оттуда рекомендации вывести из «серого дома» людей экс-замгубернатора Дмитрия Чернышова.

Подобными действиями Кобзев попытался помирить и уравновесить политические элиты, чьи войны давно надоели Кремлю. Но в результате получился винегрет, — такого мнения придерживается политобозреватель «Альтаира» Виктор Лучкин. По его мнению, Кобзев проявил себя как тактик, поэтому вряд ли стоит ожидать, что нынешний состав правительства сохранится в неизменном виде после осенних губернаторских выборов.

«Он почти сразу после назначения бросился работать со всеми темами и стоящими за ними интересантами, с которыми только мог. Что касается формирования команды, он убрал самых главных одиозных “раздражителей” из команды Левченко и заявил об испытательном сроке для каждого члена команды. После выборов будет, скорее всего, что-то другое». Один из таких кандидатов на звание «временщика» в нынешнем составе — Бердников. По сведениям Лучкина, тот вполне может претендовать на пост губернаторского сенатора в Совете Федерации, но только после выборов с благоприятным результатом.

В нынешней ситуации, считает политолог Константин Калачев, для Иркутской области в приоритете должно быть создание условий для долгосрочного развития региона. При этом последние кадровые решения в руководстве региона показали, что Кобзев пытается выстроить собственную вертикаль власти. Но каким будет результат — еще вопрос.

Генерал-полковник, загоняющий себя в угол

18 марта в Иркутске прозвучало послание Игоря Кобзева Заксобранию региона. Сказанное там отчасти сублимировало прошедшие к тому моменту почти 100 дней на посту, говорит политобозреватель «Альтаира» Виктор Лучкин. Он считает, что Кобзев использовал это выступление для демонстрации своего управленческого стиля.

«К посланию Кобзева есть лишь одна, но довольно серьезная претензия — он не сказал вообще ничего, чего не обещали бы раньше губернаторы Левченко или Ерощенко. Отличие — жесткие сроки. Он как бы показывает, что при нем, при генерал-полковнике, не забалуешь. Если мы будем делать стратегию до 31 мая — мы сделаем ее до 31 мая. Найти участок для нового аэропорта до 1 октября — значит, надо найти до 1 октября. Хотя это практически нереально».

Фото: Алена Шатуева/ «Верблюд в огне»

При этом, добавляет Лучкин, Кобзев некоторыми обещаниями сам себя загоняет в угол — срыв сроков по ним ударит по образу жесткого «генерал-губернатора» куда больнее, чем по привычным «гражданским» главам региона. Остается надеяться на расторопность новой «тактической» команды или протекцию Москвы — мало ли, вдруг президент чем-то поможет своему варягу.


Что успел Кобзев за 100 дней в Иркутской области

  • Достроил ледовый дворец к чемпионату мира по хоккею с мячом. 
  • Пообещал найти новую площадку для аэропорта Иркутска до 1 октября 2020 года.
  • Договорился с РосРАО об утилизации опасных отходов с промплощадки «Усольехимпрома».
  • Взял для решения проблем Иркутской области кредит у Сбербанка (3 млрд рублей) и из федерального бюджета (6,5 млрд рублей).
  • Объявил о проекте реновации панельных домов 335 серии (потенциально опасных из-за высокой степени износа и сейсмических условий в регионе).
  • Обновил кадры на ключевых руководящих постах в регионе (новый председатель правительства, заместитель, новый спикер Заксобрания).

Что не сделал, а это важно для области

  1. Не ввел вовремя в эксплуатацию жилье в Тулуне для пострадавших от наводнения — сроки перенесены, точные даты не названы.
  2. Не отреагировал однозначно на возможное уравнивание со всей Россией тарифов на электроэнергию в Иркутской области.

Ничего не нашлось

Попробуйте как-нибудь по-другому