• Пробки 2
  • Погода
  • Мэрия: на Конном построят концертный залзал
  • В Иркутске умер воспитанник детского дома: следователи проводят проверкупроверку
  • РБК: Власти выделят почти 1,6 млрд рублей на выявление опасных учащихсяучащихся

Главная > Расследования 16.07.2020 15:49

«Такие, как я, — не тонут»: история братского бизнесмена и депутата Евгения Бакурова

Глеб Голод, Елена Белова, Суламита Петренко

Глеб Голод, Елена Белова, Суламита Петренко

0 Читать комментарии
«Такие, как я, — не тонут»: история братского бизнесмена и депутата Евгения Бакурова - Верблюд в огне

Коллажи: Евгения Власова

К своим сорока трём годам депутат Заксобрания Иркутской области и директор ООО «Ангри», поставляющего древесину и лесоматериалы, Евгений Бакуров добрался до 44 места в рейтинге Forbes по доходам госслужащих в России. Портрет его деда рисует Никас Сафронов, а именем его дочери названо целое судно. «Верблюд в огне» разбирался, что за человек Евгений Бакуров и как ему удалось стать одним из самых богатых депутатов в Приангарье.


Дед-фронтовик и портрет от Никаса Сафронова

«Да куда, Господи, ещё утонешь», — говорит на видео Евгению Бакурову его дед, 92-летний фронтовик и наводчик СУ-76 Владимир Бакуров, когда они вместе выходят на катере в Братское море. «Я? Такие, как я, — не тонут», — отвечает его внук и прыгает в воду, чтобы искупаться. Это кадры из документального фильма о ветеране ВОВ Владимире Бакурове, в 2017 году его увидели в нескольких городах России.

Спонсором фильма стала компания ООО «ЭкспортЛес», предположительно связанная с Евгением Бакуровым. По словам режиссера фильма Юлии Киселевой, на съёмках всё согласовывалось с бизнесменом. Бакуров стал по сути главным продюсером фильма — в любой момент брал власть в свои руки и мог, например, настоять на отказе от какого-либо кадра. Но в то же время старался слышать режиссера и мог спустя сутки изменить своё решение, взяв время «на подумать». Киселева отмечает трогательное отношение Бакурова к своему деду, роду и семье и говорит, что именно поэтому фильм получился.

Обновлено 19.07.2021: Юлия Киселева уточнила, что в фильм не вносили никаких изменений по просьбе Евгения Бакурова.

1 августа 2019 года, спустя два года после съёмок, дед Евгения Бакурова скончался. Пока он был жив, его портрет написал Никас Сафронов. По версии «КП-Иркутск», известный художник «настолько восхитился судьбой Владимира Бакурова, что загорелся идеей написать его портрет». Если говорить о потенциальной цене за портрет от Сафронова, то она может достигать €50 тыс. (около 4 млн рублей).

Евгений Бакуров (цитата по фильму): «Одна из самых сильных вер — это вера в предков. Я не атеист, я верю в Бога, но считаю, что ангелами-хранителями являются наши родственники. У меня очень сильный дух у отца, сильный дух у деда. Когда человек сильный, то он побеждает не физической силой, а своим состоянием души».

Сын строителя БАМа

Сын строителя БАМа Виктора Бакурова, Евгений неоднократно упоминает в своей биографии, что взрослел во время создания Байкало-Амурской магистрали. Его отец в 1974 году отправился в рабочий поселок Улькан, куда затем приехали дед и бабушка Евгения.

Бакуров-младший родился спустя три года, в 1977 году, в деревне Корнилово Красноярского края. А в 1993 году, когда ему исполнилось 16 лет, его отец начал заниматься бизнесом недалеко от Улькана, в Северобайкальске (республика Бурятия). Пробовал разное: торговал продуктами, ремонтировал легковые автомобили, оказывал посреднические услуги. Пока не решил открыть свою компанию, которая сосредоточилась на лесозаготовках и пилении лиственницы в Нижнеангарском районе. В 2003 году Виктор Бакуров официально ввёл в свой бизнес сына Евгения.

Семейный бизнес и лес-кормилец

Согласно декларации Бакурова за 2018 год, тогда он заработал 365 млн рублей. Правда, по итогам новой декларации в 2019 году его доходы заметно снизились — до 109,8 млн рублей.

В настоящее время, по данным СПАРК, Евгений Бакуров — владелец и совладелец 11 компаний, специализирующихся на лесозаготовках и торговле лесом: «Ангри», «Дипфорест», «Вилис», «Братсквуд», «Вертикаль-Б», «Калинов Мост», «Руссиблес», «Русэкспо», «Новый Лес», «Экомониторинг», Ассоциация лесозаготовителей и лесоэкспортеров Иркутской области. Кроме того, депутат зарегистрирован как индивидуальный предприниматель и совладелец компании по управлению недвижимым имуществом. Также на него были оформлены семь компаний-лесозаготовителей, которые на данный момент ликвидированы.

В подавляющем большинстве случаев компании Бакурова являются контрагентами друг друга. Например, ООО «Ангри» (основное место работы депутата по данным Заксобрания Иркутской области) сотрудничает всего с четырьмя компаниями, две из которых — другие фирмы Бакурова, «Дипфорест» и «Вилис».

Близки отношения фирм Бакурова и компании ООО «Капель», также зарегистрированной в Иркутской области. Более того — зарегистрированной на тот же номер телефона, что и компания депутата — ООО «Вилис». А директор «Капели» Вячеслав Галямин до февраля 2020 года был директором «Вилиса». Интересны торговые связи этих компаний (на схеме вверху): «Ангри» поставляет лес его же компаниям «Дипфорест» и «Вилис», а также «Капели». «Капель» же, в свою очередь, продаёт лес фирмам «Дипфорест», «Вилис», «НовыйЛес» и «Вертикаль-Б».

Через «Капель» можно увидеть и связь крупнейшего лесопроизводителя России Группы «Илим» с Евгением Бакуровым. Хотя она не фигурирует в прямых контрагентах его предприятий, однако является продавцом леса «Капели», о чём свидетельствует последняя по времени сделка, а также покупателем леса «Капели» по списку контрагентов Группы «Илим» из базы данных СПАРК.

Фирмами Евгения Бакурова сейчас в основном управляет Сергей Петухов. Он же является директором ООО «Скорсби» — единственной из принадлежащих не Бакурову компаний-основателей Ассоциации лесозаготовителей и лесоэкспортеров Иркутской области.

Деятельность «Скорсби» сосредоточена на так называемых «санитарных вырубках». Так, в одном только 2016 году по договору с ФГАУ «Управление лесного хозяйства» Министерства обороны РФ «Скорсби» выполнила «санитарно-оздоровительные мероприятия на территории Шелеховского, Сосновского, Братского и Нижнеудинского участковых лесничеств» на общую сумму 368 млн 68 тыс. 189 рублей.

Мать Евгения Бакурова, Любовь Бакурова, является владелицей и директором компании «БСК», которая, по данным СПАРК, имеет крайне высокие показатели финансового риска (90 из 99). По данным Падунского районного суда Братска, у компании есть незавершённое производство по исполнительному листу № ФС030386075 от 06.02.2020 года. По нему запрещена эксплуатация буксирно-разъездного теплохода «Вега» и баржи-площадки «РИК-1», принадлежащих «БСК», — из-за отсутствия судовых санитарных свидетельств, свидетельств о предотвращении загрязнения окружающей среды, актов о готовности судна к эксплуатации, а также документов, подтверждающих годность к плаванию. Шесть аналогичных решений суда приходятся и на Евгения Бакурова как индивидуального предпринимателя только за 2019 год.

Если опираться на данные выручки и продаж, то большая часть компаний, где Евгений Бакуров является официальным руководителем, переживает не лучшие времена. Так, суммарная выручка по всем предприятиям за 2019 год составила 551 млн 860 тыс. рублей, что на 299 млн 277 тыс. рублей меньше, чем в 2018 году. А прибыль за 2019 год упала почти на 200 млн рублей по сравнению с 2018 годом.

Дело о вымогательстве у Максима Сальникова

Один из источников «Верблюда» так высказался о ведении Евгением Бакуровым своего бизнеса: «он занимается делами как в 90-х», сурово и целеустремлённо. Одним из косвенных признаков этого может быть дело Максима Сальникова.

В 2017 году Падунский районный суд рассмотрел гражданское дело о вымогательстве со стороны Евгения Бакурова. В документах было указано, что в 2014 году тот, угрожая жизни и здоровью местного предпринимателя Максима Сальникова, заставил его перевести себе на банковскую карту неизвестную сумму денег. Но суд иск отклонил: «…сумма неосновательного обогащения не подлежит возврату ответчиком, так как истец при перечислении денежных средств знал об отсутствии обязательств со стороны получающего денежные средств ответчика, доказательств обратного суду не представлено».

Скриншот решения суда о гражданском деле Бакурова Сальникова

«Верблюду» удалось связаться с Максимом Сальниковым, который подтвердил эту историю. По его словам, в иске речь шла о 1,5 млн рублей, которые он перевёл Евгению Бакурову на банковскую карту. Это был один из этапов сделки. Но в результате, как утверждает Сальников, он лишился нескольких десятков млн рублей, которые так и не удалось вернуть. От дальнейших комментариев предприниматель отказался из соображений собственной безопасности.

Бакуров, экс-министр Шеверда и санитарные рубки

В июне 2019 года сотрудники ФСБ задержали бывшего министра лесного комплекса региона Сергея Шеверду. Его обвинили в превышении должностных полномочий в согласовании незаконной вырубки реликтовых насаждений в заказнике «Туколонь». По версии следствия, его действия повлекли за собой ущерб на 750 млн рублей. Позже появилось и второе уголовное дело против Шеверды по той же статье, уже из-за рубок в Падунском лесничестве. Там вырубили в 74 раза больше деревьев, чем должны были изначально, уничтожив нерестоохранные полосы. Произошло это благодаря подписи Сергея Шеверды под допсоглашениями к изначальному контракту, которое можно было заключать только через суд.

Еще в 2010 году компания Евгения Бакурова ООО «Братсквуд» выиграла аукцион на аренду участка для выборочных рубок деревьев на 25 лет. А спустя 7 лет, в мае 2017 года, появилось допсоглашение, увеличивающее изначальную площадь рубки более чем в 70 раз. Согласно этому документу победитель аукциона тоже менялся. Так, вместо «Братсквуда» в игру вошла ещё одна компания Бакурова — ООО «Вертикаль-Б». Аналогичная история произошла и с ООО «БЛП» (Братское лесное предприятие). В 2009 году они выиграли аукцион на аренду участка земли в Падунском лесничестве на 49 лет. А уже в августе 2016 года ООО «Вертикаль-Б» заполучила и этот участок через аналогичное допсоглашение, в котором тоже была увеличена площадь. В итоге в распоряжении компании, принадлежащей Евгению Бакурову, оказалось 56 тыс. 169,7 га земли. Это следует из данных договоров аренды, опубликованных на официальном портале Иркутской области.

Обнаружив эти факты, Байкальская природоохранная прокуратура отправилась в арбитражный суд Иркутской области с требованием признать допсоглашения незаконными. Ответчиками по делу выступали Министерство лесного комплекса Иркутской области и «Вертикаль-Б». На протяжении всего процесса их представители пытались доказать, что вырубки были санитарными, а допсоглашение было заключено на законных основаниях. Но прокуратура при помощи экспертов доказала, что рубки оказались назначены без проведения лесопатологического обследования, а соглашение было заключено в обход закона. «Суд приходит к выводу о том, что данное соглашение заключено ответчиками с целью обхода процедуры торгов лицом, явившимся конечным арендатором лесного участка, в нарушение норм ГК РФ и Лесного кодекса РФ», — говорится в обоих решениях арбитражного суда Иркутской области. «Вертикаль-Б» и Министерству лесного комплекса Иркутской области отказали и в апелляции, и в кассационном суде. Согласно картотеке арбитражных дел, кассационную жалобу по этому делу вернули заявителю 1 июня 2020 года.

«С лесами печальную картину мы наблюдаем по всей Иркутской области. Это крупный лесной регион, в котором за десятки лет работы крупных лесопромышленников и экспортеров большая часть ценных лесов была уничтожена. Сейчас, по сути, „доедаются“ остатки. Рубки действуют параллельно с пожарами, из-за чего лес всё сильнее опустошается. Леса могут сдерживать наводнения. Такой паводок, как в прошлом году, конечно, остановить бы не получилось, потому что это была экстремальная ситуация, но замедлить его можно было. В диком горном лесу формируется специфический почвенный микрорельеф, который сдерживает воду. Что касается санитарных рубок, то эта проблема существует не только в Иркутской области, но и по всей стране. К сожалению, практика санрубок — это всего лишь способ обойти лесное законодательство», — объясняет Алексей Ярошенко, руководитель лесного отдела Greenpeace в России.

Скриншот Падунского лесничества, состояние до вырубок, источник
Скриншот Падунского лесничества, состояние после вырубок, источник

Объяснил Алексей Ярошенко и ситуацию в Падунском лесничестве. По его словам, там были уничтожены нерестоохранные полосы лесов как раз из-за санитарных рубок. Такие действия приводят к краху смысла самих нерестоохранных полос — они должны предотвращать смыв почвы в водоем, чтобы он не загрязнился и не заилился. В противном случае это приведет к гибели рыбы и дальнейшим проблемам её размножения. «По данным дистанционного мониторинга, никаких оснований для санитарной рубки в Падунском лесничестве не было. Если на космоснимках мы видим, что лес в полосе такой же, как и везде, это значит, что рубка скорее всего липовая. А там так и было», — говорит Ярошенко.

История с вырубками не помешала Бакурову получить в распоряжение реализацию приоритетного инвестиционного проекта по глубокой обработке лесов. Механизм получения ПИПа полностью зависит от чиновников. Предприниматель, который хочет получить участок леса в аренду на 49 лет, готовит пакет документов и подает заявку в региональное министерство лесного комплекса. Если министерство её отбирает для участия в конкурсе, то соответствующее решение появляется на его сайте. Если за 10 дней никто не предлагает более интересную альтернативу, проект уходит на формальное согласование в Рослесхоз и Минпромторг РФ. Они проверяют участки на принадлежность к защитным заповедным лесам и смотрят, все ли документы оформлены в соответствии с установленными правилами.

Изначально ПИПы задумывались федеральным центром в качестве локомотива лесной промышленности и должны были улучшить инвестиционную привлекательность региона и обеспечить много новых рабочих мест. Для этого правительству региона разрешили выделять лесосырьевую базу по низкой цене без аукциона. Участникам ПИПов предоставили налоговые льготы, ожидая, что деньги вернутся за счет налогов, когда предприятия выйдут на заявленную проектную мощность. Запущены они были под непосредственным руководством экс-министра Шеверды.

Одной из первых проект получила Группа «Илим», постоянный контрагент Бакурова и один из крупнейших экспортеров леса в Китай. А в июне прошлого года проект ушел и к главной компании Бакурова «Ангри». В аренду на 49 лет от государства он получил 187 тыс. 510 га леса на обработку. Правда, не обошлось без накладок. Минпромторг РФ отказался пропустить заявку «Ангри», и последней пришлось оспаривать это решение в арбитражном суде. Суд удовлетворил требования заявителя, но Минпромторг не остановился и подал апелляционную жалобу. Суд её всё ещё не рассмотрел, поэтому судьба Бакуровского ПИПа остается неизвестной. Ближайшее судебное заседание по этому вопросу состоится 27 июля.

Бакуров-депутат и нерешённые проблемы Братска

В 2018 году перед выборами в депутаты регионального Заксобрания Евгений Бакуров неоднократно оказывался на фотографиях вместе с Сергеем Левченко, который на тот момент занимал пост главы региона. Как утверждает источник «Верблюда в огне», это могло быть обычной практикой встреч губернаторов с бизнесменами в разных городах. Тем не менее нельзя исключать, что перед выборами Бакуров мог заручиться поддержкой Левченко в обмен на лобби в Заксобрании. Сам бывший губернатор отказался комментировать «Верблюду» свои отношения с бизнесменом.

Во время кампании по выдвижению в депутаты стал известен ещё один интересный факт из биографии бизнесмена — судимость за самоуправство (ч.1 ст. 330 УК РФ), которая была снята Свердловским районным судом города Иркутска с 21-летнего Бакурова 1 июня 1998 года. Как сам Бакуров рассказал в своем предвыборном буклете, он заступился за девчонок, которых обижали приезжие гастарбайтеры, но потом его амнистировали.

12 сентября 2018 года в Иркутской области объявили результаты выборов в Заксобрание региона — по одномандатному избирательному округу № 11 выиграл Евгений Бакуров, который шёл от партии «Гражданская платформа». Теперь именно ему предстояло защищать интересы жителей частично Братского и Нижнеилимского района, части Братска и Усть-Удинского района. Но сразу же после выборов социальные сети кандидата «угасли», как и его намерения изменить жизнь своего округа.

Фото предвыборного буклета Евгения Бакурова

Как рассказывает братская журналистка Елена Кутергина, в районе Гидростроитель, который курирует Бакуров, накопилось достаточное количество проблем — несвоевременное отключение отопления, проблема с модернизацией котельной. Также депутат не выполнил то, что обещал: снос заброшенного детского сада, ставшего «наркоманским притоном». Кутергина сетует, что отчётов и публикаций о работе Бакурова как депутата не видно, а диалог с избирателями так и не был выстроен.

«Тем не менее, я не могу не отметить, что Евгений Викторович сделал важное дело, как и все депутаты Заксобрания от Братска. Они подписали депутатский запрос по ситуации с экологией в нашем городе. Никогда до этого люди из разных фракций не объединялись так по экологической теме и не ставили так остро вопрос перед Заксобранием и рядом ведомств», — подчёркивает при этом Кутергина.

Речь идёт о 
депутатском запросе в феврале 2020 года в правительство области, Росприроднадзор, руководителям предприятий РУСАЛ и Группы «Илим» и мэру Братска Сергею Серебренникову. Причина — выбросы вредных веществ в атмосферу и жалобы жителей на признаки отравления и плохое самочувствие. Обращение подписали депутаты Заксобрания Андрей Андреев, Евгений Бакуров, Александр Гаськов, Георгий Любенков, Светлана Петрук, Олег Попов. В процессе проверки прокуратуры выяснилось, что филиал Группы «Илим» в Братске и «РУСАЛ Братск» не снизили выбросы во время неблагоприятных метеоусловий.

Личная жизнь, судно «Екатерина» и «собака мордой вверх»

Судя по декларации, которую Евгений Бакуров исправно сдает второй год после попадания в Заксобрание, его можно назвать многодетным отцом — на троих детей записано по квартире. В открытых источниках можно найти только сведения о его 16-летней дочери Екатерине и 12-летнем сыне Владимире (названном в честь деда-фронтовика), о третьем ребенке информации нет. В фильме о своём деде Евгений Бакуров рассказывает, что именем дочери он даже назвал небольшое судно, которое приобрел в 2008 году, — «теперь там работает хороший капитан».

Что касается жены Бакурова Надежды, то она остается в тени. Бизнесмен появляется с ней только на семейных событиях и изредка на публике. Несмотря на то что семья Бакуровых — миллионеры, судя по соцсетям, они предпочитают жить обычной жизнью, изредка выезжая на отдых в Таиланд или Турцию. Из заметных приобретений можно назвать военный вертолёт Gazelle Ah Mk1, который числится в декларации Евгения Бакурова.

Поджарый и подтянутый Бакуров не упускает случая, чтобы привлечь внимание к своей физической форме, — например перед китайскими туристами или в своём же документальном фильме о деде, когда он перед ним «сдаёт ГТО».

К рукопашному бою, йоге, турникам и плаванию добавляется сётокан каратэ — один из основных стилей японского карате. Бизнесмен является почётным председателем федерации сётокан каратэ SKIF города Братска и Братского района, здесь же занимается и его сын.

Как говорит Денис Васюков, президент федерации и тренер сборной города, Евгений Бакуров сам занимается редко, когда позволяют время и работа. Но активно помогает — оказывает материальную помощь, покупает татами и «знакомит с нужными людьми, которые могут помочь в продвижении спорта», например с мэром Братска Сергеем Серебренниковым.

Крест на сопке Монастырской

Религиозность Бакурова стала особенно заметна во время кампании по выдвижению в депутаты. Так, в инстаграме «За Бакурова» 31 августа 2018 года вышло видео о памятном кресте на сопке Монастырской, который в 2017 году установили с помощью Ассоциации лесозаготовителей и лесоэкспортеров области, президентом которой является Евгений Бакуров. Там же было сказано о том, что при участии Бакурова открыли храм в поселке Шумилово и планируется открытие храма в Кобляково.

Ассоциация пообещала Братской епархии помогать стройматериалами и дальше, например в возведении часовни на сопке Монастырской. Информацию об этом подтвердили и братские журналисты. Планировалось, что в 2018 году построят первые венцы будущей часовни, само же строительство должны были завершить в 2019 году.


Во время работы над материалом «Верблюд» нашёл друга детства Евгения Бакурова — Романа Потапова, который сейчас служит настоятелем Свято-Троицкого Селенгинского монастыря в Бурятии. Несмотря на занятость депутата, он надеется увидеть его: «Мы с Женей росли вместе, учились в одном классе. Он всегда был честным и смелым, в нём очень чувствовалось воспитание его деда-ветерана, эта старая закалка. Я его уже очень много лет не видел, знаете, как бывает, жизнь развела. Хотел встретиться, просил связать, но он, видимо, слишком занят».

Комментариев 0

Загрузка...

Еда 30.04.2021 21:45

Интерактивная карта. Где есть и пить в Иркутске по версии «Верблюда»

Верблюд в огне

Автор Верблюд в огне

0 Читать комментарии

В начале апреля мы вместе с En+ Group запустили проект «Лучшее в Иркутске»: собрали жюри из экспертов в ресторанной индустрии и попросили их выбрать самые яркие и качественные гастропроекты в Иркутске. Рассказываем и показываем на карте, что у нас получилось.


При поддержке En+ Group

Коротко о том, что и зачем мы сделали

В Иркутске каждый год становится все больше заведений: кафе, баров и ресторанов. Но до сих пор в городе не было хорошей рекомендательной системы — непонятно, куда идти и что посоветовать гостям из других городов. Мы решили исправить ситуацию.

Мы составили лонг-лист из 70 проектов, а затем попросили жюри оценить их по шести критериям — концепция, интерьер и атмосфера, сервис, маркетинг, команда, еда и/или напитки (подробно о них, членах жюри и самом проекте можно прочитать здесь). В конце мы отобрали 44 классных заведения, набравших больше всего баллов.


Классные заведения — это какие?

Это места, в которых хорошо без преувеличения примерно все. Интерьер должен быть продуманным, стильным и работающим на идею кафе, маркетинг — понятным, дружелюбным и эффективным, еда и напитки — очевидно, безумно вкусными, а концепция — интересной, небанальной, отличающей место от того, что представляют собой большинство российских заведений.

Поэтому в наш рейтинг не попали многие кафе и рестораны, которые давно работают в Иркутске, — кто-то вяло вел соцсети, другие давно перестали работать над кухней или ничего не рассказывали о команде. Надеемся, что со временем это изменится.


А как их найти?

По нашей карте (прокрутите чуть ниже) и на отдельной страничке «Лучшее в Иркутске», которую мы запустим в мае. А еще проекты, которые получили высокую оценку, можно узнать по яркой наклейке на дверях, с надписью «Лучшее в Иркутске».

Рекомендательная система будет обновляться — наша редакция будет следить за новыми проектами и добавлять их на карту, а всё, что закроется, оттуда сразу исчезнет.


А теперь — карта

Перед вами карта Иркутска, на которой расположены лучшие заведения по версии «Верблюда». Все места мы поделили на 4 категории — кафе, рестораны, бары и кофейни. У каждого заведения есть своя карточка, которая открывается по клику на иконку, — в ней вы найдете краткое описание и контакты.

И кое-что еще: мы не стали наносить на карту все заведения сетей, попавших в наш рейтинг, а выбрали только одно-два лучших места. Например, у Cake Home 12 точек в Иркутске, но на карте вы найдете только локацию на 3 июля. Это сделано для того, чтобы на ней было проще ориентироваться. На наше мнение о других филиалах сети это не влияет — вы найдете нашу фирменную наклейку во всех Cake Home.

И пара слов от жюри

Иван Вильчинский

программный директор радио MCM, член жюри проекта «Лучшее в Иркутске»

С моей точки зрения, любые премии и рейтинги, которые поощряют лучших, являются стимулом для развития. Это как топливо. Заведения могут получить обратную связь и убедиться в том, что они всё делают правильно — или нет.

Оценка — дело всегда очень сложное: ты берешь на себя ответственность. При этом оценка всегда субъективна. Ты же не суперфуди, ты любитель — есть определенные вкусовые пристрастия, которые уже сложились. Особенно сложным для меня в проекте оказался критерий «маркетинг», потому что он у заведений может идти через блогеров, через какие-то другие каналы. А для меня маркетинг — это качество еды. Это что вкусного я хочу здесь съесть вновь. Поэтому отделять маркетинг от еды мне было очень сложно.

В Иркутске не так много заведений, в которые мне хотелось бы возвращаться. Но перспективы есть. У меня есть ощущение, что рано или поздно мы получим актуальные заведения. По индустрии очень сильно ударила пандемия — сейчас всё, что касается индустрии гостеприимства, находится в состоянии I will survive.


Лера Трошина

Соосновательница The Library Bar, член жюри проекта «Лучшее в Иркутске»

Подобные проекты, безусловно, важны: они дают встряску и мотивацию заведениям. Другой вопрос — насколько премии и рейтинги адекватны. Судить должны люди-профессионалы, подкованные в плане современной гастрономии.

Есть одна мною любимая фраза: «Народу много, людей мало». Она шикарно подходит к состоянию индустрии гостеприимства в Иркутске. Концептуальные достойные заведения можно пересчитать по пальцам одной руки. В основном же в городе — места для набития желудка с плохим сервисом, отсутствием идеи, внутреннего наполнения. Иркутску просто не хватает хорошего продукта.


En+ Group — энерго-металлургическая компания, объединяющая крупнейшие гидростанции Сибири и алюминиевые заводы, и мировой лидер по производству низкоуглеродного алюминия. Холдинг активно участвует в социальной жизни регионов, где живут его сотрудники, — строит медицинские центры, парки отдыха, детские спортивные и культурные объекты, реализует образовательные программы и развивает волонтерское движение, помогая сохранять уникальность Байкала.

Ничего не нашлось

Попробуйте как-нибудь по-другому