• Пробки 2
  • Погода
  • В центре Тулуна произошла стрельба: убиты три собакисобаки
  • Компания Дерипаски начала строить в Иркутске головной офис за 500 млн рублейрублей
  • Рассказываем, как критики оценили «Время» — новый фильм от автора хоррора «Сплит»«Сплит»

Главная > Тренды 08.09.2020 16:48

«У нас каждое второе выступление — неудачное». Кто отвечает за новый юмор в Иркутске

Ксения Хабибулина

Ксения Хабибулина

0 Читать комментарии
«У нас каждое второе выступление — неудачное». Кто отвечает за новый юмор в Иркутске - Верблюд в огне

Фотографии: Алена Шатуева / «Верблюд в огне»

17 февраля 2015 года в баре «Магадан» (находился рядом с ночным клубом «Манхэттен») прошел первый в Иркутске стендап-вечер. Пять лет спустя выступления комиков проходят в городе еженедельно — их организует объединение «Стендап Сибирь. Иркутск». «Верблюд» встретился с одним из его участников, Андреем Корчевским, и узнал, почему комики не любят КВН, как иркутяне реагируют на стендап, сколько в их команде женщин и как быстро понять, что твои шутки — не очень.


Андрей Корчевский,

программист, стендап-комик

Начало

В 2015 году у иркутской команды КВН «Молодые люди» возникла идея организовать стендап-вечер. После этого начали проходить мероприятия, сначала только среди кавээновской тусовки, потом уже с привлечением других комиков. Три года работали под названием «Иркутский стендап», но со временем у зрителей пропал интерес — комики мало выступали, люди мало ходили. Ситуация была плачевной, и, чтобы привлечь народ и новых выступающих, воспользовались обычной маркетинговой практикой: создали что-то новое. По сути, мы присоединились к красноярскому клубу «Стендап Сибирь», создали его филиал. Команда, таргет, менеджер, концертный директор, дизайнер у нас общие. Первый концерт после ребрендинга прошел 30 сентября 2019 года.

Сейчас в Иркутске две организации, которые проводят стендап выступления: «Стендап Иркутск» и «Стендап.Сибирь» (бывший «Иркутский стендап»). Мы не конкурируем, наши комики выступают на обоих мероприятиях, но наш клуб делает вечера чаще — два-три раза в неделю, а они — от одного до трех раз в месяц.

Чем КВН отличается от стендапа

КВН — это не так серьезно, как стендап. Ты работаешь в команде, в которой как минимум десять человек, есть группа авторов, а если среди вас есть чисто внешне смешной человек — вы уже смешно выступили. Получается, что у квнщиков маленькая нагрузка, а в стендапе есть только ты и твоя история. Но КВН популярнее стендапа, причем не только в Иркутске, а во всех городах России. Его развитие поддерживают и университеты, и администрация Иркутска, стендапу такой поддержки не добиться.

К тому же КВН существует очень давно, любого человека спроси — он точно о нем слышал. Естественно, что он популярнее, — стендап появился шесть лет назад, а активно в городах начал развиваться года три назад. Через 1015 лет, надеюсь, стендап будет популярен не меньше, но чтобы он полноценно вошел в культуру, затронул все слои общества, нужно много времени.

О чем шутят иркутские комики

У нашего клуба молодая аудитория — зрителям в среднем по 23 года. Самим комикам примерно столько же. Когда ты и твоя аудитория молоды, шутить о каких-то супер сердечных вещах ты не можешь. А так стендап-комики обсуждают всё: «О, давайте я расскажу вам про самолет», а через полторы минуты: «А теперь поговорим про отношения». Политические темы так или иначе проскальзывают, потому что это волнует и касается каждого, даже тех, кто не разбирается в этом или не хочет разбираться.

Про местную власть смысла шутить нет — это неуместно, подойдет только для перебивок. И вообще комики стараются не писать на региональные темы, потому что смешными эти шутки будут только в Иркутске. А юмор сейчас старается быть нацеленным на массовость: круто, когда ты пошутил у себя в городе, но посмеялись не только иркутяне.

«»

Тем более многие хотят пробиться в телик, на «Открытый микрофон», в «Стендап», «Камеди Батл», поэтому часто в Иркутске комики просто проверяют материалы перед участием в кастинге. Их цель — понравиться редакторам телеканалов, а локальными шутками про иркутскую политику их не рассмешить.

Среди наших постоянных резидентов — Катя Сорокина. Она выступает достаточно давно, долго была единственной девушкой среди нас. Сейчас появилась новая участница, которая уже выступила семь раз. Условного деления на мужской и женский юмор нет, когда смешно, тогда смешно. Да, среди женщин комиков меньше, но к ним и отношение другое, более лояльное. К парням зрители всегда требовательнее.

Неловкие шутки и неудачные выступления

[Драк] никогда не было. Один раз нас выгнали из бара после конфликта из-за аппаратуры и один раз была перепалка с гостем после неудачной шутки, но закончилось всё хорошо. Бывает, что комики пытаются взаимодействовать со зрителем: задавать вопросы, обшучивать ответы. Иногда получается неудачно, в итоге и зрители, и мы, как организация, попадаем в неловкое положение. А мы стараемся создать комфортную обстановку, хоть и юмористическую.

Неловко, когда комик начинает уходить в неуместные вопросы, вплоть до личных отношений докапываться. Конечно, такой формат комедии распространен и хорошо заходит, но нужно уметь в нем работать. Илья Соболев умеет, но это не значит, что это легко. Конечно, надо учиться, отрабатывать и практиковаться, но нужно понимать, когда следует остановиться. Прийти домой и подумать над ошибками, а не тянуть время неудобными вопросами.

«»

На самом деле, у нас каждое второе выступление — неудачное. Такое бывает очень часто, причем не только с неопытными комиками. Даже на своем сотом выступлении можно быть несмешным. Но это хорошо — такие ситуации дают пинка, чтобы делать лучше. Если над твоими шутками всегда смеются, это сильно расслабляет.

А еще сильно расслабляет слишком теплый зал — это когда по каким-то причинам (атмосфера или алкоголь) публика смеется почти над всем. В таких ситуациях заходят даже слабые шутки, поэтому воспринимать эти выступления всерьез нельзя.

Гараж как идеальная площадка

Идеального бара для стендапа в Иркутске нет, но есть несколько подходящих. Edison craft bar — хорошая площадка, которую мы используем только для больших концертов. Правда, есть минус — длинный зал: во время выступления сложно понять, куда смотреть.

Rock-n-roll pub — центр города, удобно расположенные столы и нет отвлекающих колонн, официанты не ходят. Всё сделано так, чтобы зрителям было удобно слушать выступающих. Johnny Rockets — в зале есть сидячие места на диванах (это расслабляет публику), но в остальном место удачное.

При этом в барах думают, что стендап в их заведении будет выглядеть примерно как на ТНТ: много людей, над шутками все смеются, а комики супер-подготовлены. Они не понимают концепцию открытых микрофонов и регионального стендапа. Не понимают, что приходят начинающие, местные комики, которые, да, рассказывают смешно и классно, но не так вылизанно, как на телике.

Из-за режима самоизоляции мы не выступали с середины марта до конца июня. Дома кто-то писал шутки, мы пытались делать стримы, но этот формат нам не понравился. А когда ограничения начали снимать, мы возобновили офлайн-выступления. Общепиту можно было работать только на террасах, а на большинстве из них стендап не нужен. Поэтому мы решили провести мероприятие в гараже у одного из наших постоянных комиков Максима Каткова. Подготовили всё к выступлению — купили микшер, пульт, нашли колонки, подключили микрофон, накрыли коврами деревянные настилы. Здесь была самая камерная и приятная атмосфера — лучший вечер. Если бы была возможность, мы бы выступали только там, но погода не позволит.

Правило трех минут

В основном стендап — это яркая реакция на повседневность: мы можем просто идти по улице, увидеть интересную деталь, на которой не каждый заострит внимание, а в голове возникнут ассоциации. Например, иду и вижу — фонарный столб! Сразу в голове вопросы: а зачем он, куда и как. Пытаюсь ответить на эти вопросы смешно. Суть шутки в том, чтобы у зрителя появилась мысль — да, у меня было так же!

Редактуры у клуба никакой нет: пишешь и рассказываешь. Но во время выступления есть правило: если не смешно в течение трех минут, комик уходит со сцены. Насильно никого не выгоняем, а к тому, что шутка может не зайти, привыкли. Просто понимаем, что это не смешно, переписываем ее или вообще убираем. Косяки — это не страшно.

Что будет дальше

Главная цель клуба — развивать стендап-движение в Иркутске. Сейчас зрители идут на наши мероприятия неохотно. Более того, у части из них такие же ожидания, как и у баров, — они ждут стендапа на ТНТ и разочаровываются. Чтобы понять и прочувствовать атмосферу, нужно сходить на выступления раз пять.

А открывать стендап-клуб в Иркутске — это провальная бизнес-затея. Такие заведения не выживут в России, их и так всего четыре: по одному в Казани, Краснодаре, Москве и Санкт-Петербурге. Чтобы открыть клуб, нужны регулярные мероприятия, а у нас нет пула опытных комиков, нас мало — мы физически не можем производить материал каждый день.

Комментариев 0

Загрузка...

Еда 30.04.2021 21:45

Интерактивная карта. Где есть и пить в Иркутске по версии «Верблюда»

Верблюд в огне

Автор Верблюд в огне

0 Читать комментарии

В начале апреля мы вместе с En+ Group запустили проект «Лучшее в Иркутске»: собрали жюри из экспертов в ресторанной индустрии и попросили их выбрать самые яркие и качественные гастропроекты в Иркутске. Рассказываем и показываем на карте, что у нас получилось.


При поддержке En+ Group

Коротко о том, что и зачем мы сделали

В Иркутске каждый год становится все больше заведений: кафе, баров и ресторанов. Но до сих пор в городе не было хорошей рекомендательной системы — непонятно, куда идти и что посоветовать гостям из других городов. Мы решили исправить ситуацию.

Мы составили лонг-лист из 70 проектов, а затем попросили жюри оценить их по шести критериям — концепция, интерьер и атмосфера, сервис, маркетинг, команда, еда и/или напитки (подробно о них, членах жюри и самом проекте можно прочитать здесь). В конце мы отобрали 44 классных заведения, набравших больше всего баллов.


Классные заведения — это какие?

Это места, в которых хорошо без преувеличения примерно все. Интерьер должен быть продуманным, стильным и работающим на идею кафе, маркетинг — понятным, дружелюбным и эффективным, еда и напитки — очевидно, безумно вкусными, а концепция — интересной, небанальной, отличающей место от того, что представляют собой большинство российских заведений.

Поэтому в наш рейтинг не попали многие кафе и рестораны, которые давно работают в Иркутске, — кто-то вяло вел соцсети, другие давно перестали работать над кухней или ничего не рассказывали о команде. Надеемся, что со временем это изменится.


А как их найти?

По нашей карте (прокрутите чуть ниже) и на отдельной страничке «Лучшее в Иркутске», которую мы запустим в мае. А еще проекты, которые получили высокую оценку, можно узнать по яркой наклейке на дверях, с надписью «Лучшее в Иркутске».

Рекомендательная система будет обновляться — наша редакция будет следить за новыми проектами и добавлять их на карту, а всё, что закроется, оттуда сразу исчезнет.


А теперь — карта

Перед вами карта Иркутска, на которой расположены лучшие заведения по версии «Верблюда». Все места мы поделили на 4 категории — кафе, рестораны, бары и кофейни. У каждого заведения есть своя карточка, которая открывается по клику на иконку, — в ней вы найдете краткое описание и контакты.

И кое-что еще: мы не стали наносить на карту все заведения сетей, попавших в наш рейтинг, а выбрали только одно-два лучших места. Например, у Cake Home 12 точек в Иркутске, но на карте вы найдете только локацию на 3 июля. Это сделано для того, чтобы на ней было проще ориентироваться. На наше мнение о других филиалах сети это не влияет — вы найдете нашу фирменную наклейку во всех Cake Home.

И пара слов от жюри

Иван Вильчинский

программный директор радио MCM, член жюри проекта «Лучшее в Иркутске»

С моей точки зрения, любые премии и рейтинги, которые поощряют лучших, являются стимулом для развития. Это как топливо. Заведения могут получить обратную связь и убедиться в том, что они всё делают правильно — или нет.

Оценка — дело всегда очень сложное: ты берешь на себя ответственность. При этом оценка всегда субъективна. Ты же не суперфуди, ты любитель — есть определенные вкусовые пристрастия, которые уже сложились. Особенно сложным для меня в проекте оказался критерий «маркетинг», потому что он у заведений может идти через блогеров, через какие-то другие каналы. А для меня маркетинг — это качество еды. Это что вкусного я хочу здесь съесть вновь. Поэтому отделять маркетинг от еды мне было очень сложно.

В Иркутске не так много заведений, в которые мне хотелось бы возвращаться. Но перспективы есть. У меня есть ощущение, что рано или поздно мы получим актуальные заведения. По индустрии очень сильно ударила пандемия — сейчас всё, что касается индустрии гостеприимства, находится в состоянии I will survive.


Лера Трошина

Соосновательница The Library Bar, член жюри проекта «Лучшее в Иркутске»

Подобные проекты, безусловно, важны: они дают встряску и мотивацию заведениям. Другой вопрос — насколько премии и рейтинги адекватны. Судить должны люди-профессионалы, подкованные в плане современной гастрономии.

Есть одна мною любимая фраза: «Народу много, людей мало». Она шикарно подходит к состоянию индустрии гостеприимства в Иркутске. Концептуальные достойные заведения можно пересчитать по пальцам одной руки. В основном же в городе — места для набития желудка с плохим сервисом, отсутствием идеи, внутреннего наполнения. Иркутску просто не хватает хорошего продукта.


En+ Group — энерго-металлургическая компания, объединяющая крупнейшие гидростанции Сибири и алюминиевые заводы, и мировой лидер по производству низкоуглеродного алюминия. Холдинг активно участвует в социальной жизни регионов, где живут его сотрудники, — строит медицинские центры, парки отдыха, детские спортивные и культурные объекты, реализует образовательные программы и развивает волонтерское движение, помогая сохранять уникальность Байкала.

Ничего не нашлось

Попробуйте как-нибудь по-другому