• Пробки 0
  • Погода
  • Экспонаты фильма ужасов. «Первый канал» рассказал о трех разваливающихся бараках в ИркутскеИркутске
  • Сын губернатора Иркутской области вызван на допрос в прокуратурупрокуратуру
  • 7 декабря в Иркутске пройдет акция «Сдай пакет»пакет»
  • В Братске врач приехала на вызов к грудному ребенку и стала гуглить информацию о лечениилечении
  • Артемий Лебедев обвинил в плагиате создателей сквера на улице Сурикова в Иркутске. У дизайнера украли лавочкилавочки

Разбор «Верблюда» 05.07.2019 15:27

«Уничтожение, а не переработка»: что теперь будет с отходами Байкальского ЦБК

ВАСИЛИЙ ИМАЕВ

ВАСИЛИЙ ИМАЕВ

1Комментариев

«Уничтожение, а не переработка»: что теперь будет с отходами Байкальского ЦБК - Верблюд в огне

Начало ликвидации отходов Байкальского целлюлозно-бумажного комбината (ЦБК) снова откладывается: власти не могут договориться с «Росгеологией», выполняющей работы, и собираются после 1 июля 2019 года сменить подрядчика. Это может привести к тому, что вредные вещества еще на несколько десятков лет задержатся в опасной близости от Байкала. «Верблюд в огне» разобрался, почему работы по ликвидации отходов так и не начались и что с ними будет дальше.


Что за отходы и почему их не утилизировали раньше

Целлюлозно-бумажный комбинат в Байкальске Иркутской области закрылся в 2013 году, а до этого он ежегодно сбрасывал в Байкал от 27 млн до 49 млн тонн сточных вод, за что его постоянно критиковали экологи. Более 6 млн тонн токсичных отходов предприятия по-прежнему хранятся в километровой зоне от побережья Байкала и наносят вред окружающей среде. В основном это шлам-лигнин (выделяющееся при производстве целлюлозы органическое вещество, состоит в основном из воды), уголь, шлак и зола от их сжигания. Шлам-лигнин хранится в специальных хранилищах — бассейнах глубиной 3–4 м, шириной 500 м и длиной 1 км. Активисты неоднократно предупреждали, что отходы могут оказаться в Байкале из-за землетрясений и селей, которые могут разрушить хранилища. При этом, по словам научного руководителя некоммерческой организации «Равноправие» Натальи Соколовой, уже сейчас существует очаг загрязнения подземных вод в районе Байкальска.

Единственным подрядчиком по утилизации отходов Байкальского ЦБК в 2017 году премьер-министр Дмитрий Медведев назначил «Росгеологию». Отношения компании с властями региона не заладились: представители обеих сторон несколько раз критиковали друг друга за невыполнение условий договора по ликвидации отходов.

Знаковая дата для конфликта — 1 июля 2019 года, до которой «Росгеология» должна была представить новую технологии утилизации. Скорее всего, она это не сделает, говорил в середине июня губернатор Сергей Левченко. Найти информацию о том, что технология все же была представлена, «Верблюду в огне» не удалось. В «Росгеологии» от комментариев воздержались. В правительстве Иркутской области на вопрос, подписано ли новое соглашение с «Росгеологией», не ответили. Теперь власти должны отстранить «Росгеологию» от исполнения контракта на ликвидацию отходов и придумать, что делать с отходами.

Что хотели сделать с Байкальский ЦБК

Еще в конце декабря 2013 года премьер-министр России Дмитрий Медведев распорядился создать на территории Байкальского ЦБК экспоцентр «Заповедники России», на территории которого появится музейно-выставочный, информационный и образовательный комплекс. Планировалось, что экспоцентр будет показывать «роль и место особо охраняемых природных территорий России в сохранении биологического и ландшафтного разнообразия, а также в развитии экотуризма».


Губернатор Иркутской области
Сергей Левченко

«Думаю, что решение по смене подрядчика, которое будет принято на федеральном уровне, — а я недавно встречался и с новым руководителем „Росгеологии“ [Сергеем Горьковым], который не возражает против такой смены [подрядчика], — приведет к тому, что мы найдем решение по уничтожению, а не переработке отходов».

Иными словами, власти теперь хотят выкачать шлам-лигнин из хранилищ и перевезти его на один из полигонов по захоронению отходов. Вероятным преемником «Росгеологии» называют группу «Газэнергострой», где уже пообещали принять «активное участие» в очистке Байкальского ЦБК.

Почему «Росгеология» не справилась с отходами

В апреле 2016 года «ВЭБ Инжиниринг» по договору с «Росгеологией» проверил технологию по переработке шлам-лигнина. Тогда компания сообщила о получении безвредного для окружающей среды монолита. Однако проект был признан нереализуемым: на промышленной площадке не было необходимых очистных сооружений. Кроме того, в «ВЭБ Инжиниринге» не учли, что в накопителях со шлам-лигнином есть щелок, который нужно извлекать.

Кто виноват в том, что работы не начались, не до конца ясно. Власти говорили, что компания затягивает контракт и в целом работает «крайне неудовлетворительно». В «Росгеологии» отвечали, что правительство Иркутской области недостаточно проработало техническое задание, а теперь пытается «ужать» компанию в сроках по проектированию. Также отходов оказалось в 1,5 раза больше, чем было указано в договоре, в них был неизвестный осадок.

Кроме того, компании неизвестно, на какие мощности электроэнергии можно рассчитывать: сеть, которая идет к полигону, необходимо реконструировать, утверждал представитель «Росгеологии». Региональные власти должны определиться, что будет на месте хранилищ отходов, и прописать это в техзадании. Губернатор хотел построить на одном из хранилищ взлетную полосу, на другом — посадить дикоросы.

Как Байкальский ЦБК стал федеральной проблемой

Федеральные власти хотели сделать объект экологически безопасным к 2021 году. «Деньги есть, все решения есть. Надо наконец этот вопрос [с отходами ЦБК] закрыть», — заявлял в сентябре 2018 года Медведев. В декабре 2018 года «Росгеология» объявила, что отходы ЦБК превратят в почвогрунт или удобрения. Тогда холдинг объявил, что рассматривает технологии обезвоживания шлам-лигнина, сокращения его ядовитости и переработки вещества. Однако работы так и не начались, даже несмотря на выделенные 4 млрд рублей.

Что будет с отходами

После того как «Росгеология» не справилась с выполнением работ, власти решили не перерабатывать, а уничтожать отходы, следует из слов Левченко. Проблема в том, что вокруг Байкала расположена широкая водоохранная зона, — в некоторых местах она достигает 80 км, на этих территориях нельзя строить полигоны по захоронению отходов. Вывезти их оттуда будет стоить очень дорого: по оценке заведующего лабораторией Лимнологического института СО РАН Александра Сутурина, на это уйдет не менее 17 лет и 20 млрд рублей. Для сравнения: весь контракт между Иркутской областью и «Росгеологией» оценивали в 5,9 млрд рублей.

Где местные власти хотят найти такие деньги, куда конкретно собираются вывозить отходы, Левченко не говорил. Дозвониться до него не удалось, пресс-секретарь губернатора на звонки «Верблюда» не ответил. В правительстве Иркутской области на вопросы «Верблюда» не ответили.

Технологии позволяют прямо на месте сделать шлам-лигнин соответствующим пятому классу отходов (наиболее низкая степень вредного воздействия отходов на окружающую среду), знает Виноградов. Технология есть у Иркутского института по проектированию предприятий целлюлозно-бумажной промышленности Сибири и Дальнего Востока «Сибгипробум» — они предлагают оставить отходы на месте, снизив класс опасности, и высадить там деревья.

По словам Виноградова, зарубежные компании не умеют бороться с подобными отходами из-за отличий в технологии производства целлюлозы. «У них (на заводах. — Ред.) другое вещество получается. Если бы практика была, то мы бы взяли патент и использовали его у себя», — отметил Виноградов. По его словам, сложность борьбы с отходами ЦБК в том, что в карьерах находится не только лигнин, но и другие отходы. Из-за этого затруднительно определить, из чего состоит вещество.

Чтобы отходы Байкальского ЦБК не попали в Байкал, нужно строить селезащитные сооружения, а с этим есть проблемы, считают эксперты. Пока что Минимущества выполнило только один этап — очистку верховья речных русел.

«Сель в любой момент может пройти. Предполагаю, что Левченко ждет, пока оно само решится и всё уйдет прямо в Байкал», — сказал Виноградов. В Минимущества комментарий к моменту выхода заметки не предоставили.

Председатель экологической организации «Зеленый фронт» Сергей Виноградов

«Они его (шлам-лигнин) достать даже не смогут. Он такой вязкости, что любой трубой его не откачать. И куда вы денете 6 млн тонн?»

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите одновременно
клавиши «Ctrl» и «Enter»

Загрузка...

Комментариев 1

Аватар Stanislav Mydry

2

Надо что-то делать

06.07.2019 17:09

Ответить

Искры 18.11.2019 14:51

«Даже по дороге на Хобой они искали стрип-клуб»: иркутские гиды — о работе с иностранными туристами

Екатерина Фалалеева

Автор Екатерина Фалалеева

0Комментариев

В Прибайкалье всё больше туристов из-за границы: в 2018 году Иркутскую область? посетили 295 тыс. иностранцев — на 84 тыс. больше, чем годом ранее. В целом к нам приезжают более 1,5 млн. туристов ежегодно: в летний сезон многие экскурсоводы работают без выходных. «ВЕРБЛЮД» поговорил с иркутскими гидами о том, как работается с зарубежными гостями, какие вопросы они задают и в какие комичные ситуации попадают.


Фото: Шатуева Алёна

Марина Знаменская

работает гидом два года

«Показываю группе вьетнамцев карту Байкала, а они спрашивают: „А где Крым?“»

— Типичный день гида — проснуться рано утром, приехать в гостиницу, забрать туристов, отвезти их в Листвянку, пробыть там с ними весь день и вернуть обратно. Листвянка — самое популярное направление. Программа такая: Тальцы, Байкальский музей, подъемник на обзорную площадку к Камню Черского, рынок с обязательным поеданием рыбы и разбором, где пелядь, а где — нет. Перед возвращением в Иркутск — прогулка по Байкалу на катере или пешком вдоль берега.

Все хотят попробовать омуля — результат PR-кампаний наших туристических агентств. И в Листвянке эта рыба продается — хотя вылов запрещен. Я говорю туристам, что сейчас нужно восстанавливать популяцию омуля, поэтому если уж решили купить рыбу у нарушителей закона, возьмите только одну — на пробу.

Американцы, особенно пенсионеры, всегда очень восторженные, постоянно говорят: «Вау! Супер!» Европейцы сдержанные и, я бы сказала, довольно бережливые: с ними и с нашими соотечественниками работать комфортнее всего. Азиаты, наоборот, расточительные. И им не всегда есть дело до культуры, к сожалению. Иногда мне кажется, часть туристов из Азии выполняют программу: сходить к определенным достопримечательностям, съесть рыбу, сфотографировать березку — всё для галочки.

Туристы иногда задают самые странные, неожиданные вопросы. Показываю группе вьетнамцев карту Байкала, а они спрашивают: «А где Крым?» Еще они всё время искали стрип-клуб, даже по дороге на Хобой просили выяснить у водителя, где тут стриптиз. Я говорила: «Зачем вам это? Вот Байкал, прекрасная природа…» Они отвечали: «Мы так отдыхаем».

Другой случай: экскурсия по Иркутску для американцев преклонного возраста. Я что-то рассказываю, меня прерывают на полуслове и спрашивают: «Скажите, а у вас в городе вообще диетическую колу продают?»


127

туроператоров.

529

объектов размещения: гостиницы, хостелы, базы отдыха и санатории.

5339,1

млн рублей —
объем платных услуг в туристско-рекреационной сфере за 9 месяцев 2019 года: на 7,1% больше, чем год назад.

17,4%

рост объема туристических услуг за 9 месяцев 2019 года по сравнению с тем же периодом предыдущего года.


Самые популярные места отдыха — территории, прилегающие к озеру Байкал.

Основные туристские потоки движутся по направлениям: Иркутск — пос. Листвянка — КБЖД — Култук — Утулик — Байкальск и Иркутск — Малое море — остров Ольхон.

Источник: Отчет Агентства по туризму

Фото: Шатуева Алёна

Дарья Филиппова

с детства хотела путешествовать и получать за это деньги

«Многим хочется увидеть настоящую жизнь, пообщаться с бабушкой»

— В детстве я говорила: когда вырасту, хочу работать Дмитрием Крыловым, — путешествовать и получать за это деньги. Так и сложилось: уже 8 лет рассказываю туристам о нашем крае. Постоянное расширение кругозора, знакомства с людьми из разных точек мира, трансляция любви к родной земле — вот что я люблю в профессии. А основной минус — необходимость всегда быть открытой к общению. Мне нужно хотя бы пару часов тишины в день, а в турах этого нет — особенно когда селят в одной комнате с туристами и персоналом.

Работа гида сплетена из массы самых разных моментов: мы куда-то едем, я все время что-то рассказываю, едим, танцуем ёхор, нюхаем чабрец, целуем лед, общаемся с шаманами, штурмуем гору. Один день не похож на другой.

Зимний туризм на Байкале

По словам руководителя агентства по туризму Иркутской области Екатерины Сливиной, в этом году впервые местные туроператоры продали больше турпакетов на зиму, чем на лето: «Раньше к нам приезжали в основном летом, причем в короткий период: активность начиналась с середины июля — и до 15 августа. За четыре года произошел кардинальный переворот туристического сезона на Байкале: очень сильно „выстрелила“ зима».

Я веду группы туристов, в основном, из Европы, Индии и Таиланда. Индусы — шумные и благодарные слушатели. От нашей природы им в хорошем смысле срывает голову, а история и культура не так уж интересны. Тайцы обычно делятся на два лагеря: одним интересны селфи и сувениры, другие беседуют о смыслах и энергиях, медитируют. Европейцы в целом соответствуют стереотипам: педантичные немцы, эмоциональные итальянцы и так далее. Из Австралии и Новой Зеландии чаще всего приезжают милые старички, искренние и душевные. Американцы часто не знают вообще ничего и задают вопросы типа «как долго на корабле плыть от Москвы до Байкала». Стандартные вопросы — про омуля, среднюю зарплату и устройство быта. Еще о том, правда ли у нас все много пьют и медведи ходят по улицам.

Вне стандартной программы туристы часто просят отвести их на центральный рынок, в позную, посмотреть старые «деревяшки»: дома, подъезды, даже дачи. Многим хочется увидеть настоящую жизнь, пообщаться с бабушкой, сходить в гости к местным, посидеть в аутентичном баре.

Фото: Шатуева Алёна

Сергей Лаговчин

бывший переводчик, работает экскурсоводом с 2007 года

«Кинулся к крапиве со словами: „О, у вас растет конопля!“ Схватил — и заорал благим матом»

— Бывает, программу составляют туроператоры в Москве или в Германии. Они плохо знают наш регион и могут пообещать туристам ледовую переправу на Ольхон, когда она уже закрыта. Отдуваться приходится нам, гидам: обычно я говорю, что у Байкала свой характер, и прошу понять это.

Немцы проявляют живой интерес ко всему, что касается народов Сибири и Байкала, у них всегда много вопросов. Спрашивают, когда сезон грибов, когда ловят рыбу в Байкале, про тюрьмы Сибири, один раз даже спросили, почему заборы разной высоты.

При этом европейцы ищут у нас в тайге привычный комфорт. Был такой случай: с парой швейцарцев и немцем мы поехали «за экзотикой» на электричке в Слюдянку. Там планировалась ночевка. Пожилой швейцарец никак не мог поверить, что в Слюдянке нет отеля, хотя бы трехзвездочного. Мы спорили час. Он заставил меня вызвать таксиста и допрашивал его (я переводил). В итоге нашли турбазу с душем. Но многие едут сюда за экстримом, например прокатиться по байкальскому льду с юга на север. В одной из таких экспедиций мы встретили пожилую англичанку, которая две недели пешком шла от Култука до Нижнеангарска. Она рассказала, что это была мечта всей ее жизни, и отказалась взять у нас еду, потому что хотела преодолеть весь путь без помощи. Мы увидели эту даму в конце ее путешествия, и выглядела она бодро и счастливо.

Все без исключения просят сводить их на рынок. Обычно покупают шапки, варежки, носки, копченую рыбу. И много водки. Замечу, что немцы пьют больше нас, сибиряков. Бросается в глаза желание все попробовать, везде побывать, получить как можно больше впечатлений. Этим летом в группе из 25 человек был особенно шустрый турист, немец преклонного возраста, который поспевал везде: объявил себя спецом по бане — и ошпарил себе руку. Потом кинулся к крапиве со словами: «О, у вас растет конопля!» Схватил ее — и заорал благим матом».


Игорь Коваленко

председатель Сибирской Байкальской Ассоциации Туризма

— Потенциал развития туристической индустрии в регионе большой, но есть ряд обстоятельств, затрудняющих быстрый рост: высокие налоги для владельцев турбизнеса, что формирует высокую стоимость услуг (следовательно, сильно снижается внутренний туризм, а иностранцы часто высказывают недоумение по поводу несоответствия цены и качества), далекая от совершенства инфраструктура, отсутствие четкой стратегии развития, несовершенное законодательство. Последнее касается и природоохранной деятельности, и организации рабочих мест.

Фото: Шатуева Алёна

Сергей Донской

Работает в туризме с 1990-х

«Многие туристы не до конца осознают размеры и мощь Байкала»

— По моим наблюдениям, в 1990-е туристы прибывали в основном группами, больше всего было немцев и японцев. Были также цепочки американских и австралийских групп. Сейчас всё изменилось: меньше групп, больше — индивидуальных туристов, а по численности на первое место давно вышли китайцы. Только немцы как приезжали большими туристическими поездами, так и продолжают. Редко слышен американский акцент.

На мой взгляд, большинство туристов не до конца осознают размеры и мощь Байкала. Всё встает на свои места, когда они пройдутся по великому озеру или попадут в шторм. Для меня самые необычные места на Байкале — Бухта Песчаная и ее окрестности, а также мыс Рытый. Там потрясающая энергетика!

Всегда веселит, когда иностранцы, приезжая в нашу зиму, одеваются, мягко скажем, не по погоде и говорят: «Мы знаем, что такое холод, но мы не представляли, что может быть так холодно». Некоторые запросы туристов удивляют: однажды меня просили показать сохранившиеся строения лагерей ГУЛАГа на БАМе.

Самый забавный случай произошел в иркутском трамвае. Было время, когда местные жители пенсионного возраста ездили на трамваях бесплатно. Мои пожилые туристы захотели побывать на рынке, и я им предложил прокатиться на общественном транспорте, воспользовавшись льготой. Пришлось попросить их помолчать несколько остановок, чтобы кондуктор не догадался, что это иностранцы. Всё прошло хорошо: кондуктор просто посмотрел на моих гостей, а те любовались городом в окно и улыбались. Когда мы вышли на рынке, надо было видеть восторг этих взрослых людей от того, что они проехались на трамвае бесплатно!

Фото: Шатуева Алёна

Анастасия Осипова

Показывает китайцам Байкал и Иркутск

«У китайских туристов всегда хорошее настроение»

— Поток гостей из Китая резко увеличился года 4 назад, когда там на местной версии шоу «Голос» спели трогательную песню о Байкале. Теперь люди хотят побывать здесь и выложить в соцсети селфи с Байкала. А еще в Китае есть легенда о пастухе, который пас овец на Байкале, поэтому практически каждый турист мне говорит: «Ты знаешь, что Байкал раньше был китайским?» И добавляют: слово «Байкал» созвучно китайскому словосочетанию, которое переводится как «Северное море».

Больше всего туристов в июле и августе, когда в китайских школах каникулы. В это время одновременно в очереди на паром может оказаться 5 — 6 китайских групп по 20 — 30 человек. Это плохо: обычно туристы приезжают всего на 5 — 6 дней и дорога на Ольхон отнимает значительную часть времени.

Китайцы любят Россию, русских, уважительно относятся к культуре и истории. Они не снобы, приятные и общительные, с ними легко договориться. У них всегда хорошее настроение. Туристы всегда интересуются бытом, спрашивают, кто главный в семье (думают, что женщины). Задают и стереотипные вопросы типа «Перед тем как выйти на улицу зимой, ты пьешь водку?»

Заядлым путешественникам не нравится однообразие: они хотят вау-экскурсий, а у нас же все обычно: природа, катание на корабле, омуль. Я с иронией объясняю, что русские не особо хороши в коммерции. При этом китайцы редко просят отвезти их куда-то вне стандартной программы. Лишь однажды у меня был случай, когда просили показать военную технику и покатать на танках. Покупают мед, шоколад, конфеты и водку. Еще они в последние годы полюбили гиалуроновую кислоту и серию косметики «Бабушка Агафья».

Запомнился один диалог. В конце путешествия китаец подошел ко мне и спросил: «Ты правда здесь живешь и видишь это каждый день? Ты правда ешь эту еду каждый день?» Он, вероятно, думал, что я приезжаю сюда проводить туры. Я сказала: «Да»,  — на что он ответил: «Ты самый счастливый человек на свете».

Ничего не нашлось

Попробуйте как-нибудь по-другому