• Пробки 0
  • Погода
  • Экспонаты фильма ужасов. «Первый канал» рассказал о трех разваливающихся бараках в ИркутскеИркутске
  • Сын губернатора Иркутской области вызван на допрос в прокуратурупрокуратуру
  • 7 декабря в Иркутске пройдет акция «Сдай пакет»пакет»
  • В Братске врач приехала на вызов к грудному ребенку и стала гуглить информацию о лечениилечении
  • Артемий Лебедев обвинил в плагиате создателей сквера на улице Сурикова в Иркутске. У дизайнера украли лавочкилавочки

Тренды 09.09.2019 16:59

Вегетарианский и Вальдорфский детские сады: как устроено обучение в необычных дошкольных учреждениях

Екатерина Балагурова

Екатерина Балагурова

0Комментариев

Вегетарианский и Вальдорфский детские сады: как устроено обучение в необычных дошкольных учреждениях - Верблюд в огне

Частными садами никого не увидишь, но все они похожи на муниципальные: тот же распорядок дня, те же развивающие занятия. Правда, детей в них меньше, — соответственно, внимания детям уделяют больше, — но и плата в них в разы выше. В Иркутске есть несколько дошкольных учреждений, в которых совершенно иные подходы: в одних детям разрешают самим выбирать себе занятия, в других дети с особенностями развития учатся со всеми остальными. В какие сады, кроме стандартных, можно отдать ребенка, в чем их особенности и сколько это стоит, рассказывает «Верблюд».


Вальдорфский детский сад

Стоимость: 18 тыс. рублей в месяц


Что такое вальдорфская система

В основе вальдорфской системы обучения и воспитания — антропософия австрийского философа Рудольфа Штайнера. Вальдорфское образование не нагружает ребенка множеством обязательных занятий, а просто стремится воспитать его целостной, свободной, творческой, мыслящей личностью, способной самостоятельно впитывать знания, — чтобы он занимался своим любимым делом.

— Вся работа в нашем саду строится на свободе выбора, — рассказывает ведущий педагог вальдорфского детского сада Наталья Лямцева. — У нас нет уроков рисования, музыки, физкультуры в традиционном смысле, когда все дети единовременно обязаны присутствовать на занятии и делать всё, что им говорит воспитатель. У нас всё иначе: каждый ребенок в одном большом помещении занимается «свободной игрой»: тем, что ему интересно. Ребята могут общаться друг с другом, играть в догонялки, смотреть картинки в книгах, читать, брать игрушки (здесь они не обычные, а «природные», развивающие тактильные ощущения: деревянные предметы, ракушки, камушки). Детям помогает педагог, постоянно находится рядом. Потом в это же помещение приходит другой педагог и начинает какое действие. Это может быть, например, живопись, лепка из воска, музыкально-ритмическое занятие или кулинария (в соседней комнате — на кухне — дети просеивают муку, делают тесто, а потом едят испеченный пирог). Ребенок может присоединиться к тому, что ему интересно, а через какое-то время снова заняться свободной игрой. Основа нашей системы воспитания — личный пример, подражание детей взрослым и уважение к личности каждого из детей (они сами выбирают занятие). Поэтому ребенка никогда не наказывают, если он не хочет заниматься. У нас идет процесс осознанного выбора, детям ничего не навязывают. Поэтому у нас на группу в 20 человек четыре воспитателя (в обычных садах — два), и они работают по полдня: один проводит основные занятия, другой в это время помогает тем, кто выбрал «свободную игру».

Еще одна важная особенность этого сада — постоянное вовлечение родителей в жизнь дошкольного учреждения. «Наш папа сам ставил забор в саду, — рассказывает Наталья Ильина, мама двух выпускников вальдорфского сада. — А вместе с сыном они ремонтировали деревянные игрушки. Родители приходят на субботники, вместе с детьми мы ходим в походы (были выезды на ипподром, в контактный зоопарк, совместные прогулки на набережной). Нам с мужем очень нравилось участвовать в жизни сада, потому что такой подход очень сплачивает детей и родителей».

Группа в саду одна, с детьми разных возрастов, — это тоже отличает сад от обычных. Жизнь всех двадцати воспитанников организована по принципу большой и дружной многодетной семьи: старшие поддерживают младших и помогают им, а дети подражают старшим и учатся у них, говорит Лямцева (родители подтверждают). Вся жизнь в саду подчинена ритму — постоянно повторяющемуся процессу, к которому постепенно привыкают дети. Есть ритм дня: это некий, как называют его в саду, «вдох» (развивающие творческие занятия) и «выдох» — свободное время.

«Каждый день у нас свое занятие, к этому дети тоже привыкли, — рассказывает Лямцева. Во вторник — живопись, в среду — кулинария, в четверг — рукоделие. И так распределены все пять дней, ребята это знают, им комфортно. Три раза в неделю у нас «хоровод» — музыкально-ритмическое занятие. Каждый день мы делаем с детьми театральные постановки и « Утренний круг» — приветствие и настрой на день.

Месяцы в саду называются эпохами (вальдорфский термин). У каждой эпохи — своя тема. Например, сентябрь — месяц урожая. Весь месяц дети вместе с поваром готовят блюда из овощей, знакомятся с новыми для себя названиями, играют в русские народные игры, рисуют природу, ставят «хоровод» с ролями животных, мельников, крестьян. Вальдорфская система подразумевает, что все игры и занятия детей должны быть максимально приближены к жизни. Так, во дворе сада есть настоящий небольшой огород. Дети вместе с воспитателями ухаживают за ним: могут полить морковку, сами вытянуть репку. Даже чтение сказок происходит не в отрыве от действительности, а на самом деле проживается детьми. В саду есть даже курятник: ребята наблюдают за курами, вместе с воспитателями ходят за свежими яйцами, готовят из них еду. Сами учатся нарезать продукты для блюд. На выпускной дети вместе с воспитателями выстругивают из дерева корабли и мечи, — акцент на экологичность и интерес ребенка.

В конце эпохи — обязательно праздник с участием родителей и чаепитием.

Все занятия в саду построены необычно для стандартной системы: на музыкальных занятиях педагог не заучивает с детьми песни по строке, поют несколько раз все произведение целиком. У дошкольников феноменальная память: дети способны запоминать не фрагментарно, а всё целиком. Так же учат и танцы, и тексты театральных постановок, «хороводы». На праздниках нет победителей и проигравших: вальдорфская система не подразумевает конкуренции. Призы в любых событиях — квестах, походах — получают все.

Питание здесь тоже особое: сад частично вегетарианский. Два дня в неделю дети едят животную пищу, три раза в неделю — растительную. Использовать стараются максимально экологичные продукты — овощи с огородов родителей и во дворе сада, фермерское мясо. Для детей с аллергией готовят отдельно.

Но самое главное, по словам воспитателя, — отношение к детям. «Мы к каждому относимся как к гармоничной личности, каждому уделяем внимание, слушаем. Мы действительно очень любим наших детей, ничего не делаем «для галочки». Развиваем в детях бережное отношение друг к другу и к себе». Все воспитатели проходят обучение в Москве на вальдорфском дошкольном семинаре.

По мнению Натальи Ильиной и ее супруга, вальдорфский сад воспитывает более чутких, глубоких и душевных детей, нежели их ровесники. «У них даже разговоры другие, — говорит Наталья о детях из сада. — Они обсуждают не Егора Крида (слышала недавно на площадке), а придумывают сказки: как рождаются, например, звезды. Сын недавно спросил у меня: “Мама, а почему Бог вообще создал людей?” Вальдорфская система обучения полностью соответствует нашим с мужем взглядам на то, как с нашими детьми должны общаться, когда нас нет рядом. Воспитатели любят наших детей как родных».


Что нужно учесть, если вы хотите отдать вашего ребенка в Вальдорфский детский сад

В вальдорфских садах предпочтение отдается эмоциональному развитию, там не учат читать и писать, так что вам самим придется учить этому ребенка. У этого воспитания жесткая идеология: в саду запрещены телевизор, радио и интернет, как и обычные игрушки, потому что вальдорфцы выступают против прогресса. В конце 90-х годов вальдорфские школы критиковали за обучение детей в религиозной системе, а саму педагогику — как оккультизм Рудольфа Штайнера. Учтите, что последователи негативно относятся к современным лекарственным препаратам, отдавая предпочтение гомеопатии. По крайне мере, на Западе в такие образовательные учреждения отдают своих детей антипрививочники.

Детский центр Montessorihome

Стоимость: 27 тыс. рублей в месяц


Что такое система Монтессори

В основе — философия Марии Монтессори. Суть метода — в пяти словах: «Помоги мне это сделать самому». Монтессори считала, что каждый ребёнок от рождения стремится к знаниям. Всё, что нужно сделать родителям и педагогам, — создать развивающую среду, научить детей пользоваться предметами и позволить им самим выбирать, с чем, как и сколько играть.

В этот детский сад принимают детей только в 3 — 4 года, потому что, согласно системе Монтессори, все дети проходят определенные стадии — сензитивные периоды — психического и физического развития. Первый — от рождения до трех лет, второй — с трех до шести лет (иркутский сад работает с детьми до семи лет, то есть до школы). По этой теории, на каждой стадии ребенок проходит ряд этапов особой восприимчивости, когда он легко и быстро усваивает новые знания и умения. И самое главное — эта восприимчивость уходит безвозвратно. В каждом возрасте ребенок должен получить определенные навыки, поэтому после 4-х лет поздно приводить ребенка в детский сад, работающий по такой системе. Кроме того, желающим отдать ребенка в такой сад воспитатель сначала даст книги для первичного ознакомления с системой Монтессори, а потом придет в гости, чтобы увидеть обстановку в семье. Принимая решение заниматься по такой системе, помните: ребенок должен стать самостоятельным везде — и в саду, и дома. Иначе система не работает, вы впустую потратите деньги.

В садах Монтессори нет детских групп, есть только классы, где, как и в вальдорфском саду, занимаются дети разных возрастов — чтобы они социализировались и заботились друг о друге. «Все пространство нашего класса подразделяется на пять основных зон: практическая, сенсорная, космическая, русский язык и математика, — рассказывает руководитель центра Алёна Кашина. — В каждой зоне, соответственно, свой тематический материал. Дети расходятся по классу, каждый ребенок самостоятельно выбирает зону и решает, чем он хочет заняться сегодня».

В практической зоне дети с помощью предметов обычной домашней обстановки получают бытовые навыки: стирка, глаженье, пересыпание круп, переливание жидкостей. Здесь находятся кухонные принадлежности, предметы обихода, рамки с пуговицами, застежками и кнопками. Всё это не игрушечное, а настоящее, но небольших размеров, чтобы детям было удобно пользоваться. Утюг действительно нагревается, в тазу — вода.

В зоне сенсорного развития дети развивают все органы чувств: зрение, слух, обоняние, осязание, — а также внимание и память. Здесь собраны конструкторы-головоломки, тактильные (выпуклые, с разным покрытием) таблички, вкусовые баночки, шумовые цилиндры, молоточки, гремелки. Здесь дети пробуют на вкус разные жидкости, определяют запахи, сравнивают на ощупь теплые (сделанные из дерева) и холодные (из металла), большие и маленькие предметы. В математической зоне сгруппированы материалы для обучения счету и понятию количества. Это тактильные (шероховатые) цифры, дроби-кегли, числовые штанги, математические планшеты. В языковой зоне собрано все необходимое для письма и чтения. Металлические рамки-вкладыши, прописные и печатные шероховатые буквы, подвижный алфавит. Наконец, в «космической» зоне дети знакомятся с окружающим миром, изучая географию, биологию, ботанику, могут сами посадить семечко в землю, поливать его, наблюдать за ростом растения (для этого оборудованы специальные ящики с зеленью). Обычных игрушек в центре Монтессори нет — есть только специальные дидактические материалы, задача которых — помочь ребенку познать мир через органы чувств, развить сенсорику и моторику. Это также пирамидки, погремушки, бусины, шнуровки, сенсорные мешочки, диски, простейшие пазлы.

— Ребенок может использовать по назначению только те предметы, которые ему показал наш монтессори-педагог, — рассказывает Кашина. — Возникает логичный вопрос: неужели ребенок в три года действительно будет придерживаться правил? Да, но самое главное — объяснить ребенку с самого начала, как устроен класс. Что можно трогать, а что — пока нельзя. Он может подойти к утюгу, например. Потрогать его, когда он холодный. Но ребенку, которому педагог не показал лично, как обращаться с утюгом, запрещено включать утюг в розетку и гладить. Он, скорее всего, даже не будет знать, как это сделать. Всем нашим детям известно, что нельзя мешать ребятам, с которыми в данный момент работает педагог, и тем, кто сам занят каким-то делом. Можно только попросить разрешения у педагога понаблюдать и присоединиться, если ребенок не против.

В центре Монтессори работают один сертифицированный педагог, прошедший обучение в Москве в Международной Ассоциации Монтессори (AMI), и два его ассистента — педагоги-психологи с высшим педагогическим образованием. Только сертифицированный педагог может объяснять ребенку, как работает тот или иной предмет, сам проводить занятия. У педагога есть индивидуальный план на каждого ребенка, по которому педагог постепенно вводит в жизнь ребенка все более сложные занятия, в соответствии с возрастом и развитием. Ассистенты не проводят новые занятия, а только помогают ребенку ориентироваться в том, что ему уже показали, выбрать занятие, если ребенок сомневается. Педагога детского сада отличает прежде всего нейтральное отношение к свободной деятельности подопечного. Его направляют, терпеливо ждут от него инициативы. Педагог наблюдает за ребенком, делает для себя определенные пометки. Позже все записи тщательно анализируются, чтобы определить интересы и склонности ребенка. На основе полученных данных педагог корректирует программу, меняя предметы, выбирает, в какой зоне и чем будет заниматься ребенок, и вносит новые элементы. К каждому из 24 детей в системе Монтессори подбирается уникальный подход.

Как и в вальдорфском саду, в центре Монтессори есть темы недели и месяца. Большое внимание уделяется практическим умениям: например, дети сами учатся готовить яичницу, варить кашу. Есть занятия вокалом, танцами. Три раза в неделю приходит преподаватель английского и весь день говорит с детьми только по-английски: может помочь выбрать занятие, разучить с ними песню, готовить, — и . каждый ребенок постепенно понимает английскую речь

«Я сама получала психологическое образование, рассказывает Полина Филоненко, мама воспитанницы центра, 4-летней Маши. — Когда мы изучали систему Монтессори, я очень заинтересовалась и прониклась. Решила воспитывать своего будущего ребенка именно по этой системе, потому что в ее основе — полная самостоятельность. Маша ходит в этот сад уже полтора года, и я очень довольна. У моего ребенка никогда не бывает истерик, каких-то необоснованных выплесков агрессии, что я часто вижу у ровесников дочери на детских площадках нашего двора. При этом Полина очень активна: на детской площадке она обязательно залезет на все турники, освоит каждые качели, кольца. Дома она всегда занимается сама, ей не нужны мультики и игрушки. У нас такая же Монтессори-система, как в саду: комната Полины разделена на блоки. Утром я могу еще спать, а Маша тихонько встает и сама занимается. Вечером мы приходим с прогулки и дочь снова садится за занятия. Ей действительно интересно, её никто никогда не заставляет. Это во многом заслуга сада – педагог умеет увлечь. Для меня при выборе сада педагог вообще имел решающее значение. Я знаю, что в нашем саду педагог сертифицированный. И это, насколько я знаю, единственный такой специалист в нашем городе».


Что нужно учесть, если вы хотите отдать вашего ребенка в сад Монтессори

Учтите, что после такого сада ребенку будет непросто в школе, где все делают одно и то же и по графику. Эксперты указывают на слабую структурированность расписания в образовательных учреждениях Монтессори по сравнению с обычным школьным распорядком. К тому же у вашего ребенка будет другое отношение к учителю — он будет видеть в нем не авторитет, а помощника. Найти преподавателя, который не давит авторитетом, будет сложно. К тому же вашему ребенку будет не так просто общаться со сверстниками, если он привык заниматься индивидуально. Пословам учителей, школы, работающие по системе Монтессори, не уделяют должного внимания сотрудничеству и это может привести к сложностям во взаимодействии с другими детьми. Если ребенок не социализировался за пределами сада, то ему только предстоит этому научиться.

«Мамино солнышко», инклюзивный детский сад

Стоимость: 14 тыс. рублей (7:30-16:00), 16 тыс. рублей (7:30-19:00)

— Наш детский сад работает уже 9 лет, — рассказывает руководитель сада Любовь Мясникова. — До этого я работала в детском доме для детей с особенностями развития, потом работала с такими же детьми в семейной усадьбе. Я поняла, что детей с отклонениями обычно не берут ни в муниципальные, ни в частные сады, а мамам деваться некуда. Они хотят, чтобы их дети развивались, общались с другими детьми. И я решила открыть свой сад, где будут вместе воспитываться и развиваться здоровые и особенные дети. Всех родителей я сразу предупреждала о своей цели и за 9 лет ни разу не слышала критики. Родители здоровых детей только за такое совмещение, говорят: «Хорошо, это научит ребенка толерантности и заботе о ближних».

Сейчас в саду 20 детей, двое из них — с особенностями развития. Группа разновозрастная, от 2 до 5 лет. Ежедневно с детьми проводят 2 — 3 занятия: развитие речи, чтение, математика, музыка, письмо, конструирование, театральное мастерство. С детьми с особенностями развития раз в неделю занимается логопед-дефектолог. В основном штате сада два педагога и приходящие узкоспециализированные работники-кружковцы.

Дети с особенностями развития присутствуют на всех занятиях вместе со здоровыми (кроме индивидуальных занятий чтением и письмом). Мы стараемся научить их без стеснения входить в коллектив, по мере возможности говорить с другими детьми. Конечно, у всех разный темп развития, но обычно результат виден уже через 1 — 2 месяца. Дети становятся более общительными, добрыми. Они прекрасно социализированы. У нас в саду никто не обзывает друг друга. Учим ребят эмпатии, добру, взаимопомощи. Совмещение здоровых и особенных детей действительно полезно для тех и других.

— У моей дочери два диагноза, — говорит Юлия Ушакова, мама воспитанницы «Маминого солнышка», — задержка психоречевого развития и моторная алалия. Попросту говоря, мой ребенок развивается на 2 — 3 года медленнее своих ровесников. Дочь говорит, но очень плохо. Сначала мы ходили в муниципальный детский сад, но без успеха. Я видела, что окружающие дети из группы абсолютно не принимают моего ребенка. Варя постоянно сидела одна, ни с кем не играла. Мне кажется, что воспитателям просто было некогда дополнительно заниматься с моим ребенком, вовлекать его в общий процесс. У них было полно других детей. А Варя действительно нуждается в особой заботе, индивидуальном подходе. То, что другим детям можно объяснить один раз, ей нужно неоднократно повторять. В муниципальном саду была и лекотека — специальная группа для детей с особенностями развития. Но там собраны дети, которые даже не говорят и мало что понимают. Они бы только еще больше утянули Варю назад, а никак не помогли развиться. Через знакомых я узнала о «Моем солнышке» и стала возить своего ребенка туда. Ходим в новый сад уже год. Конечно, не очень удобно территориально, — из Топкинского на Дальневосточную по пробкам едем иногда час. Но оно того стоит: я вижу, как хорошо моей дочери в этом саду. Воспитатели очень тепло относятся к ней, научили других детей заботиться о Варе. Я вижу, как ребята играют с ней, разговаривают, помогают одеться, — ребенку очень комфортно в среде здоровых детей. Она развивается, общается, её любят — для меня это главное. Варе уже 6 лет, но о школе мы пока не думаем из-за особенностей здоровья. Еще как минимум 2 — 3 года будем ходить в сад, и только в этот.


Светлана Воробьева

педагог-дефектолог

Способность принять особенных детей в обычную среду зависит не столько от детей, сколько от педагогов — от того, как взрослые преподносят детям, почему люди друг от друга отличаются и как к этому следует относиться. На практике я часто сталкиваюсь с травлей детей в образовательных учреждениях и в данном вопросе вижу полную отрешенность педагогов.

Дети в целом нормально реагируют на особенности окружающих. Когда родители и педагоги говорят детям, что «все мы разные, и это прекрасно», тогда наблюдение «разного» для детей естественно и интересно.

В инклюзивном саду дети не столько усваивают материал, сколько социализируются. Именно дальнейшая социализация и является главным аргументом инклюзии. При благоприятной обстановке дети включаются в общие игры. Особенные и обычные дети понимают, что у них много общего.

В моей практике был случай 5-летней девочки, которая говорила только несколько слов и только дома, плохо ходила. Уже через две недели общения в саду со здоровыми детьми ребенок очень изменился. Ребята помогали ей спускаться по ступенькам, играли с ней. Девочка стала веселее, начала произносить новые слова в окружении других детей. Это свидетельствует, что социализация особенных детей в здоровой среде происходит значительно лучше.

«Живой Дом», вегетарианский детский сад

Руководство и родители, опрошенные «Верблюдом», отказались называть стоимость

По системе воспитания детский сад «Живой Дом» очень похож на вальдорфский. Куратор сада Ирина Житницкая прежде работала педагогом в вальдорфском саду. Здесь тоже одна разновозрастная группа из двадцати человек. Детям дают самим выбирать занятия, а педагог только помогает ребенку развиваться.

Главное и существенное отличие «Живого Дома» от вальдорфского сада — полностью вегетарианское меню.

— Мы не добавляем в пищу маргарин, сахар, продукты с красителями, используем только бездрожжевой хлеб, — рассказывает Житницкая. — К нам часто приводят не только детей-вегетарианцев, но и детей с нарушениями пищеварительной системы. Любые расстройства проходят уже через две недели. Наш повар подбирает выверенное сбалансированное питание, просто вместо животных белков — растительные. Мы едим овощи с огорода на территории сада, орехи, крупы в большом количестве. Часто хорошие рецепты приносят родители, но повар их тщательно изучает, прежде чем добавить в меню. У нас пятиразовое питание: три основных приема пищи и два перекуса из фруктов и овощей. Многие родители просят исключать молоко из-за лактозы, для таких детей варим овсяное молоко.

Основной принцип работы сада, по словам педагога, — любовь к детям, которой нет во многих муниципальных садах. «Мы не просто так назвали сад домом. Мы создали Дом, где хорошо и нашим детям, и взрослым, и живем одной большой семьёй», — рассказывает Житиницкая. В саду на 20 человек детей работает 6 педагогов. Большое внимание уделяется творчеству, тактильности — способности детей чувствовать собственное тело. «Кончиками пальцев ног и рук мы поднимаем горох, фасоль, рис. Пытаемся с закрытыми глазами их ощутить, — продолжает она. — У нас нет стандартных занятий по письму или чтению, мы познаем весь мир в игре, много времени уделяем физической активности».

Как рассказала куратор, дети в этом детском саду почти не болеют. «У нас есть гомеопат, у которого лечатся педагоги и дети. Периодически он проводит лекции, встречается с родителями. В то время как в муниципальных садах дети болеют каждую неделю, наши дети в любое время года ходят в сад в полном составе, абсолютно здоровые», — утверждает она. При этом у сада есть еще одно правило: с детьми гуляют в любую погоду, даже в минус сорок. Только такая прогулка будет короче. По словам Ирины, это учит детей быть ближе к природе, принимать её любой.

Вся мебель в саду экологичная (используют только дерево, натуральные краски). А во дворе родители сами сделали для детей деревянные качели, беседки, домики, горку. Даже рисуют здесь натуральной акварелью немецкого производства (закупают в магазине «Кукуля»). На занятиях живописи используют технику «мокрым по мокрому»: капают краской на влажную поверхность — получается расплывчатое изображение. Такая техника хорошо развивает фантазию детей: они додумывают, что получилось. На творческих занятиях дети валяют из шерсти, учатся готовить, шить. Осенью воспитатели, родители и дети выезжают в поле – посмотреть пшеницу. Вместе с родителями ребята жнут, приносят в сад овощи со своих огородов, потом вместе с воспитателями пекут из этого пироги. Педагогам и родителям очень важно, чтобы все процессы были максимально естественными и природными. «Мы стараемся ничего не запрещать детям. Если на улице дождь, позволяем вдоволь поваляться в грязи, в лужах. В теплую погоду можно залезть на дерево, если рядом есть воспитатель. Так, в естественной среде, дети познают настоящую жизнь. Бегать, прыгать, узнавать новое — это и есть настоящее детство. И мы его не отнимаем, даем свободу», — говорит Житницкая.

— Мы ходим в детский сад меньше года, с зимы, — рассказывает мама 3-летней Маши Ирина Засядьвовк, — и очень довольны выбором. Прежде всего, мы шли туда из-за вегетарианского меню. Мы с мужем сами вегетарианцы, не кормим животным белком и ребенка, поэтому вариант с муниципальном садом «отмели» сразу. Через знакомых узнали о «Живом доме». В итоге получили гораздо больше, чем ожидали. К детям здесь относятся очень душевно: любят, опекают, знают характер каждого, никогда не кричат. Дети друг друга не обижают, дружат между собой.

В саду большое внимание уделяется вовлеченности родителей в жизнь сада — это прекрасно. Недавно мы все ходили в Дом на субботник, мыли стены, окна. И, конечно, для нас с мужем одно из главных преимуществ сада — свобода, в которой растет наш ребенок. Детей водят гулять на Ушаковку, разрешают помочить ноги в воде. В жаркий день во дворе наполняют бассейн. Мне кажется, этого нет ни в одном муниципальном саду. Дети в «Живом доме» растут очень близко к природе, и Маша каждый день с огромным желанием бежит в сад. Пока я вижу в «Живом Доме» только плюсы. О выборе сада не жалеем нисколько.


Николай Комов

старший педиатр, эксперт по медицинской помощи детскому населению клиники «МЕДИКУС» (Санкт-Петербург), член Союза Педиатров России

При правильном подборе микроэлементов вегетарианство можно практиковать в любом возрасте (в том числе дошкольном). И быть полностью здоровым, если родители и воспитатели с умом подходят к такому типу питания. Есть специальные добавки, обеспечивающие организм теми микроэлементами, которые содержатся только в продуктах животного происхождения. Это витамин В12, холин, железо. Иногда их можно просто добавлять в пищу, иногда необходимо прибегать к инъекциям, — за назначением нужно обращаться к врачам.

По поводу гомеопатии моя позиция гораздо более категоричная, сама по себе гомеопатия — лженаука. Это признается всеми врачами мира. Гомеопатия — это исключительно маркетинговый ход. В гомеопатических препаратах нет лечащего вещества, поэтому их применение не просто бесполезно, но и опасно, потому что любая таблетка требует четкой схемы применения и понимания того, что в ней содержится. [Если за этим не следить] гомеопатия имеет риск навредить. Я никогда не поверю, что дети в саду не болеют из-за гомеопатии. Я бы сам с удовольствием познакомился с выборкой и медицинскими историями детей этого детсада, потому что уверен: дети в любом детском саду болеют. Если в конкретном саду этого меньше, то только вследствие хорошо проветриваемого помещения и небольшого количества детей в группе.


Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите одновременно
клавиши «Ctrl» и «Enter»

Загрузка...

Комментариев 0

Искры 18.11.2019 14:51

«Даже по дороге на Хобой они искали стрип-клуб»: иркутские гиды — о работе с иностранными туристами

Екатерина Фалалеева

Автор Екатерина Фалалеева

0Комментариев

В Прибайкалье всё больше туристов из-за границы: в 2018 году Иркутскую область? посетили 295 тыс. иностранцев — на 84 тыс. больше, чем годом ранее. В целом к нам приезжают более 1,5 млн. туристов ежегодно: в летний сезон многие экскурсоводы работают без выходных. «ВЕРБЛЮД» поговорил с иркутскими гидами о том, как работается с зарубежными гостями, какие вопросы они задают и в какие комичные ситуации попадают.


Фото: Шатуева Алёна

Марина Знаменская

работает гидом два года

«Показываю группе вьетнамцев карту Байкала, а они спрашивают: „А где Крым?“»

— Типичный день гида — проснуться рано утром, приехать в гостиницу, забрать туристов, отвезти их в Листвянку, пробыть там с ними весь день и вернуть обратно. Листвянка — самое популярное направление. Программа такая: Тальцы, Байкальский музей, подъемник на обзорную площадку к Камню Черского, рынок с обязательным поеданием рыбы и разбором, где пелядь, а где — нет. Перед возвращением в Иркутск — прогулка по Байкалу на катере или пешком вдоль берега.

Все хотят попробовать омуля — результат PR-кампаний наших туристических агентств. И в Листвянке эта рыба продается — хотя вылов запрещен. Я говорю туристам, что сейчас нужно восстанавливать популяцию омуля, поэтому если уж решили купить рыбу у нарушителей закона, возьмите только одну — на пробу.

Американцы, особенно пенсионеры, всегда очень восторженные, постоянно говорят: «Вау! Супер!» Европейцы сдержанные и, я бы сказала, довольно бережливые: с ними и с нашими соотечественниками работать комфортнее всего. Азиаты, наоборот, расточительные. И им не всегда есть дело до культуры, к сожалению. Иногда мне кажется, часть туристов из Азии выполняют программу: сходить к определенным достопримечательностям, съесть рыбу, сфотографировать березку — всё для галочки.

Туристы иногда задают самые странные, неожиданные вопросы. Показываю группе вьетнамцев карту Байкала, а они спрашивают: «А где Крым?» Еще они всё время искали стрип-клуб, даже по дороге на Хобой просили выяснить у водителя, где тут стриптиз. Я говорила: «Зачем вам это? Вот Байкал, прекрасная природа…» Они отвечали: «Мы так отдыхаем».

Другой случай: экскурсия по Иркутску для американцев преклонного возраста. Я что-то рассказываю, меня прерывают на полуслове и спрашивают: «Скажите, а у вас в городе вообще диетическую колу продают?»


127

туроператоров.

529

объектов размещения: гостиницы, хостелы, базы отдыха и санатории.

5339,1

млн рублей —
объем платных услуг в туристско-рекреационной сфере за 9 месяцев 2019 года: на 7,1% больше, чем год назад.

17,4%

рост объема туристических услуг за 9 месяцев 2019 года по сравнению с тем же периодом предыдущего года.


Самые популярные места отдыха — территории, прилегающие к озеру Байкал.

Основные туристские потоки движутся по направлениям: Иркутск — пос. Листвянка — КБЖД — Култук — Утулик — Байкальск и Иркутск — Малое море — остров Ольхон.

Источник: Отчет Агентства по туризму

Фото: Шатуева Алёна

Дарья Филиппова

с детства хотела путешествовать и получать за это деньги

«Многим хочется увидеть настоящую жизнь, пообщаться с бабушкой»

— В детстве я говорила: когда вырасту, хочу работать Дмитрием Крыловым, — путешествовать и получать за это деньги. Так и сложилось: уже 8 лет рассказываю туристам о нашем крае. Постоянное расширение кругозора, знакомства с людьми из разных точек мира, трансляция любви к родной земле — вот что я люблю в профессии. А основной минус — необходимость всегда быть открытой к общению. Мне нужно хотя бы пару часов тишины в день, а в турах этого нет — особенно когда селят в одной комнате с туристами и персоналом.

Работа гида сплетена из массы самых разных моментов: мы куда-то едем, я все время что-то рассказываю, едим, танцуем ёхор, нюхаем чабрец, целуем лед, общаемся с шаманами, штурмуем гору. Один день не похож на другой.

Зимний туризм на Байкале

По словам руководителя агентства по туризму Иркутской области Екатерины Сливиной, в этом году впервые местные туроператоры продали больше турпакетов на зиму, чем на лето: «Раньше к нам приезжали в основном летом, причем в короткий период: активность начиналась с середины июля — и до 15 августа. За четыре года произошел кардинальный переворот туристического сезона на Байкале: очень сильно „выстрелила“ зима».

Я веду группы туристов, в основном, из Европы, Индии и Таиланда. Индусы — шумные и благодарные слушатели. От нашей природы им в хорошем смысле срывает голову, а история и культура не так уж интересны. Тайцы обычно делятся на два лагеря: одним интересны селфи и сувениры, другие беседуют о смыслах и энергиях, медитируют. Европейцы в целом соответствуют стереотипам: педантичные немцы, эмоциональные итальянцы и так далее. Из Австралии и Новой Зеландии чаще всего приезжают милые старички, искренние и душевные. Американцы часто не знают вообще ничего и задают вопросы типа «как долго на корабле плыть от Москвы до Байкала». Стандартные вопросы — про омуля, среднюю зарплату и устройство быта. Еще о том, правда ли у нас все много пьют и медведи ходят по улицам.

Вне стандартной программы туристы часто просят отвести их на центральный рынок, в позную, посмотреть старые «деревяшки»: дома, подъезды, даже дачи. Многим хочется увидеть настоящую жизнь, пообщаться с бабушкой, сходить в гости к местным, посидеть в аутентичном баре.

Фото: Шатуева Алёна

Сергей Лаговчин

бывший переводчик, работает экскурсоводом с 2007 года

«Кинулся к крапиве со словами: „О, у вас растет конопля!“ Схватил — и заорал благим матом»

— Бывает, программу составляют туроператоры в Москве или в Германии. Они плохо знают наш регион и могут пообещать туристам ледовую переправу на Ольхон, когда она уже закрыта. Отдуваться приходится нам, гидам: обычно я говорю, что у Байкала свой характер, и прошу понять это.

Немцы проявляют живой интерес ко всему, что касается народов Сибири и Байкала, у них всегда много вопросов. Спрашивают, когда сезон грибов, когда ловят рыбу в Байкале, про тюрьмы Сибири, один раз даже спросили, почему заборы разной высоты.

При этом европейцы ищут у нас в тайге привычный комфорт. Был такой случай: с парой швейцарцев и немцем мы поехали «за экзотикой» на электричке в Слюдянку. Там планировалась ночевка. Пожилой швейцарец никак не мог поверить, что в Слюдянке нет отеля, хотя бы трехзвездочного. Мы спорили час. Он заставил меня вызвать таксиста и допрашивал его (я переводил). В итоге нашли турбазу с душем. Но многие едут сюда за экстримом, например прокатиться по байкальскому льду с юга на север. В одной из таких экспедиций мы встретили пожилую англичанку, которая две недели пешком шла от Култука до Нижнеангарска. Она рассказала, что это была мечта всей ее жизни, и отказалась взять у нас еду, потому что хотела преодолеть весь путь без помощи. Мы увидели эту даму в конце ее путешествия, и выглядела она бодро и счастливо.

Все без исключения просят сводить их на рынок. Обычно покупают шапки, варежки, носки, копченую рыбу. И много водки. Замечу, что немцы пьют больше нас, сибиряков. Бросается в глаза желание все попробовать, везде побывать, получить как можно больше впечатлений. Этим летом в группе из 25 человек был особенно шустрый турист, немец преклонного возраста, который поспевал везде: объявил себя спецом по бане — и ошпарил себе руку. Потом кинулся к крапиве со словами: «О, у вас растет конопля!» Схватил ее — и заорал благим матом».


Игорь Коваленко

председатель Сибирской Байкальской Ассоциации Туризма

— Потенциал развития туристической индустрии в регионе большой, но есть ряд обстоятельств, затрудняющих быстрый рост: высокие налоги для владельцев турбизнеса, что формирует высокую стоимость услуг (следовательно, сильно снижается внутренний туризм, а иностранцы часто высказывают недоумение по поводу несоответствия цены и качества), далекая от совершенства инфраструктура, отсутствие четкой стратегии развития, несовершенное законодательство. Последнее касается и природоохранной деятельности, и организации рабочих мест.

Фото: Шатуева Алёна

Сергей Донской

Работает в туризме с 1990-х

«Многие туристы не до конца осознают размеры и мощь Байкала»

— По моим наблюдениям, в 1990-е туристы прибывали в основном группами, больше всего было немцев и японцев. Были также цепочки американских и австралийских групп. Сейчас всё изменилось: меньше групп, больше — индивидуальных туристов, а по численности на первое место давно вышли китайцы. Только немцы как приезжали большими туристическими поездами, так и продолжают. Редко слышен американский акцент.

На мой взгляд, большинство туристов не до конца осознают размеры и мощь Байкала. Всё встает на свои места, когда они пройдутся по великому озеру или попадут в шторм. Для меня самые необычные места на Байкале — Бухта Песчаная и ее окрестности, а также мыс Рытый. Там потрясающая энергетика!

Всегда веселит, когда иностранцы, приезжая в нашу зиму, одеваются, мягко скажем, не по погоде и говорят: «Мы знаем, что такое холод, но мы не представляли, что может быть так холодно». Некоторые запросы туристов удивляют: однажды меня просили показать сохранившиеся строения лагерей ГУЛАГа на БАМе.

Самый забавный случай произошел в иркутском трамвае. Было время, когда местные жители пенсионного возраста ездили на трамваях бесплатно. Мои пожилые туристы захотели побывать на рынке, и я им предложил прокатиться на общественном транспорте, воспользовавшись льготой. Пришлось попросить их помолчать несколько остановок, чтобы кондуктор не догадался, что это иностранцы. Всё прошло хорошо: кондуктор просто посмотрел на моих гостей, а те любовались городом в окно и улыбались. Когда мы вышли на рынке, надо было видеть восторг этих взрослых людей от того, что они проехались на трамвае бесплатно!

Фото: Шатуева Алёна

Анастасия Осипова

Показывает китайцам Байкал и Иркутск

«У китайских туристов всегда хорошее настроение»

— Поток гостей из Китая резко увеличился года 4 назад, когда там на местной версии шоу «Голос» спели трогательную песню о Байкале. Теперь люди хотят побывать здесь и выложить в соцсети селфи с Байкала. А еще в Китае есть легенда о пастухе, который пас овец на Байкале, поэтому практически каждый турист мне говорит: «Ты знаешь, что Байкал раньше был китайским?» И добавляют: слово «Байкал» созвучно китайскому словосочетанию, которое переводится как «Северное море».

Больше всего туристов в июле и августе, когда в китайских школах каникулы. В это время одновременно в очереди на паром может оказаться 5 — 6 китайских групп по 20 — 30 человек. Это плохо: обычно туристы приезжают всего на 5 — 6 дней и дорога на Ольхон отнимает значительную часть времени.

Китайцы любят Россию, русских, уважительно относятся к культуре и истории. Они не снобы, приятные и общительные, с ними легко договориться. У них всегда хорошее настроение. Туристы всегда интересуются бытом, спрашивают, кто главный в семье (думают, что женщины). Задают и стереотипные вопросы типа «Перед тем как выйти на улицу зимой, ты пьешь водку?»

Заядлым путешественникам не нравится однообразие: они хотят вау-экскурсий, а у нас же все обычно: природа, катание на корабле, омуль. Я с иронией объясняю, что русские не особо хороши в коммерции. При этом китайцы редко просят отвезти их куда-то вне стандартной программы. Лишь однажды у меня был случай, когда просили показать военную технику и покатать на танках. Покупают мед, шоколад, конфеты и водку. Еще они в последние годы полюбили гиалуроновую кислоту и серию косметики «Бабушка Агафья».

Запомнился один диалог. В конце путешествия китаец подошел ко мне и спросил: «Ты правда здесь живешь и видишь это каждый день? Ты правда ешь эту еду каждый день?» Он, вероятно, думал, что я приезжаю сюда проводить туры. Я сказала: «Да»,  — на что он ответил: «Ты самый счастливый человек на свете».

Ничего не нашлось

Попробуйте как-нибудь по-другому