• Пробки 2
  • Погода
  • Осталось пятеро: два кандидата в губернаторы Иркутской области отказались участвовать в выборахвыборах
  • Более половины опрошенных медиков не доверяют отечественной вакцине от коронавирусакоронавируса
  • Задержания, забастовки и увольнения. Коротко о том, что происходит в БелоруссииБелоруссии

Главная > Тренды 09.09.2019 16:59

Вегетарианский и Вальдорфский детские сады: как устроено обучение в необычных дошкольных учреждениях

Екатерина Балагурова

Екатерина Балагурова

0Комментариев

Вегетарианский и Вальдорфский детские сады: как устроено обучение в необычных дошкольных учреждениях - Верблюд в огне

Частными садами никого не увидишь, но все они похожи на муниципальные: тот же распорядок дня, те же развивающие занятия. Правда, детей в них меньше, — соответственно, внимания детям уделяют больше, — но и плата в них в разы выше. В Иркутске есть несколько дошкольных учреждений, в которых совершенно иные подходы: в одних детям разрешают самим выбирать себе занятия, в других дети с особенностями развития учатся со всеми остальными. В какие сады, кроме стандартных, можно отдать ребенка, в чем их особенности и сколько это стоит, рассказывает «Верблюд».


Вальдорфский детский сад

Стоимость: 18 тыс. рублей в месяц


Что такое вальдорфская система

В основе вальдорфской системы обучения и воспитания — антропософия австрийского философа Рудольфа Штайнера. Вальдорфское образование не нагружает ребенка множеством обязательных занятий, а просто стремится воспитать его целостной, свободной, творческой, мыслящей личностью, способной самостоятельно впитывать знания, — чтобы он занимался своим любимым делом.

— Вся работа в нашем саду строится на свободе выбора, — рассказывает ведущий педагог вальдорфского детского сада Наталья Лямцева. — У нас нет уроков рисования, музыки, физкультуры в традиционном смысле, когда все дети единовременно обязаны присутствовать на занятии и делать всё, что им говорит воспитатель. У нас всё иначе: каждый ребенок в одном большом помещении занимается «свободной игрой»: тем, что ему интересно. Ребята могут общаться друг с другом, играть в догонялки, смотреть картинки в книгах, читать, брать игрушки (здесь они не обычные, а «природные», развивающие тактильные ощущения: деревянные предметы, ракушки, камушки). Детям помогает педагог, постоянно находится рядом. Потом в это же помещение приходит другой педагог и начинает какое действие. Это может быть, например, живопись, лепка из воска, музыкально-ритмическое занятие или кулинария (в соседней комнате — на кухне — дети просеивают муку, делают тесто, а потом едят испеченный пирог). Ребенок может присоединиться к тому, что ему интересно, а через какое-то время снова заняться свободной игрой. Основа нашей системы воспитания — личный пример, подражание детей взрослым и уважение к личности каждого из детей (они сами выбирают занятие). Поэтому ребенка никогда не наказывают, если он не хочет заниматься. У нас идет процесс осознанного выбора, детям ничего не навязывают. Поэтому у нас на группу в 20 человек четыре воспитателя (в обычных садах — два), и они работают по полдня: один проводит основные занятия, другой в это время помогает тем, кто выбрал «свободную игру».

Еще одна важная особенность этого сада — постоянное вовлечение родителей в жизнь дошкольного учреждения. «Наш папа сам ставил забор в саду, — рассказывает Наталья Ильина, мама двух выпускников вальдорфского сада. — А вместе с сыном они ремонтировали деревянные игрушки. Родители приходят на субботники, вместе с детьми мы ходим в походы (были выезды на ипподром, в контактный зоопарк, совместные прогулки на набережной). Нам с мужем очень нравилось участвовать в жизни сада, потому что такой подход очень сплачивает детей и родителей».

Группа в саду одна, с детьми разных возрастов, — это тоже отличает сад от обычных. Жизнь всех двадцати воспитанников организована по принципу большой и дружной многодетной семьи: старшие поддерживают младших и помогают им, а дети подражают старшим и учатся у них, говорит Лямцева (родители подтверждают). Вся жизнь в саду подчинена ритму — постоянно повторяющемуся процессу, к которому постепенно привыкают дети. Есть ритм дня: это некий, как называют его в саду, «вдох» (развивающие творческие занятия) и «выдох» — свободное время.

«Каждый день у нас свое занятие, к этому дети тоже привыкли, — рассказывает Лямцева. Во вторник — живопись, в среду — кулинария, в четверг — рукоделие. И так распределены все пять дней, ребята это знают, им комфортно. Три раза в неделю у нас «хоровод» — музыкально-ритмическое занятие. Каждый день мы делаем с детьми театральные постановки и « Утренний круг» — приветствие и настрой на день.

Месяцы в саду называются эпохами (вальдорфский термин). У каждой эпохи — своя тема. Например, сентябрь — месяц урожая. Весь месяц дети вместе с поваром готовят блюда из овощей, знакомятся с новыми для себя названиями, играют в русские народные игры, рисуют природу, ставят «хоровод» с ролями животных, мельников, крестьян. Вальдорфская система подразумевает, что все игры и занятия детей должны быть максимально приближены к жизни. Так, во дворе сада есть настоящий небольшой огород. Дети вместе с воспитателями ухаживают за ним: могут полить морковку, сами вытянуть репку. Даже чтение сказок происходит не в отрыве от действительности, а на самом деле проживается детьми. В саду есть даже курятник: ребята наблюдают за курами, вместе с воспитателями ходят за свежими яйцами, готовят из них еду. Сами учатся нарезать продукты для блюд. На выпускной дети вместе с воспитателями выстругивают из дерева корабли и мечи, — акцент на экологичность и интерес ребенка.

В конце эпохи — обязательно праздник с участием родителей и чаепитием.

Все занятия в саду построены необычно для стандартной системы: на музыкальных занятиях педагог не заучивает с детьми песни по строке, поют несколько раз все произведение целиком. У дошкольников феноменальная память: дети способны запоминать не фрагментарно, а всё целиком. Так же учат и танцы, и тексты театральных постановок, «хороводы». На праздниках нет победителей и проигравших: вальдорфская система не подразумевает конкуренции. Призы в любых событиях — квестах, походах — получают все.

Питание здесь тоже особое: сад частично вегетарианский. Два дня в неделю дети едят животную пищу, три раза в неделю — растительную. Использовать стараются максимально экологичные продукты — овощи с огородов родителей и во дворе сада, фермерское мясо. Для детей с аллергией готовят отдельно.

Но самое главное, по словам воспитателя, — отношение к детям. «Мы к каждому относимся как к гармоничной личности, каждому уделяем внимание, слушаем. Мы действительно очень любим наших детей, ничего не делаем «для галочки». Развиваем в детях бережное отношение друг к другу и к себе». Все воспитатели проходят обучение в Москве на вальдорфском дошкольном семинаре.

По мнению Натальи Ильиной и ее супруга, вальдорфский сад воспитывает более чутких, глубоких и душевных детей, нежели их ровесники. «У них даже разговоры другие, — говорит Наталья о детях из сада. — Они обсуждают не Егора Крида (слышала недавно на площадке), а придумывают сказки: как рождаются, например, звезды. Сын недавно спросил у меня: “Мама, а почему Бог вообще создал людей?” Вальдорфская система обучения полностью соответствует нашим с мужем взглядам на то, как с нашими детьми должны общаться, когда нас нет рядом. Воспитатели любят наших детей как родных».


Что нужно учесть, если вы хотите отдать вашего ребенка в Вальдорфский детский сад

В вальдорфских садах предпочтение отдается эмоциональному развитию, там не учат читать и писать, так что вам самим придется учить этому ребенка. У этого воспитания жесткая идеология: в саду запрещены телевизор, радио и интернет, как и обычные игрушки, потому что вальдорфцы выступают против прогресса. В конце 90-х годов вальдорфские школы критиковали за обучение детей в религиозной системе, а саму педагогику — как оккультизм Рудольфа Штайнера. Учтите, что последователи негативно относятся к современным лекарственным препаратам, отдавая предпочтение гомеопатии. По крайне мере, на Западе в такие образовательные учреждения отдают своих детей антипрививочники.

Детский центр Montessorihome

Стоимость: 27 тыс. рублей в месяц


Что такое система Монтессори

В основе — философия Марии Монтессори. Суть метода — в пяти словах: «Помоги мне это сделать самому». Монтессори считала, что каждый ребёнок от рождения стремится к знаниям. Всё, что нужно сделать родителям и педагогам, — создать развивающую среду, научить детей пользоваться предметами и позволить им самим выбирать, с чем, как и сколько играть.

В этот детский сад принимают детей только в 3 — 4 года, потому что, согласно системе Монтессори, все дети проходят определенные стадии — сензитивные периоды — психического и физического развития. Первый — от рождения до трех лет, второй — с трех до шести лет (иркутский сад работает с детьми до семи лет, то есть до школы). По этой теории, на каждой стадии ребенок проходит ряд этапов особой восприимчивости, когда он легко и быстро усваивает новые знания и умения. И самое главное — эта восприимчивость уходит безвозвратно. В каждом возрасте ребенок должен получить определенные навыки, поэтому после 4-х лет поздно приводить ребенка в детский сад, работающий по такой системе. Кроме того, желающим отдать ребенка в такой сад воспитатель сначала даст книги для первичного ознакомления с системой Монтессори, а потом придет в гости, чтобы увидеть обстановку в семье. Принимая решение заниматься по такой системе, помните: ребенок должен стать самостоятельным везде — и в саду, и дома. Иначе система не работает, вы впустую потратите деньги.

В садах Монтессори нет детских групп, есть только классы, где, как и в вальдорфском саду, занимаются дети разных возрастов — чтобы они социализировались и заботились друг о друге. «Все пространство нашего класса подразделяется на пять основных зон: практическая, сенсорная, космическая, русский язык и математика, — рассказывает руководитель центра Алёна Кашина. — В каждой зоне, соответственно, свой тематический материал. Дети расходятся по классу, каждый ребенок самостоятельно выбирает зону и решает, чем он хочет заняться сегодня».

В практической зоне дети с помощью предметов обычной домашней обстановки получают бытовые навыки: стирка, глаженье, пересыпание круп, переливание жидкостей. Здесь находятся кухонные принадлежности, предметы обихода, рамки с пуговицами, застежками и кнопками. Всё это не игрушечное, а настоящее, но небольших размеров, чтобы детям было удобно пользоваться. Утюг действительно нагревается, в тазу — вода.

В зоне сенсорного развития дети развивают все органы чувств: зрение, слух, обоняние, осязание, — а также внимание и память. Здесь собраны конструкторы-головоломки, тактильные (выпуклые, с разным покрытием) таблички, вкусовые баночки, шумовые цилиндры, молоточки, гремелки. Здесь дети пробуют на вкус разные жидкости, определяют запахи, сравнивают на ощупь теплые (сделанные из дерева) и холодные (из металла), большие и маленькие предметы. В математической зоне сгруппированы материалы для обучения счету и понятию количества. Это тактильные (шероховатые) цифры, дроби-кегли, числовые штанги, математические планшеты. В языковой зоне собрано все необходимое для письма и чтения. Металлические рамки-вкладыши, прописные и печатные шероховатые буквы, подвижный алфавит. Наконец, в «космической» зоне дети знакомятся с окружающим миром, изучая географию, биологию, ботанику, могут сами посадить семечко в землю, поливать его, наблюдать за ростом растения (для этого оборудованы специальные ящики с зеленью). Обычных игрушек в центре Монтессори нет — есть только специальные дидактические материалы, задача которых — помочь ребенку познать мир через органы чувств, развить сенсорику и моторику. Это также пирамидки, погремушки, бусины, шнуровки, сенсорные мешочки, диски, простейшие пазлы.

— Ребенок может использовать по назначению только те предметы, которые ему показал наш монтессори-педагог, — рассказывает Кашина. — Возникает логичный вопрос: неужели ребенок в три года действительно будет придерживаться правил? Да, но самое главное — объяснить ребенку с самого начала, как устроен класс. Что можно трогать, а что — пока нельзя. Он может подойти к утюгу, например. Потрогать его, когда он холодный. Но ребенку, которому педагог не показал лично, как обращаться с утюгом, запрещено включать утюг в розетку и гладить. Он, скорее всего, даже не будет знать, как это сделать. Всем нашим детям известно, что нельзя мешать ребятам, с которыми в данный момент работает педагог, и тем, кто сам занят каким-то делом. Можно только попросить разрешения у педагога понаблюдать и присоединиться, если ребенок не против.

В центре Монтессори работают один сертифицированный педагог, прошедший обучение в Москве в Международной Ассоциации Монтессори (AMI), и два его ассистента — педагоги-психологи с высшим педагогическим образованием. Только сертифицированный педагог может объяснять ребенку, как работает тот или иной предмет, сам проводить занятия. У педагога есть индивидуальный план на каждого ребенка, по которому педагог постепенно вводит в жизнь ребенка все более сложные занятия, в соответствии с возрастом и развитием. Ассистенты не проводят новые занятия, а только помогают ребенку ориентироваться в том, что ему уже показали, выбрать занятие, если ребенок сомневается. Педагога детского сада отличает прежде всего нейтральное отношение к свободной деятельности подопечного. Его направляют, терпеливо ждут от него инициативы. Педагог наблюдает за ребенком, делает для себя определенные пометки. Позже все записи тщательно анализируются, чтобы определить интересы и склонности ребенка. На основе полученных данных педагог корректирует программу, меняя предметы, выбирает, в какой зоне и чем будет заниматься ребенок, и вносит новые элементы. К каждому из 24 детей в системе Монтессори подбирается уникальный подход.

Как и в вальдорфском саду, в центре Монтессори есть темы недели и месяца. Большое внимание уделяется практическим умениям: например, дети сами учатся готовить яичницу, варить кашу. Есть занятия вокалом, танцами. Три раза в неделю приходит преподаватель английского и весь день говорит с детьми только по-английски: может помочь выбрать занятие, разучить с ними песню, готовить, — и . каждый ребенок постепенно понимает английскую речь

«Я сама получала психологическое образование, рассказывает Полина Филоненко, мама воспитанницы центра, 4-летней Маши. — Когда мы изучали систему Монтессори, я очень заинтересовалась и прониклась. Решила воспитывать своего будущего ребенка именно по этой системе, потому что в ее основе — полная самостоятельность. Маша ходит в этот сад уже полтора года, и я очень довольна. У моего ребенка никогда не бывает истерик, каких-то необоснованных выплесков агрессии, что я часто вижу у ровесников дочери на детских площадках нашего двора. При этом Полина очень активна: на детской площадке она обязательно залезет на все турники, освоит каждые качели, кольца. Дома она всегда занимается сама, ей не нужны мультики и игрушки. У нас такая же Монтессори-система, как в саду: комната Полины разделена на блоки. Утром я могу еще спать, а Маша тихонько встает и сама занимается. Вечером мы приходим с прогулки и дочь снова садится за занятия. Ей действительно интересно, её никто никогда не заставляет. Это во многом заслуга сада – педагог умеет увлечь. Для меня при выборе сада педагог вообще имел решающее значение. Я знаю, что в нашем саду педагог сертифицированный. И это, насколько я знаю, единственный такой специалист в нашем городе».


Что нужно учесть, если вы хотите отдать вашего ребенка в сад Монтессори

Учтите, что после такого сада ребенку будет непросто в школе, где все делают одно и то же и по графику. Эксперты указывают на слабую структурированность расписания в образовательных учреждениях Монтессори по сравнению с обычным школьным распорядком. К тому же у вашего ребенка будет другое отношение к учителю — он будет видеть в нем не авторитет, а помощника. Найти преподавателя, который не давит авторитетом, будет сложно. К тому же вашему ребенку будет не так просто общаться со сверстниками, если он привык заниматься индивидуально. Пословам учителей, школы, работающие по системе Монтессори, не уделяют должного внимания сотрудничеству и это может привести к сложностям во взаимодействии с другими детьми. Если ребенок не социализировался за пределами сада, то ему только предстоит этому научиться.

«Мамино солнышко», инклюзивный детский сад

Стоимость: 14 тыс. рублей (7:30-16:00), 16 тыс. рублей (7:30-19:00)

— Наш детский сад работает уже 9 лет, — рассказывает руководитель сада Любовь Мясникова. — До этого я работала в детском доме для детей с особенностями развития, потом работала с такими же детьми в семейной усадьбе. Я поняла, что детей с отклонениями обычно не берут ни в муниципальные, ни в частные сады, а мамам деваться некуда. Они хотят, чтобы их дети развивались, общались с другими детьми. И я решила открыть свой сад, где будут вместе воспитываться и развиваться здоровые и особенные дети. Всех родителей я сразу предупреждала о своей цели и за 9 лет ни разу не слышала критики. Родители здоровых детей только за такое совмещение, говорят: «Хорошо, это научит ребенка толерантности и заботе о ближних».

Сейчас в саду 20 детей, двое из них — с особенностями развития. Группа разновозрастная, от 2 до 5 лет. Ежедневно с детьми проводят 2 — 3 занятия: развитие речи, чтение, математика, музыка, письмо, конструирование, театральное мастерство. С детьми с особенностями развития раз в неделю занимается логопед-дефектолог. В основном штате сада два педагога и приходящие узкоспециализированные работники-кружковцы.

Дети с особенностями развития присутствуют на всех занятиях вместе со здоровыми (кроме индивидуальных занятий чтением и письмом). Мы стараемся научить их без стеснения входить в коллектив, по мере возможности говорить с другими детьми. Конечно, у всех разный темп развития, но обычно результат виден уже через 1 — 2 месяца. Дети становятся более общительными, добрыми. Они прекрасно социализированы. У нас в саду никто не обзывает друг друга. Учим ребят эмпатии, добру, взаимопомощи. Совмещение здоровых и особенных детей действительно полезно для тех и других.

— У моей дочери два диагноза, — говорит Юлия Ушакова, мама воспитанницы «Маминого солнышка», — задержка психоречевого развития и моторная алалия. Попросту говоря, мой ребенок развивается на 2 — 3 года медленнее своих ровесников. Дочь говорит, но очень плохо. Сначала мы ходили в муниципальный детский сад, но без успеха. Я видела, что окружающие дети из группы абсолютно не принимают моего ребенка. Варя постоянно сидела одна, ни с кем не играла. Мне кажется, что воспитателям просто было некогда дополнительно заниматься с моим ребенком, вовлекать его в общий процесс. У них было полно других детей. А Варя действительно нуждается в особой заботе, индивидуальном подходе. То, что другим детям можно объяснить один раз, ей нужно неоднократно повторять. В муниципальном саду была и лекотека — специальная группа для детей с особенностями развития. Но там собраны дети, которые даже не говорят и мало что понимают. Они бы только еще больше утянули Варю назад, а никак не помогли развиться. Через знакомых я узнала о «Моем солнышке» и стала возить своего ребенка туда. Ходим в новый сад уже год. Конечно, не очень удобно территориально, — из Топкинского на Дальневосточную по пробкам едем иногда час. Но оно того стоит: я вижу, как хорошо моей дочери в этом саду. Воспитатели очень тепло относятся к ней, научили других детей заботиться о Варе. Я вижу, как ребята играют с ней, разговаривают, помогают одеться, — ребенку очень комфортно в среде здоровых детей. Она развивается, общается, её любят — для меня это главное. Варе уже 6 лет, но о школе мы пока не думаем из-за особенностей здоровья. Еще как минимум 2 — 3 года будем ходить в сад, и только в этот.


Светлана Воробьева

педагог-дефектолог

Способность принять особенных детей в обычную среду зависит не столько от детей, сколько от педагогов — от того, как взрослые преподносят детям, почему люди друг от друга отличаются и как к этому следует относиться. На практике я часто сталкиваюсь с травлей детей в образовательных учреждениях и в данном вопросе вижу полную отрешенность педагогов.

Дети в целом нормально реагируют на особенности окружающих. Когда родители и педагоги говорят детям, что «все мы разные, и это прекрасно», тогда наблюдение «разного» для детей естественно и интересно.

В инклюзивном саду дети не столько усваивают материал, сколько социализируются. Именно дальнейшая социализация и является главным аргументом инклюзии. При благоприятной обстановке дети включаются в общие игры. Особенные и обычные дети понимают, что у них много общего.

В моей практике был случай 5-летней девочки, которая говорила только несколько слов и только дома, плохо ходила. Уже через две недели общения в саду со здоровыми детьми ребенок очень изменился. Ребята помогали ей спускаться по ступенькам, играли с ней. Девочка стала веселее, начала произносить новые слова в окружении других детей. Это свидетельствует, что социализация особенных детей в здоровой среде происходит значительно лучше.

«Живой Дом», вегетарианский детский сад

Руководство и родители, опрошенные «Верблюдом», отказались называть стоимость

По системе воспитания детский сад «Живой Дом» очень похож на вальдорфский. Куратор сада Ирина Житницкая прежде работала педагогом в вальдорфском саду. Здесь тоже одна разновозрастная группа из двадцати человек. Детям дают самим выбирать занятия, а педагог только помогает ребенку развиваться.

Главное и существенное отличие «Живого Дома» от вальдорфского сада — полностью вегетарианское меню.

— Мы не добавляем в пищу маргарин, сахар, продукты с красителями, используем только бездрожжевой хлеб, — рассказывает Житницкая. — К нам часто приводят не только детей-вегетарианцев, но и детей с нарушениями пищеварительной системы. Любые расстройства проходят уже через две недели. Наш повар подбирает выверенное сбалансированное питание, просто вместо животных белков — растительные. Мы едим овощи с огорода на территории сада, орехи, крупы в большом количестве. Часто хорошие рецепты приносят родители, но повар их тщательно изучает, прежде чем добавить в меню. У нас пятиразовое питание: три основных приема пищи и два перекуса из фруктов и овощей. Многие родители просят исключать молоко из-за лактозы, для таких детей варим овсяное молоко.

Основной принцип работы сада, по словам педагога, — любовь к детям, которой нет во многих муниципальных садах. «Мы не просто так назвали сад домом. Мы создали Дом, где хорошо и нашим детям, и взрослым, и живем одной большой семьёй», — рассказывает Житиницкая. В саду на 20 человек детей работает 6 педагогов. Большое внимание уделяется творчеству, тактильности — способности детей чувствовать собственное тело. «Кончиками пальцев ног и рук мы поднимаем горох, фасоль, рис. Пытаемся с закрытыми глазами их ощутить, — продолжает она. — У нас нет стандартных занятий по письму или чтению, мы познаем весь мир в игре, много времени уделяем физической активности».

Как рассказала куратор, дети в этом детском саду почти не болеют. «У нас есть гомеопат, у которого лечатся педагоги и дети. Периодически он проводит лекции, встречается с родителями. В то время как в муниципальных садах дети болеют каждую неделю, наши дети в любое время года ходят в сад в полном составе, абсолютно здоровые», — утверждает она. При этом у сада есть еще одно правило: с детьми гуляют в любую погоду, даже в минус сорок. Только такая прогулка будет короче. По словам Ирины, это учит детей быть ближе к природе, принимать её любой.

Вся мебель в саду экологичная (используют только дерево, натуральные краски). А во дворе родители сами сделали для детей деревянные качели, беседки, домики, горку. Даже рисуют здесь натуральной акварелью немецкого производства (закупают в магазине «Кукуля»). На занятиях живописи используют технику «мокрым по мокрому»: капают краской на влажную поверхность — получается расплывчатое изображение. Такая техника хорошо развивает фантазию детей: они додумывают, что получилось. На творческих занятиях дети валяют из шерсти, учатся готовить, шить. Осенью воспитатели, родители и дети выезжают в поле – посмотреть пшеницу. Вместе с родителями ребята жнут, приносят в сад овощи со своих огородов, потом вместе с воспитателями пекут из этого пироги. Педагогам и родителям очень важно, чтобы все процессы были максимально естественными и природными. «Мы стараемся ничего не запрещать детям. Если на улице дождь, позволяем вдоволь поваляться в грязи, в лужах. В теплую погоду можно залезть на дерево, если рядом есть воспитатель. Так, в естественной среде, дети познают настоящую жизнь. Бегать, прыгать, узнавать новое — это и есть настоящее детство. И мы его не отнимаем, даем свободу», — говорит Житницкая.

— Мы ходим в детский сад меньше года, с зимы, — рассказывает мама 3-летней Маши Ирина Засядьвовк, — и очень довольны выбором. Прежде всего, мы шли туда из-за вегетарианского меню. Мы с мужем сами вегетарианцы, не кормим животным белком и ребенка, поэтому вариант с муниципальном садом «отмели» сразу. Через знакомых узнали о «Живом доме». В итоге получили гораздо больше, чем ожидали. К детям здесь относятся очень душевно: любят, опекают, знают характер каждого, никогда не кричат. Дети друг друга не обижают, дружат между собой.

В саду большое внимание уделяется вовлеченности родителей в жизнь сада — это прекрасно. Недавно мы все ходили в Дом на субботник, мыли стены, окна. И, конечно, для нас с мужем одно из главных преимуществ сада — свобода, в которой растет наш ребенок. Детей водят гулять на Ушаковку, разрешают помочить ноги в воде. В жаркий день во дворе наполняют бассейн. Мне кажется, этого нет ни в одном муниципальном саду. Дети в «Живом доме» растут очень близко к природе, и Маша каждый день с огромным желанием бежит в сад. Пока я вижу в «Живом Доме» только плюсы. О выборе сада не жалеем нисколько.


Николай Комов

старший педиатр, эксперт по медицинской помощи детскому населению клиники «МЕДИКУС» (Санкт-Петербург), член Союза Педиатров России

При правильном подборе микроэлементов вегетарианство можно практиковать в любом возрасте (в том числе дошкольном). И быть полностью здоровым, если родители и воспитатели с умом подходят к такому типу питания. Есть специальные добавки, обеспечивающие организм теми микроэлементами, которые содержатся только в продуктах животного происхождения. Это витамин В12, холин, железо. Иногда их можно просто добавлять в пищу, иногда необходимо прибегать к инъекциям, — за назначением нужно обращаться к врачам.

По поводу гомеопатии моя позиция гораздо более категоричная, сама по себе гомеопатия — лженаука. Это признается всеми врачами мира. Гомеопатия — это исключительно маркетинговый ход. В гомеопатических препаратах нет лечащего вещества, поэтому их применение не просто бесполезно, но и опасно, потому что любая таблетка требует четкой схемы применения и понимания того, что в ней содержится. [Если за этим не следить] гомеопатия имеет риск навредить. Я никогда не поверю, что дети в саду не болеют из-за гомеопатии. Я бы сам с удовольствием познакомился с выборкой и медицинскими историями детей этого детсада, потому что уверен: дети в любом детском саду болеют. Если в конкретном саду этого меньше, то только вследствие хорошо проветриваемого помещения и небольшого количества детей в группе.


Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите одновременно
клавиши «Ctrl» и «Enter»

Загрузка...

Комментариев 0

Искры 30.07.2020 14:00

Гостиница «Сибирь», Госбанк СССР и дом сотрудников НКВД. Семь главных конструктивистских зданий Иркутска

Вадим Палько

Автор Вадим Палько

0Комментариев

Говоря об архитектурном наследии Иркутска, горожане чаще всего вспоминают дореволюционные памятники — классические деревянные усадьбы и каменные особняки. На их фоне незаслуженно незамеченным остаётся авангардная советская архитектура — здания в стиле конструктивизма, прорывного направления в отечественном искусстве, которое высоко ценят за рубежом. «Верблюд в огне» рассказывает о семи зданиях, представляющих конструктивизм в Иркутске.


Конструктивизм в архитектуре — авангардистское направление, получившее развитие в 1920-х — начале 1930-х годов и на много десятилетий опередившее своё время. Ключевая идея конструктивистов — функциональный подход к внутренним пространствам, разделение здания на отдельные блоки со специальным назначением (жилой, коммунальный и прочие), которые должны задавать его форму.

В то же время внешний облик должен ограничиваться взаимодействием блоков — простых геометрических форм, — а выразительность достигается не за счёт декоративных элементов (они признаются лишними, нефункциональными), а через динамику простых конструкций, вертикалей и горизонталей строения, свободу плана здания. Именно поэтому фасады конструктивистских зданий отличаются строгостью и лаконичностью.

Гостиница «Сибирь»

Адрес: Ленина, 18

Годы постройки: 1931—1933

Архитектор: Казимир Миталь

В 1930 году иркутский зодчий Казимир Миталь стал главным архитектором города, и с этого момента в Иркутске стали активно строить конструктивистские здания. Многие из них спроектировал сам же Миталь. Самый масштабный конструктивистский проект стал одновременно одним из первых зданий Иркутска в этом стиле.

К началу 1930-х годов в городе задумались над строительством главной гостиницы — многие дореволюционные отели успели передать под госучреждения и общежития, а оставшихся явно не хватало. Строительство «Сибири» — первого и на долгие годы самого большого конструктивистского здания в городе — завершили в 1933 году. Это был по-настоящему масштабный для Иркутска объект: первое в городе пятиэтажное здание занимало целый квартал от улицы Свердлова до Кооперативного переулка (ныне улица Канадзавы).

Центральный объём гостиницы — параллелепипед, в который вписан цилиндр — входная группа. По обе стороны от него расположены два крыла, плавным полукругом обозначающие углы квартала.

Изначально гостиница звалась «Центральной», но в 1960-е годы из-за строительства неподалёку ещё большей по размерам «Ангары» название сменили на «Сибирь». В 1995 году произошла трагедия: крупный пожар унёс жизни нескольких человек и уничтожил два корпуса здания, которые затем решили снести. Сейчас осталось только одно крыло — на углу улиц Ленина и Канадзавы. Внутри расположен небольшой бизнес-центр.

Госбанк СССР

Адрес: Ленина, 16

Год постройки: 1936

Архитектор: Владимир Волков

В 1934 году для иркутского отделения Госбанка СССР начали строить новое просторное здание на углу улицы Ленина и Кооперативного переулка (ныне улица Канадзавы) — ровно через дорогу от гостиницы «Сибирь». Прежнее строение, расположенное на улице Ленина, 3, уже не отвечало потребностям организации (позднее его передали Иркутскому государственному университету).

Проект архитектора Волкова должен был сочетать производственную и жилую функции: в левом крыле, по плану, размещались семьи сотрудников банка, а в правом, с видом на главную площадь, находилась административная зона. В ходе строительства проект заметно изменился (в том числе здание дополнилось классическими элементами в убранстве фасадов), но конструктивистские формы остались основой композиции.

К сожалению, последняя реконструкция здания, проведённая уже в XXI веке, серьёзно исказила его облик. Появились обширные мансардные помещения, а в центральном объёме — стеклянный купол, что исказило изначальные пропорции строения. Вдобавок к этому дом получил несвойственные ему яркие фасады. Теперь в здании Госбанка СССР памятник конструктивизма узнаётся не сразу — нужно вглядеться.

Жилой дом партактива («Тихвинское колесо»)

Адрес: Свердлова, 22

Год постройки: 1933

Архитектор: Казимир Миталь

Очередное здание Миталя в центре Иркутска. Жилой дом для актива коммунистической партии построили в 1933 году, почти одновременно с гостиницей «Центральная». Он расположился на углу улиц Свердлова и Красной Звезды (до революции она звалась Тихвинской; затем советские власти ещё раз её переименовали — с тех пор она носит имя монгольского революционера Сухэ-Батора).

По задумке Миталя здание разделили на две половины — жилую и коммунальную. Первая выходила на улицу Свердлова, вторая — на Красной Звезды. Присутствуют типичные элементы конструктивизма: большие окна, вертикальное ленточное остекление лестничных пролётов и просторные длинные балконы на угловой части здания.

После распада СССР за домом постепенно закрепилось новое название, «Тихвинское колесо», — по магазину на первом этаже, чья вывеска располагается на одном из полукруглых балконов.

Дом сотрудников НКВД

Адрес: Пионерский переулок, 10

Год постройки: 1934

Архитектор: Казимир Миталь

Следуя практике «профессиональных» жилых объектов, отдельное здание в начале 1930-х годов решили построить и для сотрудников НКВД. Столь ответственную задачу тоже взял на себя главный архитектор Миталь.

Прогрессивное авангардное здание гармонично вписалось в тихий переулок среди деревянных усадеб и классических каменных особняков. Этого удалось достичь благодаря переменной этажности и относительной компактности здания. Главная особенность Дома сотрудников НКВД — выразительный объём с протяжёнными балконами, выходящий на угол улиц.

Из-за плачевного состояния дома — у него серьёзно обветшал фасад — хорошо видны материалы, использовавшиеся при строительстве. Именно в них кроется ключевая особенность иркутского конструктивизма, отличающая его от каноничных представителей стиля.

Дело в том, что в 1930-е годы железобетон, основной материал конструктивистских объектов, был большой редкостью в Иркутске. Поэтому Миталь использовал его лишь в нескольких местах (например для создания балконов). В остальном же дом возведён из кирпича, оштукатуренного «под бетон», — так архитектор одновременно решил проблему острой нехватки необходимого материала и достиг внешнего соответствия стилю.

В 1938 году архитектор, построивший жильё для сотрудников НКВД, стал жертвой этого же ведомства. Его заподозрили в одновременном шпионаже в пользу Германии и Польши и арестовали. Меньше чем через год главный иркутский конструктивист умер в тюрьме.

Дом специалистов

Адрес: Марата, 29

Годы постройки: 1933—1935

Архитектор: Казимир Миталь

Ещё один крупный конструктивистский объект в центре — Дом специалистов — тоже построен по проекту Миталя. Возводить его начали после постановления Совета народных комиссаров о строительстве по всей стране жилья для советской интеллигенции в технической, педагогической и медицинской сферах. В такие дома заселяли, как правило, самых успешных и прославленных деятелей искусства и науки.

Дом специалистов в Иркутске стал масштабным проектом — это первый пятиэтажный жилой дом во всём регионе. Здесь жили врач Хаим-Бер Ходос (его имя носит сквер в центре Иркутска), профессор Захария Франк-Каменецкий (в честь него переименована одна из центральных улиц города) и сам Казимир Миталь.

Кроме того, в одной из квартир на пятом этаже когда-то жила семья стоматолога Соломона Вайса, которая переехала в Иркутск из Казани. Его дочь Аида, учившаяся в иркутском инязе, увлеклась здесь музыкой и затем решила переехать в Москву, где прославилась на всю страну как Аида Ведищева — исполнительница песен «Лесной олень», «Колыбельная медведицы», «Помоги мне» и «Песни о медведях».

Дом был известен своими жильцами, но у этой славы была и другая сторона. В нём жили люди, которые могли в любой момент оказаться неугодными советской власти. В годы репрессий сюда не раз приезжали «черные воронки». Этот адрес стал последним не только для архитектора Миталя. Именно отсюда сотрудники НКВД забрали и другого известного иркутянина — писателя Петра Петрова, которого высоко ценил Максим Горький.

Дом лётчика

Адрес: Горького, 29

Год постройки: 1936

Архитектор: группа московских архитекторов

Уже в начале 1930-х годов государство начало насаждать помпезный неоклассицизм. Аскетичный авангард стали показательно клеймить, а готовые проекты переделывать или дополнять декором. Такие дома (конструктивистские, но уже имеющие элементы классицизма) часто называют постконструктивизмом.

Яркий пример этого направления — жилое здание по улице Горького, 29, известное как Дом лётчика. Туда заселяли семьи лётного состава гражданского воздушного флота СССР (на фасаде даже есть его эмблема). Как писали об этом здании иркутские архитекторы Марк Меерович и Василий Лисицин, одна из трудно объяснимых особенностей здания — египетский стиль в капителях пилястр. Это исключительно нестандартное решение для советской архитектуры.

Но внимание горожан привлекла не эта особенность декора, а материал облицовки колонн у центрального входа со стороны улицы, — на чёрных плитах без особого труда можно было прочесть имена людей и даты жизни и смерти некоторых из них. Дело в том, что при строительстве здания для облицовки колонн использовали надгробия с Иерусалимского кладбища, закрытого в те же годы.

Уже в XXI веке из-за всплеска внимания к плитам после публикаций в интернете колонны облицевали сайдингом. В таком виде эта часть здания находится по сей день.

Дом культуры авиастроителей

Адрес: Макаренко, 6

Год постройки: 1937

Архитектор: Николай Четвериков

Практически все конструктивистские здания Иркутска находятся в его центре, но есть исключения. В жилом районе Иркутск-2 на северной окраине города расположено одно из последних, самых поздних зданий — представителей конструктивистской архитектуры.

Эта местность, изначально известная как поселок Иннокентьевский, в советские годы стала поселком Ленино. Его решили развивать как рабочее поселение нового авиастроительного завода.

При этом предприятии к 1937 году построили дом культуры. В облике здания отражён дух этого периода: в основные конструктивистские объёмы тоже вторглись неоклассические «излишества», но автору проекта Николаю Четверикову всё равно удалось создать гармоничное здание на стыке двух конфликтующих стилей. Примечательно, что Четвериков — не именитый архитектор-конструктивист, а инженер-строитель иркутского авиазавода, занимавшийся прежде заводскими строениями.

С момента создания облик Дома культуры претерпел некоторые изменения. Изначально угловой полукруглый корпус состоял из трех цилиндров, возложенных друг на друга по мере уменьшения размера. В конце 1970-х годов второй ярус расширили так, что он «слился» с объёмом первого этажа.

Известно также, что вначале у входа в Дом культуры стояли два памятника — Ленину и Сталину. Но после развенчания культа личности памятник второму исчез. Позднее убрали и памятник Ленину. С осени 1961 года и по сей день Дом культуры носит имя Юрия Гагарина.

Ничего не нашлось

Попробуйте как-нибудь по-другому