• В Листвянке теперь запрещена звуковая рекламареклама
  • На теплых озерах появится пост спасательной службыслужбы
  • Возможность: обсудить творчество Стругацких на встрече книжного клубаклуба

Главная > Разбор «Верблюда» 09.11.2020 16:07

«На дороге — страшно, на тротуарах — люди». Можно ли ездить зимой на велосипеде в Иркутске

Екатерина Зырянова

Екатерина Зырянова

0 Читать комментарии
«На дороге — страшно, на тротуарах — люди». Можно ли ездить зимой на велосипеде в Иркутске - Верблюд в огне

Фото: gettyimages

Пробки остаются одной из острейших проблем Иркутска. Один из способов решить ее — сокращать число авто на улицах и создавать инфраструктуру для велосипедов. И если в теплое время года многие иркутяне готовы пересесть на этот транспорт, то зимняя езда вызывает споры среди горожан. «Верблюд» обсудил с велосипедистами, активистами и просто жителями Иркутска, можно ли ездить в холодное время года на двухколесном транспорте и как этот транспорт может сделать город лучше.


Сторона «Против»

Денис Богатырев,

Руководитель спортивного велоклуба

Несколько раз я пытался передвигаться зимой по городу на велосипеде, но понял, что это не лучший вариант. Температура — это лишь условный фактор, я могу одеться. А вот реагенты и гололедица — реальные минусы. Солью посыпают всё — не только дороги, но и тротуары. Вся эта солевая жижа налипает на систему переключения передач велосипеда. Реагент проедает всё, ничего от него не спасает. Больше всего страдают металлические элементы, они покрываются ржавчиной. Велосипед через год приходит в негодность. Мне его больше жалко, чем себя.

Второй момент — это безопасность. По проезжей части безопасно ехать лишь в потоке со скоростью машин или максимально близко к ней. Если движешься медленно, ты мешаешь автомобилям. Наши водители не привыкли к велосипедистам, у нас нет культуры велодвижения. А зимой ближе к обочине — каша, лед, не убрано, и получается, что в это время года на дорогу лучше вообще не соваться.

Фото: gettyimages

«»

Я пробовал зимой ездить по пешеходным дорожкам. Их чистят хуже, чем проезжую часть, и возникает еще больше проблем: скользко, едешь с маленькой скоростью, мешаешь пешеходам.

Практически все спортсмены отказываются от передвижения на велосипеде по городу — я перестал ездить даже летом. В холодное время года мы тренируемся в лесу, там, где машины не ходят. Некоторые ставят себе шипы для льда — для езды по зимнику, по Иркуту. Но велорезина с шипами стоит как автомобильная. Не все готовы 4 тыс. рублей выкладывать за одно колесо.

Вообще, велосипед в городе актуален на расстояниях до 5 км. В таких случаях на велосипеде добираться быстрее, чем на общественном транспорте или личном автомобиле. Если расстояние больше, то по времени будет одинаково, и уже начинаешь обращать внимание на удобство.


Андрей Ломакин,

Инженер

Я пробовал ездить на велосипеде зимой по городу меньше десяти раз. Основные сложности в инфраструктуре: по дорогам не поездишь, потому что вдоль них часто образуются брустверы — как раз в тех местах, где летом ездит велосипед. Из-за них дороги становятся уже, теснее. Тормозной путь больше. Ну, и для водителей более неожиданно встретить велосипедиста зимой, чем летом.

Фото: gettyimages

На тротуарах часто под снегом бывает лед — это тоже чревато. Пару раз я попадал в такие ледовые ловушки — приятного мало, переднее колесо в сторону соскальзывает. И ладно если один едешь, а если пешеходы рядом? Можно и сбить кого-то. Тут на выручку придет шипованная резина, я же катал на обычной. Знакомые либо сами шипуют резину, либо покупают, но стоит она недешево.

Еще вопрос целесообразности: просто кататься зимой на велике — удовольствия лично для меня мало. Из циклических активностей в это время года мне ближе бег, лыжи. А до работы у меня было около 10 км, и ехать на общественном транспорте выходило по времени столько же. Однако на велосипеде с собой была нужна сменная одежда, а она в рюкзаке мнется (после езды на велосипеде зимой нужно переодеваться, так как в дороге одежда становится влажной от пота. — Прим. ред.).

«»

Также лично мне не очень удобно ездить в обычной зимней городской одежде на велосипеде — пуховик постоянно за седло цепляется. Для комфортного катания желательна соответствующая экипировка.


Дмитрий Мироманов,

Радиоведущий, общественный деятель, фандрайзер

Передвигаться по Иркутску зимой на велосипеде нерационально, на мой взгляд. Я гонял на нем в Амстердаме, там у велосипедистов свои светофоры, парковки и полосы. У нас этого нет, и ездить может быть опасно — защиты никакой. Машину занесло — и ты мясо.

И еще. Например, у меня три встречи с клиентами в разных частях города. Доехал с Советской до центра — весь потный. И неважно — зимой или летом. Четыре комплекта одежды брать? Приезжаешь и говоришь: «Извините, я пойду переоденусь». Ну, такое себе.


Любовь Никифорова,

Логопед в декрете

На велосипед зимой вряд ли пересела бы. У меня ребенок, с ним так не получится. Ну и лень, и слабое здоровье. Далеко не уеду. Я даже мусор выношу на машине. Когда ты 24/7 за рулем, даже обычная прогулка — это запланированное мероприятие.

Я раньше каталась летом на велосипеде по Иркутску, но даже Октябрьский — некомфортный район для велолюбителя. На дороге — страшно, на тротуарах — люди. Ни там, ни там тебя не считают главным, приходится подстраиваться.

Думаю, ни один автомобилист не пересядет на велосипед без видимых причин. Скорее всего, из-за лени и экономии времени.

Сторона «За»

Григорий Скарченко,

Руководитель общественной организации «ВелоИркутск»

Реагенты влияют на велосипед — такой момент действительно есть. Это упирается в дискуссию о том, каким должен быть транспортный велосипед. И здесь очевидно, что преимущество имеет обычный, самый дешевый городской, потому что его и обслуживать легче, и он таким издержкам [в обслуживании], как горный, при использовании зимой не подвержен. Механизмов минимум, одна скорость, крылья защищают, снег никуда не попадает, минимум запчастей и обслуживания. У моего велосипеда нет вообще никаких проблем с реагентами. К тому же на городских велосипедах удобно ездить в любой одежде. На спортивных в зимних вещах тяжеловато, это так.

Чистота пешеходных дорожек везде очень разная. В каких-то районах тротуар чистят хорошо — это, в основном, те места, где может нормально проехать снегоуборочная техника. По части очистки пешеходных дорожек Иркутск не самый плохой город в России. У нас в целом больше возможностей передвижения вне проезжей части дорог на велосипеде зимой, чем в том же Новосибирске или Красноярске.

Фото: gettyimages

По мнению Дмитрия Мироманова, нерационально передвигаться по городу на велосипеде из-за отсутствия инфраструктуры. Такая проблема есть, она будет решаться. В то же время у велосипеда нет задачи связывать все районы города между собой. Для этого существуют другие способы передвижения. Велосипед — это транспорт коротких расстояний, в этом его преимущество. Можно его комбинировать с разными видами транспорта — я думаю, мы к этому придем.

Мы никого не хотим заставить ездить на велосипеде вместо автомобиля. Нельзя становиться заложником одного вида транспорта — как автомобиля, так и велосипеда или какого-то другого. Нужно давать свободу выбора и создавать условия для разных способов — для каких-то лучше, для каких-то хуже, исходя из потребностей города. Например, хотим улучшить экологию — надо думать, как давать экологичному транспорту приоритет.

«»

В целом, у нас в городе все условия создаются для автомобилей. А нужно делать мультимодальную транспортную систему, когда есть много разных видов перемещения и человек сам выбирает, какой ему лучше подходит.


Вадим Палько,

Автор сообщества «Иркутский блог»

Никто не говорит, что все должны пересаживаться с автомобилей на велосипеды. Идея в том, чтобы те, кто сам хочет пересесть на велосипеды, но не может этого сделать из-за отсутствия велоинфраструктуры, получили такую возможность.

То есть если предположить, что в Иркутске желающих пересесть на велосипеды, например, каких-то 5% населения, но они сейчас ездят на машинах или автобусах, то появление велоинфраструктуры способно снизить нагрузку на автомобильные дороги и общественный транспорт на эти самые 5 %. А 5 % от населения Иркутска — это, на секундочку, более 30 тыс. человек. Если предположить, что автомобилями пользуются половина из них, то появление велоинфраструктуры способно убрать с улиц Иркутска до 15 тыс. автомобилей.

Фото: gettyimages

«»

То есть велоинфраструктура создает возможность выбора способа передвижения для горожан, а не является попыткой заставить автомобилистов куда-то пересесть. Пусть те сами дальше стоят в своих пробках, если хотят.

Кстати, эти условные 5 % — цифра, свойственная городам, где все создано для автомобилей (как в Иркутске). Если начнутся перемены, то и число людей, готовых пересесть на велосипед, будет постепенно расти, — у горожан начнет меняться мнение о таком способе передвижения. Итог — всё больше пользователей автомобилей и общественного транспорта будут уходить на велодорожки. Подчеркиваю: по своему собственному желанию и пониманию, что так удобнее. Это один из хорошо проверенных в мировой практике путей к победе над пробками.


Фёдор Т,

Общественный деятель

Денис Богатырев, конечно, прав относительно того, что велосипед — это транспорт на маршруты до 5 км. Однако большинство иркутян живет и работает на расстоянии велосипедной доступности. Другой момент — это рельеф. Здесь ситуация уже не такая радужная.

Если ездить по Правому берегу на велосипеде не составляет никакого труда, то в Знаменском предместье, по Левому берегу все антивелосипедно. И дело здесь не в зиме или лете, а просто в рельефе. В любое время года перемещаться на велосипеде тяжело. Когда появятся какие-то велодорожки, может быть, будет легче, потому что ехать, медленно взбираясь в гору на обособленной полосе, психологически проще, чем делать то же самое, но вместе с потоком машин.

Вторая проблема с расстоянием — это преодоление реки. По плотине ехать на велосипеде неудобно, потом нужно разъезжаться на этом нелепом кольце с его пешеходными переходами. На мостах — небезопасно. По Глазковскому мосту нормально ехать в сторону центра, обратно — почти невозможно. Потому что при повороте направо после моста велосипедист оказывается в таком положении, что не может пересечь дорогу ни по какому пешеходному переходу, — их там просто нет. А если ехать в потоке машин, то велосипедист буквально оказывается посередине дороги. На Академическом мосту также небезопасно, особенно с той стороны, где «Яркомолл». Все эти проблемы не имеют никакого отношения к времени года.

Если человек живет на Правом берегу и работа у него на расстоянии до 5 км, нет ни одной причины, которая бы ему мешала ехать на велосипеде. Но насколько ему будет комфортно и безопасно? Полосы для автомобилей сейчас слишком широкие, и машины едут быстро. Если мы приведем дороги к нормативам по ширине 3,25 м, то выяснится, что по улице Советской можно сделать велосипедные дорожки, не уменьшая количество полос. Где-то это можно сделать за счет тротуаров или организации велосипедных зон.

Фото: gettyimages

Кого стоит в последнюю очередь слушать о вопросе велосипедизации — это водителей личных авто и велоспортсменов. Последние смотрят на велосипед и велоинфраструктуру как на спортивные объекты. Но это не то, что нужно широкому пользователю. Это совершенно другие скорости, другая экипировка. Велосипедисты-спортсмены правильно говорят, что должно быть безопасно, но эта безопасность рассчитывается совсем для других скоростей.

«»

Некоторые люди считают, что зимний велосипед — это холодно. Но это полная чушь. Чтобы зимой не замерзнуть и не вспотеть, передвигаясь на двух колесах, нужно одеваться легче, чем пешеходу.

Важно, на каком велосипеде мы передвигаемся по городу. Все хотят велосипед с миллионом скоростей, как будто он должен быть горным, но на самом деле, это в городе нужно ехать на городском велосипеде с прямой вертикальной посадкой. Может быть, даже купить модель со складным механизмом, которую, если пошел дождь, легко положить в багажник такси или поехать с ней на трамвае. У нас же покупают горные велосипеды, которые стоят и выглядят дорого. Это неправильно: такой транспорт психологически сложнее оставить на улице, он требует более дорогих средств защиты, замков.

На дешевом городском велосипеде вы будете ехать на несколько минут дольше, чем на дорогом, но это несущественно. Он не провоцирует ехать с высокой скоростью, как шоссейники и горные. Такие велосипеды оборудованы нормальными крыльями, которые защищают ноги и спину от брызг, у них есть корзина или багажник, куда можно положить рюкзак, и спина не будет потеть.

«»

Есть проблема гололеда, глупо ее отрицать. Но если ехать аккуратно, то вероятность упасть относительно невысокая. Я за всю зиму без зимней резины упал только один раз. И то это была моя оплошность — очень неаккуратно входил в поворот.

Резюмируя: проблемы зимнего велосипеда есть, но они не мешают людям передвигаться на этом виде транспорта. Они лишь снижают скорость перемещения в гололедицу зимой. По тем же причинам так мало людей ездят на велосипеде и в другое время года — рельеф, неправильный выбор велосипеда и плохая, автомобилецентричная инфраструктура.

Комментариев 0

Разбор «Верблюда» 30.05.2022 12:10

Солнечные пятна и телескопы высотой с многоэтажку: как работает обсерватория в Листвянке

Таня Мелентьева

Автор Таня Мелентьева

0 Читать комментарии

Знали, что Иркутская область — это один из научных центров России? Рядом с нами находятся большое число астрофизических обсерваторий, причем посмотреть на огромные телескопы могут не только ученые, но и любой желающий. В регионе развивается научный туризм, и в совместном проекте с Tele2 «Верблюд» расскажет о самых интересных локациях.

Первой стала ближайшая к Иркутску обсерватория — она находится рядом с туристическим центром Байкала, в горах, на окраине поселка Листвянка. Наш корреспондент побывала на установке и узнала, в какой телескоп можно увидеть Солнце своими глазами и почему ездить в обсерваторию увлекательнее, чем кататься на колесе обозрения.


Партнерский проект

Что можно увидеть в обсерватории

Девять утра. Иркутск спешит на работу и учебу, а мы — на Байкал. Всего полтора часа дороги отделяют нас от места, где живет настоящая наука. За это время мы должны добраться до Байкальской астрофизической обсерватории Института солнечно-земной физики.

Даже в будни в поселке полно туристов. Пожилые, вооружившись палками для сканди-ходьбы, не спеша гуляют вдоль набережной. У самой кромки Байкала, сидя прямо на гальке, отдыхают пары с детьми. У причала люди с катеров зазывают на экскурсии по озеру. Мы проезжаем мимо — наша конечная остановка находится в самом конце Листвянки.

Поворачиваем на узкую улочку, по обе стороны заключенную в ряды деревянных домов. В советские годы на этой территории был пустырь и вся она принадлежала Институту солнечно-земной физики. Но в 1990-е часть земли перешла в частную собственность, и теперь здесь находится индивидуальная застройка.

Проехав по крутой дороге в гору, мы добираемся до обсерватории. Туристы в ожидании экскурсии устроились на скамейках рядом с бирюзовым макетом Урана. Здесь нас встречает экскурсовод  Вячеслав, астроном-любитель. По образованию он HR-менеджер. В 2009 году мужчина купил свой первый телескоп, и его затянула наука о звездах.


История Байкальской обсерватории началась еще в 1960-е годы. Тогда у ученых была большая нужда в инструментах, с помощью которых можно было бы исследовать Солнце. Изначально обсерваторию хотели построить на Ушканьих островах. Там были идеальные климатические условия — прозрачный воздух, много солнечных дней. Однако для строительства больших проектов нужна была инфраструктура, а острова находятся в центре озера, в 12 километрах от берега. Поэтому свой выбор физики остановили на Листвянке.

«Сейчас мы находимся на втором ярусе обсерватории. Всего их три», — рассказывает Вячеслав. Здесь установок нет. Только административный корпус, пристройки, возле которых паркуются «Газели» и «буханки», и большой купол с нарисованными звездами — будущий мини-планетарий. Раньше, когда еще не изобрели «цифру», тут была также фотолаборатория. Теперь этот домик используют как склад, а под его крышей живет кот.

Ученые в обсерватории находятся только днем, ночуют здесь сторожа и гиды, которые проводят вечерние экскурсии. В среднем, на установке работают 70–80 человек. Непосредственно в Листвянке трудятся инженеры, электрики и те ученые, которые имеют дело с оборудованием. Остальные работают из иркутского академгородка.

Вячеслав предлагает спуститься на первый ярус. Путь лежит через узкую тропинку, по одну сторону усаженную цветущим ярко-розовым багульником. Дорога приводит к металлической лестнице с узорами в виде солнц. За ней нас встречают три башни — телескопы высотой с трехэтажный дом. Еще один инструмент спрятался выше, за деревьями.

Эти устройства способны во всех деталях рассмотреть Солнце. Одни регистрируют магнитные поля звезды, другие позволяют наблюдать небесное тело через разные фильтры. Однако посмотреть своими глазами можно только в один телескоп, который находится в дальней башне. Остальные аппараты наблюдают Солнце через специальные камеры.

Заходим внутрь дальней башни и поднимаемся к телескопу по винтовой лестнице. Наверху в полутьме нас ждет аппарат, будто сошедший со страниц учебника астрономии, — белоснежная труба, старые часовые механизмы и метровые ручки для подвода. Вячеслав просит одного из туристов открыть купол — для этого мужчина крутит специальный штурвал, и в башню врывается ослепительный солнечный свет. Сегодня нам повезло с погодой, и мы сможем разглядеть детали на диске звезды. Но наблюдать мы будем не в старый телескоп, а в новый, который прикреплен прямо к корпусу своего предшественника.


Смотреть на Солнце в обычный телескоп нельзя — это крайне опасно для зрения. Для наблюдений звезды на устройстве должен быть специальный фильтр, который пропускает ничтожный процент света. Именно такой установлен здесь.

В окуляре — красный диск. Первые несколько секунд можно увидеть только яркое пятно. Но после того как глаз привыкает к этой картинке, становятся видны пятна в центре и волокна на самом краю диска. Последние — это протуберанцы, подсказывает Вячеслав. Они представляют собой гигантские (больше, чем Земля!) выплески раскаленного газа.

Пока вся группа по очереди наблюдает Солнце, экскурсовод рассказывает о звезде — о циклах ее активности и интересных образованиях на поверхности. Также он показывает один из раритетных снимков, сделанных во время максимума солнечной активности.

Теперь нам предстоит подняться на самую верхнюю точку обсерватории — к Большому солнечному вакуумному телескопу. По ухабистой лесной дороге нас везет белая «Газель». Вдоль тропы можно встретить макеты Сатурна, его спутников и кометы — это часть большого квеста для детей, которые посещают установку.

На третьем ярусе обсерватории нас ждет исполин — белый телескоп, чем-то напоминающий циркуль. Его высота — 29 метров. «В 70-е годы на этом месте была скала, ее взорвали. Из того, что осталось, сделали насыпь, на которой мы сейчас стоим. Этот телескоп строили восемь лет, еще три года настраивали», — рассказывает Вячеслав. По его словам, у устройства такое большое увеличение, что он может детально рассмотреть пятирублевую монетку, находящуюся на расстоянии 10-15 километров.


В привычном понимании «посмотреть на Солнце» через этот телескоп не получится — ученые снимают его спектр. Получается примерно такая же картинка, как если бы пучок света пропустили через призму. Благодаря этим данным физики могут изучать процессы в атмосфере звезды.

Мы поднимаемся ко входу в башню телескопа, рядом на площадке стоит инсталляция — диск Солнца, напоминающий гонг. Это еще одна часть квеста для детей. Нас запускают внутрь здания. Впереди — восемь пролетов, лестницы с каждым разом становятся все круче и круче. На середине пути даже стоит стул — вероятно, для тех, кому такая нагрузка далась непросто.

Наконец, мы добираемся до самой вершины телескопа и подходим прямо к главному зеркалу. Отсюда открывается панорамный вид на Байкал, от которого захватывает дух, — горы, лес и бесконечная гладь озера, сливающаяся с небом. Если присмотреться, здесь можно даже разглядеть дно озера сквозь кристально прозрачную воду. Такого не увидеть даже на колесе обозрения, расположенном в поселке.

Увиденным хочется непременно поделиться. Достаю телефон и начинаю записывать видео: снимаю озеро с высоты птичьего полета и футуристичное зеркало телескопа. Как оказалось, в обсерватории хорошо ловит только Tele2, поэтому я и другие абоненты оператора смогли сразу отправить классные кадры друзьям и коллегам. Остальным туристам приходится отложить шеринг «на потом».

Насладившись видом, мы снова спускаемся вниз. В завершение экскурсии Вячеслав рассказывает гостям о других научных установках в Иркутской области и Бурятии — на некоторых из них также могут побывать туристы.

Научный туризм: что это такое и кто занимается этим в Иркутске

Экскурсия на Байкальскую обсерваторию — это пример того, что такое научный туризм. «В каком-то смысле, такие познавательные туры были и раньше, но только в области архитектуры, культуры и истории. Сейчас же стали популярны естественно-научные направления — физика, химия, геология, астрономия, биология», — рассказывает астроном, директор компании «Звездный десант» Михаил Меркулов.

А рассказать и показать, как живет серьезная наука на Байкале, есть где — на южном побережье озера работает больше десятка обсерваторий. Такой концентрацией исследовательских астрофизических центров мы обязаны климату и количеству солнечных дней — в среднем, по 210-240 в год.

В Приангарье научным туризмом занимается коллаборация из трех компаний — «Солнечный ветер», принадлежащий Институту солнечно-земной физики, «Звездный десант», который основали ученые Сергей Язев, Дмитрий Семенов и Михаил Меркулов, а также туроператор «Наука Тур — Байкал». Они работают в симбиозе — институт дает доступ к своим обсерваториям, ученые готовят лекторов, а менеджеры помогают организовать поездки.

Как правило, гидами на просветительских турах выступают люди с научным образованием — ими нередко становятся педагоги или сотрудники институтов. Специальная подготовка — это обязательное условие для лекторов, подчеркивает Михаил. На экскурсиях люди часто задают сложные вопросы, а грамотный ответ может дать только человек, который проходил специальное обучение.

«»

«Одна история, когда человек просто поглазел на установку и все. Мы работаем на то, чтобы человек ушел от нас заряженный, узнал новое и заинтересовался наукой. Особенно хочется, чтобы дети загорелись этим и пошли работать физиками, — в институтах сейчас катастрофически не хватает специалистов», — размышляет Михаил.

По его словам, перед научным туризмом в области стоит не только просветительская задача. Помимо этого, астрономы хотят, чтобы Иркутск ассоциировался с передовой наукой и космосом у горожан и жителей других регионов. «Мы хотим, чтобы у людей, которые работают в науке, было чувство, что с Иркутском важно и нужно сотрудничать. Что здесь есть крутые установки, на которых работают даже другие страны», — говорит Меркулов.

В научном туризме заинтересованы не только астрономы-энтузиасты, но и целые институты. Во-первых, просветительская деятельность часто привлекает молодых специалистов и они приходят работать в местные обсерватории. Во-вторых, быть на слуху — выгодно. Так организации становятся заметнее и могут привлечь грантовую поддержку или инвестиции на исследования.

Сами сотрудники обсерваторий тоже не против иногда взаимодействовать с туристами и ответить на их вопросы. Бывало также, что работники присоединялись к экскурсиям — например, чтобы понаблюдать небесные объекты в телескоп. Ведь сейчас ученые смотрят на космические тела через экран компьютера и не работают с оптикой годами.

Как добраться до обсерватории в Листвянке

Байкальская обсерватория находится у мыса Лиственничный и обозначена на любых онлайн-картах. Добраться до нее можно либо на машине, либо на маршрутке №526 Иркутск — Листвянка. Автобус отходит от городского автовокзала.

Если вы решили ехать на общественном транспорте, то вам придется немного прогуляться. От гостиницы «Маяк» до входа в обсерваторию нужно пройти 1,5 километра. Попасть в обсерваторию и подняться на установки можно только в сопровождении экскурсоводов. Перед посещением обязательно нужно позвонить в «Наука Тур — Байкал» или «Солнечный ветер» и договориться об экскурсии.

Еще один важный момент — это связь. Обсерватория находится в отдаленном месте, и, если вам важно оставаться в онлайне всегда, продумайте этот момент заранее. Единственный оператор, у которого здесь есть устойчивый сигнал, — это Tele2. К нему подключены все экскурсоводы и работники.

Что еще можно посмотреть из научного в Листвянке

На противоположном конце Листвянки есть еще одно место для научного туризма — Байкальский музей СО РАН. Там можно прогуляться по дендропарку или заглянуть на экскурсии. Узнаете больше о Байкале и познакомитесь поближе с эндемиками озера.

В мае музей открыл новую программу «Тайны байкальских глубин». Это виртуальная экскурсия — туристы, надев VR-шлем, погружаются на дно озера и узнают, как живут его обитатели.


Tele2 — оператор мобильных услуг, который работает в 68 регионах, включая Иркутскую область. Его услугами пользуется 47,5 миллионов человек. Компания обладает широкой зоной покрытия в регионе и позволяет оставаться на связи даже в отдаленных уголках области. Ознакомиться с картой покрытия можно на сайте оператора.

Ничего не нашлось

Попробуйте как-нибудь по-другому