• Пробки 2
  • Погода
  • СМИ: в иркутском детдоме сократили работников, заявивших о насилии над воспитанникамивоспитанниками
  • Новый фудхолл откроется в «Карамели» 12 февраляфевраля
  • В Большом Голоустном жители спасли обездвиженную косулюкосулю

Главная > Искры 06.12.2021 22:45

Премия «Верблюда в огне». Выбираем главные события, проекты и героев Иркутской области в 2021 году

Верблюд в огне

Верблюд в огне

0 Читать комментарии
Премия «Верблюда в огне». Выбираем главные события, проекты и героев Иркутской области в 2021 году - Верблюд в огне

Иллюстрации: Анна Дмитриева / «Верблюд в огне»

Пришло время подводить итоги года. В 2021-м в премии «Верблюда в огне» — восемь номинаций. Вам предстоит выбрать лучшие городские, социальные и культурные проекты, определить лидера среди новых ресторанов и баров, а также назвать самый громкий медиапроект и самую полезную экоинициативу. Голосование по двум специальным номинациям «Событие года» и «Провал года» покажет, что запомнилось иркутянам больше всего.

Голосовать можно раз в сутки до 24 декабря. Победителей планируем чествовать накануне Нового года — соберем их на финальной вечеринке (если планы не нарушит пандемия) и вручим статуэтки.


В этой номинации — события, о которых говорил весь город. Мы надолго запомним, как этим летом Иркутск заволокло дымом, а спустя неделю знатно подтопило. Вместе с жителями Приморского в этом году болели за сохранение зеленой зоны и переживали за местный бизнес, когда ввели QR-коды. А еще узнали о запуске нейтринного телескопа на Байкале, который поможет ученым со всего мира в исследовании Вселенной. Что из этого по праву должно считаться событием года?


Борьба активистов за рощу в Приморском

В конце лета участок рощи между улицами Гидростроителей, Безбокова и Захарова огородили забором, чтобы построить там православный храм. Жители микрорайона Приморский выступили против вырубки зеленой зоны и несколько месяцев боролись с городскими властями и РПЦ всеми возможными способами — от петиции и протестной ночевки в палатках до судебного иска. Возможно, ситуация разрешится в пользу горожан, — недавно власти города признали, что существует альтернативная площадка рядом с рощей. Активисты из Приморского показали всем, как даже небольшая группа людей может заставить власти прислушаться к своему мнению и сделать город лучше.

Затопление Юности

Этим летом иркутяне наблюдали небывалый подъем уровня рек и грунтовых вод: из-за осадков и увеличения сбросов на ГЭС прибрежные зоны затопило, пострадали садоводства, ТРЦ «Яркомолл» и даже подвальные помещения 130-го квартала. Пик пришелся на 19 августа — тогда за сутки уровень Иркута вырос на 71 см, а Ангары — на 22 см. На Юности затопило пешеходные дорожки, вода дошла до скейт-парка. Остров пришлось закрыть для посещения. Тревожная ситуация, которая показала, что город не готов даже к небольшим ЧС.

Введение QR-кодов

8 ноября разделило жизнь иркутян на до и после: с этого дня попасть почти во все места досуга можно только с QR-кодом о вакцинации или перенесенной болезни. Число посетителей ТЦ, кафе, фитнес-залов и кинотеатров резко сократилось, и предприниматели выступили против этой меры, провели акции протеста и записали видеообращение к властям. В итоге активистов оштрафовали, а некоторых и вовсе арестовали. Введение QR-кодов нельзя оценить однозначно: с одной стороны, это сподвигло людей вакцинироваться от COVID-19, с другой, существенно усложнило работу малого и среднего бизнеса, которым и так сейчас непросто.

Иркутск в дыму

В августе Иркутск не только топило, но и затягивало дымом. Неделю мы жили в Сайлент Хилле: серое полотно вместо голубого неба, низкая видимость и запах гари. Ситуацию усугубили туманы, в итоге оказалась парализованной работа иркутского аэропорта. Губернатор Игорь Кобзев тогда заявил, что основная масса дыма поступала из Якутии, часть — с севера Иркутской области. Каждый год пожары в России становятся национальной катастрофой, и события этого лета вновь показали, что ситуация, увы, не меняется.

Запуск Байкальского нейтринного телескопа

В середине марта на Байкале произошло историческое событие — ученые запустили крупнейший в Северном полушарии глубоководный нейтринный телескоп Baikal-GVD. Его строили с 2015 года силами международной коллаборации, а прототипы появились и вовсе в советские годы. Уникальная установка фиксирует нейтрино сверхвысоких энергий, благодаря этим частицам физики смогут узнать больше о тайнах Вселенной. В Иркутской области реализуют научный проект мирового масштаба — это не только повод для гордости жителей, но и прекрасная возможность для развития местных молодых ученых.

Возмутительные, стыдные, провальные — такими эпитетами можно охарактеризовать события этой номинации. Закрылся единственный в регионе профессиональный футбольный клуб, историка Алексея Петрова признали иноагентом, митингующих массово задерживали. Вандалы разнесли Лисихинский парк, ремонт путепровода на Джамбула бесконечно затягивали. При упоминании какого события вы испытываете наивысшую степень испанского стыда?


Алексей Петров — иноагент

В конце сентября Минюст дополнил список иностранных агентов. В него попали два десятка сотрудников движения в защиту прав избирателей «Голос» (признано иноагентом), в том числе Алексей Петров, иркутский политолог, краевед, журналист и общественный деятель. Причины неизвестны — Минюст отказался их раскрывать. А 19 ноября в реестр внесли «Иркутский союз библиофилов», созданный Петровым. Иркутяне убедились, что теперь каждый легко может попасть под каток государства с его странными и порой унижающими человеческое достоинство законами.

Массовые задержания

В начале года по всей России прошли митинги в поддержку Алексея Навального, Иркутск не был исключением. Шествие 23 января в нашем городе стало самой массовой протестной акцией в восточной части страны — в ней приняли участие 2,5 тысячи человек. Тогда арестовали только активистов штаба Навального (организация признана в России экстремистской, мы обязаны указывать это по закону). Массовые задержания произошли во время и после следующей акции 31 января — задержали 100 человек, около трети митингующих. Тогда Иркутская область перестала быть особенной — с тех пор проявления гражданской позиции у нас караются гораздо жестче.

Разгром Лисихинского парка

2021-й год, а в Иркутске все еще можно столкнуться с вандализмом. Из-за того что подобные истории происходят реже, они сильнее бросаются в глаза и вызывают общественное негодование. В июле неизвестные устроили в Лисихинском парке (недавно благоустроенном) настоящий погром — сорвали с креплений и сбросили в центре игровой площадки лавочки, повредили экоурны и вырвали цветы с клумб. Мэрия обратилась в полицию и пообещала вознаграждение за информацию о вандалах. Но их, к сожалению, так и не нашли.

Ремонт путепровода на Джамбула

2021 год проходит в Иркутске под знаком транспортного коллапса, и затянувшийся ремонт путепровода на Джамбула играет здесь не последнюю роль. Работы начались в сентябре 2020 года, к маю 2021 планировалось завершить первый этап. Сроки несколько раз переносили, и мэр Руслан Болотов даже предложил рабочим жить на ремонтируемом путепроводе. Первую полосу открыли для движения только 30 октября. Теперь на реконструкцию будет закрыта вторая половина путепровода, а это значит, что горожанам еще долго придется стоять в пробке в этом месте. Ремонт на Джамбула — далеко не единственный пример неэффективной работы муниципальных властей и частных подрядчиков, из-за которой страдает почти весь город.

Закрытие футбольного клуба «Зенит»

1 апреля единственный в регионе профессиональный футбольный клуб «Зенит» объявил о закрытии. Финансовые проблемы в клубе начались еще в 2019-м — спортсмены по полгода не получали зарплаты и были вынуждены подрабатывать таксистами и грузчиками. В январе 2020-го губернатор заявил, что клуб нужно развивать. Прошел год, и в феврале 2021-го «Зенит» в очередной раз сообщил об отсутствии денег. После закрытия клуба футболисты все еще не получили часть зарплаты — в сентябре они отправили открытое письмо Владимиру Путину об этом. Закрытие «Зенита» — печальный пример того, как в регионе умирает профессиональный спорт.

Отрадно, что с каждым годом в городе появляется все больше полезных экологических инициатив. В 2021-м в Иркутске впервые на регулярной основе стали принимать на переработку тетрапак — один из самых сложных материалов. Еще установили первый фандомат по приему пластиковых бутылок, создали уникальный магазин мусора, а на севере Ольхона наконец появились урны, информационные стенды и цивилизованные тропинки. Все проекты в этой номинации хороши, но вам все же придется выбрать, какой из них нравится больше.


Акция #сдайтетрапак_ирк

В августе иркутские экоактивисты впервые провели акцию по сбору тетрапака — сложного для ресайклинга материала, который многие ошибочно относят к макулатуре. На самом деле он состоит из слоев бумаги, алюминия и пластика, что и делает его крайне неэкологичным. Для тех, кто не может отказаться от продуктов в тетрапаке, экоактивисты организовали точки приема вторсырья. Сейчас есть десять вариантов, как, когда и куда передать использованный тетрапак.

Супермаркет мусора

Общественная организация «Мой Байкал» и агентство SLD открыли интернет-магазин мусора, собранного на берегах Байкала. Здесь можно найти помятые батарейки, упаковки из-под чипсов и старые зубные щетки, которые выбросили туристы. Все товары оценены с точки зрения ущерба — например, пакет стоит 304 рубля, а батарейки — 10560 рублей. Проект призван привлечь внимание к проблемам озера, помочь Байкалу могут люди со всего мира. Покупая в магазине, вы жертвуете деньги организации «Мой Байкал», волонтеры которой уже пять лет очищают берега озера от мусора.

Установка первого фандомата в Иркутске

Еще один шаг к быстрой и удобной сдаче вторсырья: в сентябре в городе установили первый фандомат. Он появился в «Слате» на Ржанова, 164. Фандомат принимает пластиковые бутылки объемом до двух литров, за сдачу вторсырья можно получить два-три балла на «Фрешкарту». Проект запустила Baikalsea Company. «Верблюд» надеется, что на этом установка фандоматов не закончится и жители других районов также получат возможность сдавать вторсырье в ближайших супермаркетах.

Благоустройство мыса Бурхан на Ольхоне

Волонтеры фонда «Подари планете жизнь» завершили благоустройство мыса Бурхан по проекту «Три души Ольхона». На него активисты выиграли грант компании En+ Group, а также получили поддержку проекта «Чистые берега» от Heineken, группы компаний «Слата», Сбера, ассоциации «Альпы Сибирь». Добровольцы обустроили более двух километров экотроп на подходах к мысу Бурхан и столбам сэргэ, установили урны для раздельного сбора мусора, навигационные панели и информационные стенды, сделали деревянную смотровую площадку. Так волонтерам удалось реализовать проект, который способствует ответственному туризму и сокращает антропогенную нагрузку на одно из самых посещаемых мест на Байкале.

Открытие экошопа Green Bag

В конце весны иркутянка Наталья Васильева открыла экошоп, в котором можно приобрести экотовары, средства гигиены и уборки на розлив в многоразовую тару. В магазине принимают 10 видов вторсырья: кроме батареек и стекла, здесь можно оставить сложные виды пластика (карты, щетки, диски, блистеры), а также тетрапак и ненужную одежду. Green Bag уже не первый и не единственный экошоп в городе, но один из самых активных и деятельных: активно рассказывает о том, как приобщиться к «зеленому» образу жизни и участвует в городских экоакциях.

Голосование в этой номинации не будет легким. Как выбрать лучшую инициативу, когда каждый проект заслуживает победы? В этом году в Иркутске открылась бесплатная IT-школа, на Байкале прошел масштабный проектный лагерь для подростков, неравнодушные иркутяне создавали открытые библиотеки и помогали маленьким пациентам комфортно чувствовать себя в стенах больницы. Жаль, что победитель может быть только один.


IT-школа Baikal Digital Academy

Диджитал — одна из сфер, под которые не успевает адаптироваться базовое высшее образование. Чтобы подготовить кадры и повысить уровень компетентности практикующих специалистов, IT-компании «Адикт», ITSumma, ISPsystem, FirstVDS и «Техдиректор» открыли Baikal Digital Academy. Обучение в школе бесплатное, но для поступления нужно пройти вступительное испытание. Первый курс был посвящен изучению языка программирования PHP и продлился три месяца. Скоро стартуют новые потоки. Бесплатная IT-школа от ведущих диджитал-специалистов — то, чего очень не хватало нашему городу.

Проект для подростков «Открывай» от Easy School

Образовательный центр Easy School проводит проект «Открывай» с 2015 года, но в этом сезоне он получил небывалый размах: в нем приняли участие более 5000 подростков из Иркутской области, Бурятии, Красноярского и Забайкальского краев. В течение года проводились мероприятия, направленные на развитие компетенций, — конкурс технологических стартапов, чемпионат по решению кейсов, командные спортивные соревнования, онлайн-игры и встречи. 150 победителей получили путевки в лагерь на Байкале, где вместе со специалистами разрабатывали проекты, учились новому и отдыхали. Круто, что теперь у сибирских подростков есть возможность проявить себя, не уезжая далеко от дома.

Клуб друзей областной детской больницы

Весной шесть иркутянок при поддержке главного врача областной детской больницы Юрия Козлова создали неформальное объединение, которое помогает учреждению стать лучше и комфортнее для всех — маленьких пациентов, их родителей и медперсонала. Клуб открыл библиотечные полки в каждом отделении больницы и собрал 550 тысяч рублей, на которые закупили кровати-трансформеры. Подобные инициативы меняют отношение иркутян к тому, как может и как должна выглядеть современная больница.

Открытая библиотека Ярика Жданова

В этом году в отделениях Сбера в Иркутской области появились открытые полки с качественными, красивыми и дорогими детскими книгами. Это проект арт-блогера Анастасии Сосновской, его цель — дать доступ к современной литературе тем, кто не может ее себе позволить, и тем, кто живет в местах, где нет госбиблиотек с такими изданиями. Сейчас таких полок три — в Иркутске, Усть-Куте и селе Покосное Братского района. Анастасия Сосновская придумала проект в память о погибшем сыне. «Открытая библиотека Ярика Жданова» — это бесконечно вдохновляющий пример того, как личная драма может вырасти в дело, приносящее радость и пользу многим людям.

Перед вами — пожалуй, самая масштабная номинация в этом году. Творцов и ценителей прекрасного в наших краях много! Эти проекты делали нашу жизнь культурнее, красивее и осмысленнее. Художники, хореографы, артисты, дизайнеры, архитекторы рефлексировали и переосмысливали реальность, создавая новые пространства и произведения искусства — спектакли, стрит-арт и арт-объекты. Что ближе вам?


Пластический спектакль «Большая вода»

Хореограф-постановщик Мария Яшникова-Ткаченко рассказала о трагедии затопленного Тулуна языком танца. В пластическом спектакле «Большая вода» звучат истории восьми свидетелей наводнения. Режиссеру и артистам удалось создать способ отрефлексировать трагедию 2019 года. Все это дает силы жертвам и свидетелям потопа отпустить разрушительные переживания и идти дальше.

Архитектурный фестиваль «АрхБухта»

Легендарный архитектурный фестиваль состоялся в этом году в 15-ый раз, но впервые — на Ольхоне. Там собрались более ста участников — студентов и профессиональных архитекторов, дизайнеров и урбанистов из Москвы, Новосибирска, Улан-Удэ, Красноярска, Южноуральска и Самары. Команды изготовили 20 необычных арт-объектов, которые уже успели стать главными инста-спотами для туристов в резиденции «Порт Ольхон». «АрхБухта» — это проект, который помогает развиваться сообществу молодых архитекторов в регионе, а конкурсные работы становятся органичной частью городского и природного пространства.

Фестиваль уличной культуры BaikalArtFest

В конце октября в Иркутске впервые прошел масштабный фестиваль уличной культуры, который собрал 450 зрителей и 16 художников из разных городов России. Граффитисты расписали шесть автомобилей, два трамвая и троллейбус, создали баннеры для остановок, рассказали начинающим художникам об уличном искусстве и провели наглядные мастер-классы. Организаторы феста — неформальное творческое объединение «Голос улиц» и компания ProArt. По многим параметрам BaikalArtFest получился уникальным в своем роде и показал, как уличное искусство может сделать город привлекательнее.

Фестиваль стрит-арта «Один за всех»

В 2020 во время локдауна братчанин Гриша Шаров придумал новый формат фестиваля стрит-арта — художники со всей страны присылали ему свои работы, а он воплощал их на улицах города. Тогда его заметили не только в Иркутске, но и по всей стране. В 2021-м Гриша решил повторить, но уже с привлечением зарубежных участников, и снова получилось великолепно. Некоторые работы местные жители уничтожали сразу же, но такова судьба стрит-арта. Гриша Шаров показывает всей стране, а теперь и миру, как в одиночку в сибирской глубинке можно творить настоящее искусство.

Книжный магазин «Пространство»

В этом году иркутяне узнали, каким может быть современный книжный, — на улице Урицкого появилось «Пространство». Это место с безупречно подобранной линейкой изданий, классной канцелярией, хорошим кофе, стильным интерьером и дружелюбным персоналом. А еще в магазине приветливо относятся не только к посетителям, но и к их четвероногим друзьям, — в «Пространство» можно с собакой!

Обновленная «Новая драма»

Независимый театр «Новая драма» в этом году переехал в новое здание. Теперь он находится в отреставрированном деревянном доме конца 19 века в двух шагах от 130-го квартала. Там появилась не только просторная сцена и современный зрительный зал, но и несколько светлых выставочных пространств, а в будущем планируется ресторан. Так «Новая драма» на наших глазах становится центром современного искусства.

«Любимый джаз-клуб»

В Иркутске открылся джаз-клуб, аналогов которого нет в городе и далеко за его пределами. Место в духе американских джаз-клубов начала 20 века: цокольное помещение, тусклый свет и хорошая джазовая музыка в исполнении профессиональных музыкантов. Здесь каждую неделю проходят джемы и регулярно проводятся концерты. Автор и участники проекта делают джазовую музыку доступнее и постепенно выводят культуру джаза в Иркутске на новый уровень.

Хочется верить, что с каждым годом уровень осведомленности иркутян о том, какой должна быть безопасная и комфортная городская среда, повышается. Критический взгляд и неравнодушное отношение должны быть не только у активистов и общественников, но и у обычных горожан, чтобы мы когда-нибудь создали город мечты. Какой из этих проектов больше всего приближает нас к заветной цели?


Премия «Яма года»

Весной в Иркутской области общественники организовали конкурс на самую большую дорожную яму — в региональном центре победительницей стала выбоина на улице Томсона. В итоге на улицах Иркутска, Ангарска и Усолья-Сибирского активисты установили таблички «Яма года», а главам городов вручили памятные сертификаты «за борьбу с асфальтом от благодарных жителей». Конечно, подобные акции напрямую не меняют городскую среду, но помогают взглянуть на набившие оскомину проблемы по-новому.

Новые аншлаги для Иркутска

В конце октября активист Фёдор Т вместе с единомышленниками представил свой вариант уличных аншлагов для города. Он сделал макеты для нескольких центральных улиц и пригласил к обсуждению мэрию и горожан. Активисты считают, что нынешние указатели напоминают дорожные знаки и делают улицы похожими на нежилое пространство. Проект понравился городским властям и с доработками отправился на многочисленные экспертные оценки и согласования. Если все пройдет хорошо, возможно, уже в ближайшие годы вид иркутских улиц станет чуть лучше.

Новый семейный парк в Солнечном

В октябре в микрорайоне Солнечный открылся семейный парк — образец того, как должны выглядеть современные зоны отдыха в городской среде. Все постройки в нем сделаны из природных материалов и интегрированы в существующий ландшафт (кстати, в парке сохранили деревья, которые в 70-е годы высадили первые жители микрорайона!). Здесь также сделали площадку для выгула и тренировки собак, установили урны и ящики для дог-пакетов.

Светофор на музтеатре

В начале зимы на улице Седова произошло смертельное ДТП — троллейбус сбил 18-летнего парня, который перебегал дорогу в неположенном месте. После инцидента мэрия и ГИБДД хотели сделать на опасном участке барьерное ограждение и мост. Но активисты «Городских проектов» раскритиковали такое решение, провели исследование и предложили как более рациональное решение сделать регулируемый наземный переход. В итоге они добились его установки — теперь прямо рядом с остановкой «Музыкальный театр» стоит «кнопочный» светофор. Так же, как и ситуация с жителями Приморского, это доказывает, что даже малыми силами можно менять город к лучшему.

Вряд ли открыть новое заведение в 2021-м было намного легче, чем в 2020-м. Полгода общепит работал в условиях смягченных антиковидных мер, но в июле снова появились ограничения. Введение QR-кодов в ноябре стало еще более серьезным испытанием для рестораторов. Тем не менее в городе появились новые заведения, и многие из них — с необычной концепцией. В этой номинации мы собрали самые яркие примеры — от изысканного ресторана, где подают устрицы с просекко, до демократичной рюмочной с бутербродами и настойками.


La Premiere Cafe

Изысканный ресторан в неоклассическом интерьере появился на одной из самых красивых исторических улиц Иркутска — 5-й Армии. Не успел он открыться, а уже вошел в топ-20 ресторанов Сибири в Национальной ресторанной премии Where To Eat. За полгода для горожан La Premiere стал заведением, куда идут, чтобы красиво провести время за устрицами и игристым. Впрочем, не морепродуктами едиными — здесь подают авторские салаты, десерты, стейки и пасту, а также большой выбор завтраков. Высокое качество сервиса, и цены, как можно догадаться, значительно выше среднего.

Tutto

Еще один стильный ресторан, но уже не в историческом центре, а на Советской. Запустили проект новички в общепите, их имена держат в секрете. Tutto открылся в июне 2021-го и позиционирует себя как место категории casual dining. В Tutto подают блюда средиземноморской кухни по демократичному прайсу. Здесь можно увидеть и людей за ноутбуками, и семьи с детьми. Гостей ждут обстановка в стиле эко, приветливый персонал и расслабленная атмосфера.

Kokoro

Кажется, тренд на открытие кофеен в Иркутске не исчезнет никогда, однако просто варить хороший кофе уже недостаточно. Так, в новом местечке Kokoro, помимо фильтра, V60 и четырнадцати видов напитков на основе эспрессо, подают закуски с фермерскими сырами, необычное мороженое (например льняное на березовом соке), десерты от лучших кондитеров города вроде Артема Глушкова (ArtChef). А еще проводят выставки молодых художников и творческие вечера. Рай для любителей фотографироваться — тут стильный современный интерьер с обилием дерева и большими окнами. Кстати, находится новый инста-спот в семи минутах ходьбы от 130-го квартала.

«Чехов»

Ни года без новых проектов от Cake Home и неугомонных Дарьи и Константина Исаковых. В прошлом году в числе номинантов премии «Верблюда» была их новая пиццерия Pizza Home, сейчас — летняя лаундж-терраса «Чехов». Она открылась в одном из маленьких двориков на одноименной улице и мгновенно стала главной локацией для всех иркутских модников (естественно, собрала не одну частную вечеринку с известными лицами). Напитки готовили приглашенные бармены, а едой обеспечивали те самые Pizza и Cake Home.

«План Б»

Новый бар, продвигающий современную коктейльную культуру в городе. «План Б» находится в одной из арок старого города близ улицы Урицкого. Проект запустили бармены Антон Мухаммедов и Алексей Конузель, сооснователь Dead Rabbits Дмитрий Бродский и новичок в рестосфере Марк Семенов. Этот бар не про шумные дискотеки, а про душевные разговоры и новые вкусовые ощущения, подчеркивают создатели. И приглашают посетить их музыкальные и поэтические квартирники.

«Рюмка бар»

Новая рюмочная в советском стиле появилась на месте легендарного пивбара «Точка» на Дзержинского. Открыл проект 25-летний Егор Добрынин, поработавший в самых разных местах, от «Маршала» до One More Bar и EDB. Пространство посветлело, осовременилось, но сохранило атмосферу легкой ностальгии по всем ушедшим временам. Тут крутят старое кино на видеопленке, наливают 43 вида настоек и угощают самодельными пельмешками и незатейливыми бутербродами.

«Верблюд» выбрал самые интересные и смелые медиапроекты, которые рассказывают об Иркутске и Байкале. Если вы что-то не читали и не смотрели, скорее исправляйтесь: узнаете много нового и получите массу впечатлений. А затем голосуйте за самый мощный проект.


«Энциклопедия пыток»

В апреле прошлого года в ангарской колонии №15 произошел бунт — по словам осужденных, он начался с того, что один из сотрудников колонии избил заключенного. После протеста сотни осужденных могли быть избиты и изнасилованы в СИЗО-1, СИЗО-6 и колонии №6. Следственный комитет только спустя несколько месяцев занялся делами о пытках, одно из них стало самым крупным в истории России по числу потерпевших — уже не менее 17 человек. В октябре издание «Тайга.Инфо» выпустило большой иллюстрированный спецпроект об издевательствах в колониях Приангарья. Журналисты собрали истории жертв, все известные дела и новые свидетельства насилия.

«Нейтринный телескоп Baikal-GVD»

В номинации «Событие года» мы уже рассказали о том, что весной на Байкале запустили уникальный нейтринный телескоп. А осенью «Верблюд в огне» совместно с фондом «Озеро Байкал» сделал мультимедийный спецпроект об этом. Мы готовили его более четырех месяцев: снимали видео и фото, собирали информацию и переписывали ее простым языком. Читайте в проекте о том, зачем ученые погружают стеклянные шары на глубину в сотни метров и как Байкал помог реализоваться проекту мирового масштаба.

«Вокруг Байкала за 55 дней»

Этим летом иркутские журналисты Яна Шутова и Женя Шоев отправились в экспедицию вокруг Байкала. В путешествии они пробыли два месяца — передвигались пешком, на лодках и автостопом, жили в палатке, плавали с аквалангом в озере и даже спасались от медведя. Во время экспедиции они снимали видео — из этого и получился шестисерийный видеопроект. Женя и Яна во многом повторили уникальный маршрут Эрика Бутакова — единственного человека, который обогнул Байкал пешком в 1992 году и написал об этом книгу.

«Мэры Иркутска 360»

Журналист Павел Степанов выпустил полуторачасовой фильм о том, кто и как управлял Иркутском в последние 40 лет — от СССР до наших дней. Он поговорил с шестью градоначальниками, которые откровенно рассказали об Иркутске своего времени, об экономике и политике, а также о том, какие проблемы и задачи им приходилось решать. Просмотр этого фильма — хорошая возможность обернуться назад и задуматься о том, куда город идет сегодня.

«Иркутский инсайдер»

Летом штабы Алексея Навального признали экстремистскими организациями — они закрылись по всей стране, в том числе и в Иркутске. После этого экс-координатор регионального штаба Захар Сарапулов открыл свое медиа «Иркутский инсайдер». В телеграм-канале он продолжил рассказывать о проблемах региона, протестном движении в Иркутской области и делах, которые заводят на активистов.

«Пришло решение — продать квартиру и вложить деньги в „Финико“»

В июле этого года в России задержали основателей компании «Финико» — крупнейшей после МММ финансовой пирамиды, которая смогла привлечь миллион человек. Основатели компании заявляли, что передают деньги клиентов «команде профессионалов» для оборота на фондовом рынке. Журналист Ольга Мутовина написала для издания «Люди Байкала» текст об иркутянах, которые вложились в «Финико» и потеряли все свои вложения. Она попыталась ответить на вопрос, почему в России каждый год выявляют сотни финансовых пирамид, а приговоров по «антипирамидальной» статье — по-прежнему единицы. Текст стал победителем всероссийской премии «Редколлегия».


Подписывайтесь на телеграм-канал «Верблюда в огне»!

Комментариев 0

Тренды 23.12.2021 16:59

Андеграунд, хороший крафт и техно-вечеринки — ради чего иркутяне ходят в бар «Моралист» (даже в 64 года!)

Яна Шутова

Автор Яна Шутова

0 Читать комментарии

Два года назад на бывшем складе пивных бочек арт-завода «Доренберг» открылся тапрум «Моралист». Он сильно отличается от других иркутских баров. Сюда приходят не просто выпить — здесь проходят диджей-сеты с качественной музыкой, выставки, лекции об искусстве и даже тату-сессии. Это место — коллаборация бывшего управляющего баром «Декабрист» Евгения Жарковского и лидера граффити-команды Moral Сергея Капустина (отсюда и название «Моралист»).

«Верблюд в огне» поговорил с пятью резидентами бара и узнал, что притягивает их в «Моралисте», какую музыку можно назвать интеллектуальной и что означают арты, которые можно здесь увидеть.


Партнерский материал

Дисклеймер: «Верблюд» не пропагандирует курение и чрезмерное употребление алкоголя.

Валентин Устюжин

музыкант, диджей, сооснователь творческого музыкального объединения U Sin Prod

Фото предоставлено «Моралистом»

В первый раз я попал на вечеринку в «Моралисте» где-то в январе 2020 года. Не помню, кто играл [за пультом], но людей было много. Моим друзьям здесь не особо понравилось, они предпочитают дорогие заведения с лакшери-интерьером, где сидят взрослые пузатые дядьки с деньгами. А меня, наоборот, зацепило. «Моралист» — это андеграундное место в подвале, в котором сохранилась атмосфера старины. Мне запомнились толстые кирпичные стены, слой штукатурки, наличие граффити, бочки вместо столов, особенное освещение. Аура этого места кардинально отличалась от любого заведения Иркутска.

Я поймал себя на мысли, что мне комфортно здесь находиться. Потому что я мог быть самим собой, хотя меня окружали совершенно незнакомые люди. Здесь не надо соответствовать своему возрасту, положению, статусу. Можно просто быть таким, какой ты есть, и никто на тебя криво не посмотрит.

Фото предоставлено «Моралистом»

«Интеллектуальная электронная музыка — это не рейв»

Наше объединение U Sin Prod работает преимущественно с электронной танцевальной музыкой. Первые вечеринки мы начали проводить во время пандемии, чтобы поддержать заведения, пострадавшие из-за ограничений. Мы это делали без денег, вход был бесплатный. Просто играли свою музыку в барах Circus, Blackwood.

На тот момент мы экспериментировали и искали собственный формат. В итоге нащупали свою нишу — интеллектуальная электронная музыка (что-то среднее между коммерческой музыкой и андеграундом). Интеллектуальность — это и про музыку, и про слушателя. Музыка не существует без слушателя. Без него она так и останется авторской и утонет в пласте коммерческой музыки, ее никто не услышит. Мы взяли на себя роль донести эту культуру.

Надо понимать, что наши вечеринки — это не рейв. В формате рейва чувствуется какой-то флер контркультуры, запрещенных веществ, зачастую это проявление юношеского максимализма. А мы поставили перед собой задачу просветительской деятельности.

От двух гостей до полного бара

Когда мы начали делать вечеринки в составе своего творческого объединения U Sin Prod, моя знакомая Юлия Смирнова написала, что управляющий баром «Моралист» хочет со мной познакомиться. Так началось наше сотрудничество. Это было весной 2021 года.

Не скрою, сначала на вечеринки приходило два-три человека. Но Женя (Евгений Жарковский. — Прим. авт.) всегда помогал, подсказывал, давал контакты людей, которые могут помочь [с организацией и раскруткой вечеринок]. И в этом его отличие от других управляющих. Всем остальным нет разницы, кто к ним приходит играть. У них есть своя роль — предоставить площадку, сделать анонс и наливать людям алкоголь. Сверхусилий не прилагают, короче. А в «Моралисте» было иначе.

💡

Как появился «Моралист»


В 2019 году, после закрытия творческого пространства Loft Kolba его создатель, иркутский граффити-художник Сергей Капустин решил запустить новый проект. Сооснователь «Доренберга» Евгений Ефремов показал ему заброшенный склад на территории арт-завода. Сергея помещение заинтересовало, и он предложил Евгению Жарковскому, ранее управлявшему пабом «Декабрист», открыть бар. На тот момент помещение представляло собой заброшенный склад, в прошлом это были производственные помещения пивоваренного завода. Не имея инвесторов, мужчины договорились сами сделать ремонт, как они шутят, «не хуже, чем в подъезде».

Спустя несколько месяцев, в декабре 2019 года состоялось открытие тапрума «Моралист». Основатели поставили целью продвигать питейную и стритарт-культуры: здесь можно попробовать напитки локальных пивоваров и увидеть работы местных художников (первую выставку готовил сам Сергей Капустин). В этом году в «Моралисте» открылся второй зал в стиле рюмочной.

Мы придумали новый формат — Techno Basement. В это время к U Sin Prod как раз присоединился Илья Ошурков, он настоящая ходячая энциклопедия, музыкальный эрудит. Илья повлиял на развитие нашего творческого объединения, благодаря ему мы стали лучше, родился формат техно-вечеринок.

Techno Basement — это интеллектуальная танцевальная электронная музыка, которую вы не услышите по радио, ТВ или на других вечеринках. В первый раз пришли около 150 человек. У нас был хороший анонс, серьезный организационный подход, афишу рисовал дизайнер — все от начала до конца было продумано. Это была самая крутая и запоминающаяся вечеринка. Кстати, впервые сделали платный вход, до этого мы играли бесплатно.

После этого аудитория значительно расширилась. Сегодня наш слушатель — это креативная интеллигенция Иркутска: представители IT-сферы, фотографы, музыканты, художники. Эти люди приходят в бар, потому что видят ценность в том, что мы делаем. И они таким образом выражают нам свой респект. Среди наших гостей есть даже такие, кто вносят двойную входную плату, — только для того чтобы поддержать наше музыкальное объединение.


Дарья Лукина

художник-дизайнер, автор персональной выставки в «Моралисте»

Я архитектор по образованию. После университета поработала по профессии пару месяцев за 15 тысяч рублей и поняла, что это не мое. Сейчас я художник-дизайнер в компании ProArt, создаю эскизы для росписи стен и фасадов.

Рисую с детства, с трех лет. Это для меня способ расслабиться, выплеснуть эмоции, успокоиться. Мне нравится изображать людей, но на архитектурном факультете нас постоянно заставляли рисовать здания. Дом Европы я нарисовала столько раз, что помню все вензеля и наличники. А эти работы (показывает на свою выставку. — Прим. авт.) — для души. Это все мое, депрессивненькое, как люди говорят. Хотя, на самом деле, нет.

Красота на грани разложения

11 декабря в «Моралисте» открылась моя первая выставка. На подготовку ушло около 20 тысяч рублей, и спонсора, кстати, нашел Женя Жарковский. Я бы сама не смогла, потому что мне трудно «продавать» свои работы. У меня даже в «Инстаграме» одно время было написано: «Не рисую на заказ».

Я пробовала, брала заказы через Tumblr у иностранцев, они хорошо платят за фан-арт (рисунки персонажей сериалов). Буквально три картинки нарисовала, и мне это надоело. Теперь могу только друзьям нарисовать, да и то не всем. Подруга десять лет просит портрет, я все обещаю, но никак не получается. Что ее рисовать — она и так красивая! А у моих персонажей изюминка в каком-то дефекте, красота на грани разложения. Это и привлекает.

Раньше я не настолько в себя верила, чтобы устраивать персональную выставку, но моя коллега Юля [Смирнова] и Женя Жарковский меня поддержали, уговорили. И хотя «Моралист» — это бар, мне не страшно было разместить и оставить на стенах свои работы, потому что здешние ребята для меня как семья. Картинам здесь безопасно.

На выставку я отобрала самые свежие работы и те, которыми горжусь. Это диджитал-рисунки, созданные в «Фотошопе», три акварели, акрил. Самая верхняя — это я выходила из затяжной депрессии. Состояние, когда ты выползаешь незащищенный в этот мир и готов снова получать новые шрамы. Вот эта работа по следам психоделического сна, в котором я вытаскивала иглы из живота, — было не больно, просто странно.

Все эти девки со скелетами (показывает на серию картин. — Прим. авт.) — переживание по поводу того, что у меня ворона умерла. Я мечтала взять вороненка, воспитать, но два раза птенцы погибали. Тогда меня и подкосило.

Когда происходит что-то действительно плохое, мне проще осмыслить, обдумать и нарисовать. И вроде как закрываешь тему: она остается в рисунке и запечатывается. При этом я не считаю, что вкладываю плохие эмоции в свои работы.

На открытие выставки пришло человек 50–60, я даже не ожидала. Друзья, коллеги, родители и даже незнакомые люди. Всем все понравилось (стеснительно улыбается. — Прим. авт.), родители сказали: «Круто, Даша». После этого появилось чувство ответственности и желание больше работать, наращивать скилл.

«Здесь от тебя не требуется быть суперсоциальным человеком»

В «Моралисте» сложилась какая-то своя тусовка. Ты сидишь за баркой, и какого человека ни спроси, он обязательно окажется художником, татуировщиком, музыкантом. В этом большая заслуга Жени (Жарковского. — Прим. ред.): он не хочет, чтобы бар превратился в какую-то разливнуху, старается делать мероприятия с хорошей музыкой, диджеями, устраивает выставки и лекции.

Мне это место очень импонирует. Безопасное пространство, много адекватных людей, а случайные пьяные компании не залетают, потому что бар находится не в центре. Я вообще особо не тусовщик, но здесь мне комфортно, потому что можно спокойно посидеть, от тебя не требуется быть суперсоциальным человеком и поддерживать выученные разговоры. Хочешь — говоришь, хочешь — молчишь.

Андрей Васильевич

64 года, пенсионер, завсегдатай «Моралиста»

Я познакомился с Евгением Алексеевичем (Жарковским. — Прим. ред.) в заведении «Декабрист», которое располагалось на улице Киевской. Проходил мимо, зашел, попробовал один-другой-третий сорта пива. Понравилось. Я почти 20 лет отдал военной службе и в алкогольных напитках разбираюсь. В советских, качественных, особенно домашней выработки. Помню даже бортовой спирт, который шел на противообледенительную систему самолетов. У нас некоторые судна поэтому назывались «самолет-ресторан», «самолет-кабак».

Когда «Декабрист» закрылся, ребята нашли вот это романтичное помещение. Когда я первый раз сюда пришел, было впечатление, что попал в какой-то немецкий бункер из фильмов о Великой Отечественной. Где немцы собираются, пьют, как в фильмах 1950-х в стиле «Небесного тихохода». Потом я узнал, что это знаменитая пивоварня Доренберга. Оказывается, под нами есть еще два этажа, которые сейчас подтоплены.

Ценители шоколадного и молочного пива

В общем-то, здесь очень оригинально. Слово «уютно» не подходит. Какой-то особый шарм, слияние настоящего и прошлого. Контингент людей очень порядочный, царит доброжелательная атмосфера дискуссий и бесед. Конечно, здесь курить не принято, но для виду можно негорящую трубочку взять в рот (картинно вынимает из кармана трубку. — Прим. авт.). Эту трубку мне Евгений Алексеевич подарил. Уже шестая, пять предыдущих я сгрыз. Нормальная трубка, качественная. Но здесь я не курю — это дурной тон.

В «Моралисте» можно отведать хорошее пиво. Здесь настоящие напитки, не подделки, Евгений Алексеевич тщательно подбирает поставщиков. Лично я люблю темное красное пиво, есть тут такое. Сейчас появился сорт с молочными нотками, очень мягкий, приятный.

У меня двое товарищей, проживающих в сельской местности. Они любители употребить, скажем так. Но после того как попробовали пиво, которое я им отправил отсюда, один из них сказал: «Андрей Васильевич, я обычно пью большими кружками, но здесь не мог себе этого позволить. Я пил небольшими глотками и наслаждался этими напитками, особенно шоколадным». Ему за 50 лет, но он по-прежнему, как ребенок, сладкоежка (смеется).

«Сходить в бар — это лучше, чем дома „надуться“»

То, что я здесь старше всех посетителей, меня абсолютно не смущает. Возраст — это всего лишь арифметика. Люди, которые приходят сюда, очень рациональны, разумны. Они раскованны в хорошем смысле этого слова. В то же время у них глубокая самодисциплина, это чувствуется по разговорам и поведению.

Я не богатый человек, но могу себе позволить поход в бар и кружку пива за 250–300 рублей. Это гораздо лучше, чем взять бутылку, сесть дома и «надуться».

Как-то раз засиделся в «Моралисте» до самого утра. Было начало осени, ребята на улице жарили мясо, шашлыки, а я деревенское сальце притащил. Сидели, разговаривали. Очень теплая ночь была. Не заметили, как начало светать и трамваи загремели…

Сергей Колесников

тату-художник, участник tattoo-day в «Моралисте»

Я увлекся татуировкой где-то в 2007 году, когда еще в школе учился. Просто увидел на людях интересные штуки, захотелось что-то подобное повторить. Первые опыты были на себе из самодельного инструмента. Мы разбирали электрические зубные щетки, иголки вставляли, окунали в краску из гелиевой и шариковых ручек. В общем, смастерил я тогда в школе свою первую тату-машинку, закинул ногу на ногу и сделал себе какой-то узорчик кривой.

После школы пошел в художественное училище, потом в армии бил татуировки. Тогда я еще не понимал, что это станет моей основной работой, а сейчас открыл собственный кабинет.

«Разделся — как одна картинка»

Невозможно работать тату-мастером и самому не «заколотиться», это сапожник без сапог. Сейчас у меня забито уже больше половины тела. Остался сбоку кусочек пустой, сзади пустая нога. Лицо не буду трогать — слишком контактная часть тела.

Есть такой художник Ганс Руди Гигер, он придумал «Чужого» и создал стиль биомеханики. В таком стиле у меня все и забито, разделся — как одна картинка. Если колотиться, то все тело в один рисунок, — это пожизненное хобби и самое правильное, адекватное отношение к татуировке.

Моя миссия — сделать татуировку максимально красиво, по пропорциям тела. Если клиент предлагает какую-то ерунду набить, я попытаюсь залезть ему в голову и нажать кнопочку, чтобы он понял, что это глупая идея и можно сделать лучше. Тату-мастер должен быть психологом. А то ведь потом человек всю жизнь будет ходить с татуировкой, которая его бесит.

От разрухи до творческого пространства

С Сергеем Капустиным, одним из создателей «Моралиста», мы знакомы давно, еще со времен его лофта Colba. Когда мы с ним пришли сюда в первый раз, тут был мусор и темнота. Лампочку вкрутили — полная разруха. Сели, нарисовали план, подумали, где будет барная стойка, туалет, сцена, и потихонечку начали делать. Ребята договорились и купили кирпич с бывшей чаеразвесочной фабрики, наняли рабочих, чтобы они выложили из него барку, причем намеренно криво. Каждый привнес сюда что-то свое: из баллончиков из-под краски выложили стенку, разрешили граффитистам «затегать» все стены, подвесили к потолку велосипед, который Женя выиграл в конкурсе от Heineken, купили на «Авито» два советских кресла, я отреставрировал и установил напротив туалета старинное зеркало. Примерно через год бар открылся.

В Иркутске раньше не было подобных мест. Существовали отдельные движухи, например «Нига плиз», но у них нет своего помещения. «Моралист» — это место с классными диджеями, выставками, уклоном в стрит-арт. Периодически проводим здесь tattoo-day, когда можно набить небольшие татуировки.

За одной барной стойкой в «Моралисте» могут встретиться художники, фотографы, танцоры, рэперы, люди творческого толка. Здесь же выгода не в том, чтобы народ поить и на этом зарабатывать. Это просто творческое пространство, куда народ приезжает пообщаться.


Юлия Cмирнова

бренд-менджер компании ProArt

В «Моралисте» меня называют «кент по кентам» или «ивентщик по-братски». На самом деле все, кого я сюда привожу, — это мои друзья. Ребята из U Sin Prod не могли найти площадку, я их познакомила с Женей (Жарковским. — Прим. ред.). Теперь они продвигают музыкальную культуру и прививают вкус. С Дашей Лукиной мы вместе работаем. Как-то зашли в пятницу после работы сюда, поболтали и решили делать выставку. 

Я давно вынашивала идею сделать цикл лекций об уличном искусстве, но все откладывала, боялась. Женя сказал: «Проводи у нас». В «Моралисте» в этом плане классная политика: за культурные мероприятия не берут аренду. Мы все лето проводили здесь лекции, к нам приходили уличные художники, рассказывали об истории граффити. Каждая лекция превращалась в большую многочасовую дискуссию. Это оказалось так успешно, что нас стали звать и в другие локации.

«Поехали, я покажу тебе сердце андеграунда»

«Моралист» — мультизадачная площадка, которая принимает самых разных людей. Утром здесь может быть лекция начальника отдела по молодежной политике, вечером — громкая туса, а завтра — tattoo-day.

Когда к нам приезжает кто-нибудь из другого города, а особенно художники, я всегда говорю: «Поехали, я покажу тебе сердце андеграунда Иркутска». Аналогов «Моралисту» нет. Во-первых, арт-завод «Доренберг» — это место с богатой историей. Во-вторых, само название «Моралист» появилось не с бухты-барахты. Это производное от граффити-команды Moral Сережи Капустина и бывшего бара «Декабрист» Жени Жарковского.

Здесь все неслучайно, вплоть до наклеек на стенах бара. Их, кстати, оставляли местные ребята-пивовары, уличные художники, гости заведения. Потолки разрисовывали наши местные граффитисты, а один кусок расписал художник из Улан-Удэ, который приезжал на БАФ (первый фестиваль уличного искусства Baikal Art Fest. — Прим. автора). Фестиваль проходил в «Доренберге», а «Моралист» был главной площадкой для афтепати.

Сейчас мы формируем ассоциацию уличных художников. Официально зарегистрированную ассоциацию, которая будет помогать уличным художникам выполнять работы без адского согласования и бюрократии, облегчать порядок размещения. Недавно в баре открылся второй зал, там мы как раз и планируем собираться со свободными художниками.

Сюда ходит плюс-минус одна тусовка, все друг друга уже знают. В «Моралисте» еще и подобралась классная команда барменов. Они знают, что я люблю крафтовое темное пиво. Без лишних вопросов ставят кружку: «Это твое любимое». Прихожу сюда и после работы, и на свой день рождения, и на мероприятия. Такое ощущение, что я здесь всегда.

Ничего не нашлось

Попробуйте как-нибудь по-другому