• Пробки 2
  • Погода
  • Мэрия: на Конном построят концертный залзал
  • В Иркутске умер воспитанник детского дома: следователи проводят проверкупроверку
  • РБК: Власти выделят почти 1,6 млрд рублей на выявление опасных учащихсяучащихся

Главная > Герои 19.07.2021 16:24

Дискотеки, дружба с проститутками и сломанные ноги: гуляем по Иркутску с программным директором радио МСМ Иваном Вильчинским

Екатерина Балагурова

Екатерина Балагурова

1 Читать комментарии
Дискотеки, дружба с проститутками и сломанные ноги: гуляем по Иркутску с программным директором радио МСМ Иваном Вильчинским - Верблюд в огне

Фото: Алена Аманмахова / «Верблюд в огне»

В рубрике «Мой Иркутск» горожане выбирают несколько важных для себя мест и рассказывают о них нашему журналисту. Наш сегодняшний герой — программный директор радио «МСМ», ведущий мероприятий, блогер, шоумен Иван Вильчинский.


Иван родился и вырос в Усть-Орде, а в Иркутске живет с 1992 года. В разное время он пробовал переезжать в более крупные города, путешествовал за границей, но всегда возвращался в столицу Приангарья. Он рассказал нам, почему остров Юность раньше считался криминальным районом, как солистки «ВИА Гра» отказались ехать на «Баньку» и что не так с иркутской культурой.

1.

Остров Юность, «Ракушка»

Остров Юность, «Ракушка»

Для меня это единственное место в Иркутске, где можно комфортно и цивилизованно погулять. Здесь хорошее озеленение, много лавочек, есть развлечения — катамараны, колесо обозрения, самокаты, детские площадки, тир. При желании можно прокатиться на роликах или велосипеде.

Чуть дальше, на набережной, оборудована едва ли не единственная в городе хорошая бесплатная спортивная площадка. Вообще я считаю, что Иркутску очень не хватает парковых зон. Выбор для прогулок у нас откровенно небольшой.

Я полюбил Юность и Конный не так давно — когда набережную облагородили. А во времена моей молодости это было довольно опасное место. Вот «Ракушка» — бывшая танц- и концертная площадка, на которой я все студенчество проработал диджеем. Требовались деньги, но это были 1990-е: платили мало и редко. Чаще мы работали за еду.

«»

Недалеко отсюда, в отеле «Интурист», работали наши подруги — официантки и проститутки. Они частенько приходили к нам на дискотеки, мы пускали их за бартер: утром шли к ним в отель, чтобы поесть в местной столовой. Сейчас я понимаю, что предлагали они нам, скорее всего, остатки еды с тарелок богатой элиты, заскочившей в «Интурист» на банкет. Но мы не жаловались, ведь нам, диджеям, было по 17–20 лет.

Каждую ночь на «Ракушке» собирались толпы молодежи. Периодически приезжали звезды. Например, точно была певица Диана. Ее не устроила гримерка «Ракушки», и концерт оказался на грани срыва. Часто случались драки, потасовки, есть что вспомнить. Хорошо, что сейчас все гораздо цивильнее.

2.

«Банька»

«Банька»

О, это очень классное место тусовок. В 1990-х и начале нулевых здесь был магазин алкоголя, назывался «Банька», — все закупались в нем и шли в маленький сквер или к памятнику Вампилову. Собирались неформалы, гопники, вообще любая молодежь. Постоянно приезжали байкеры, мотоциклы стояли рядами. Большинство из нас звали друга друга не по именам, а по прозвищам. Моя была — «Велик». Я сначала спорил — почему «Велик», если моя фамилия пишется через и, — но потом смирился.

«Банька» всегда была очень атмосферным местом — центр встреч, знакомств, отношений, любви, первых поцелуев. При этом здесь никогда не было туалета, и это было проблемой. Все бегали в здание нынешней «Эстрады», где тогда были какие-то развалины. Запах стоял дикий, но это никого не смущало.

Не обходилось и без хулиганства. Регулярно среди нас находились шутники, которые выливали в фонтаны бутылку средства для мытья посуды, из-за чего они превращались в пенную машину. Нам было весело, работникам коммунальных служб наутро — нисколько.

Это место и сегодня называют «Банькой», хоть одноименного магазина здесь давно уже нет. Помню, однажды в «Мегаполис», где я работал диджеем, приехала группа «ВИА Гра». Солистки попросили свозить их в самое тусовое место города. Мы предложили «Баньку», но получили в ответ, что в баню они не хотят.

3.

Байкальский государственный университет

Байкальский государственный университет

Здесь красивый двор, захожу сюда немного поностальгировать. Несколько лет я преподавал студентам радиожурналистику. Я обожаю свою работу, но тогда столкнулся с тем, что на сессиях студенты говорили: «Мне не нужна ваша радиожурналистика, я вообще работать по специальности не собираюсь, просто поставьте зачет». Такое отношение меня ошарашило — я не знал, что отвечать. А потом решил, что нет смысла продолжать вкладываться. Я шел туда не за зарплатой, а потому что хотел чему-то дельному научить студентов. Но большинству из них это оказалось не нужно. Я создал свою школу радио, она успешно работает, в ней учатся взрослые люди, которым это действительно интересно, а не те, кто получает корочку только для мамы с папой.

4.

Сквер им. Сигеки Мори

Сквер им. Сигеки Мори

Никто не пользуется официальным названием этого места, мы просто говорим: «Сквер рядом с „Киото“», — и каждый понимает, о чем речь. Мне здесь нравится — тут течет настоящая городская жизнь. Есть граффити, это красиво, прохожу мимо ребят, делающих трюки на скейтах, и вспоминаю себя.

В свое время в Усть-Орде я тоже катался. Мне купили скейт лет в 16, когда они только начали появляться, и я был бесконечно рад. Катался на новеньком скейтборде, а однажды упал и сломал ногу. А мы с классом как раз собирались съездить в Санкт-Петербург, билеты уже были куплены. Выбора не было — впервые с культурной столицей я встретился на костылях.

Потом, уже в Иркутске, я встал на лыжи. И сломал руку. Еще позже увлекся сноубордом. И сломал на нем сначала вторую ногу, а потом и вторую руку. Получается, я ломал все четыре конечности. Поэтому очень хорошо понимаю девчонок и пацанов, которые часто падают, но все равно катаются здесь почти круглосуточно. Это реально классно.

Не понимаю только, почему наши градоначальники не делают для ребят больше зон для катания. Молодежь занимается спортом, а не пьет алкоголь или не принимает наркотики где-то у гаражей, — это надо поддерживать.

5.

Дворы иркутских музеев

Дворы иркутских музеев

Мы прошли мимо Краеведческого музея, сейчас подошли к Художественному. Есть большая загадка — у каждого музея вроде бы есть двор, но он закрыт и днем, и вечером. Это в корне неправильно.

Работу музеев и прочих учреждений культуры в Иркутске давно пора пересмотреть. Дворы должны быть открыты для посещения, здесь ведь так красиво! Сами здания, деревья, тенек, поют птицы. Летом — просто благодать. Нам нужны грамотные маркетологи, которые могут все изменить. Открыть кофейню при музее — это же отличная возможность зарабатывать на посетителях. Но директора музеев в этом не заинтересованы.

Та же ситуация с нашей филармонией. Я много путешествовал за границей, видел в Европе, как симфонический оркестр выступал на набережной. Послушать его собралась толпа людей — и взрослых, и очень молодых. Я был так впечатлен, что собрал инициативную группу иркутских общественников, пиарщиков, маркетологов, журналистов, шоуменов. Мы пришли к директору Иркутской филармонии, спросили, кто в основном ее посещает, и ничуть не удивились ответу — люди старшего поколения. Я сказал директору, что знаю, как привлечь молодежь. Говорю, давайте мы будем вам помогать, а вы начнете перестраивать формат, программу, выходить и играть на набережной хоть раз в неделю. Посмотрим, как пойдет. Возможно, классику придется разбавить современными хитами — в конце, если нужно будет, оркестр исполнит Моргершентрна. Мне сказали: «Иван, какая отличная идея!» И на этом все заглохло.

Я понимаю, что это не вина директора. Это система. В итоге филармония по-прежнему интересна только старшему поколению, что очень обидно. Нас не слышат власти, руководители ведомств. Им это не надо, неудобно.

«»

Я регулярно езжу в Москву, Санкт-Петербург и каждый раз вижу, как они меняются, — появляется что-то новое. А у нас все остается по-прежнему, город будто спит. Все лучшие, талантливые, инициативные люди от нас уезжают. Я верил до последнего, что смогу изменить что-то, но теперь уже перестал.

6.

Сквер им. Кирова

Сквер им. Кирова

Это центральная площадь города. У меня, как у ведущего со стажем, она ассоциируется исключительно с мероприятиями, которые я здесь вел. Улыбаюсь, когда прохожу, — всегда вспоминаю забавные случаи. Например, однажды на открытии елки Деда Мороза по сценарию должны были поднять на подъемном кране к верхушке дерева. Когда он оказался на самом верху, кабина качнулась. И вся площадь услышала от Деда Мороза, на котором был микрофон, мощное: «** твою мать!»

Еще был случай, когда мэр (не буду называть имени) должен был выйти на сцену и на глазах у всего города зажечь елку под радостное: «Раз, два, три, елочка, гори!» Он был категорически против. Говорил: «А если что-то пойдет не так и елка не зажжется? Меня же засмеют». Мы очень долго его уговаривали, уверяли, что все будет хорошо. А когда он все же вышел, случился технический сбой и елка действительно не зажглась.

Комментариев 1

Аватар

0

Спасибо! Очень интересно!

23.09.2021 13:55

Ответить
Загрузка...

Еда 30.04.2021 21:45

Интерактивная карта. Где есть и пить в Иркутске по версии «Верблюда»

Верблюд в огне

Автор Верблюд в огне

1 Читать комментарии

В начале апреля мы вместе с En+ Group запустили проект «Лучшее в Иркутске»: собрали жюри из экспертов в ресторанной индустрии и попросили их выбрать самые яркие и качественные гастропроекты в Иркутске. Рассказываем и показываем на карте, что у нас получилось.


При поддержке En+ Group

Коротко о том, что и зачем мы сделали

В Иркутске каждый год становится все больше заведений: кафе, баров и ресторанов. Но до сих пор в городе не было хорошей рекомендательной системы — непонятно, куда идти и что посоветовать гостям из других городов. Мы решили исправить ситуацию.

Мы составили лонг-лист из 70 проектов, а затем попросили жюри оценить их по шести критериям — концепция, интерьер и атмосфера, сервис, маркетинг, команда, еда и/или напитки (подробно о них, членах жюри и самом проекте можно прочитать здесь). В конце мы отобрали 44 классных заведения, набравших больше всего баллов.


Классные заведения — это какие?

Это места, в которых хорошо без преувеличения примерно все. Интерьер должен быть продуманным, стильным и работающим на идею кафе, маркетинг — понятным, дружелюбным и эффективным, еда и напитки — очевидно, безумно вкусными, а концепция — интересной, небанальной, отличающей место от того, что представляют собой большинство российских заведений.

Поэтому в наш рейтинг не попали многие кафе и рестораны, которые давно работают в Иркутске, — кто-то вяло вел соцсети, другие давно перестали работать над кухней или ничего не рассказывали о команде. Надеемся, что со временем это изменится.


А как их найти?

По нашей карте (прокрутите чуть ниже) и на отдельной страничке «Лучшее в Иркутске», которую мы запустим в мае. А еще проекты, которые получили высокую оценку, можно узнать по яркой наклейке на дверях, с надписью «Лучшее в Иркутске».

Рекомендательная система будет обновляться — наша редакция будет следить за новыми проектами и добавлять их на карту, а всё, что закроется, оттуда сразу исчезнет.


А теперь — карта

Перед вами карта Иркутска, на которой расположены лучшие заведения по версии «Верблюда». Все места мы поделили на 4 категории — кафе, рестораны, бары и кофейни. У каждого заведения есть своя карточка, которая открывается по клику на иконку, — в ней вы найдете краткое описание и контакты.

И кое-что еще: мы не стали наносить на карту все заведения сетей, попавших в наш рейтинг, а выбрали только одно-два лучших места. Например, у Cake Home 12 точек в Иркутске, но на карте вы найдете только локацию на 3 июля. Это сделано для того, чтобы на ней было проще ориентироваться. На наше мнение о других филиалах сети это не влияет — вы найдете нашу фирменную наклейку во всех Cake Home.

И пара слов от жюри

Иван Вильчинский

программный директор радио MCM, член жюри проекта «Лучшее в Иркутске»

С моей точки зрения, любые премии и рейтинги, которые поощряют лучших, являются стимулом для развития. Это как топливо. Заведения могут получить обратную связь и убедиться в том, что они всё делают правильно — или нет.

Оценка — дело всегда очень сложное: ты берешь на себя ответственность. При этом оценка всегда субъективна. Ты же не суперфуди, ты любитель — есть определенные вкусовые пристрастия, которые уже сложились. Особенно сложным для меня в проекте оказался критерий «маркетинг», потому что он у заведений может идти через блогеров, через какие-то другие каналы. А для меня маркетинг — это качество еды. Это что вкусного я хочу здесь съесть вновь. Поэтому отделять маркетинг от еды мне было очень сложно.

В Иркутске не так много заведений, в которые мне хотелось бы возвращаться. Но перспективы есть. У меня есть ощущение, что рано или поздно мы получим актуальные заведения. По индустрии очень сильно ударила пандемия — сейчас всё, что касается индустрии гостеприимства, находится в состоянии I will survive.


Лера Трошина

Соосновательница The Library Bar, член жюри проекта «Лучшее в Иркутске»

Подобные проекты, безусловно, важны: они дают встряску и мотивацию заведениям. Другой вопрос — насколько премии и рейтинги адекватны. Судить должны люди-профессионалы, подкованные в плане современной гастрономии.

Есть одна мною любимая фраза: «Народу много, людей мало». Она шикарно подходит к состоянию индустрии гостеприимства в Иркутске. Концептуальные достойные заведения можно пересчитать по пальцам одной руки. В основном же в городе — места для набития желудка с плохим сервисом, отсутствием идеи, внутреннего наполнения. Иркутску просто не хватает хорошего продукта.


En+ Group — энерго-металлургическая компания, объединяющая крупнейшие гидростанции Сибири и алюминиевые заводы, и мировой лидер по производству низкоуглеродного алюминия. Холдинг активно участвует в социальной жизни регионов, где живут его сотрудники, — строит медицинские центры, парки отдыха, детские спортивные и культурные объекты, реализует образовательные программы и развивает волонтерское движение, помогая сохранять уникальность Байкала.

Ничего не нашлось

Попробуйте как-нибудь по-другому