• Пробки 2
  • Погода
  • Осталось пятеро: два кандидата в губернаторы Иркутской области отказались участвовать в выборахвыборах
  • Более половины опрошенных медиков не доверяют отечественной вакцине от коронавирусакоронавируса
  • Задержания, забастовки и увольнения. Коротко о том, что происходит в БелоруссииБелоруссии

Главная > Искры 03.02.2020 21:37

«Вышла из самолета и сделала селфи с вулканом»: иркутяне о переезде на Дальний Восток

Екатерина Фалалеева

Екатерина Фалалеева

0Комментариев

«Вышла из самолета и сделала селфи с вулканом»: иркутяне о переезде на Дальний Восток - Верблюд в огне

Чаще всего иркутяне переезжают на запад России: в соседние, центральные или южные регионы. Это Новосибирск и Красноярск, Москва и Санкт-Петербург, Краснодар. На эти направления приходится почти 90% миграций. И редко кто выбирает другую сторону — восток. О том, может ли Владивосток стать альтернативой переезду в столицу, а Камчатка — затмить Байкал, мы поговорили с иркутянами, которые попробовали обосноваться на Дальнем Востоке.


Софья Ковалева,

Владивосток

«Город похож на Иркутск: такой же запущенный, предоставленный себе самому».

Живу во Владивостоке с сентября 2019 года. Переехала с сестрой и ее семьей: они — по работе, а я — чтобы поддержать сестру. Главная трудность при переезде — собрать и упаковать все свои вещи. У нас вышел целый вагон коробок.

Нашу семью с Владивостоком связывают давние отношения: родители в 90-е годы приезжали сюда каждое лето (у них здесь близкие друзья и родственники). Поэтому переезд они поддержали, за полгода навещали уже дважды. Я сама здесь была последний раз в 1996 году, но, конечно, ничего не помню. Разве что мостов не было и мы ездили на Русский остров на катере. Кстати, мосты действительно впечатляют и построили их, как говорят местные, по российским меркам быстро.

Но в целом город внешне произвел на меня удручающее впечатление. Грязно (хуже, чем в Иркутске), убогая точечная застройка, запущенные улицы. Морской пейзаж поначалу отвлекает внимание, но спустя время и он не спасает. Здесь аналогия с Листвянкой: место со всеми данными, чтобы сделать конфетку, но тяга к прекрасному — это, видимо, не про нас.

Зато с трудоустройством во Владивостоке всё довольно неплохо. Сестра быстро устроилась по специальности. Я задалась этим вопросом только в январе после праздников и уже через день нашла работу по удобному мне графику. Зарплаты выше, но и расценки на всё другие: продукты, лекарства, ЖКХ и съём квартиры дороже. Мы снимаем трехкомнатную квартиру недалеко от центра за 50 тыс. рублей. Двухкомнатная, в зависимости от района, будет от 25 тыс. до 35 тыс.рублей.

Выбор в магазинах приличный, лидируют азиатские марки. Это касается и продуктов питания, и косметики. Можно найти майонез и горчицу «Янта», «Окинские» яйца. Из местного, конечно, морепродукты. Они здесь вряд ли намного дешевле, чем в Иркутске, зато свежие.

Фото: gettyimages.com

В городе есть куда сходить: много музыкальных баров, ресторанов, в основном с азиатской кухней. Здесь вообще ее очень любят — это еда на каждый день. Очередь в корейское кафе на фудкорте будет больше, чем в KFC.

Для нас главный храм культуры — приморский филиал Мариинки. Пару раз в месяц ходим на оперу или балет. Постановки достойные, марку держат, сам Валерий Гергиев приезжает часто. Есть классный океанариум. Выезды на природу тоже отнесем к жирным плюсам досуга во Владивостоке. Здесь не нужно далеко уезжать, чтобы найти живописное уединенное место на пляже.

Климат для сибиряков терпимый. Лето не такое жаркое и засушливое, как порой бывает у нас. Наоборот, май и июнь дождливые, влажность высокая, при +25°C уже невыносимо. Почти в каждой квартире есть кондиционер — это не роскошь, а жизненно важная необходимость. Зима малоснежная, средняя температура около -10°C, но с моря дует ледяной ветер. Зато, в отличие от европейской части, солнечных дней намного больше. Почти всё время небо ясное и голубое.

Общественным транспортом пользуюсь минимально — до работы и обратно. Проезд — 28 рублей. Ездят маршрутки и такие же корейские разноцветные развалюхи, как в Иркутске. Водители — в основном, из дружественных республик. Отсюда хаос на дорогах, полный игнор графика движения. В этом смысле Владик стал возвращением на малую родину.

У нас своя машина, потому что без личного транспорта тяжеловато. Весь город стоит на сопках, ходить пешком — здоровья не хватит. Плюс близость Японии: судя по всему, купить авто — как за хлебушком сходить. Отсюда проблемы с переизбытком машин и недостатком парковочных мест.

Тем, кто хочет сюда переехать, советую всё очень хорошо взвесить. Плюсы: море, более комфортный климат, возможность трудоустроиться на приличную должность без связей, поездки в Азию. В противовес: высокие цены, дорогая аренда недвижимости, общая запущенность улиц (кроме нескольких центральных), дорогие выезды в европейскую часть. Близость Азии — это и минус, потому что толпы ребят из приграничных стран. А сейчас в городе почти паника из-за коронавируса. У сестры на работе уже двух коллег поместили в больничный изолятор.

В целом, город похож на Иркутск: такой же запущенный, предоставленный себе самому. Азиатов на улицах еще больше, но в основном это не китайцы, а корейцы. Вообще, Владик — это такой китайский квартал. Мне показалось, что местные и в душе, и по образу жизни гораздо больше азиаты, нежели мы.

Фото: gettyimages.com

Дарья Филиппова,

Камчатка

«На Камчатку можно ехать только с открытым сердцем, без амбиций из разряда “я самый крутой”».

На Камчатку я приехала в октябре 2019 года. Сейчас живу на самом юге полуострова, в поселке Озерновский. Добраться сюда — целое дело: зимник встает к февралю, но с таким количеством снега не уверена, что это легкий путь. Летом через речки действуют паромы. Но это всё труднопроходимо. Обычный способ — вертолет. Удивилась, когда зашла на сайт вертолетной компании: обозначены только дни вылета, а времени нет. Оказалось, что очень часто из-за погоды перелет отменяют или переносят.

Переехала, потому что нашла здесь работу мечты: руковожу визит-центром Кроноцкого заповедника. Формирую экспозицию, работаю с местным населением, веду уроки у детей. Моя цель — помочь местным жителям ощутить себя хранителями этого уникального места, частью социоэкосистемы.

Природа здесь потрясающая. Помню, как впервые вышла из самолета и сделала селфи с вулканом на заднем плане. Другой мир вообще! В окрестностях моей деревни — тундра, море, волшебное Курильское озеро с медведями и орланами, фумарольное поле. Как будто на другой планете. Здесь всё живое и дикое, меняется постоянно. На Байкале не так. Байкал древний, и ты его созерцаешь, напитываешься. А здесь в любую секунду будь на чеку. Ты сам меняешься постоянно вместе с природой. Такой драйв.

Погода у нас тоже удивительная. Ветер до сорока метров в секунду, снега в каникулы навалило почти до верхушки двери. Открываешь подъезд, а выходить некуда. Но тепло — влияние Охотского моря. Даже -10°C еще не было ни разу. Мне немного не хватает сухой и морозной зимы: так, чтобы ненадолго, но несколько дней — тридцаточка. Солнца здесь меньше.

До переезда в Озерновский я несколько недель работала в Елизово — это небольшой городок рядом с Петропавловском-Камчатским. Там всё грустно. В Петропавловске повеселее, но все-таки Иркутск по сравнению с ним кажется красивее и благоустроеннее. Центр у нас побольше, есть симпатичные локации в районах. В Петропавловске такого меньше. Скудность городской среды приняла как факт, негативных эмоций это не вызвало. Но жить в таком городе безвыездно я бы не хотела. А если жить, то при любой возможности сбегать на природу. В городе подкупает то, что из любой точки видно вулканы — «домашние».

От Озерновского до города чуть больше 200 километров, поэтому досуг у меня простой: чтение книг, писательство и прогулки. При хорошей погоде хожу на лыжах по тундре. Надо успевать насладиться неограниченностью направлений: без лыж сейчас невозможно — проваливаешься в снег по пояс и выше. Ближе к лету проснутся медведи и ходить станет опасно.

Популярный вид досуга в поселке — общественная баня. Она недалеко от визит-центра, и по субботам мимо моего окна проходят отряды женщин, по воскресеньям — мужчин. Там парная, сауна, хамам и два бассейна. Я никогда раньше не была в общественной бане, а тут сразу такой колорит.

Здесь открытые люди, так что у меня быстро образовался близкий круг. Из гостей тебя не выпустят без банки домашнего варенья. Мне говорят, что это синдром туриста, что я в розовых очках. Но пока я вижу в основном эту сторону. Мой круг общения в Иркутске — это такие же теплые и простые люди. Но в своем регионе я встречала гораздо больше закрытости, нарочитой сложности и спеси, чем здесь.

На Камчатку можно ехать только с открытым сердцем, без амбиций из разряда «я самый крутой», но с уверенностью в себе. Нужно приготовиться, что будет сложно. Порой даже очень. Но будет по-настоящему. Камчатка затягивает — это мне каждый второй говорит. Проверим на мне силы ее притяжения.

Фото: gettyimages.com

Ренат Сальманов,

переезжал во Владивосток на 2 месяца

«Мне не подошел климат Владивостока, и я вернулся домой».

Во Владивосток я поехал за новыми возможностями: хотел выйти из зоны комфорта, найти себя. Это было летом 2018 года. Поехал налегке и автостопом. В одной деревне мне посоветовали добраться до Владивостока до августа, если я хочу успеть найти летнюю работу. Я приехал в июле и попал в солнечный ад: из-за жары и влажности одежда всегда была мокрой. Ее даже не надо было гладить — она сама разглаживалась на теле из-за влаги. Я ходил в полностью белой одежде, чтобы вынести солнцепек в ожидании общественного транспорта. Он, кстати, там не очень активный. Маленькие маршрутки забиты до предела, зато большие автобусы колесят почти пустые.

Летом в городе и окрестностях много народа: это и те, кто приехал на заработки, и отдыхающие. Снять жилье в это время — целая проблема. Я пытался снять отдельную комнату за 15 тыс. рублей в городе. Нашел одну: это был центр, элитный район, но я бы назвал это место элитными трущобами. На высоченной горе из помостов и лесенок выстроена целая деревня. Дома в 1—2 этажа слеплены из чего попало, даже из пенопласта. Перед окном той комнаты находилась печная труба! И я сразу отмел этот вариант, потому что в комнате пахло дымом, как в бане. И за это «жилье» с меня вперед запросили 16,5 тыс. рублей. Это как? Были комнаты и на отшибе, но тоже в частном доме, где нет удобств, живешь по-деревенски. В общем, комнату я не нашел, а однокомнатная квартира стоила дорого. Пришлось заселиться в хостел за 5 тыс. рублей в месяц.

Я жил в квартире с тремя десятками соседей. Положить вещи некуда. Ванная комната и туалет перегружены. Позавтракать на кухне перед работой или приготовить еду на день можно в 5 утра, да и то в компании с жаворонками. Конечно, в таких местах воруют по мелочи, но есть суровый порядок, за нарушение которого — выселение без перерасчета. Но в целом, хостел — неплохое место, чтобы стартовать с нуля.

Владивосток — город-лестница. Если вы хотите накачать ноги, то вам там понравится. Перепады бывают огромные: с первого этажа можно смотреть в окно девятого. Всё дворовое пространство тесное, мало где можно поиграть детям. Продукты в ближайшем магазине стоят дороже. Чтобы сэкономить, нужно спуститься в магазин вниз, но потом подниматься с сумками. С водой всё довольно грустно. Пить из-под крана, как могут себе позволить иркутяне, — плохая идея. Покупал бутилированную или кипятил.

Я быстро понял, что климат на побережье океана мне не подходит. Привык к сухому и свежему сибирскому воздуху с прохладой. Я пробыл во Владивостоке пару месяцев, заработал на обратный билет и вернулся домой.

Город отличается от Иркутска. На мой взгляд, он более развитый. Там много бизнеса. Идет интенсивная торговля с Китаем. Что бы я посоветовал тем, кто хочет перебраться? Ехать туда зимой, чтобы сразу увидеть все минусы. Например, зимой опасно водить машину из-за гололеда и крутых спусков. Если у вас не очень крепкое здоровье, то не советую ехать во Владивосток. К влажности можно привыкнуть, а вот ветер кого угодно доконает. А вообще, мне кажется, что Владивосток — это такая недорогая альтернатива Москве или Питеру.

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите одновременно
клавиши «Ctrl» и «Enter»

Загрузка...

Комментариев 0

Искры 30.07.2020 14:00

Гостиница «Сибирь», Госбанк СССР и дом сотрудников НКВД. Семь главных конструктивистских зданий Иркутска

Вадим Палько

Автор Вадим Палько

0Комментариев

Говоря об архитектурном наследии Иркутска, горожане чаще всего вспоминают дореволюционные памятники — классические деревянные усадьбы и каменные особняки. На их фоне незаслуженно незамеченным остаётся авангардная советская архитектура — здания в стиле конструктивизма, прорывного направления в отечественном искусстве, которое высоко ценят за рубежом. «Верблюд в огне» рассказывает о семи зданиях, представляющих конструктивизм в Иркутске.


Конструктивизм в архитектуре — авангардистское направление, получившее развитие в 1920-х — начале 1930-х годов и на много десятилетий опередившее своё время. Ключевая идея конструктивистов — функциональный подход к внутренним пространствам, разделение здания на отдельные блоки со специальным назначением (жилой, коммунальный и прочие), которые должны задавать его форму.

В то же время внешний облик должен ограничиваться взаимодействием блоков — простых геометрических форм, — а выразительность достигается не за счёт декоративных элементов (они признаются лишними, нефункциональными), а через динамику простых конструкций, вертикалей и горизонталей строения, свободу плана здания. Именно поэтому фасады конструктивистских зданий отличаются строгостью и лаконичностью.

Гостиница «Сибирь»

Адрес: Ленина, 18

Годы постройки: 1931—1933

Архитектор: Казимир Миталь

В 1930 году иркутский зодчий Казимир Миталь стал главным архитектором города, и с этого момента в Иркутске стали активно строить конструктивистские здания. Многие из них спроектировал сам же Миталь. Самый масштабный конструктивистский проект стал одновременно одним из первых зданий Иркутска в этом стиле.

К началу 1930-х годов в городе задумались над строительством главной гостиницы — многие дореволюционные отели успели передать под госучреждения и общежития, а оставшихся явно не хватало. Строительство «Сибири» — первого и на долгие годы самого большого конструктивистского здания в городе — завершили в 1933 году. Это был по-настоящему масштабный для Иркутска объект: первое в городе пятиэтажное здание занимало целый квартал от улицы Свердлова до Кооперативного переулка (ныне улица Канадзавы).

Центральный объём гостиницы — параллелепипед, в который вписан цилиндр — входная группа. По обе стороны от него расположены два крыла, плавным полукругом обозначающие углы квартала.

Изначально гостиница звалась «Центральной», но в 1960-е годы из-за строительства неподалёку ещё большей по размерам «Ангары» название сменили на «Сибирь». В 1995 году произошла трагедия: крупный пожар унёс жизни нескольких человек и уничтожил два корпуса здания, которые затем решили снести. Сейчас осталось только одно крыло — на углу улиц Ленина и Канадзавы. Внутри расположен небольшой бизнес-центр.

Госбанк СССР

Адрес: Ленина, 16

Год постройки: 1936

Архитектор: Владимир Волков

В 1934 году для иркутского отделения Госбанка СССР начали строить новое просторное здание на углу улицы Ленина и Кооперативного переулка (ныне улица Канадзавы) — ровно через дорогу от гостиницы «Сибирь». Прежнее строение, расположенное на улице Ленина, 3, уже не отвечало потребностям организации (позднее его передали Иркутскому государственному университету).

Проект архитектора Волкова должен был сочетать производственную и жилую функции: в левом крыле, по плану, размещались семьи сотрудников банка, а в правом, с видом на главную площадь, находилась административная зона. В ходе строительства проект заметно изменился (в том числе здание дополнилось классическими элементами в убранстве фасадов), но конструктивистские формы остались основой композиции.

К сожалению, последняя реконструкция здания, проведённая уже в XXI веке, серьёзно исказила его облик. Появились обширные мансардные помещения, а в центральном объёме — стеклянный купол, что исказило изначальные пропорции строения. Вдобавок к этому дом получил несвойственные ему яркие фасады. Теперь в здании Госбанка СССР памятник конструктивизма узнаётся не сразу — нужно вглядеться.

Жилой дом партактива («Тихвинское колесо»)

Адрес: Свердлова, 22

Год постройки: 1933

Архитектор: Казимир Миталь

Очередное здание Миталя в центре Иркутска. Жилой дом для актива коммунистической партии построили в 1933 году, почти одновременно с гостиницей «Центральная». Он расположился на углу улиц Свердлова и Красной Звезды (до революции она звалась Тихвинской; затем советские власти ещё раз её переименовали — с тех пор она носит имя монгольского революционера Сухэ-Батора).

По задумке Миталя здание разделили на две половины — жилую и коммунальную. Первая выходила на улицу Свердлова, вторая — на Красной Звезды. Присутствуют типичные элементы конструктивизма: большие окна, вертикальное ленточное остекление лестничных пролётов и просторные длинные балконы на угловой части здания.

После распада СССР за домом постепенно закрепилось новое название, «Тихвинское колесо», — по магазину на первом этаже, чья вывеска располагается на одном из полукруглых балконов.

Дом сотрудников НКВД

Адрес: Пионерский переулок, 10

Год постройки: 1934

Архитектор: Казимир Миталь

Следуя практике «профессиональных» жилых объектов, отдельное здание в начале 1930-х годов решили построить и для сотрудников НКВД. Столь ответственную задачу тоже взял на себя главный архитектор Миталь.

Прогрессивное авангардное здание гармонично вписалось в тихий переулок среди деревянных усадеб и классических каменных особняков. Этого удалось достичь благодаря переменной этажности и относительной компактности здания. Главная особенность Дома сотрудников НКВД — выразительный объём с протяжёнными балконами, выходящий на угол улиц.

Из-за плачевного состояния дома — у него серьёзно обветшал фасад — хорошо видны материалы, использовавшиеся при строительстве. Именно в них кроется ключевая особенность иркутского конструктивизма, отличающая его от каноничных представителей стиля.

Дело в том, что в 1930-е годы железобетон, основной материал конструктивистских объектов, был большой редкостью в Иркутске. Поэтому Миталь использовал его лишь в нескольких местах (например для создания балконов). В остальном же дом возведён из кирпича, оштукатуренного «под бетон», — так архитектор одновременно решил проблему острой нехватки необходимого материала и достиг внешнего соответствия стилю.

В 1938 году архитектор, построивший жильё для сотрудников НКВД, стал жертвой этого же ведомства. Его заподозрили в одновременном шпионаже в пользу Германии и Польши и арестовали. Меньше чем через год главный иркутский конструктивист умер в тюрьме.

Дом специалистов

Адрес: Марата, 29

Годы постройки: 1933—1935

Архитектор: Казимир Миталь

Ещё один крупный конструктивистский объект в центре — Дом специалистов — тоже построен по проекту Миталя. Возводить его начали после постановления Совета народных комиссаров о строительстве по всей стране жилья для советской интеллигенции в технической, педагогической и медицинской сферах. В такие дома заселяли, как правило, самых успешных и прославленных деятелей искусства и науки.

Дом специалистов в Иркутске стал масштабным проектом — это первый пятиэтажный жилой дом во всём регионе. Здесь жили врач Хаим-Бер Ходос (его имя носит сквер в центре Иркутска), профессор Захария Франк-Каменецкий (в честь него переименована одна из центральных улиц города) и сам Казимир Миталь.

Кроме того, в одной из квартир на пятом этаже когда-то жила семья стоматолога Соломона Вайса, которая переехала в Иркутск из Казани. Его дочь Аида, учившаяся в иркутском инязе, увлеклась здесь музыкой и затем решила переехать в Москву, где прославилась на всю страну как Аида Ведищева — исполнительница песен «Лесной олень», «Колыбельная медведицы», «Помоги мне» и «Песни о медведях».

Дом был известен своими жильцами, но у этой славы была и другая сторона. В нём жили люди, которые могли в любой момент оказаться неугодными советской власти. В годы репрессий сюда не раз приезжали «черные воронки». Этот адрес стал последним не только для архитектора Миталя. Именно отсюда сотрудники НКВД забрали и другого известного иркутянина — писателя Петра Петрова, которого высоко ценил Максим Горький.

Дом лётчика

Адрес: Горького, 29

Год постройки: 1936

Архитектор: группа московских архитекторов

Уже в начале 1930-х годов государство начало насаждать помпезный неоклассицизм. Аскетичный авангард стали показательно клеймить, а готовые проекты переделывать или дополнять декором. Такие дома (конструктивистские, но уже имеющие элементы классицизма) часто называют постконструктивизмом.

Яркий пример этого направления — жилое здание по улице Горького, 29, известное как Дом лётчика. Туда заселяли семьи лётного состава гражданского воздушного флота СССР (на фасаде даже есть его эмблема). Как писали об этом здании иркутские архитекторы Марк Меерович и Василий Лисицин, одна из трудно объяснимых особенностей здания — египетский стиль в капителях пилястр. Это исключительно нестандартное решение для советской архитектуры.

Но внимание горожан привлекла не эта особенность декора, а материал облицовки колонн у центрального входа со стороны улицы, — на чёрных плитах без особого труда можно было прочесть имена людей и даты жизни и смерти некоторых из них. Дело в том, что при строительстве здания для облицовки колонн использовали надгробия с Иерусалимского кладбища, закрытого в те же годы.

Уже в XXI веке из-за всплеска внимания к плитам после публикаций в интернете колонны облицевали сайдингом. В таком виде эта часть здания находится по сей день.

Дом культуры авиастроителей

Адрес: Макаренко, 6

Год постройки: 1937

Архитектор: Николай Четвериков

Практически все конструктивистские здания Иркутска находятся в его центре, но есть исключения. В жилом районе Иркутск-2 на северной окраине города расположено одно из последних, самых поздних зданий — представителей конструктивистской архитектуры.

Эта местность, изначально известная как поселок Иннокентьевский, в советские годы стала поселком Ленино. Его решили развивать как рабочее поселение нового авиастроительного завода.

При этом предприятии к 1937 году построили дом культуры. В облике здания отражён дух этого периода: в основные конструктивистские объёмы тоже вторглись неоклассические «излишества», но автору проекта Николаю Четверикову всё равно удалось создать гармоничное здание на стыке двух конфликтующих стилей. Примечательно, что Четвериков — не именитый архитектор-конструктивист, а инженер-строитель иркутского авиазавода, занимавшийся прежде заводскими строениями.

С момента создания облик Дома культуры претерпел некоторые изменения. Изначально угловой полукруглый корпус состоял из трех цилиндров, возложенных друг на друга по мере уменьшения размера. В конце 1970-х годов второй ярус расширили так, что он «слился» с объёмом первого этажа.

Известно также, что вначале у входа в Дом культуры стояли два памятника — Ленину и Сталину. Но после развенчания культа личности памятник второму исчез. Позднее убрали и памятник Ленину. С осени 1961 года и по сей день Дом культуры носит имя Юрия Гагарина.

Ничего не нашлось

Попробуйте как-нибудь по-другому