• Пробки 0
  • Погода
  • На экс-главу Листвянки завели дело из-за незаконной гостиницы на Байкале. Ее построили, когда мэр был под домашним арестомарестом
  • «Мы несколько лет беспризорниками жили, иркутяне»: что сказал Бердников на пресс-конференциипресс-конференции
  • Концерт, конкурсы и каток в виде воздушного шара. В Листвянке откроется фестиваль «Живи на Байкале»Байкале»

Искры 03.02.2020 21:37

«Вышла из самолета и сделала селфи с вулканом»: иркутяне о переезде на Дальний Восток

Екатерина Фалалеева

Екатерина Фалалеева

0Комментариев

«Вышла из самолета и сделала селфи с вулканом»: иркутяне о переезде на Дальний Восток - Верблюд в огне

Чаще всего иркутяне переезжают на запад России: в соседние, центральные или южные регионы. Это Новосибирск и Красноярск, Москва и Санкт-Петербург, Краснодар. На эти направления приходится почти 90% миграций. И редко кто выбирает другую сторону — восток. О том, может ли Владивосток стать альтернативой переезду в столицу, а Камчатка — затмить Байкал, мы поговорили с иркутянами, которые попробовали обосноваться на Дальнем Востоке.


Софья Ковалева,

Владивосток

«Город похож на Иркутск: такой же запущенный, предоставленный себе самому».

Живу во Владивостоке с сентября 2019 года. Переехала с сестрой и ее семьей: они — по работе, а я — чтобы поддержать сестру. Главная трудность при переезде — собрать и упаковать все свои вещи. У нас вышел целый вагон коробок.

Нашу семью с Владивостоком связывают давние отношения: родители в 90-е годы приезжали сюда каждое лето (у них здесь близкие друзья и родственники). Поэтому переезд они поддержали, за полгода навещали уже дважды. Я сама здесь была последний раз в 1996 году, но, конечно, ничего не помню. Разве что мостов не было и мы ездили на Русский остров на катере. Кстати, мосты действительно впечатляют и построили их, как говорят местные, по российским меркам быстро.

Но в целом город внешне произвел на меня удручающее впечатление. Грязно (хуже, чем в Иркутске), убогая точечная застройка, запущенные улицы. Морской пейзаж поначалу отвлекает внимание, но спустя время и он не спасает. Здесь аналогия с Листвянкой: место со всеми данными, чтобы сделать конфетку, но тяга к прекрасному — это, видимо, не про нас.

Зато с трудоустройством во Владивостоке всё довольно неплохо. Сестра быстро устроилась по специальности. Я задалась этим вопросом только в январе после праздников и уже через день нашла работу по удобному мне графику. Зарплаты выше, но и расценки на всё другие: продукты, лекарства, ЖКХ и съём квартиры дороже. Мы снимаем трехкомнатную квартиру недалеко от центра за 50 тыс. рублей. Двухкомнатная, в зависимости от района, будет от 25 тыс. до 35 тыс.рублей.

Выбор в магазинах приличный, лидируют азиатские марки. Это касается и продуктов питания, и косметики. Можно найти майонез и горчицу «Янта», «Окинские» яйца. Из местного, конечно, морепродукты. Они здесь вряд ли намного дешевле, чем в Иркутске, зато свежие.

Фото: gettyimages.com

В городе есть куда сходить: много музыкальных баров, ресторанов, в основном с азиатской кухней. Здесь вообще ее очень любят — это еда на каждый день. Очередь в корейское кафе на фудкорте будет больше, чем в KFC.

Для нас главный храм культуры — приморский филиал Мариинки. Пару раз в месяц ходим на оперу или балет. Постановки достойные, марку держат, сам Валерий Гергиев приезжает часто. Есть классный океанариум. Выезды на природу тоже отнесем к жирным плюсам досуга во Владивостоке. Здесь не нужно далеко уезжать, чтобы найти живописное уединенное место на пляже.

Климат для сибиряков терпимый. Лето не такое жаркое и засушливое, как порой бывает у нас. Наоборот, май и июнь дождливые, влажность высокая, при +25°C уже невыносимо. Почти в каждой квартире есть кондиционер — это не роскошь, а жизненно важная необходимость. Зима малоснежная, средняя температура около -10°C, но с моря дует ледяной ветер. Зато, в отличие от европейской части, солнечных дней намного больше. Почти всё время небо ясное и голубое.

Общественным транспортом пользуюсь минимально — до работы и обратно. Проезд — 28 рублей. Ездят маршрутки и такие же корейские разноцветные развалюхи, как в Иркутске. Водители — в основном, из дружественных республик. Отсюда хаос на дорогах, полный игнор графика движения. В этом смысле Владик стал возвращением на малую родину.

У нас своя машина, потому что без личного транспорта тяжеловато. Весь город стоит на сопках, ходить пешком — здоровья не хватит. Плюс близость Японии: судя по всему, купить авто — как за хлебушком сходить. Отсюда проблемы с переизбытком машин и недостатком парковочных мест.

Тем, кто хочет сюда переехать, советую всё очень хорошо взвесить. Плюсы: море, более комфортный климат, возможность трудоустроиться на приличную должность без связей, поездки в Азию. В противовес: высокие цены, дорогая аренда недвижимости, общая запущенность улиц (кроме нескольких центральных), дорогие выезды в европейскую часть. Близость Азии — это и минус, потому что толпы ребят из приграничных стран. А сейчас в городе почти паника из-за коронавируса. У сестры на работе уже двух коллег поместили в больничный изолятор.

В целом, город похож на Иркутск: такой же запущенный, предоставленный себе самому. Азиатов на улицах еще больше, но в основном это не китайцы, а корейцы. Вообще, Владик — это такой китайский квартал. Мне показалось, что местные и в душе, и по образу жизни гораздо больше азиаты, нежели мы.

Фото: gettyimages.com

Дарья Филиппова,

Камчатка

«На Камчатку можно ехать только с открытым сердцем, без амбиций из разряда “я самый крутой”».

На Камчатку я приехала в октябре 2019 года. Сейчас живу на самом юге полуострова, в поселке Озерновский. Добраться сюда — целое дело: зимник встает к февралю, но с таким количеством снега не уверена, что это легкий путь. Летом через речки действуют паромы. Но это всё труднопроходимо. Обычный способ — вертолет. Удивилась, когда зашла на сайт вертолетной компании: обозначены только дни вылета, а времени нет. Оказалось, что очень часто из-за погоды перелет отменяют или переносят.

Переехала, потому что нашла здесь работу мечты: руковожу визит-центром Кроноцкого заповедника. Формирую экспозицию, работаю с местным населением, веду уроки у детей. Моя цель — помочь местным жителям ощутить себя хранителями этого уникального места, частью социоэкосистемы.

Природа здесь потрясающая. Помню, как впервые вышла из самолета и сделала селфи с вулканом на заднем плане. Другой мир вообще! В окрестностях моей деревни — тундра, море, волшебное Курильское озеро с медведями и орланами, фумарольное поле. Как будто на другой планете. Здесь всё живое и дикое, меняется постоянно. На Байкале не так. Байкал древний, и ты его созерцаешь, напитываешься. А здесь в любую секунду будь на чеку. Ты сам меняешься постоянно вместе с природой. Такой драйв.

Погода у нас тоже удивительная. Ветер до сорока метров в секунду, снега в каникулы навалило почти до верхушки двери. Открываешь подъезд, а выходить некуда. Но тепло — влияние Охотского моря. Даже -10°C еще не было ни разу. Мне немного не хватает сухой и морозной зимы: так, чтобы ненадолго, но несколько дней — тридцаточка. Солнца здесь меньше.

До переезда в Озерновский я несколько недель работала в Елизово — это небольшой городок рядом с Петропавловском-Камчатским. Там всё грустно. В Петропавловске повеселее, но все-таки Иркутск по сравнению с ним кажется красивее и благоустроеннее. Центр у нас побольше, есть симпатичные локации в районах. В Петропавловске такого меньше. Скудность городской среды приняла как факт, негативных эмоций это не вызвало. Но жить в таком городе безвыездно я бы не хотела. А если жить, то при любой возможности сбегать на природу. В городе подкупает то, что из любой точки видно вулканы — «домашние».

От Озерновского до города чуть больше 200 километров, поэтому досуг у меня простой: чтение книг, писательство и прогулки. При хорошей погоде хожу на лыжах по тундре. Надо успевать насладиться неограниченностью направлений: без лыж сейчас невозможно — проваливаешься в снег по пояс и выше. Ближе к лету проснутся медведи и ходить станет опасно.

Популярный вид досуга в поселке — общественная баня. Она недалеко от визит-центра, и по субботам мимо моего окна проходят отряды женщин, по воскресеньям — мужчин. Там парная, сауна, хамам и два бассейна. Я никогда раньше не была в общественной бане, а тут сразу такой колорит.

Здесь открытые люди, так что у меня быстро образовался близкий круг. Из гостей тебя не выпустят без банки домашнего варенья. Мне говорят, что это синдром туриста, что я в розовых очках. Но пока я вижу в основном эту сторону. Мой круг общения в Иркутске — это такие же теплые и простые люди. Но в своем регионе я встречала гораздо больше закрытости, нарочитой сложности и спеси, чем здесь.

На Камчатку можно ехать только с открытым сердцем, без амбиций из разряда «я самый крутой», но с уверенностью в себе. Нужно приготовиться, что будет сложно. Порой даже очень. Но будет по-настоящему. Камчатка затягивает — это мне каждый второй говорит. Проверим на мне силы ее притяжения.

Фото: gettyimages.com

Ренат Сальманов,

переезжал во Владивосток на 2 месяца

«Мне не подошел климат Владивостока, и я вернулся домой».

Во Владивосток я поехал за новыми возможностями: хотел выйти из зоны комфорта, найти себя. Это было летом 2018 года. Поехал налегке и автостопом. В одной деревне мне посоветовали добраться до Владивостока до августа, если я хочу успеть найти летнюю работу. Я приехал в июле и попал в солнечный ад: из-за жары и влажности одежда всегда была мокрой. Ее даже не надо было гладить — она сама разглаживалась на теле из-за влаги. Я ходил в полностью белой одежде, чтобы вынести солнцепек в ожидании общественного транспорта. Он, кстати, там не очень активный. Маленькие маршрутки забиты до предела, зато большие автобусы колесят почти пустые.

Летом в городе и окрестностях много народа: это и те, кто приехал на заработки, и отдыхающие. Снять жилье в это время — целая проблема. Я пытался снять отдельную комнату за 15 тыс. рублей в городе. Нашел одну: это был центр, элитный район, но я бы назвал это место элитными трущобами. На высоченной горе из помостов и лесенок выстроена целая деревня. Дома в 1—2 этажа слеплены из чего попало, даже из пенопласта. Перед окном той комнаты находилась печная труба! И я сразу отмел этот вариант, потому что в комнате пахло дымом, как в бане. И за это «жилье» с меня вперед запросили 16,5 тыс. рублей. Это как? Были комнаты и на отшибе, но тоже в частном доме, где нет удобств, живешь по-деревенски. В общем, комнату я не нашел, а однокомнатная квартира стоила дорого. Пришлось заселиться в хостел за 5 тыс. рублей в месяц.

Я жил в квартире с тремя десятками соседей. Положить вещи некуда. Ванная комната и туалет перегружены. Позавтракать на кухне перед работой или приготовить еду на день можно в 5 утра, да и то в компании с жаворонками. Конечно, в таких местах воруют по мелочи, но есть суровый порядок, за нарушение которого — выселение без перерасчета. Но в целом, хостел — неплохое место, чтобы стартовать с нуля.

Владивосток — город-лестница. Если вы хотите накачать ноги, то вам там понравится. Перепады бывают огромные: с первого этажа можно смотреть в окно девятого. Всё дворовое пространство тесное, мало где можно поиграть детям. Продукты в ближайшем магазине стоят дороже. Чтобы сэкономить, нужно спуститься в магазин вниз, но потом подниматься с сумками. С водой всё довольно грустно. Пить из-под крана, как могут себе позволить иркутяне, — плохая идея. Покупал бутилированную или кипятил.

Я быстро понял, что климат на побережье океана мне не подходит. Привык к сухому и свежему сибирскому воздуху с прохладой. Я пробыл во Владивостоке пару месяцев, заработал на обратный билет и вернулся домой.

Город отличается от Иркутска. На мой взгляд, он более развитый. Там много бизнеса. Идет интенсивная торговля с Китаем. Что бы я посоветовал тем, кто хочет перебраться? Ехать туда зимой, чтобы сразу увидеть все минусы. Например, зимой опасно водить машину из-за гололеда и крутых спусков. Если у вас не очень крепкое здоровье, то не советую ехать во Владивосток. К влажности можно привыкнуть, а вот ветер кого угодно доконает. А вообще, мне кажется, что Владивосток — это такая недорогая альтернатива Москве или Питеру.

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите одновременно
клавиши «Ctrl» и «Enter»

Загрузка...

Комментариев 0

21.02.2020 19:06

На экс-главу Листвянки завели дело из-за незаконной гостиницы на Байкале. Ее построили, когда мэр был под домашним арестом

Андрей Блинов

Автор Андрей Блинов

0Комментариев

В феврале силовики задержали главу Листвянки Александра Шамсудинова — по версии следствия, он выдал незаконное разрешение на строительство жилого дома на Байкальской природной территории. Мэра отстранили от должности, сейчас он под подпиской о невыезде. Шамсудинов рассказал «Верблюду» о причинах задержания и объяснил, почему он не согласен с обвинениями.

По версии Следственного комитета и прокуратуры, в 2017 году Шамсудинов незаконно выдал разрешение на строительство дома площадью более 1400 кв.м² в центральной экологической зоне Байкальской природной территории. Вместо того, чтобы построить дом, собственник возвел трехэтажную гостиницу. 14 февраля следствие возбудило уголовное дело о превышении полномочий, сейчас мужчина находится под подпиской о невыезде.

Экс-глава Листвянки рассказал «Верблюду», что в 2017 году пытался прекратить строительство гостиницы — чиновник заметил, что на месте будущего дома появилась крупная строительная площадка с котлованом. Администрация сообщила об этом в прокуратуру. «Стройка была прекращена в 2017 году, был запрет прокуратуры. Здание построили в мое отсутствие, а пришли ко мне: „вот, вы выдали разрешение“. Я давал разрешение на строительство жилого дома, стройку мы прекратили, когда там начали возводить этот объект, в мое отсутствие объект был построен, и мне предъявляют сейчас претензии», — рассказал собеседник «Верблюда».

Отсутствие, упомянутое Шамсудиновым, — домашний арест, под который его поместили 22 апреля 2018 года в рамках уголовного дела из-за незаконной выдачи разрешений на строительство домов. В ноябре 2019 года суд прекратил уголовное дело за истечением сроков давности. Шамсудинов уверен — уголовные дела связаны с тем, что он начал задавать много неудобных вопросов.

«Я офицер МВД, в этом поселке я работал 25 лет, у меня здесь семья, дети выросли и мне не безразлично, что тут с поселком будет происходить. Те, кто отстранили меня от должности — товарищи, поставленные мне сверху, — обливают меня грязью. Потому что пришел и начал интересоваться всякими моментами: Что сделано? Как деньги потратили бюджетные? Почему так случилось? Почему это не сделали? Вопросов неудобных много начал задавать, ну вот опять здесь», — поделился собеседник «Верблюда».

Почему администрация запрещала строительство?

По словам Шамсудинова, еще в октябре 2016 года прокуратура запретила главам поселений выдавать разрешения на строительство домов в экологической зоне Байкальской природной территории. Администрации поселков отказывали местным в строительстве, что возмущало жителей.

«Мы отказывали, и люди стали возмущаться. Депутаты потребовали разъяснений от прокуратуры. Зампрокурора Андрей Некрасов разъяснил, что 643 постановление (постановление правительства №643 Об утверждении перечня видов деятельности, запрещенных в центральной экологической зоне Байкальской природной территории“), не включает запрет о строительстве индивидуальных жилых домов. В марте 2017 года это разослали всем главам по Иркутской области. Пришло разъяснение Минприроды о том, что экологическая экспертиза для возведения жилых домов не требуется. С марта 2017 года, я, и все главы по Байкалу, начали выдавать разрешения на строительство», — рассказал собеседник «Верблюда».

Разъяснение для жителей Голоустненского, Большереченского и Листвянского муниципальных образований по-прежнему опубликовано на портале Иркутского района. В нем говорится, что выдавать разрешения возможно, если будущие постройки соответствуют градостроительной документации — генеральному плану, правилам землепользования и застройки.

Шамсудинов рассказал, что администрация Листвянки отправляла в надзорные органы все разрешения, которые он подписывал. «Они всё это видели, вопросов никаких не возникало. В 2018 году возбуждают уголовные дела, сажают меня под домашний арест, несмотря на разъяснение прокуратуры — всё, запрет, мы превысили полномочия», — подчеркнул собеседник «Верблюда».

20 февраля мужчина отправил обращение в СМИ (есть в распоряжении редакции), в котором он попросил врио губернатора Иркутской области Игоря Кобзева вмешаться в ситуацию. «Врио губернатора Кобзев, человек, который носил большие погоны, должен разобраться в ситуации, читает чью-то лживую справку, о том, что виной незаконным постройкам на Байкале — Шамсудинов, и не вникает в суть и не проверяет факты», — написал он в обращении.

Александр Шамсудинов был избран на пост мэра Листвянки 18 сентября 2016 года, за него проголосовали 57,67% избирателей. С 1993 по 2014 год он был сотрудником главного управления МВД по Иркутской области (начал как милиционер конвойной службы и закончил начальником дежурной смены). С декабря 2015 по сентябрь 2016 года он был председателем думы Листвянского муниципалитета.

Ничего не нашлось

Попробуйте как-нибудь по-другому