• Деньги вернут пассажирам, чьи рейсы не состоялись из-за международных санкций или закрытия аэропортов
  • Роспотребнадзор России отменил коронавирусные ограничения
  • С 1 июля тарифы на услуги ЖКХ повышаются

Главная > Искры 07.12.2020 16:54

В чем ошибается новый ответственный за благоустройство Иркутска? Разбор интервью Владимира Преловского

Вадим Палько

Вадим Палько

0 Читать комментарии
В чем ошибается новый ответственный за благоустройство Иркутска? Разбор интервью Владимира Преловского - Верблюд в огне

Коллаж: Олег Бородин / «Верблюд в огне», фото: Алена Шатуева / «Верблюд в огне»

Месяц назад комитет городского обустройства Иркутска (это подразделение мэрии, отвечающее за благоустройство и развитие всей инфраструктуры города) возглавил бывший руководитель Октябрьского округа Владимир Преловский. На прошлой неделе издание «Ирк.ру» опубликовало первое большое интервью чиновника в новой должности — по мнению автора «Иркутского блога» Вадима Палько, Преловский говорит о вещах, которые на мировом уровне уже давно признаны неэффективными или даже вредными для развития города. «Верблюд в огне» попросил Палько разобрать тезисы нового ответственного за будущий облик Иркутска и объяснить, что с ними не так.


Уверенное движение в тупик

Ключевая проблема и основная суть спорных суждений Преловского кроется в развитии транспортной инфраструктуры — именно из неверного понимания процессов в этой сфере произрастают ошибочные тезисы чиновника.

Сегодня иркутяне едины во мнении, что в городе острейшим образом стоит проблема перегруженности улиц автомобилями, — инфраструктура не справляется, проблема пробок усугубляется. Иркутск в точности повторяет путь европейских городов в XX веке: там тоже росло автомобилепользование и с каждым годом, несмотря на расширение дорог и строительство дорогих развязок, ситуация становилась только хуже.

Лишь к концу 20 века в Европе осознали: расширение дорог и строительство развязок — тупиковый путь, ни один дорожный мегапроект не способен угнаться за ростом количества авто. Более того, города с широкими магистралями, обилием бесплатных парковок и большими развязками стимулируют людей пересаживаться на машины, что повышает транспортную нагрузку и тоже увеличивает пробки. Иными словами, расширение дорог — это попытка тушить пожар бензином.

Соответственно, для победы над пробками нужен ровно обратный процесс: вывод личного транспорта из города и передача полного приоритета пешеходам и общественному транспорту. Этого стали добиваться введением платных парковок, полным закрытием части улиц для автомобилей, а на остальных стали сужать проезжую часть и расширять тротуары (для среднего иркутского чиновника такая картина, должно быть, разрыв шаблона).

Всего несколько лет такой целенаправленной политики привели к победе над пробками в крупных европейских городах. Сегодня этот опыт понемногу перенимают и в России, например в Москве, Белгороде и Южно-Сахалинске.

Иркутск же по-прежнему эксплуатирует тупиковую бытовую логику («если не хватает ширины дороги, её нужно расширить») и до сих пор входит в список аутсайдеров по части применения мирового опыта. И, судя по заявлениям Преловского, изменений ждать не стоит:

«»

«В Октябрьском округе запланирован ремонт объездной микрорайона Солнечный: от ледокола “Ангара” до Лодочной. Проезжую часть расширим, сделаем парковку “елочкой”, чтобы разгрузить улицу».


«Еще планируем реконструкцию участка улицы Верхняя Набережная: съезд от «ЯркоМолла» в сторону дома №107. Сейчас транспорт движется в одном направлении по узкой дороге с выбоинами. Проведем берегоукрепление на этом участке, расширим проезжую часть до четырех полос».

В качестве свежего удачного примера дорожных работ Преловский привел реконструкцию моста через Ушаковку, которая вызвала гнев пешеходов из-за всё той же проблемы ошибочного приоритета: обычный городской мост превратили в короткий отрезок скоростной магистрали. Проезжую часть расширили, причем сделали это за счет пешеходных зон: если раньше это были полноценные приподнятые над дорогой тротуары, то теперь они превратились в узкие некомфортные проходы между отбойником и мостовым ограждением.

На основе слов нового главы КГО можно сделать вывод, что он считает своим приоритетом развитие автомобильной инфраструктуры и стремится стимулировать автомобилепользование, — 2030 лет назад это признали ошибкой в цивилизованных странах. Иркутск ждут большие траты на проекты, которые только усугубят проблему пробок и сделают город еще менее комфортным.

Дворы-парковки

«»

«Важно перестраивать микрорайоны Иркутска изнутри. Возьмем районы Лисиха, Байкальский и Солнечный, они вводились в эксплуатацию с середины 60-х до конца 70-х годов. Стандарты были другие: меньше машин, домашних животных и даже, наверное, ребятишек».

Особое внимание в интервью Преловский уделил изменению сути дворов (сама статья тоже озаглавлена цитатой из этой части). Но уже в первых предложениях мы видим, что новый глава КГО и тут отстает на 30 лет от мирового опыта.

«»

«Сейчас районы растут, застраиваются, у жителей появилось больше личного транспорта, нужны парковки. Изменились требования к детским площадкам. Необходимо перестраивать дворы, чтобы они отвечали современным условиям. Программа по формированию комфортной городской среды позволяет нам это сделать».

Дело в том, что дворы-парковки — часть всё той же ошибочной стратегии по превращению города в сеть автомагистралей: приоритет машин в городской среде в конечном итоге выгоняет с улиц людей, а их место занимают пробки. Именно поэтому в современных городах дворы-парковки стремительно уходят в прошлое, а взамен появляются дворы, полностью закрытые для автомобилей, — наверняка повод для еще одного когнитивного диссонанса у типичного иркутского чиновника. Дворы без парковок можно найти даже в некоторых новостройках Иркутска.

Озеленение: беспросветно

Одна из тем, которая возмущает горожан, — обращение с деревьями. Варварское кронирование, после которого от них остаются уродливые «столбики», стали пугающе распространенным явлением в последние несколько лет. Мэрия из года в год обещает, что впредь будет внимательнее следить за качеством таких работ, но на следующий год ситуация полностью повторяется. Новый глава комитета городского обустройства затронул больную тему, но выдал традиционное обещание без конкретики:

«»

«Что касается обрезки деревьев, дендрологи МКУ «Городская среда» сопровождают выполнение этих работ. Но здесь опять же срабатывает человеческий фактор, одни подрядчики качественно проводят экранирование (предположительно, опечатка, речь идет о кронировании. — Прим. авт.), к другим есть замечания, стараемся за этим следить».

Горе-благоустройство

«»

«Завершено благоустройство Лисихинского парка. Территория тоже нормально не освещалась, там совершались преступления. Сейчас в парке красиво, появилась хорошая детская площадка. При благоустройстве общественных пространств мы стали использовать больше освещения, что хорошо украшает город».

Печально и весьма показательно, что о результатах работ в парке на Лисихе ответственный чиновник отзывается столь позитивно. Как же там на самом деле?

Главный недостаток этого благоустройства — сам проект. Дорожки проложили без учета пешеходных потоков, позабыв, что люди не ходят углами. Именно поэтому сразу появились широкие грязные тропы — там, где люди срезают углы. Это одна из главных причин выноса грунта на тротуары. Он превращается в грязь, высыхает на солнце, а потом всё это гоняет ветер. И иркутяне, сравнивая свой город с другими, удивляются: почему у нас так пыльно?

Вторая причина появления вездесущей пыли — грунт, находящийся выше тротуара. Такого в новом Лисихинском парке тоже очень много: уже в первые дни после сдачи объекта размякший под дождем грунт растекся по тротуарам, превратившись в грязь.

«»

«В этом году благоустроили парк Парижской коммуны. Все работы проходили в сопровождении Службы по охране объектов культурного наследия. Проект согласован с архитектурным сообществом города. Поскольку это территория Глазковского некрополя, землю мы практически не трогали, там применены интересные решения по подсветке».

Необъяснимый тренд благоустройства последнего времени — конструкции-недоразумения. Один из таких примеров — новые скамейки в парке имени Парижской коммуны, которые иркутяне высмеяли в соцсетях за их необъяснимые «спинки-столики»: их окрестили «пеленальными столами» и «столиками для алкоголиков». При этом ни в одной публикации в СМИ не удалось найти комментариев сотрудников администрации или представителей проектной организации, в чем же заключается функциональность таких скамеек.

По моим данным, эти скамейки должны были стоять на отдельной аллее у сцены: там есть площадка, где выступают дети, верхний ярус — для них. Лавки должны были стоять встык, без промежутков, как ряд трибун. Но в последний момент от создания этой аллеи отказались, и чтобы потратить указанные в смете деньги, лавки установили в другом месте.

«Допустим, скамейки странные, но что в этом такого?» — может спросить рядовой чиновник. Вот что важно понимать: для любого нефункционального объекта будут искать практичное применение. Их тут видится два: во-первых, на скамейки будут залезать с ногами; во-вторых, иркутяне справедливы в ассоциации со «столиками для алкоголиков».

«»

«Особняком у нас стоит парк Комсомольский в Ленинском округе — отличная площадка для концессии. Подведены коммуникации, в следующем году запланирован ремонт прилегающих к парку улиц. Знаю, что уже ведутся переговоры с инвесторами».

Жители Иркутска-2 уже распространяли свежие фото из этого парка, удивляясь работам как раз по проведению коммуникаций, которые там выполнили в этом году. На изображениях видно, что рядом с небольшими аккуратными фонарными столбами появились новые — многометровые бетонные.

Оказывается, мэрия перестала обслуживать малые парковые фонари и вместо этого продублировала их уродливыми столбами, пригодными скорее для автострад, чем для парков. Преловский, судя по его словам, счел этот момент приемлемым.

Обеднение общественного транспорта

Общественный транспорт — одно из главных направлений, планомерной и масштабной поддержкой которого за рубежом победили пробки. Однако первый шаг на этом пути — осознание приоритета: люди должны понять, что это гораздо более удобный способ перемещения по городу, чем личный автомобиль.

Этого можно добиться несколькими путями:

  • общественный транспорт должен ходить по расписанию с выверенными интервалами;
  • он должен не стоять в одной пробке с автомобилями, а ехать по выделенной полосе;
  • он должен быть комфортабельными и вместительным.

В Иркутске — наоборот: у общественного транспорта, который стоит в одних пробках с личными машинами, сформирован образ некомфортного, унизительного способа передвижения «для бедных», то есть созданы условия, чтобы люди мечтали пересесть в личные машины и тем самым обостряли проблему пробок

Проблемы всем горожанам хорошо известны: это старый подвижной состав, изношенная инфраструктура («гремящие» трамвайные рельсы, неудобные, морально устаревшие остановки). У всего этого одна общая причина — хроническое недофинансирование всей сферы.

В Иркутске стоимость проезда в муниципальном транспорте самая низкая в России — 15 рублей, но ранее цены уже подняли частные перевозчики. В результате на схожих маршрутах стоимость проезда может сильно отличаться, и сколько именно нужно заплатить, многие иркутяне узнают лишь зайдя в салон автобуса.

Выравнивание цен не только поможет хотя бы частично решать проблему недофинансирования, но и упростит жизнь горожанам. Однако Преловский считает так:

«»

«Стоимость проезда в общественном транспорте в ближайшее время повышаться не будет. Считаю, что выпадающие расходы перевозчика не должны компенсироваться за счет жителей. Вопрос можно решать за счет других мероприятий, в том числе пересмотр маршрутов, что повысит рентабельность муниципальных и частных перевозчиков».

Выходит, что роста вложений в иркутский общественный транспорт не будет и он продолжит деградировать. Отдельно следует обратить внимание на третье предложение («пересмотр маршрутов, что повысит рентабельность») — это идея, которая грозит еще большим снижением удобства общественного транспорта.

Почему? Потому что практика пересмотра маршрутов с условием повышения рентабельности — это, как правило, создание коротких «челночных» маршрутов, которые нацелены на перевозку большего числа людей в определенных районах города. Эта негативная практика приводит к тому, что укороченные «челночники» делают убыточными действительно полезные ценные маршруты, пронизывающие город и охватывающие труднодоступные районы. Итог: муниципальный транспорт терпит еще большие убытки, а некоторые удобные частные маршруты закрываются из-за той же убыточности. При этом люди на окраинах получают маршруты с ограниченным территориальным охватом (в центр города и обратно) и нерегулярным движением.

Наконец, еще одна цитата:

«»

«В середине декабря ожидаем поставку 10 трамваев из Москвы. Часто вижу негатив от горожан, в соцсетях пишут: “Зачем нам б/у трамваи?” В столице они отходили три-четыре года, вагоны в отличном состоянии, если сравнить их с подвижным составом, который у нас с 7080-х гг., эти намного выигрышнее».

Тут Преловский отчасти прав: из-за очень плохого состояния иркутского общественного транспорта оказалось, что самые старые трамваи из Москвы новее самых «свежих», что были в городе. Поэтому в условиях, когда руководители города совершают ошибку и отдают приоритет автомобилям, оставляя на произвол судьбы общественный транспорт, экономия с приобретением б/у трамваев из Москвы действительно не противоречит их логике.

Но за те огромные деньги, которые город каждый год тратит на расширение дорог, в короткие сроки можно было бы полностью обновить подвижной состав общественного транспорта, отремонтировать аварийные трамвайные пути, обеспечить город удобными современными остановочными павильонами — сделать так, чтобы город, наконец, стал комфортным не только в заявлениях чиновников.


Наш канал в Телеграм — «Верблюд в огне», подпишись!

Комментариев 0

Ничего не нашлось

Попробуйте как-нибудь по-другому