• Пробки 2
  • Погода
  • Журналисты не смогут наблюдать за подсчетом голосов по поправкам в КонституциюКонституцию
  • В Иркутске строят отель. Раньше на его месте была деревянная усадьбаусадьба
  • У иркутского бизнесмена украли маски на 30 млн рублей. Его приковали к батарее и избилиизбили

Главная > Искры 08.05.2020 20:03

Заложники возраста и квартир: как в Иркутске пожилые люди переживают самоизоляцию

Екатерина Балагурова, Екатерина Фалалеева

Екатерина Балагурова, Екатерина Фалалеева

0Комментариев

Заложники возраста и квартир: как в Иркутске пожилые люди переживают самоизоляцию - Верблюд в огне

Коллаж: Олег Бородин

По официальной информации, в Иркутской области наибольшее число заболевших коронавирусом фиксируется в возрастной группе от 30 до 49 лет. Но у пожилых из-за ослабленного иммунитета и наличия хронических заболеваний риск заразиться выше, причём заболевание протекает намного сложнее. В регионе проживает 765 тысяч пенсионеров, как они привыкают к новому образу жизни и с чем сталкиваются? Как планируют отмечать 75-летие Победы? Мы поговорили с пожилыми иркутянами, а также с врачами, психологами и волонтёрами — о том, что сейчас переживают наши бабушки и дедушки.


«А теперь круглосуточно совсем одна. Спасает только телевизор»

«Мне повезло, потому что прямо за моим домом есть большое поле, в котором почти не бывает людей, — рассказывает «Верблюду» 80-летняя усольчанка Валентина Аверичева. — Ежедневно я выхожу туда гулять на один час. Дома я задыхаюсь, не могу совсем. Пока гуляю по полю, делаю зарядку, марширую, могу даже песни петь».

Такая ситуация, как у Валентины Константиновны, считается очень удачной. Многие бабушки и дедушки в Иркутской области с 30 марта вообще не выходят из дома.

«Эти люди выросли в Советском Союзе. Они очень законопослушные и дисциплинированные, — говорят о пожилых Александр и Ольга Гордины, создатели Высшей народной школы (ВНШ) для пенсионеров при педагогическом институте ИГУ. — Сказано не выходить на улицу — они действительно не ходят. А те, кто всё же выходят, делают это с большой осторожностью. Они все очень рано встают и в основном совершают прогулки утром, когда на улицах нет людей. Знаю, что наша староста школы живет в центре Иркутска и каждое утро ходит гулять до Иерусалимской горы и обратно. Все соблюдают правила, но ждут, когда уже это закончится и можно будет встретиться. Им сложно, но они в большинстве своём не жалуются. Просто не привыкли жаловаться, ведь многие из них росли в войну и после нее».

Валентина Аверичева выходит на улицу редко, только когда заканчиваются лекарства. Продукты закупает сын и оставляет в коридоре. Фото предоставлено героиней.

И действительно, Валентина Аверичева говорит, что по другим делам выходит редко. Буквально два раза ходила в аптеку за лекарствами, когда они заканчивались. Продукты ей в основном привозит сын. Но он работает и боится заразить маму, поэтому просто оставляет продукты в коридоре и уходит. В итоге ей очень не хватает общения, ведь она живет одна. Говорит, что у двоих внуков за время изоляции прошли дни рождения, а бабушка их даже не видела. Подарки передала через сына. «Раньше старший внук ходил ко мне ночевать минимум раз в неделю, было не так одиноко. А теперь круглосуточно совсем одна. Спасает только телевизор», — говорит пенсионерка.

Один раз Валентина Константиновна, вопреки запрету сына, всё же сходила за пенсией в банк. Очень уж ей хотелось пройтись не только по полю. Надела маску с клапаном, перчатки, пришла в учреждение рано утром, народу не было. Сотрудники обработали руки бабушки антисептиком и сразу же обслужили. Никакой очереди не было, она оказалась одна в банке.

«Надо — значит, надо, и не такое терпели. Голода нет — это главное»

Значительное ограничение в общении коснулось и 78-летней Тамары Егоренко из Иркутска. Раньше она часто ходила в Молчановку на разные мероприятия, в клуб садовода и огородника. Теперь скучает по встречам с единомышленниками и своей активной жизни. В самоизоляции стала больше смотреть телевизор, читать газеты, иногда книги. Из дома выходит каждый день — нужно гулять с собакой, а вот за продуктами и в аптеку выбирается не часто, в основном с покупками помогает дочь. Если и выходит, то только в маске и с пакетиком, чтобы открывать двери в магазины, со знакомыми здоровается издалека. Тамара Ивановна считает, что меры, объявленные правительством из-за коронавируса, правильные и нужные.

Еще одна проблема для большинства пенсионеров — начало дачного сезона. «Раньше я в семь утра в это время уже была на даче, — поделилась Валентина Аверичева. — Я там не ночую, но уезжаю с утра на автобусе и возвращаюсь к вечеру. Теперь в общественном транспорте ездить боюсь». Сын несколько раз свозил маму на огород, но это возможно только по выходным или вечерами. Тамару Егоренко тоже пока возит на дачу дочь. Сейчас она в отпуске, но скоро он закончится, и тогда неизвестно, как пенсионерка будет добираться до дачи.

«Мне от этого всего трудно, конечно, — признается Валентина Константиновна. — Дача — моя отрада, и я бы очень хотела ездить на неё сама, когда мне нужно, а не ждать подходящего момента. Но сильно я не раскисаю. Мы, военные дети, всё выдержим. Надо — значит, надо, и не такое терпели. Голода нет — это главное. Будем ждать, когда всё закончится и все будут здоровы».

Тамара Егоренко каждый день выходит на улицу выгуливать собаку, а с покупками помогает ее дочь. Фото предоставлено героиней.

Труднее всего приходится одиноким старикам. Они чувствуют себя оставленными

Еще один пенсионер из Иркутской области — Николай Мартенсон. Ему 71 год, по профессии он художник. Вот уже три года Николай Викторович руководит шелеховской изостудией «Светотень». В кружке 14 постоянных участников, а человек семь ходят периодически. Все они пенсионеры, только несколько человек есть моложе 60 лет.

Николай Мартенсон: «Вот уже почти полтора месяца мы сидим на самоизоляции. Студия закрыта. Мы с супругой уехали на дачу, живём здесь вместе с дочерью и зятем. В принципе, я не скучаю. Пишу картины так же, как раньше. Работаю в огороде. Но знаю, что другим кружковцем приходится тяжело. Когда объявили пандемию и самоизоляцию в Иркутской области, мы сразу пришли в студию, разобрали краски, карандаши, холсты. У всех теперь есть всё необходимое, чтобы заниматься и дома. Но этого мало. Конечно, мы регулярно поддерживаем связь в интернете, созваниваемся. Многие стараются писать картины, но не у всех это получается в домашних условиях».

Сейчас Николай Викторович с супругой живет на даче  пишет картины и работает в огороде. Фото предоставлено героем

Николай Викторович честно признаёт, что многие ходили в студию даже не за творчеством, а за общением. Бабушки и дедушки пропадали там целыми днями — пили чай, отмечали праздники, делились новостями. Вот этого теперь и не хватает больше всего. Пенсионеры ждут с нетерпением, когда уже откроют студию и они все встретятся вновь. Мартенсон говорит, что если будут дополнительные условия для встреч  наличие масок, соблюдение дистанции или ограничение по одновременному нахождению людей в студии, — пенсионеры всё будут соблюдать. Сидеть по домам им уже очень трудно.

Слева — уроки вязания крючком, справа — занятие танцевального кружка. Фото: группа «Высшей народной школы» в «Одноклассниках».

Примерно такая же ситуация сейчас сложилась и в ВНШ в Иркутске, где до пандемии было примерно 300 слушателей. «Мы организуем для пожилых людей 16 кружков, — рассказывают основатели ВНШ Ольга и Александр Гордины. — Это танцы, иностранные языки, «Очумелые ручки», литература, вязание, мода и многое другое. Большинство наших пенсионеров — очень активные люди. Они постоянно участвуют в акциях, ездят в детские дома и дома престарелых, придумывают конкурсы, пишут стихи и поют песни. Они привыкли вообще никогда не сидеть дома. И теперь, в условиях изоляции, им приходится туго. У нас есть общий чат в интернете. Там и так постоянная активность, а сейчас и подавно. Бабушки и дедушки отправляют друг другу свои картины, поделки, рецепты. Поддерживают связь и подбадривают других всеми силами. В общем, держатся, насколько это возможно. Живого общения всё равно очень не хватает».

«Труднее всего приходится одиноким старикам», — говорят Гордины. Есть старики, для которых такой клуб по интересам — единственная отрада. Это обычно тихие, скромные люди, которые сильно не активничают, но занятия не пропускают. И им увлечение любым творчеством действительно продлевает жизнь, дает какую-то надежду. Часто ходят заниматься те, у кого поблизости совсем нет родственников, мало друзей. Многие близкие уже покинули этот мир, и эти старики встретились со страшным одиночеством — они сейчас чувствуют себя оставленными.


Как эмоционально поддержать бабушек и дедушек во время самоизоляции?

С наступлением пандемии пожилых людей сразу определили в группу риска. Теперь многие из них весь день смотрят телевизор, а когда выходят просто подышать или в магазин, то видят возле лавочек запрещающую ленту. Вряд ли им сейчас просто. У меня в консультировании на данный момент нет клиентов старше 47 лет. Но о своих родителях, о бабушках и дедушках люди сейчас отзываются с волнением. Я вижу желание клиентов позаботиться о своих старших родственниках, иногда встречаю раздражение и попытки управлять друг другом. Но в целом я наблюдаю скорее усиление общения между поколениями, хоть и по телефону или интернету.

Прежде чем что-то объяснять и помогать своим престарелым родственникам, нужно спросить, в чём именно они нуждаются. Помните, что это уважаемые взрослые люди, которые воспитали следующее поколение. Они всё еще вправе решать, что и как они будут делать. Именно уважение к их опыту, силам и правам чаще всего находятся сейчас в ощутимом дефиците.

Бывает и так, что из-за самоизоляции старики думают, что о них забыли, и в общении выбирают один из знакомых им эмоционально сильных способов — обиды и упреки. Здесь вы не в силах повлиять на ситуацию и на их восприятие. Но стоит сказать, что вы любите их, думаете о них и скучаете. Не впадайте в чувство вины. Говорите правду. Когда у вас есть ресурс и вы им делитесь, он возрастает у обеих сторон.

Из-за пандемии в российских медицинских учреждениях действует особый режим работы. Пожилые люди находятся в группе риска. Фото: Алена Шатуева

Операции отменены, лекарства достать трудно — с чем столкнулись пенсионеры на фоне коронавируса

Еще одна проблема — невозможность стандартных обращений в поликлинику, которые раньше пенсионеры совершали с завидной регулярностью. Из-за пандемии в поликлиниках временно отменены профилактические осмотры и диспансеризации, приостановлен плановый приём и запись на консультации не экстренных пациентов. Работают только приёмно-смотровые боксы, где принимают пациентов с симптомами острых респираторных инфекций (без температуры).

Одна из главных медицинских организаций, обслуживающих людей пожилого возраста, в регионе — Иркутский областной гериатрический центр. Сейчас его стационарное отделение закрыто. Как рассказал главный врач центра Виктор Пустозёров, оно перепрофилировано в инфекционный госпиталь и, возможно, скоро примет первых больных. Поликлиника гериатрического центра работает частично. Планового приёма нет, обслуживаются только пациенты с тяжёлой патологией — хроническая сердечная недостаточность, сахарный диабет, онкология, а также те, кто попал в ситуации, требующие неотложной медицинской помощи. Врачи продолжают выписывать рецепты и выезжать на вызовы на дом.

Тем, кому больше 60 лет, ходить в поликлиники вообще запрещено. Эти меры призваны обезопасить население от распространения вируса, однако многие уже столкнулись с серьёзными проблемами из-за карантина.

В марте 75-летнему ангарчанину Виктору Забуге сделали платную операцию по удалению глаукомы в Институте микрохирургии глаза. Снятие швов входило в стоимость и было назначено на 15 апреля. Однако в назначенную дату медработники отказались снимать пенсионеру швы — в учреждении введён карантин. В итоге родственникам Виктора пришлось в срочном порядке искать частную клинику, которая сняла пенсионеру швы за дополнительную плату.

А у 68-летней жительницы Саянска Нины Байрамовой отменилась операция, которую она ждала два года. «Мой диагноз — гонартроз. Сильно болят коленные суставы уже 30 лет. Необходимо эндопротезирование. Меня поставили на очередь в Иркутский научный центр хирургии и травматологии два года назад, и 20 апреля наконец-то должны были прооперировать». Нина Ивановна сдала все необходимые анализы, многие из них были платными. Но операцию отменили до конца пандемии, всё нужно будет пересдавать заново. А затраты пенсионерам, и так имеющим минимальный доход, неясно, кто будет компенсировать.

Еще одну трудность, связанную с медициной, заметили иркутские волонтёры акции «Мы вместе». Оказалось, что сейчас очень сложно найти в аптеках зарубежные лекарства, которые жизненно необходимы пожилым людям. «Недавно из-за этого к нам обращался дедушка из Черемхова, — рассказал Дмитрий Хвастунов, волонтёр акции. — Пришлось проворачивать целую схему: мы общались с лечащим врачом дедушки, тот снова связывался с пациентом и искал подходящую отечественную альтернативу лекарству. В итоге нужные таблетки нашли только в Усолье-Сибирском и привезли. На всё ушло пять дней».

Фонды и волонтёры: кто помогает пожилым людям в Иркутской области

Во время пандемии о пенсионерах области заботятся волонтёры, фонды и общественные организации.

Исполнительный директор «Социальной поддержки» Константин Нигматулин отмечает, что количество запросов пожилых людей в период самоизоляции увеличилось в пять раз. В основном, старики просят привезти им продукты.

Константин Нигматулин: «В апреле мы помогли трем сотням человек, как по индивидуальным запросам, так и через общество слепых. Люди звонят и говорят, что не могут выйти в магазин. Тогда мы отправляем волонтёров с продуктами и товарами первой необходимости — из тех, что есть на складе. Сейчас, например, у нас числится около тысячи банок тушенки, 700 банок сайры, различные крупы и макароны, а также средства гигиены».

Адресной помощью пожилым занимается и администрация Шелехова — ее сотрудники доставляют продуктовые наборы. Запросы на помощь можно сделать через соцсети главы города Сергея Липина, чиновники обещают не оставить их без ответа.

Волонтёр Татьяна предоставляет чеки оплаты за услуги ЖКХ. Фото предоставлено фондом «Содействие»

В Ангарске бабушкам и дедушкам помогает фонд «Содействие», его сотрудники развозят гуманитарную помощь, маски, дезинфицирующие средства, помогают с оплатой связи и услуг ЖКХ, доставляют проездные билеты жителям отдалённых районов. По словам руководителя пресс-службы фонда Ольги Малтагаевой, людям преклонного возраста сейчас очень тяжело: «Недавно нам позвонила одинокая пожилая женщина и сказала, что четыре дня ничего не ела. Попросила привезти еды. Многие старики боятся выходить из дома, а некоторым и вовсе трудно это сделать из-за особенностей здоровья».

Иркутское отделение акции «Мы вместе» тоже ежедневно оказывает помощь пожилым людям. Волонтёры ходят к пенсионерам, покупают им продукты, лекарства — делают всё, чтобы пожилые люди не выходили из дома во время пандемии.

«Каждый день мы дежурим около супермаркетов и информируем бабушек и дедушек о своей работе, о возможности помощи для них, — говорит волонтёр Виталий Вахрушев. — Но часто сами старики отказываются: говорят, что вышли пройтись до магазина, не хотят сидеть дома». Старики часто хотят накормить добровольцев, отблагодарить их, но приходится отказываться. Волонтёрам запрещено заходить в квартиры пенсионеров или что-то у них брать, не соблюдая социальную дистанцию. Хотя они видят, как бабушкам и дедушкам не хватает внимания и общения.

Фото слева — Волонтёры раздают защитные маски и листовки с информацией о правилах поведения и защиты в условиях распространения коронавируса. Справа — Волонтёр информирует пожилых людей в супермаркете о своей работе и возможности помочь. Фото предоставлены организацией «Мы вместе».

Также Виталий Вахрушев отмечает страх стариков перед мошенниками. Часто бабушки и дедушки не верят и, когда приходит волонтёр с продуктами, они перезванивают в фонд, чтобы убедиться — действительно ли к ним пришёл нужный человек. Просто так двери никому не открывают.

Волонтёр Дмитрий Хвастунов, который ежедневно общается с пожилыми людьми на горячей линии, рассказывает, что многие пенсионеры до пандемии где-то подрабатывали. Сторожем, вахтёром или гардеробщицей. Теперь все сидят без подработки и из-за этого ругают правительство — уверены, что вся история с вирусом и самоизоляцией запущена специально, чтобы «отобрать последние деньги».

Праздничный концерт, посвящённый 8 марта, жители дома исполняют частушки под аккомпанемент волонтёра-баяниста Льва. Фото: группа «Cтарость в радость» в сети VK, фотограф Виктория Гриппе.

Что происходит в домах престарелых в Иркутской области

Еще одна категория пенсионеров, сильно страдающих из-за вируса и самоизоляции, — это жители домов престарелых. В Иркутской области работают семь государственных домов престарелых, один из них — в Иркутске. Кроме этого в столице региона действуют около 20 частных учреждений. Все «дома» закрылись на карантин во второй половине марта, некоторые даже не успели выйти из карантина по сезонному гриппу. Посещения и вход на территорию запрещены. С недавних пор некоторые учреждения и вовсе законсервированы: сотрудники живут и работают там по две недели. Внутри домов режим прежний — постояльцы встречаются в общих холлах и свободно передвигаются по территории.

Четыре государственных дома престарелых курирует региональное отделение благотворительного фонда «Старость в радость». Его куратор Маргарита Нецветаева рассказала «Верблюду», что режим изоляции старики переживают тяжело: «Люди очень любили встречи с волонтёрами, которые к ним часто приезжали. Последний раз мы виделись 14 марта. Сорвались мероприятия и запланированные поездки. Впереди 9 мая — их любимый праздник. Единственное, что мы можем сделать, — позвонить в Zoom и отправить по почте открытку». Видеозвонки фонд проводит дважды в неделю —волонтёры поют песни и частушки, читают стихи. Такие встречи бабушки и дедушки очень любят, хотя они и не заменяют им живого общения.

Шествие «Бессмертного полка», в колонне идут иркутяне с портретами своих родных, сражавшихся в Великой Отечественной войне. Фото: Законодательное собрание Иркутской области

День Победы в самоизоляции: «Да, вирус — это страшно. Но с тем, что пережили мы, это не сравнится»

В этом году в России из-за пандемии отменены традиционные парады. Между тем большинство пожилого населения — это военные и послевоенные дети, для которых праздник чрезвычайно важен. Одно из самых масштабных мероприятий в Иркутске, посвящённых празднованию 9 мая, — это шествие «Бессмертного полка», в котором принимают участие тысячи горожан.

Каждый год с момента основания акции с портретом своего солдата в «Бессмертном полку» идет 78-летняя иркутянка Тамара Егоренко. Ее отец Иван Щеглов воевал, участвовал в боях с японцами. «Мы тогда жили в Благовещенске. Одно из воспоминаний детства — как мы играли с отцовскими орденами. К сожалению, ордена потерялись в переездах. Уже позже, в начале нулевых, мы разыскали данные о наградах отца и оформили документы участника войны», — рассказывает она.

Портреты родителей Валентины Аверичевой. Фото предоставлено героиней.

В этом году Тамара Егоренко снова поддержит «Бессмертный полк», только уже удалённо, — фотография Ивана Щеглова появится на экране в центре Иркутска. А мэрия призывает горожан выставить портреты родных в окнах своих квартир. В Иркутске также пройдут и другие мероприятия, посвящённые Дню Победы, в которых можно принять участие, оставаясь дома.

71-летний житель Шелехова Николай Мартенсон встретит День Победы дома, в кругу семьи. «Посидим за столом, вспомним моего отца-фронтовика. В “Бессмертном полку” я никогда не участвовал, а семьей и так собираемся каждый год. У нас всё будет по традиции. Благо, живем вместе, никуда ехать не надо».

80-летняя усольчанка Валентина Аверичева тоже имеет прямое отношение к празднику. Она родилась в 1940-м, за год до начала войны. Её отец погиб на фронте в 1944-м, а мама Валентины в голод подняла двух дочерей. Она была центром семьи, героем и долгожителем — прожила до 93-х лет. Умерла пять лет назад.

Валентина Аверичева: «Мне жаль, что в этом году не будет никакого застолья, никто ко мне не придет из родственников. Война — это про меня, это ужас моей жизни. Конечно, вспомню маму и папу, голодное наше детство, которого я никому никогда не пожелаю. У меня тогда вывалились все зубы, была цинга. Руки складывала под ключицы, такие были дыры. Из маленького кусочка хлеба лепила колобок размером с фалангу мизинца и сосала его как конфетку. Это был ад, кошмар. Первая кукла у меня появилась в 17 лет. До 20 лет снилось, что папа возвращается к нам с войны. Живой. Есть что вспомнить, но что очень хотелось бы забыть. Я вот сейчас смотрю за окно. Да, вирус — это страшно. Но с тем, что пережили мы, это не сравнится. И это счастье, что сейчас другая жизнь, что война позади. Ради мира и здоровья можно посидеть дома. А память — она в наших сердцах, а не в параде».


Акция «Мы вместе»: 8 (3952) 39-99-99, 8 (800) 200-34-11 — горячая линия, на которую можно обратиться за помощью и если вы сами хотите помочь пожилым. В супермаркетах «Слата» волонтёры акции организовали «полки добра». Вы можете положить туда любой товар, и его передадут нуждающимся.

Фонд «Старость в радость»: 8-985-862-95-02 — горячая линия для помощи пожилым. Работник всегда сбрасывает и перезванивает, поэтому звонок будет бесплатным.

Региональная общественная организация «Социальная поддержка»: 8 (924) 990-24-24.

Фонд развития социальной сферы «Содействие» (Ангарск): 8-800-301-63-38.

Загрузка...

Комментариев 0

Искры 15.05.2020 17:03

Глазами местных: путеводитель по району Ново-Ленино и его культовым местам

Александр Бондарев

Автор Александр Бондарев

3Комментариев

Ново-Ленино — один из самобытных районов Иркутска, а ещё и самых часто упоминаемых в медиа и соцсетях. Специально для «Верблюда» филолог Александр Бондарев написал авторский путеводитель по району, где он живёт. Вас ждут болота, роща, стройка и сортировка, а также культовый рынок с «Боярышником».


Посещение Ново-Ленино — сомнительное мероприятие. Жизнь не заставит никто не поедет. Но если вам нравится мысль, что рейтинги пространств иллюзорны, то прочувствовать это лучше в том месте, чей социальный рейтинг крайне низок. Поездка в Ново-Ленино подходит идеально. Но не оттого, что вас будут поджидать яркие впечатление или ужасы, лабиринты фавел или современный город. Нет, в Ново-Ленино вы увидите категорию среднего. Такое принято называть словами «обычно», «нормально», «так себе», «не то чтобы, но не так уж плохо». А «среднее» лучше всего рушит вымышленные иерархии в нашем сознании.

В общем, вот вариант маршрута для тех, кто никогда не был в Ново-Ленино, среди иркутян таких много. Выбор остановок субъективен, как и любой выбор.

Ново-Ленинские болота

Звучит абсурдно и жутковато, но мне нравится. Болота в городах редки. Здесь они находятся в самом начале Ново-Ленина, до въезда. Это низина, которая относится к пойме Иркута. Место издревле мало на что годилось, разве что карасей ловить. Но красиво. В конце 19 века болота пересекла Транссибирская магистраль, а в 80-х годах 20 века — объездная дорога.

Днём в любое время года низину заливает солнце, на горизонте стоят без движения товарняки. Идеальный пейзаж для фильмов про апокалипсис. Особенно в морозы. Болота всегда были домом для огромного количества птиц, в основном чаек и уток, но и редких, краснокнижных. Местные уверены, что болота давно носят какой-то важный природоохранный статус, но он присвоен им лишь 31 октября 2019 года.

Птицы вместо Ленина красуются на новой вывеске, встречающей гостей Ленинского округа, но никакого сохраняющего птиц статуса у болот нет. Поэтому некоторые болота отсыпают для неизвестных индустриальных нужд. Спешите посетить, пока ещё есть что. Дважды приходилось видеть, как дорогу пересекает утка с утятами, — из болота с одной стороны дороги в болото на другой стороне. Водители останавливаются, лица у всех счастливые. Впрочем, это редкость, не рассчитывайте.

Роща и бесцеремонные белки

Роща — это роща на остановке «Роща». В прошлом место было крайне опасным, но сейчас там уютный парк для прогулок с детьми.

В Иркутске принято ездить кормить белок на курорт Ангара. Грызуны там сытые, привередливые, всё подряд есть не станут, только кедровые орешки и обычно после уговоров и соблазнений. В Новоленинской роще всё иначе. Как истинные обитатели спального района, местные белки не брезгуют семечками любого формата. Их не надо искать, они сами перекроют вам путь и недвусмысленно намекнут на желание что-нибудь съесть.

Белки могут легко добраться до вашей руки по брюкам, подраться между собой, заглянуть в объектив камеры, которую вы зачем-то выставили вместо ладони с орешками. В общем, «им нужна ваша одежда и мотоцикл», ибо существа совершенно бесцеремонные. Не пугливые — на радость детям.  

Сортировка и «Старший сын» Вампилова

Станция Иркутск-сортировочный находится за рощей с белками. В ней нет ничего интересного — это обычное советское здание вокзала, мост, разветвлённая сеть путей, проводов и запах креозота. Ценителям типового индустриального пейзажа должно понравиться.

Я вас приглашаю туда потому, что станция и район отметились в истории литературы. С большой долей вероятности, это то самое место, куда провожали девушек Сильва и Бусыгин в пьесе Александра Вампилова «Старший сын». И откуда потом не могли уехать обратно. Если вы не читали, то это Боярский и Караченцов из одноимённого фильма. В тексте район называется Ново-Мыльниково. За право им быть обычно спорят станция Мельниково и Ново-Ленино.

У Ново-Ленина больше аргументов. Во-первых, удалённость достаточная, чтобы застрять на пару дней, а во-вторых, описанное в пьесе смешение частного сектора и малоэтажной застройки как раз типично для этой части Ново-Ленина. До сих пор. Так что давайте просто объявим это «доказанным исследователями фактом». Пьесы Вампилова сейчас очень популярны в европейских театрах, так что прогулку по этим местам можно считать приобщением к мировой литературе.

Стройка и ее тени

Сейчас уже мало кто помнит этот топоним, хотя в 90-х и начале нулевых он существовал наравне с официальным названием остановки «Кинотехникум». Рядом с ней красовался советский долгострой — бетонный каркас с непристойными надписями, поросший полынью. Стройка.

Место было обителью наркоманов. Если вы проходили мимо, то от темноты отделялась тень, которая следовала за вами, а потом отбирала деньги и меховую шапку. Телефон не трогали, потому что тогда мобильная связь ещё не распространилась. Впрочем, подобное могло случиться в любом месте.

Сейчас кинотехникум превратился в филиал ВГИК, а на месте стройки находится единственный крупный ТЦ «Европарк». Загляните, возможно, вам интересно, как выглядит молл в спальном районе.

Рынок с «Боярышником»

К несчастью, если произнести слово «боярышник» в Иркутске, то никто не подумает про возможность купить полезные для сердца плоды. Речь о том самом злосчастном месте на улице Баумана и о киоске, где продавалась техническая спиртовая жидкость.

В ночь на 18 декабря 2016 года в партии жидкого концентрата, предназначенного для ванн, вместо этанола оказался метанол. Это привело к смерти 76 человек. Тогда страна внезапно обнаружила, что «Боярышник» никто не использует для ванн, полиция накрыла цех по его производству, а городские власти «увидели», что рынок незаконный.

Его грозились снести, но в реальности перенесли на 200 метров по той же улице. Рынок обещали сделать цивилизованным, с туалетами. Но не сделали. Временно вернули на прежнее место, а перед началом строительства новой дороги убрали немного в сторону. В результате переносов часть владельцев киосков разорилась и закрылась, теперь их осталось совсем немного.

До трагедии к месту было сложное отношение. Как любой стихийный рынок, он обрастал кафе, местами для нелегалов и ночными покупателями дешевого этанола. Но местные жители его по большей части любили, сочувствуя предпринимателям. Сейчас здесь, как и раньше, можно попросить привезти нужный товар, сэкономив время и деньги на поездку в центр. А ещё вам всегда честно ответят на вопрос о свежести продуктов. Нельзя обманывать людей, которых видишь каждый день.

Павильон с овощами и фруктами на Баумана

В этом павильоне нет уникальной продукции, оптовые базы для всех одни и те же. Мне хотелось привезти вас в район новостроек — для демонстрации размеров поселения. Потому что в том месте, где район заканчивается, начинается новое Ново-Ленино. Новейшее. Тот эффект, когда, выходя за границы старого города, вы попадаете в мир небоскребов. Только здесь вы из мира хрущевских пятиэтажек перенесетесь в мир 1215-этажных домов.

Сначала я хотел обозначить место «взрослой» поликлиникой, которая так и осталась одна, несмотря на то что к ней приписали огромную «опухоль» в виде пустыря, застроенного многоэтажками. Из-за этого в электронной записи есть не только очередь, но и лист ожидания из желающих записаться в очередь. В результате поход к какому-нибудь специалисту может быть отсрочен на два месяца. Это учит планировать свою жизнь и смерть. Следом за ней стоит новая «детская» поликлиника. Её много раз анонсировали, ею отчитывались местные депутаты и чиновники, но она пока не открылась.

Но потом я вспомнил про чудесных предприимчивых ребят, которые стали пригонять к поликлинике микроавтобус и продавать бабушкам (их в поликлинике много) свежие овощи и фрукты по низкой цене. Бабушки были счастливы — удобно, недорого, да ещё и продавцы терпимы к капризам, хотя и молоды. Очень скоро они стали достопримечательностью. Можно было увидеть выстроенную из бабушек в пустоту очередь. Зрелище странное и забавное. Вскоре пустота заполнялась автомобилем и начиналась торговля. Сейчас они стали отдельным павильоном в том же самом месте. Хорошая история.


Выезжать из Ново-Ленина рекомендую по 20-му Советскому переулку на объездную дорогу и домой. Весь маршрут можно совершить в обратном порядке, так вы получите бонусом эпический вид на новостройки с горы и более удобный доступ к болотам.

Ничего не нашлось

Попробуйте как-нибудь по-другому