• Пробки 2
  • Погода
  • Подрядчик: утилизация отходов БЦБК откладывается из-за бюрократиибюрократии
  • Новые офисы, банкоматы и логотип: главное с конференции СбербанкаСбербанка
  • Врачи Иркутского перинатального центра пожаловались Кобзеву на давление со стороны руководстваруководства

Главная > 18.08.2020 15:57

Дешево, некрасиво, стыдно. Семь иркутских зданий, изуродованных сайдингом

Иркутский блог

Иркутский блог

0 Читать комментарии
Дешево, некрасиво, стыдно. Семь иркутских зданий, изуродованных сайдингом - Верблюд в огне

Одна из важных проблем российских городов ХХI века — деградация архитектурной среды. Большую роль в этом процессе играет один строительный материал — сайдинг. В Иркутске немало зданий, чей фасад поглотила эта дешевая облицовка, хотя официально в городе его использование вне промзон запрещено. Автор телеграм-канала «Иркутский блог» Вадим Палько разобрался в городских нормах и привёл семь примеров зданий, изуродованных сайдингом.

Важный запрет, о котором не знают

Сайдинг — это облицовочный материал в виде отдельных панелей, который в конце ХХ — начале ХХI века стал популярен в России из-за своей низкой стоимости и простоты монтажа. Использование сайдинга поверх уже существующего фасада упрощает облик здания до примитивных однородных форм, скрывая все архитектурные детали и особенности. Есть и другая проблема: некачественный пластик быстро становится грязным, цветной — блекнет, да и выглядит этот материал попросту дёшево. Недаром в Европе его используют разве что на объектах промышленности и сельского хозяйства, но не в городах. 

Однако россияне, которые часто недооценивают собственное историческое наследие, активно используют сайдинг при облицовке зданий. Причем зачастую это касается и реконструкции старинных домов, которым подобное «обновление» только вредит.
Этой тенденцией всерьёз обеспокоились в нескольких городах России. Например, в Саратове уже несколько лет обсуждается ограничение использования сайдинга в городе, тот же процесс идет в Волгодонске, а в Нижегородской области с августа 2020 года запретили обшивать сайдингом местные дома культуры. 

На этом фоне многим покажется неожиданным, что одни из самых прогрессивных и строгих ограничений по использованию этого материала действуют в Иркутске. В городских правилах благоустройства, принятых аж в 2008 году, прямым текстом говорится, что в отделке фасадов запрещено использование «сайдинга, профилированного металлического листа (за исключением зданий, расположенных на территориях промышленных предприятий)».

Согласно нормам, при обнаружении нарушения составляется протокол, а от виновника (владельца здания) требуют устранить проблему — то есть заменить сайдинг на более подходящий материал. Тем не менее практика показывает, что с 2008 года количество облицованных сайдингом фасадов в Иркутске не сократилось, а напротив, значительно возросло, причем это затронуло не только рядовую застройку, но и достопримечательности.

Дома-жертвы

Тимирязева, 7   

Значительная часть исторического центра Иркутска состоит из кварталов, застроенных деревянными домами. Именно на них на рубеже веков была совершена наиболее массированная атака сайдингом.

Больше всего пострадал район вблизи Иерусалимской горы (от улицы Тимирязева до Подгорной) из-за возникшего там в 1990-х годах китайского рынка — хорошо известной всем иркутянам Шанхайки. Торговцы из ближнего зарубежья беспощадно меняли облик старинных особняков: прорубали дополнительные окна, расширяли прежние, возводили дополнительные этажи, наконец, обшивали дома дешёвыми материалами.

Несмотря на перенос Шанхайки на городскую окраину в 2014 году и курс на регенерацию исторической среды, в том районе по-прежнему остается немало зданий, сохраняющих колорит дешёвого рынка. Одно из них — дом номер 7 на улице Тимирязева. Он возник на месте старинного здания ориентировочно в период с 2002 по 2004 год. 

Чудотворская, 5а


Старинный двухэтажный деревянный дом 5а на Чудотворской стоит в глубине квартала, из-за чего плохо просматривается с улицы и популярного сквера на углу улицы Сурикова. Возможно, поэтому иркутяне часто удивляются фотографиям этого здания в соцсетях — его облик не раз становился предметом критики.

 


Дело в том, что старинный дом поделён между разными собственниками, которые по-разному смотрят на его облик. Часть жителей в какой-то момент решили обшить свою половину дома синим сайдингом, заодно уменьшив размер окон, а на первом этаже, где сейчас расположился хостел, появился одноэтажный кирпичный пристрой.


К сожалению, у старинного здания нет статуса памятника, поэтому изменения фасада возможны, но использование сайдинга — нет.


Некрасова, 8


Ещё один старинный деревянный дом в историческом центре Иркутска, но в нём расположились не квартиры, а офисы. Здание обшито сайдингом бледно-жёлтого цвета, но не полностью: в некоторых местах дом не облицован, хорошо видны части старинного деревянного сруба.

 


Интересно, что весной 2018 года специалисты мэрии уже проводили инспекцию здания по жалобе на незаконную рекламу и нарушающие правила оформления вывески на фасаде. И хотя нормы, регулирующие уличную рекламу, и запрет сайдинга прописаны в одном и том же своде правил благоустройства, чиновники не заметили проблемы. Фасад не изменился.

Марата, 15/1


В 2019 году иркутян возмутило произошедшее в центре города: на улице Марата пятиэтажный панельный дом полностью облицевали сайдингом. Работы проводились по программе капитального ремонта.


Телеграм-канал «Иркутский блог» уже
публиковал ответ мэрии города по запросу о состоянии фасада. В нём чиновники просто скопировали и вставили информацию о проведении капремонта зданий, даже не упомянув нарушенные правила благоустройства. Суть вопроса в администрации полностью проигнорировали.

Карла Либкнехта, 216а


Ещё один жилой дом, целиком облицованный сайдингом. Но в отличие от предыдущего объекта, это новостройка, она гораздо выше и была обшита сайдингом ещё при строительстве.

Этот большой 10-этажный дом возводили долго. На момент принятия правил благоустройства в 2008 году здание уже было достроено до верхней точки, но облицовку ещё не начали — стройка встала. 

 

Лишь в начале 2010 года работы на фасаде возобновились и жилой комплекс начали обшивать сайдингом бежевого цвета. Однако и этот процесс был заморожен. Полностью завершить облицовку и сдать проблемный дом удалось лишь к 2014 году. 

Грибоедова, 110


Католическая церковь Непорочного Сердца Божьей Матери появилась в Иркутске в 2000 году и сразу вошла в число достопримечательностей города: выразительный архитектурный комплекс в стиле модернизма встал в ряд самых необычных и прогрессивных религиозных сооружений России. 


Но к 2016 году оштукатуренные фасады несколько потемнели, местами появились трещины. Вместо того чтобы провести полноценный ремонт фасада, церковь вдруг решили полностью облицевать белым сайдингом. В таком состоянии здание находится по сей день.


Рабочая, 2а

В нескольких минутах ходьбы от здания мэрии Иркутска расположен торговый центр «Меркурий» — группа торговых зданий, занимающих значительную часть квартала. Их фасады выходят сразу на две улицы. Один из них, видимый с улицы Рабочей, полностью облицован сайдингом серого и белого цветов. Точную дату появления фасада в его нынешнем виде установить сложно: фотографий этой части улицы сохранилось мало.

 

 

Редакция «Верблюда в огне» отправила запрос по каждому из семи перечисленных случаев нарушения правил благоустройства. О реакции мэрии Иркутска мы расскажем позднее.

Загрузка...

Комментариев 0

Искры 15.09.2020 17:35

Прозрачные кабинеты, музыка вместо звонка и рисунки на стенах: как устроена школа «Точка будущего»

Екатерина Балагурова

Автор Екатерина Балагурова

0 Читать комментарии

В День знаний в Иркутске открыла двери «Точка будущего» — образовательный комплекс, абсолютно не похожий на другие иркутские и российские учебные заведения. Современная архитектура, особая система обучения, не опирающаяся на оценки, и множество возможностей для школьников — неудивительно, что многие иркутяне были уверены, что учиться в «Точке» можно будет только за деньги. Но это не так: в школу берут всех и особый акцент делают на инклюзивности, поэтому здесь много ребят из приёмных семей. Корреспондент «Верблюда» побывал в «Точке будущего» и рассказывает, как выглядит и работает инновационный для города проект.


Комплекс построен по инициативе Альберта Авдоляна — основателя компании Yota — и благотворительного фонда «Новый дом», эту идею поддержал глава попечительского совета фонда и генеральный директор «Ростеха» Сергей Чемезов. Концепцию разрабатывали с 2013 года. Изначально «Точку будущего» планировали открыть в 2019 году, затем в январе 2020 года, но строительство затянулось.

1 сентября 2020 года 670 детей переступили порог школы, 180 детей зачислили в детский сад. Более 100 из них — сироты, живущие в приёмных семьях. Еще 670 заявлений в резерве — эти ребята начнут учиться в случае, если кто-то из учеников откажется от обучения в «Точке будущего». Школа рассчитана на 1022 ребенка, но первый год пилотный.

Всего «Точка будущего» получила около 4,5 тыс. заявок на прием детей. Учеников отбирали исходя из времени подачи — взяли тех, кто первым заполнил все необходимые документы и мотивационную анкету.

Как все устроено

«Точка будущего» включает три образовательных этапа — дошкольники, младшая и старшая школы. Главная идея проекта — сформировать у детей ответственное отношение к собственной жизни. Здесь обязательны уроки жизненного проектирования, которые проходят с детского сада. Сначала это простые занятия по элементарным навыкам — надо самому завязать шнурки, почистить зубы. С каждым годом спектр уроков расширяется.

До восьмого класса за каждым классом закреплен тьютор, после он курирует всего 12 детей. Каждый ученик самостоятельно выбирает себе жизненную цель на год, а выпускники формируют приоритет и на жизнь после окончания школы. Например, цель школьника — «Хочу измениться, потому что не нравлюсь себе». Вместе с тьютором ученик выстраивает план, как достичь ее в течение года. Для этого ребенок может, например, посещать спортзал или бассейн, заниматься с психологом или даже выбрать новый образ вместе со специалистами. Всё это — в рамках самой школы и в диалоге с родителями, для которых «Точка будущего» тоже собирается периодически проводить встречи и лекции по жизненному планированию.


6 млрд

рублей

— общая стоимость проекта.

600 млн

рублей

— ежегодное содержание школы.

21

гектар

— общая площадь территории комплекса.

Есть несколько полностью оборудованных спортзалов для занятий разными видами спорта, балетные станки, зимой будет каток, лыжная трасса. Также работают бассейн и большая кухня, в которой ученик может сам готовить пищу, психологический центр, биологическая и химическая лаборатории, типография, телестудия, творческие мастерские, где можно изучать робототехнику, 3D-моделирование, и т. д. Кроме того, закуплены новые швейные машинки — педагог может помочь ученику сшить для себя новую одежду.

«Точка будущего» — школа полного дня. Традиционные уроки здесь чередуются с внеурочной деятельностью, которую каждый ребенок выбирает самостоятельно. Нет кипы учебников — всё необходимое есть в классе, каждому ученику выдали индивидуальный ноутбук для занятий. По желанию после уроков дети могут остаться, например, чтобы пообщаться с друзьями, сходить на кружок или сделать домашнее задание. Пока школа учится в одну смену — с 8:00. Для учеников организованы автобусы из разных районов города. Обучение и трехразовое питание (для старшеклассников — шведский стол) полностью бесплатны.

На территории комплекса построен коттеджный поселок — здесь живут приёмные семьи, жилье им предоставили бесплатно. Их отбирает благотворительный фонд Авдоляна «Новый дом» и органы опеки и попечительства Иркутской области. Необходимость брать с определенной периодичностью на попечение детей из детдомов — обязательное условие для предоставления жилья. В каждой семье сейчас от двух до 11 ребят, все они учатся в «Точке будущего».

Архитектура и дизайн

В конкурсе на разработку архитектурной концепции «Точки будущего» участвовали 49 команд из 26 стран мира. Победителем стало датское архитектурное бюро Cebra.

И внутренне, и внешне «Точка будущего» кардинально отличается от привычных советских построек. Шесть корпусов — административный, хозяйственный, младшая и старшая школы, детский сад и бассейн — объединены общей крышей и составляют круг. В центре него образован своеобразный амфитеатр со спортивными площадками, сценой и газоном — здесь учителя в хорошую погоду смогут проводить уроки на открытом воздухе. Все корпуса, кроме детского сада (это здание должно быть отдельным — требования санпина), соединены друг с другом переходами.

В детском саду нет традиционных ярких картинок на стенах, вместо краски или обоев — магнитная поверхность, на которой дети рисуют специальными маркерами. Игрушки тоже не самые обычные — здесь много головоломок и развивающих объектов.

В «Точке будущего» все кабинеты прозрачны, а вместо кирпичей — пластик: так демонстрируют максимальную открытость учебного процесса. Здесь нет выстроенных в ряд парт, вместо них — «подвижные» столы. Закрепленные за детьми и воспитателями группы с помещениями есть только у детсадовцев, школьники же перемещаются по кабинетам — традиционного закрепления пространства за определенным предметом нет.

Инклюзивная среда и педагоги

Главная идея Авдоляна и его команды — благоприятная инклюзивная среда. «Сироты и обыкновенные дети будут чувствовать себя на равных», — говорит бизнесмен. Кроме того, в школу планируют брать и детей с особенностями здоровья. Для этого в «Точке будущего» есть необходимое оборудование, работает большая команда психологов, логопедов и дефектологов.

Сейчас работают более 100 учителей, каждый из которых прошел серьезный конкурс. В следующем году, когда учеников будет больше, число наставников расширится до 200 человек. Это педагоги разного возраста и компетенций, объединенные профессионализмом и желанием работать в инклюзивной среде. Учителя и воспитатели не знают, кто именно из детей является приемным, а кто растет в кровной семье. Школа проводит внутреннее обучение сотрудников, повышает их квалификацию, отводит педагогов от системы «Звонок в школе звучит для меня, вопросы здесь задаю тоже я».

Кстати, традиционных звонков тоже нет. Вместо них об окончании урока будет сигнализировать мелодия, которую на общешкольном голосовании выберут сами дети. Сигнала о начале урока в школе нет — в «Точке будущего» считают, что такая система вызывает у детей желание учиться.

Один из главных принципов проекта — открытость учителей и детей, включенность каждого ребенка в образовательный процесс. Как объяснил заместитель директора по воспитательной работе Максим Астраханцев, «Точка будущего» не гонится за оценками: «Главное для нас — заинтересовать детей в учебе, в самой школе. Если им будет здесь комфортно, приятно и интересно, то они сами будут хотеть учиться. У нас нет цели натренировать детей на сдачу ЕГЭ, мы хотим сделать для них школу вторым домом».

И для Чемезова, и для Авдоляна Иркутск — родной город. Оба бизнесмена видели острую ситуацию с сиротством в Иркутской области и решили помочь региону, в котором прошла часть их жизни. «Создание современного образовательного центра, где дети из приёмных семей смогут познавать мир, учиться и готовиться к взрослой жизни на равных со своими сверстниками, станет важным шагом в решении этой проблемы», — считает Чемезов.

Иркутская «Точка будущего» — не единственный инклюзивный образовательный проект Альберта Авдоляна. Уже в следующем года аналогичную школу начнут строить в Якутии, подписаны все необходимые документы.

Ничего не нашлось

Попробуйте как-нибудь по-другому